Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца




НазваниеПоследний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца
страница1/5
Дата публикации10.07.2013
Размер0.92 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5

*■. - A

Глава 8. Последний взлет

византийской культуры. Гуманизм против исихазма

Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI— XII вв. развивались до самого конца существования Ви­зантийской империи. Вместе с тем они постоянно встре­чали отчаянное сопротивление со стороны идеологов господствующей церкви. В обстановке трагического уми­рания некогда могущественной империи, ныне зажатой в кольце внешних врагов и сотрясаемой внутренними со­циальными конфликтами, происходит четкая поляризация двух основных течений в византийской идеологии: про-грессивно-предренессансного, связанного с зарождением идей гуманизма, и религиозно-мистического, нашедшего воплощение в учении испхастов.

Даже в самую тяжкую годину вражеских нашествий в Византпп сохранялись очаги культуры, билась живая мысль, зрели новые идеи, порою опережавшие свой век и предвосхищавшие эпоху гуманизма. В XIV—XV вв. по­является целая плеяда византийских ученых — гуманис-тов и эрудитов, таких, как Феодор Метохит, Никифор Григора, Димитрий Кндонис, Георгий Гемист Плифон, Виссарион Нпкейский и многие другие.

Самым известным ученым и писателем конца XIII— XIV в. был Феодор Метохит (1260/61-1332) '. Родился он в Нпкее в семье опального вельможи; при Андрони­ке II Палеологе переселился в Константинополь, где и завершил свое образование. Необычайная память, умение во всем схватить главное, деловые способности, соединен­ные с умом мыслителя, позволили Метохиту вскоре до­стичь вершин служебной лестницы и стать великим ло­гофетом и первым советником государя. Тонкий и умный дипломат, он возглавлял трудные дипломатические мис­сии на Кипр, в Сербию и всегда выполнял важные и секретные поручения императора. Незаурядный государ­ственный деятель, Метохит трезво оценивал тяжелое по­ложение Византии и с иронией называл себя «кормчим на прохудившемся корабле». В бытность свою великим

230

■ логофетом он много занимался строительной деятельностью, выстроил для себя великолепный дворец, восстановил с большим вкусом монастырь Хора. Однако и Метохиту пришлось испытать на себе превратности политической жизни. Во время войны двух Андроников, деда и внука (1320—1328), он, разумеется, помогал своему покровителю Андронику II. Поражение старого императора означало для Метохита ссылку, опалу, по­стрижение в монахи. Последние годы жизни Метохит провел в монастыре Хора, где занимался наукой и лите­ратурой. Впрочем, он всегда совмещал государственную деятельность с литературной.

Перу Феодора Метохита принадлежит большое число произведений на философские и морально-этические темы. Горячий поклонник и знаток античной культуры, он много сделал для возрождения в Византии изучения классической древности. Феодор Метохит поражал современников эрудицией, разносторонностью научных интересов, самостоятельностью философских взглядов. Его любимый ученик историк и философ Никифор Григора так писал о нем: «... он был живой библиотекой и ясной отгадкой для загадок; сколько людей ни прикасалось к наукам, он всех обгонял в короткое время». Он занимался философией, историей, филологией, риторикой, точными науками — математикой и физикой — и особенно увлекался астрономией, написав несколько трактатов, посвященных комментированию Птолемея, Гиппарха, Феона и других древних авторов. В работах по философии, истории и риторике Метохит по преимуществу следовал за античной наукой. В своих философских воззрениях он — последователь Платона, хотя и Аристотелю отдает дань уважения. Он отвергал учение Эпикура, восхищался Плутархом. В своем эссе о Плутархе Метохит нарисовал идеальный образ ученого, изложив собственное отношение к науке. Здесь он фактически провозглашает свое научное кредо — энциклопедизм, познание всех наук, как гуманитарных, так и естественных, отказ от следования за какой-либо одной философской школой. Именно этими качествами, по мнению Метохита, Плутарх обладал в полной мере и именно они возвысили его над всеми современными ему учеными. Ко всем сферам знания Плутарх «относился с любовью, и нет такого предмета, коснуться которого он не счел бы нужным из-за своей ненасытной жажды знаний и нескончаемого стремления насладиться всем самым прекрасным...». Одарен

231

ч

/ 1

ный исключительными способностями, Плутарх с необычайной легкостью овладевал знаниями. Для него природа сделала родной любую отрасль науки, но на первое место он ставил философию; постигая все философские учения, он не примыкал ни к одной философской школе. Великий труженик Плутарх осуждал Эпикура зато, что тот обещал людям ложное блаженство, которое на деле оборачивалось праздностью, несправедливостью и тягчайшим самовластьем. Нет сомнения, что в оценке Плутарха у Метохита много личного и провозглашенным в этом эссе жизненным и научным принципам сам Метохит стремился следовать всю жизнь.

В обстановке турецкой опасности лучшие умы византийского общества волновались такими философскими вопросами, как судьба, рок, случайность и необходимость в жизни людей. Эта проблема привлекала и Метохита. Он отличал случайность, античную судьбу-случай «Тихе», порою счастливую, порою несчастную для человека, от грозной, неотвратимой силы провидения, которая управляет миром и недоступна пониманию людей. Случай — «Тихи» Метохит сравнивал с потаскушкой, изменчивой и неверной, необходимость — с божественным предопределением. Метохит, однако, не был фаталистом, он признавал, что поведение человека влияет на его судьбу. Универсальный закон бытия — рождение, развитие, достижение совершенства, упадок — Метохпт трактовал оптимистически, полагая, что он должен примирить человека с неизбежностью угасания. В оценке Платона и Аристотеля Метохит разошелся с другим эрудитом того времени — Никифором Хумном. Метохит защищал Платона, Хумн — Аристотеля. Хумн нападал на платоновскую теорию существования идей вне тел, иными словами, вне материи. Оба мыслителя древности, однако, вызывали и у Метохита, и у его оппонента глубокое уважение. Так, Хумн писал: «Безумием было бы не признавать величие Платона и Аристотеля, но нельзя считать, что их положения являются оракулом, что нельзя ни развивать, ни продолжать их идеи». Метохит же видел недостатки Аристотеля — например, в сфере астрономии — и отдавал предпочтение Птолемею. Под знаком спора между сторонниками Платона и Аристотеля пройдут последующие полтора столетия существования Византийской империи.

Метохита, как и Плутарха, сильно волнуют проблемы нравственности и воспитания молодежи. Плутарх, по его словам, всегда использовал все, в чем есть хоть капля

доора и что может помочь нравственному совершенствованию человека. В этических воззрениях Метохита господствуют гуманистические идеи. В трактате «Этикос, или о воспитании» Феодор Метохит прославляет занятия наукой, считает умственный труд высшей формой наслаждения. Он ставит проблему, по-видимому, глубоко его волновавшую: какая жизнь лучше — в браке или в безбрачии, праздная или в делах, деятельная или созерцательная. Известная раздвоенность существования преследовала Метохита всегда и повсюду. Он должен был заниматься делами, управлять государством, активно участвовать в политике и дипломатии, но душа его стремилась к кабинетной жизни ученого, к освобождению от дел и беспокойной суеты. Именно эта раздвоенность иногда вырастала для Метохита в личную драму. И только в последние годы жизни он смог целиком отдаться научным занятиям.

Разумеется, жизнь властно вторгалась в научное и литературное творчество Метохита. В его исторических и риторических сочинениях в значительной мере отразились веяния современности, сложная идейно-политическая и религиозная борьба того времени. По складу ума и характера Метохит — утонченный эстет. Его эстетический идеал — гармония рационального и прекрасного, разума и красоты. Он высоко ценил благородство и утонченность, любовался красотой природы, произведений искусства, памятников древности. Природа для него — источник не только красоты, эстетического наслаждения, но и поэтического вдохновения. Феодор Метохит преклонялся перед красотой слова, образа, метафоры, много занимался филологическими проблемами. В его стихах сильны личные мотивы, соединенные с некоторой долей морализирования. Всюду — и в музыке, и в математике — он ищет прежде всего гармонию. Но нельзя представлять себе Метохита человеком замкнутым, самоуглубленным, чуждавшимся людей. Наоборот, его обширная переписка воссоздает живой и привлекательный образ человека общительного, окруженного друзьями и учениками, веселого, любящего острую шутку, занимательную беседу. Мировоззрение Метохита в целом оптимистическое. Выше всего интеллектуалы из кружка Метохита ставят литературный труд, утонченность образа мыслей, поиски научной и нравственной истины. Метохит и его друзья заботятся о литературной славе, о бессмертии, обретаемом в творениях. Феодор был большим


232

233

знатоком и любителем искусства. Его активной меценатской деятельности византийское общество было обязано созданием такого великолепного памятника предренессансиого искусства, как росписи монастыря Хора (Кахриэ-Джамп) в Константинополе.

Рядом с Метохитом высится мрачная, суровая, могучая в своей непреклонной стойкости фигура другого византийского эрудита XIV в.— Никифора Григоры (около 1295 — около 1360) 2. Ученик Метохита, Григора по глубине научных познаний и самостоятельности мышления в известной степени превзошел своего учителя. Так, он трезво и скептически смотрел на учение Платона об идеях. «Неужели,—говорил он,— ... человеческие законы являются только тенью, игрушкой бога, как это изображает Платон?» Григора был поклонником и знатоком Аристотеля и упрекал Метохита в том, что тот не постиг основательно логику и метафизику этого мыслителя. Однако взгляды Платона на государственное устройство и его этику он разделял.

Никифор Григора был разносторонним ученым: он занимался как гуманитарными науками (историей, философией, богословием, риторикой), так и естественными (астрономией, геометрией, арифметикой, музыкой). Универсализм, отличавший многих византийских и итальянских гуманистов, был ему присущ в полной мере. Он не только комментировал древних авторов, но исправлял ошибки переписчиков и даже восполнял утраченные в рукописях места. Самостоятельное научное творчество Никифора Григоры отличалось глубиной и корректностью в решении сложных проблем. Так, например, он предложил реформу календаря, предвосхитившую Грегорианскую, он много сделал для построения астролябии. В области богословия Григора решительно выступил против мистического учения исихастов (см. с. 248), за что был подвергнут опале, заточению в монастыре Хора, а позднее предан анафеме. В монастыре он создал свой огромный исторический труд «Ромейская история». В последней части это сочинение носит характер мемуаров, проникнуто ненавистью к личным врагам автора, изобилует длинными отступлениями на философско-богословские темы. Вместе с тем исторический труд Никифора Григоры — памятник времени, в нем с большой силой отразились кипение политических страстей, борьба гуманистов против церковной реакции, разномыслия среди ученых-эрудитов.

234

Вокруг Феодора Метохита и Никифора Григоры группировались передовые представители интеллектуальной элиты. Их связывала общность научных интересов и истинная дружба. В огромном эпистолярном наследстве Метохита и Григоры в полной: мере нашел отражение культ дружбы, возрожденный гуманистами Византии и Италии. Григора считал дружбу прекрасным даром судьбы и ставил ее выше всех земных благ. Он подчеркивал, что дружба расцветает у родственных душ, а ее основой является единство взглядов. В окружение Феодора Метохита и Никифора Григоры входили Никифор Хумн, Григорий Кипрский, Димитрий Кидонис, Иоанн Хортасмен, Михаил Гавра и др. Все они были, хотя и в разной степени, приверженцами новых гуманистических идей. Все они вызывали ненависть у сторонников мистического учения Паламы. Но объектом особенной ненависти стал Никифор Григора, как самый талантливый, мыслящий и прогрессивный гуманист, снискавший уважение всех передовых людей своего времени. Судьба Никифора Григоры трагична: церковники угрожали ему сожжением его книг и физической расправой; доведенный до отчаяния, он несколько раз пытался покончить с собой и, наконец, не выдержав преследований, умер в монастыре. Но и после его смерти фанатики мстили стойкому, мужественному борцу за передовые идеи — они надругались над останками Григоры и волокли по улицам Константинополя его мертвое тело. Научная и гуманистическая деятельность Григоры оставила тем не менее значительный след в общественной жизни поздней Византии.

Выдающимся ученым-гуманистом и политическим деятелем XIV в. был Димитрий Кидонис (около 1324— 1397/98) 3. Он происходил из знатной семьи, был приближенным императора Иоанна Каптакузина, а затем его преемника Иоанна V Палеолога. Кидонис побывал в Италии и изучил там латинский язык. Сопровождая императора во время поездки в Рим в 1369—1371 гг., он познакомился с западной наукой, завязал связи с итальянскими учеными; впоследствии перевел на греческий язык Фому Аквинского и ряд других латинских авторов. Плодовитый писатель, оставивший обширное литературное наследство, по своим политическим убеждениям Димитрий Кидонис был горячим сторонником сближения Византии с Западом, заключения унии между православной и католической церквами. В споре между

235

западником Варлаамом и Паламой он энергично боролся против главы исихазма. Уйдя от политической деятельности, Димитрии Кидонис, заподозренный в приверженности к католицизму, уехал в Венецию, а затем на Крит, где и окончил свои дни. В разнообразном литературном наследстве Кидониса встречаются философский трактат «О презрении к смерти», богословские сочинения латинофильской окраски, поэтические и риторические произведения. Особой утонченностью стиля и красотой слога отличаются многочисленные его письма, маленькие шедевры эпистолярной литературы. Он переписывался со многими эрудитами своего времени, с итальянскими и византийскими гуманистами, политическими деятелями. Независимость суждений, широта кругозора, большой жизненный опыт придают переписке Димитрия Кидониса особый интерес не только как первоклассному историческому источнику, но и как яркому явлению в гуманистической литературе XIV столетия.

В поздней Византин культурные связи с Западом крепли и развивались. Многие византийские ученые ездили в Западную Европу, знакомились с системой преподавания в университетах Италии, Франции, Англии. В то же время молодые итальянцы учились в Константинополе и Мистре, среди них Гуарино, Франческо Филельфо и многие другие. Особой известностью среди преподавателей пользовался Мануил Хрисолор — знаток греческой литературы и горячий поклонник культуры Запада.

Мануил Хрисолор (1350/51 — 1415 гг.) получил блестящее образование и еще в молодости самостоятельно выучил латынь, что впоследствии открыло ему возможность преподавать в Италии греческий язык и литературу гуманистам, которые все, как правило, владели латынью. Его знания использовались и при дворе императора Мануила II Палеолога, который в период усиления турецкой опасности искал союзников. В 1394/95 г. Хрисолор вместе с Димитрием Кидонисом впервые отправляется с миссией в Италию, чтобы добиться помощи Запада против османов. И хотя миссия окончилась неудачей, для Хрисолора поездка была полезной; он познакомился с итальянскими гуманистами, и его как знатока греческого и латинского языков пригласили на следующий год преподавать во Флоренции. Помогали ему видные гуманисты Колуччо Салютати, Палла Строцци и Никколо Никколи, с которыми у него установилась проч-

236

ная дружба. Тяга к изучению греческого языка среди гуманистов была огромной. Они прекрасно понимали необходимость знания греческого, без которого творения греческого гения_ во _многом еще оставались тайной за -семью печатями. Случайные переводы с греческого и арабского — преимущественно Аристотеля,— существовавшие в то время, уже не могли удовлетворить гуманистов. Лекции, которые читал Хрисолор во Флоренции в 1397—1399 гг., пользовались огромным успехом, и слава его росла с поразительной быстротой. Первыми его учениками были Роберто Росси, Якопо д'Анджело и знаменитый гуманист Леонардо Бруни. Хрисолор сблизился с Палла Строцци, в доме которого хранилась великолепная библиотека античных авторов и собирался кружок гуманистов. Во время эпидемии чумы во Флоренции в 1399 г. Палла Строцци приютил своего греческого друга в загородном имении. Хрисолор написал учебник по греческому языку в виде диалогов («Вопросы») и перевел его на латинский язык. Он проводил с учениками диспуты, читал античных авторов. Но главным делом жизни Хрисолор считал перевод греческой литературы на латинский язык. Он сам перевел «Государство» Платона и обучал гуманистов искусству перевода. Он призывал отказаться от дословных, подстрочных переводов, а переводить по смыслу, добиваясь изящного слога. Под его руководством начали переводить в первую очередь Плутарха и Платона. В 1400 г. Хрисолор покинул Флоренцию и преподавал с успехом в Падуе, Павии, Милане, Риме. Возвратившись в 1403 г. в Константинополь, он продолжал занятия в своей школе риторики и философии. Некоторые гуманисты последовали за ним в Византию, в частности Гуарино и Франческо Филельфо. По поручению императора Мапуила II Палеолога Хрисолор несколько раз ездил на Запад, побывал еще раз в Италии, затем во Франции, Англии и Испании. Всюду он опять искал Византии союзников для борьбы против турок, «но везде проявляли много интереса к греческой культуре, но мало склонности к большим жертвам ради греков». Хрисолор был хорошо принят! при папском дворе и в 1414 г. участвовал в переговорах о воссоединении греческой и римской церквей на церковном соборе в Констанце. Тяготы путешествия, огромное напряжение подорвали его здоровье, и он внезапно скончался в 1415 г, в Констанце, где и был с почестями похоронен.

237

1

Сохранились восторженные отзывы о Мануиле Хри-солоре итальянских и византийских гуманистов. Гуари-но Веронезе, принятый в доме Хрисолора в Константинополе, неустанно восхвалял знаменитого грека как мудрого, доброго, обаятельного учёного. Его сын Баттиста Гуарино считал, что Хрисолор воскресил и заставил сверкать прежним блеском науку, которая во многих областях пришла уже в упадок или почти угасла. «О праздничный день,— пишет он,— его надо ежегодно торжественно вспоминать! — когда Мануил Хрисолор, принесший счастье всей Италии, приблизился к этим берегам!» Даже свою латинскую литературу гуманисты, по его мнению, стали лучше понимать, познав греческую 4.

На примере Димитрия Кидониса и Мануила Хрисолора мы видим, какую огромную роль сыграли греческие ученые в становлении и развитии итальянского гуманизма. Они, а затем их последователи, византийские гуманисты, работавшие в Италии, знакомили итальянцев с сокровищами античной литературы и языка, с достижениями философии и естественных наук. Влияние их на итальянских гуманистов было длительным и плодотворным.

Над всеми византийскими учеными-эрудитами XIV— XV вв. возвышается могучая, порою таинственная и еще не вполне понятая фигура Георгия Гемиста Плифо-на. Плифон (около 1360—1452) был самым выдающимся философом, мыслителем и религиозным реформатором поздней Византии5. Он родился в Константинополе, где получил блестящее образование, был учеником Димитрия Кидониса. В молодости увлекался не только античной философией, но и философией Аверроэса и других арабских и персидских ученых. Впрочем, решающее воздействие на формирование его философских взглядов оказали Платон и неоплатоники. Большую часть своей жизни Плифон прожил в Мистре, новом центре гуманистической культуры XIV—XV вв., где занимался преподавательской деятельностью. Сведения о жизни Плифона скудны, известно только, что вокруг него группировался тесный кружок избранных учеников и последователей, которым он излагал свои философские и религиозные взгляды. Георгий Гемист Плифон присутствовал на Ферраро-Флорентийском соборе 1438/39 г. Он установил связи с итальянскими гуманистами, знакомил их с философией Платона. Плифону удалось увлечь своими идеями зна-

238

менитого мецената Козимо Медичи и добиться от него организации Платоновской Академии во Флоренции. После Флорентийского собора Плифон вернулся в Мистру, где занял должность судьи. Обязанности судьи он исполнял до конца своих дней. При жизни гонениям со стороны церкви и правительства он не подвергался. Однако важнейшее философско-религиозное произведение Плифона «Законы» было после его смерти сожжено, как проповедь еретических взглядов, его противником, главой ортодоксальной партии Георгием Схоларием, который стал последним византийским патриархом под именем Геннадия.

Философская система Плифона, изложенная в «Законах», дошедших до нас во фрагментах, основывалась на объективно-идеалистической философии Платона, трактуемой в духе неоплатонизма; такие фундаментальные идеи Платона, как вечное бытие бога и совечность ему материального мира, полностью признавались и византийским философом. Плифон был сторонником абсолютного детерминизма, соединенного с натурализмом и порою доходящего до фатализма. Человеку он, однако, оставлял свободу воли. Учитывая необходимость, человек может свободно действовать в соответствии со своей волей, поскольку он обладает душой. Высшая необходимость — это бог, но он не имеет ничего общего с порабощением человека, лишением его воли.

Плифон пошел значительно дальше по пути рационализма и вольнодумства, чем Михаил Пселл и даже Иоанн Итал. Но, как это ни парадоксально, с позиций разума он хотел создать цельное мировоззрение на основе глубоко идеалистической теории Платона об идеях. Согласно Плифону, идеи делятся на две категории: первые являются основой для вечных сущностей и способны самостоятельно действовать и творить, вторые нуждаются для своего существования в материи, но, получив ее, могут оказывать на нее влияние. Мирозданием управляет разумное начало, иными словами — бог. Плифон считал необходимым заменить христианскую мистику и официальное православие новой религией, основанной на учении Платона об идеях. Приняв имя нового Платона, Георгий Гемист выступал против Аристотеля, которому покровительствовала господствующая церковь. Плифон и его ученики создали новую универсальную религиозную систему. Они проповедовали замену христианской монотеистической религии реформированным язычеством,

239



  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца icon1. Периодизация греческой литературы География и хронология античной литературы
К тому же времени относится конец и античной греческой литературы, переходящей в дальнейшем на путь византийской культуры. Таким...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца icon1. Понятия логистики и факторы ее развития, методология
Г. Павеллек отмечает, что назначением логистики в Византийской империи было «платить жалованье армии, должным образом вооружать и...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconБиологический факультет
Руси, импульсом в создании которой стал приход варягов или норманнов-выходцев из германских племен Скандинавии на Русь; идеологической...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconБолее столетия непосредственными южными соседями Руси был кочевой...
Константин Багрянородный называл три печенежских племени общим именем «кангар», правда, при этом уточнял, что так они назывались...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconСергей Цветков Карл XII. Последний викинг. 1682-1718 (Исторические портреты)
Россия в ходе войны с Карлом XII была поставлена перед необходимостью реорганизовать всю систему государственных и общественных отношений,...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconЛи Кэрролл Взлет черного лебедя Взлет черного лебедя 1 Ли Кэрролл «Взлет черного лебедя», Эксмо
Полная тяжких раздумий после встречи с адвокатом, Гарет случайно заходит в антикварный магазинчик, владелец которого просит девушку...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
Геннадий Иванович Янаев, первый и последний вице-президент ссср, руководитель Государственного

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconПояснительная записка к проекту федерального закона «О культуре в Российской Федерации»
В настоящий момент основополагающим актом законодательства в области культуры является действующий базовый закон «Основы законодательства...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconОглавление
Тема 10. Тенденции культурной универсализации в современном мире. Место и роль России в мировой культуре

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconУчебник по лечебной физической культуре написан применительно к программе...
Допущен Комитетом по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР в качестве учебника для студентов институтов физической...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов