Культура России




НазваниеКультура России
страница8/72
Дата публикации05.08.2013
Размер10.6 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > Культура > Учебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   72
М. Introduction to grid/group analysis // M. Douglas (ed,). Essays in the Sociology of Perception. L.: Routledge, 1982. P. 1 - 8. P. 1.

2 Heritage J. Garfinkel and Ethnomethodology. Cambridge, UK: Polity Press, 1984. P. 76.

3 Schneider D. Notes toward a theory of culture // K, Basso and H. Selby (eds.). Meaning in Anthropology. Albuquerque: University of New Mexico Press, 1976. P. 202 — 203.

4 См. также: D‘Andrade R. Cultural meaning systems // R.A. Shweder and R.A. Levine (eds.). Culture Theory: Essays on Mind, Self and Emotion. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1984. P. 89 — 119.

4G


kit»), которые в форме «символов, историй, ритуалов, взглядов» предоставляют им широкие возможности выбора и использования в решении жизненных проблем и организации собственной активности во времени.

Люди — не пассивные «культурные марионетки»; они активные, часто умелые пользователи элементов культуры. Они могут разделять одни и те же ценности, но это не означает одинаковости поведения из-за вариаций в способности воплощать определенные ценности в действие. Однако не только индивиды по-разному используют общие компоненты культуры при формулировании того, что Свидлер называет «стратегиями действия». Она подчеркивает, что сама культура не является единой системой, которая направляет действие в предсказуемом направлении, поскольку содержит разные, часто конфликтующие элементы, что согласуется с мировоззрением постмодернизма.

Переформулируя отношения между культурным контекстом и действием, Свидлер опиралась на идеи частично французского социолога П. Бурдье, частично американского антрополога К. Гиртца, хотя ее позиция менее детерминистская, чем у них. Здесь, скорее, обнаруживается близость к британским и американским социологам, занимающимся медиа-культурой, которые подчеркивают ее неоднозначность и полисемичность, а также способность аудитории нейтрализовать и переопределять ее мессаджи.

В то же время продолжаются исследования способов, которыми культурные факторы скорее ограничивают, чем стимулируют поведение. На основе конструктивистских и этнометодологических социологических теорий, а также работ антропологов (К. Гиртц, М. Дуглас) С. Дернэ пытается примирить «идею культурных ограничений с признанием того, что индивиды часто нарушают культурные нормы». Вместо того чтобы искать ответа на вопрос, как конструируется социальная реальность, он выясняет, как существующие здесь неотчетливые представления о приемлемом поведении влияют на его реализацию. Он утверждает, что индивиды склонны подчиняться, если, прогнозируя социальные последствия своей активности, понимают, что будут нарушены ее обыденные культурные основания. Однако он подчеркивает, что спектр фактического поведения значительно шире того, что культурно индексировано.

В рамках этого направления, как свидетельствуют исследования Э. Свидлер, С. Дернэ, М. Бушмана, в принципе считается, что культура обеспечивает общую структуру значений, которую индивиды используют, чтобы построить решения жизненных проблем. Когда не существует общепринятых стандартных моделей образа жизни, предписывающих предсказуемые пути от образования к работе и браку, перед индивидами одной и той же демографической когорты открываются широкие возможности выбора.

47




Соответственно укрепляется вера в способность направлять собственную жизнь. Это также ведет к конструированию многомерных идентичностей, различные элементы которых актуализуются в разных ситуациях. При таких обстоятельствах спектр приемлемых проявлений поведения существенно расширяется.

В связи с этим в рамках социологи культуры активизировался интерес к рациональным моделям выбора социального поведения. Здесь оно интерпретируется в терминах вознаграждений и затрат. Но и прежде было очевидно, что такого рода формальные теории оставляют в стороне возможности вариаций и культурной неоднозначности принимаемых решений. Как отмечает Р. Мюнх, теория рационального выбора не может реконструировать «отношения культурных значений», поскольку ее видение культуры как «переменной в дедуктивно-номологическом объяснении» неадекватно1.

Обыденные побуждения к действию. Как следует из сказанного выше, культурные рамки, обусловливающие побуждения индивидов к действиям, предполагают, что у них есть обыденные представления о соответствующих контекстах. При всей своей действенности они по большей части остаются неотрефлексированными. Бергер и Лукман утверждают, что обычно люди не заботятся том, что для них «реально» и что они «знают», пока не сталкиваются с какой-то проблемой. Они принимают свои «реальность» и «знание» как данное. Это так называемый здравый смысл, который Свидлер2 определяет как набор культурных допущений, принимаемых настолько неосознаваемо, что они кажутся «естественной, прозрачной, неоспоримой структурной частью мира». Обусловленные ими стимулы к активности — своей и чужой — обычно настолько привычны и внерациональны, что не высказываются и не оспариваются. Эту точку зрения неоднократно выражали К. Гиртц, М. Дуглас, П. Бурдье, Дж. Херитедж, Р. Белла как альтернативу доминирующей в рамках социологии концепции рационального действия.

Фактические побуждения индивидуальных действий можно свести к двум универсальным категориям — индивидуальные желания и групповые давления, — которые считаются первичными

и, согласно антропологу П. Хиласу, отражают универсалии человеческого опыта. Однако представления индивидов о том, что определяет их действия в разных стандартных ситуациях, неоднозначны. Их описания чаще всего не соответствуют фактическому положению дел и различаются в зависимости от используемых культурных кодов. Обычно принято считать, что даже если каждая из на

1 Munch R. Rational choice theory: a critical assessment of its explanatory power // J.S. Coltman and T.J. Fararo (eds.). Rational Choice Theory: Fdvocacy and Critique. Newbury Park, CA: Sage, 1992. P. 137-160. P. 157.

2 Swidler A. Culture in action: symbols and strategies // American Sociological Review. 1986. №51. P. 273-286. P 279.

48




званных фундаментальных оппозиций осознается и репрезентируется адекватно, в рамках определенной ситуации могут присутствовать и конкурировать обе. Более того, если одно из пониманий стимула действия доминирует в группе, другие, конфликтующие, всегда сосуществуют в окружении (К. Аутц, Дж. Хьюит, С. Дерне). Для сторонников этого направления в социологии культуры важным предметом изучения становятся процессы, благодаря которым одни представления о побуждениях к действию и их репрезентации оказываются «доминирующими» и имеют привилегии по отношению к другим.

Стратегии действия и культурные ограничения. Социальные рамки, детерминирующие побуждения индивидов к активности, ограничивают тот спектр действий, даже индивидуальный, который они могли бы использовать, чтобы избежать внешнего давления и оставаться в зоне социально приемлемого выбора. В этом контексте Свидлер предлагает концепцию «стратегий действия» — «устойчивых способов упорядочения действия во времени» — и утверждает, что их изучение первостепенно для понимания «причинного действия культуры» в проблемных ситуациях1. Это ее критический ответ на волюнтаристскую составляющую теории социального действия. Она возражает против принятого в социологии «чрезмерного акцентирования „единичного акта", представления о том, что люди выбирают каждое отдельное действие в каждый момент времени в соответствии с собственными интересами и ценностями»2. Скорее, утверждает она, любое из них с необходимостью интегрировано в более широкие ансамбли, такие, например, как рутинные паттерны активности, которые настолько распространены и привычны, что индивиды не нуждаются в стратегиях, чтобы реализовать их. Большую часть времени использующие их индивиды принимают как данное уместность и наполненность значением своих действий. Они не рефлектируют и не выбирают, но просто действуют.

Стратегии действия — это общий способ, который люди используют, преследуя различные, но конкретные цели. Они нужны только при столкновениях с жизненно важными проблемами или с новыми ситуациями. В этом случае конкретная цель действия оказывается обычно новой для индивида, но избираемая им стратегия часто не нова. В рамках культуры всегда есть соответствующие образцы, зафиксированные в поведении других или в артефактах, к которым можно осознанно обратиться и выбрать для собственной реализации. Стратегии действия обычно используются, чтобы пре- зентировать или фреймировать действия таким образом, чтобы они были понятны и не угрожали другим. Как отмечал Гоффман, инди

1 Swidler A. Op. cit. P. 273.

2 Ibid. P. 276.

43




виды ограничивают себя, чтобы поддерживать собственный образ в глазах других в качестве социально приемлемого. Поскольку рамки побуждений к действию представляют собой разделяемый на уровне здравого смысла стандарт доминирующих групп, утверждает он, те, чьи действия кажутся не соответствующими ему, вызывают недоверие: считается, что они отклоняются от общепринятых правил.

Таким образом, социологи культуры, разделяющие такую позицию, максимально близко подошли к объяснению механизмов влияния культурных факторов на структурирование совместной активности людей. Теоретически обосновано, что и в рутинных, и в проблемных ситуациях люди пользуются средствами, которые уже существуют в культуре. Представления об их активности отличаются от широко распространенной концепции социального действия. Его чрезмерная рационализация смягчается указанием на нерефлексивность привычных форм активности в рутинных ситуациях. Его волюнтаристской трактовке противопоставляется представление о наличии в культуре обобщенных схем поведения в проблемных ситуациях.

В то же время можно говорить о том, что теоретическое осмысление представленной здесь предметной области далеко от завершения. Нерешенными остаются две существенные проблемы. Во-первых, не построено социальное и культурное пространство, в пределах которого можно было бы локализовать рутинные практики и выбор определения и решения проблемных ситуаций. Во-вторых, позиция, несмотря на заявления о ее интерактивном характере, остается индивидоцентричной. Процессы социального взаимодействия и коммуникации, где предположительно осуществляется работа изучаемых механизмов, как предметная область не представлена и их формы не выделены

Объяснительный принцип:

социальная обусловленность культуры

и культурная обусловленность социальной структуры

Сторонники этого направления утверждают идею относительной автономности культуры от социальной структуры. Показательными примерами наиболее систематизированного определения современной социологии культуры и ее предметной области можно считать посвященные этой теме работы англичанина Р. Уильямса и американца Дж. Александера. Следует подчеркнуть, что оба автора отделяют себя от ранних версий этого социологического направления и предпочитают термин «культурная социология» (по аналогии с «культурной антропологией»)1.

50

1 В русскоязычном варианте используется термин «культурсоциология».


Структурно-культурное направление с акцентом на структуре. Это направление в социологии культуры обозначилось начиная с 1970-х гг. как результат взаимодействия двух идейных ориентаций. Во-первых, в это время проявляется все большее недовольство редукционистской, «неопосредованной» социальной дифференциацией макроструктурной моделью объяснения культурных феноменов. Во-вторых, благодаря активности неомарксистов все более широкое распространение приобретает «популистская» версия социальной истории с акцентом на культурном опыте низших классов в странах с разным уровнем модернизации (И.П. Томпсон, Р. Уильямс).

В рамках этого направления поиски причинности в отношениях «социальная структура/культура», а также объекты аналитического внимания сдвигаются к среднему и микроуровням социальной жизни. Институциональные макроструктуры принимаются во внимание и присутствуют в контексте исследований, и их значимое воздействие на культурную жизнь представителей различных, в первую очередь низших, социальных слоев признается и изучается. Однако они не являются основным фокусом внимания и не считаются «причиной» изучаемых феноменов, но рассматриваются как фоновое окружение, или ограничивающий и побуждающий контекст. В этом движении к микроуровню появляются конкретные исторические акторы (скорее коллективные, чем индивидуальные) вместо родовых, таких как «государственная власть», «клирики», «крестьянство» и т. п.

«Культура» понимается как структура символических форм, кодов и схем, или идеологических систем. Но по мере того как из- за социальных институтов проступают конкретные акторы, она все более трактуется как разделяемые значения, идентичности, цели. Они представлены через социальные практики, реализуемые в институциональном (формальные организации) или социально-стратификационном (классы, слои, локальные сообщества) контекстах. В макро- и микровременных масштабах культура начинает концептуализироваться как динамичная, «становящаяся» область человеческого существования. Однако в большинстве таких исследований внимание сосредоточено на анализе социальных медиаторов между определенными общественными группами и агентами культурного влияния, т. е. воздействия ближайшего институционального окружения и характерных для них практик на их представления, ценностные ориентации, предпочтения. Культурное содержание такого опосредования — формы, коды, дискурсы, в которых репрезентированы соответствующие послания, — а также их интерпретации реципиентами только недавно стали предметом особого внимания. Без ответа до сих пор остаются вопросы не только о социальных, но даже о культурных последствиях воздействий комму-

51




Нйкаторов на реципиентов. В рамках этого направления вне зоны специального внимания остаются и более масштабные теоретические вопросы. Ни культурное опосредование институциональных структур, ни статус культуры как эпистемы не составляют центров аналитического интереса. В то же время работы таких авторов, как Ч. Тилли. Р. Аминзаде, К. Кодхаун, для которых характерно погружение культуры в социальный контекст, свидетельствуют о ее исторической концептуализации, т. е. применительно к месту и времени, в особенности, когда объяснительный акцент ставится на социальных практиках исторических акторов.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   72

Похожие:

Культура России iconМедиативной культура
...

Культура России iconОднодневный праздник "Культура успешной России"
Культура успешной России. Участники праздников в течение одного дня будут в игровой форме находить пути формирования новой культуры...

Культура России iconЧто такое культура?
Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть двигатель....

Культура России iconТемы лекций. Первобытная культура Культура Древнего Востока. Античная культура
Культурная картина мира. Межкультурные коммуникации. Этническая культура. Язык культуры

Культура России iconПрактическая работа № Тема: Массовая культура в России
Создайте небольшой видеоролик или презентацию, посвященную определению термина «Массовая культура»

Культура России iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральной Целевой программы «Культура России 2012-2018 гг.». Тюменская государственная академия культуры искусств и социальных...

Культура России iconМарков А. П. Проектирование маркетинговых коммуникаций
«Человек в современной социокультурной ситуации»; «Гуманитарная культура как фактор преобразования России»; «Культура как фактор...

Культура России iconФранцузская культура пронизывала жизнь высшего общества в России...
Раскаты французской революции то там, то здесь отзывались в русской культуре… Французская культура, французская литература очень...

Культура России iconПлан Понятие «культура». Роль культуры в жизни общества и личности....
Исторические пути формирования украинской культуры. Культура древнейшего населения на территории украины

Культура России iconИнтернет-конференции на портале: База данных докладов Конференция...
«Площадка» для обсуждения возможных путей развития России на основании результатов проекта «Сценарии для России-2» и интервью с его...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов