Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории




Скачать 310.68 Kb.
НазваниеКарло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории
страница1/4
Дата публикации06.08.2013
Размер310.68 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4

КАРЛО ГИНЗБУРГ рабы и библия

Широты, рабы и Библия: опыт микроистории


(пер. с англ. Т. Бузиной)



Девизом моей лекции могли бы стать знаменитые слова Миса ван дер Роэ “меньше — это больше”. Познавая меньше, сужая охват исследований, мы надеемся больше понять. Подобный эпистемологический сдвиг уже сравнивался с расширением и сужением объектива фотоаппарата [1]. Такой подход можно назвать микроисторией; однако название в конечном итоге не имеет значения.

1. В своем обращении к микроистории я в основном черпал вдохновение в трудах Эриха Ауэрбаха, великого немецкого ученого. Свои наиболее творчески плодотворные годы Ауэрбах, еврей по происхождению, провел в Стамбуле, где оказался после изгнания из нацистской Германии. В конце своего главного произведения — “Мимесис”, созданного в Стамбуле во время Второй мировой войны, Ауэрбах писал: “В борьбе, и как следствие ее совершается процесс экономического и культурного выравнивания. Еще далеко до времени, когда люди станут жить на земле совместной жизнью, однако цель уже виднеется на горизонте” [2].

Полвека спустя с большим трудом можно назвать так называемую “глобализацию”, совершающуюся у нас на глазах, “процессом экономического выравнивания”. С другой стороны, “культурное выравнивание”, стирание культурных особенностей, за которым Ауэрбах наблюдал с растущим беспокойством, стало несомненной реальностью, хотя и сложной для постижения. В очерке, опубликованном в 1952 году, Ауэрбах отметил, что предложенное Гёте понятие Weltliteratur перестало соответствовать нашему постоянно расширяющемуся взгляду. Как может филолог, воспитанный в рамках одной культурной традиции, подходить к миру, в котором взаимодействуют столько языков, столько культур? Ауэрбах полагал, что нужно искать Ansatzpunkte, т.е. отправные точки, конкретные детали, исходя из которых можно индуктивно реконструировать глобальные процессы [3]. Продолжающаяся унификация мира, писал Ауэрбах в заключении “Мимесиса”, “яснее и конкретнее всего <...> выступает уже теперь в адекватном непреднамеренном изображении внешней и внутренней действительности, произвольно выбранного мгновения в жизни разных людей” [4].

Стратегия Ауэрбаха — сбор и разработка Ansatzpunkte — основывалась на познавательном примере, который он сам ранее отметил в творчестве Марселя Пруста и Вирджинии Вулф [5].

2. Я вернусь к этой симметрии позже. Некоторое время тому назад, работая над одним исследованием, я наткнулся на трактат под заглавием: “MОmoire sur le Pais de Cafres, et la Terre de Nuyts, par rapport а l’utilitО que la Compagnie des Indes Orientales en pourroit retirer pour son Commerce”, Амстердам, 1718 (“Записка о землях кафров и Земле Нейтса, рассматриваемых с точки зрения пользы, которую могла бы извлечь из них Ост-Индская компания для своей торговли”). Книга, с которой я работал в научной библиотеке Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, — фотокопия первого издания — включала в себя также “Second MОmoire sur le Pais des Cafres, et la Terre de Nuyts”, также изданную в Амстердаме в 1718 году. В конце двух трактатов указывается автор: Жан-Пьер Пюрри, имени которого я никогда раньше не слышал. Эти тексты, едва я взглянул на них, немедленно заинтриговали меня по причинам, которые я укажу позже. Тогда-то и возник исследовательский проект, который пока еще далек от завершения, и данная лекция представляет собой предварительный отчет о моей текущей работе.

3. Жан-Пьер Пюрри родился в семье кальвинистов в Невшателе в 1675 году [6]. Его отец Анри, жестянщик (подобно собственному отцу и деду), умер, когда Жан-Пьеру был год. На следующий год вдова Анри, Мари Эсслер, поправила свои дела, выйдя замуж за состоятельного Луи Кенша. В возрасте примерно двадцати лет Жан-Пьер был назначен сборщиком налогов (receveur) Будри, маленького городка близ Невшателя, через год он по неизвестным причинам от этой должности отказался. 26 сентября 1695 года Жан-Пьер женился на Лукреции Шайе, дочери Шарля Шайе, пастора из Серьера. С 1696 по 1710 год у них родились восемь детей; четверо умерли в младенчестве [7]. В 1709 году Жан-Пьера назначили мэром Линьера [8]. Два года спустя его скороспелая политическая карьера внезапно закончилась, когда он был принужден отказаться от должности мэра. Причиной тому были несчастья личного характера: его дом пострадал от пожара, а виноторговля с Англией, которой он занимался два года, закончилась финансовым крахом.

Поскольку две тысячи лет склоны вокруг озера Невшатель были покрыты виноградниками, неудивительно, что Жан-Пьер занялся виноторговлей. Неудивительно и то, что его поддерживала собственная родня и родственники жены: семьи Пюрри и Шайе связывали три брачных союза [9]. Но оглядываясь на эти события, их хочется назвать неповторимыми знаками судьбы. Жизнь Жан-Пьера разворачивалась под созвездием, где самыми яркими звездами были вино, Англия и склонность идти на огромный риск, за которым следовали грандиозные провалы.

4. К тому времени, когда жителям Линьера сообщили, что их мэр отказался от должности, Пюрри покинул родной город и отправился странствовать по белу свету [10]. 26 мая 1713 года он в звании капрала взошел на корабль, принадлежавший голландской Ост-Индской компании, орудию голландской экономической и политической экспансии в Юго-Восточной Азии. Под началом Пюрри было семьдесят человек; видимо, он немного знал голландский. Корабль сделал остановку в Кейптауне, а 2 февраля 1714 года достиг Батавии. Там Пюрри предстояло провести четыре года в качестве служащего голландской Ост-Индской компании. 11 декабря 1717 года он покинул Батавию, теперь в качестве счетовода. После обычной остановки в Кейптауне корабль достиг Нидерландов 17 июля 1718 года[11].

Эти факты составляют исторический контекст работ, с которых я начал, двух “MОmoires” Жан-Пьера Пюрри. Теперь познакомимся с ними поближе.

5. В первом трактате, обращенном к Ассамблее семнадцати, управлявшей голландской Ост-Индской компанией, Пюрри пытался убедить управителя Компании колонизировать или земли кафров (современная Южная Африка), или же Землю Нейтса (ныне — западное побережье Австралии) [12]. В своей второй “MОmoire...”, датированной 1 сентября 1718 года, некоторое время спустя после возвращения в Европу, Пюрри отвечал на возражения, выдвинутые его оппонентами, и представил сильные аргументы в пользу колонизации Земли Нейтса.

Проекты Пюрри уходят корнями в теорию климата, которую он подробно разъясняет в первой “MОmoire...”. Он отвергает как чрезмерно туманные такие понятия, как “умеренный” или “холодный”, и называет абсурдными стандартные похвалы, изливаемые относительно расположения Франции в середине умеренной зоны, между 42-м и 51-м градусами широты. Из винограда, растущего на 51-м градусе широты, возражает Пюрри, получается вино, которое невозможно пить. Лучший климат в мире — на 33-м градусе широты.

Лакмусовой бумажкой для Пюрри оказывается вино, ведь он — бывший виноторговец, родившийся в регионе, известном своими винами. Но его якобы поверхностные замечания заключают в себе более сложный подтекст. Он дает список стран, расположенных между 30-м и 36-м градусами широты: Берберия, Сирия, Халдея, Крит, Кипр, Персия, Монголия, “центральная часть Китая”, Япония. Но те, что ближе к 33-му градусу широты, объясняет Пюрри, “намного превосходят остальные по плодородию, как можно увидеть даже в земле Ханаанской, где одна из лучших провинций — Галилея” [13].

Эта мимолетная, как бы скрытая аллюзия (даже, “mРme”) — ключевая ссылка на Книгу Чисел, стих 13; и благодаря ей аргумент Пюрри получает новое, неожиданное измерение. Давайте сделаем явной эту аллюзию на библейский текст, полностью приведенный во второй “MОmoire...” (26—27).

6. “Пошли от себя людей”, сказал Господь Моисею, “чтобы они высмотрели землю Ханаанскую, которую Я даю сынам Израилевым”. Повинуясь приказу, Моисей послал людей из каждого колена Израилева “высмотреть землю Ханаанскую и сказал им: пойдите в эту южную страну, и взойдите на гору; и осмотрите землю, какова она <...>. И возьмите плодов от земли. Было же это ко времени созревания винограда”. Посланные дошли до Хеврона и потом пришли “к долине Есхол, и срезали там виноградную ветвь с одною кистью ягод, и понесли ее на шесте двое” (Числа 13; 2, 18—19, 21, 24).

Снова виноград и вино. Огромная гроздь, которую два человека несут на шесте, символизировала поразительное богатство Земли обетованной. Благодаря аллюзии на Ханаан становится ясным тайный смысл проекта Пюрри [14]. В обеих “MОmoires” используются два типа цитат. С одной стороны, семнадцать ссылок на Ветхий Завет (и две скрытые аллюзии на него), а также единственная цитата из первого Послания Павла к коринфянам; с другой — пятнадцать ссылок на труды по истории и географии. Но ссылки на библейские тексты дают ключ к цитатам из светской литературы. Идеальная широта — это широта Земли обетованной. Планы Пюрри по колонизации основывались на библейской Книге Исхода — хотя его прочтение Библии, как мы увидим, было достаточно гибким, чтобы позволить ему, например, искать идеальную широту 33 градуса как в Северном, так и в Южном полушариях.

7. Влияние Книги Исхода общеизвестно. Много лет назад Майкл Уолцер утверждал, что путь сынов Израилевых от рабства к свободе, из Египта в Землю обетованную, веками давал людям революционный образец, лишенный мессианских коннотаций, вдохновлявших — как повторяет Уолцер вслед за Гершомом Шолемом — современное сионистское движение [15]. Но такие революционные толкования, признавал Уолцер, игнорируют часть истории, изложенной в Книге Исхода: завоевание, войну с хананеями, населявшими Землю обетованную. Отвергая прочтение Исхода в духе сионизма правого толка, Уолцер соглашался с девизом либерального сионизма: “народ без страны [т.е. евреи] нашел страну без народа [т.е. Палестину]”. В таком прочтении хананеев незаметно удаляют из библейского повествования; аналогичным образом палестинцы остались за скобками официальной истории Израиля, которая за последние несколько лет стала мишенью нового поколения израильских историков [16]. На более общем герменевтическом уровне встают два вопроса. Во-первых: можно ли выносить за скобки библейского повествования завоевание Ханаана только потому, что кому-то не нравится символическое использование этого завоевания в современных политических дебатах? Во-вторых: совместимо ли такое вынесение за скобки с принципом Уолцера (также заимствованным у Шолема и, несомненно, открытым для спора), что смысл библейского повествования в конечном итоге совпадает с полным диапазоном его толкований? [17]

Пюрри подразумевал, что как хананеи, так и война, которую вели с ними сыны Израилевы, являются ключевым элементом библейского повествования. В его прочтении путь на Землю обетованную стал образцом, оправданием завоевания мира европейцами [18].

8. Пюрри пытался убедить голландскую Ост-Индскую компанию послать иммигрантов или в Южную Африку, или в Австралию. Но сравнительно малое число тех европейцев, которые могли бы эмигрировать в данные регионы, заставило его рассмотреть иную альтернативу: “...Когда нет возможности найти работников, землю могут обрабатывать рабы. Римляне не работали иначе” [19].

Почему Пюрри приводил в оправдание рабовладения прецедент из мирской жизни, а не цитату из Ветхого Завета, как он обычно делал? Возможно, потому, что проклятие Ноя, падшее за детей Хама, видевшего наготу своего отца, связывало рабство с неким врожденным клеймом [20]. Отношение Пюрри было иным. Он не соглашался с тем, что рабы обладают ограниченными способностями к обучению. На Яве он видел, как рабы обоего пола работали портными, плотниками, сапожниками. Они были музыкантами на свадьбах, они танцевали. Это есть “не что иное, как следствия привычки и постоянных упражнений. Поэтому я не вижу, почему рабы не могли бы овладеть наукой сельского хозяйства”. Тут воображаемый оппонент выдвигает более серьезное возражение: “Но, скажут, справедливость и равенство не позволят нам обосноваться на Земле Нейтса за счет тех, кто уже, возможно, несколько тысяч, живет на ней, нельзя было бы выгнать с их земли людей, которые никогда не делали нам ничего плохого” [21].

9. Вот поразительное, прямолинейное возражение против европейской колонизации как таковой. И за ним следует еще более поразительное опровержение. В этом нет несправедливости, отвечает Пюрри, по двум причинам. Во-первых, “земля от века принадлежит Богу, мы же только пользуемся ею, как если бы отец поставил блюдо перед своими чадами и домочадцами, не давая каждому его доли, но чтобы каждый честно брал свое, хотя до этого у него на это было не больше прав, чем у других, и хотя ему не дали позволения брать тот или иной кусок” [22].

Большая семья собирается за столом. Чада или домочадцы радостно пытаются получить свою долю еды. Эта патриархальная сцена — скрытый комментарий к отрывку из Книги Левит, цитируемому Пюрри: “Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня” (Левит 25:23).

Только недавно я понял, что Пюрри вдохновлял еще один текст: “Второй трактат о правлении” Джона Локка. “Вначале весь мир был подобен Америке”, — писал Локк (II, 49); “Бог отдал мир всем людям сообща” (II, 34). Но собственность, основанная на производстве, законна, иначе, утверждал Локк, если бы “открытое согласие каждого человека” было бы “необходимо любому, берущему во владение часть того, что дано всем, дети или слуги не могли бы разрезать мясо, которое их отец или хозяин дал им вместе, не выделяя каждому его особую часть” (II, 29). Пюрри, должно быть, читал “Второй трактат...” Локка во французском переводе Давида Мазеля, вышедшем в Амстердаме в 1691 году, в один год с первым английским изданием, а потом часто переиздававшемся [23]. В своих размышлениях Пюрри по-новому повернул размышления Локка.

“Поскольку все люди, — продолжал Пюрри, — естественно обладают одинаковыми правами на блага Мира благодаря намерениям Создателя, давшего им это общее право, чтобы они использовали его, неразумно, чтобы простое обладание, пусть и в течение многих тысяч лет, давало бы одному преимущество перед другим без их [взаимного] согласия, т.е. без некоей договоренности, достигнутой ими по этому поводу. И пока каждый берет не больше, чем ему нужно, он не нарушает права других, которые могли бы, в свою очередь, тем или иным способом, требовать привилегии первого владельца” [24].

Пюрри отвечал на неявно подразумеваемый вопрос: было ли юридически оправданным завоевание мира европейцами? Уже самый факт постановки такого вопроса подразумевает некое дистанцирование, если не некоторое сомнение. Пюрри сформулировал свой ответ на языке естественного закона, извлеченного из библейского текста; хотя можно утверждать и противоположное — что понятие естественного закона, заимствованнное из “Второго трактата...” Джона Локка, и подсказало Пюрри такое прочтение Библии [25]. Слова Локка об “узах человечности, связывающих в лесах Америки швейцарца и индейца”, пребывающих “в естественном состоянии друг перед другом”, должно быть, имели особое значение для швейцарца Пюрри. Перед Богом нет иерархий: у каждого человека есть право пользоваться землей. Привязанность к определенному участку земли аннулируется обращением к Богу, Богу далекому и одинокому в своей исключительности. Притязания, основанные на древности, на тысячелетней традиции, не имеют абсолютно никакой ценности. Ничто не может быть в собственности вечно; только настоящее идет в счет. Земля подобна блюду, и, в принципе, каждый имеет право на свою долю. Но никакого упорядоченного распределения тут не будет; фактически не будет и никакого распределения вовсе. Требуя свою долю, дети Бога должны, конечно же, вести себя “честно” (“honnРtement”). Но упоминание “прав других” не предполагает братских отношений. “Права других” отсылают к закону, правящему всеми: библейское слово “пришельцы”, т.е. чужаки, определяет не только отношения между человеком и Богом, но и взаимоотношения между людьми. Все чужие друг другу. Это общее для всех состояние, с глобальной точки зрения Пюрри, не вызывало сострадания, пронизывающего стих Книги Исхода: “Пришельца не обижай: вы знаете душу пришельца, потому что вы сами были пришельцами в земле Египетской” (Исх. 23: 9). Когда каждый может “в свою очередь,
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconОбщие сведения о Библии. Что такое Библия. Ее структура. Канонические,...
Для человека с европейской культурной традицией Библия – фундамент, на котором строится сама европейская традиция. Религия создала...

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconБиблия God Библия
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconУолтер Брюггеман Введение в Ветхий Завет Канон и христианское воображение...
Библию, кажется мне удивительным даром Бога. За долгую историю существования христианства Библия и различные традиции ее интерпретации...

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconУолтер Брюггеман Введение в Ветхий Завет Канон и христианское воображение...
Библию, кажется мне удивительным даром Бога. За долгую историю существования христианства Библия и различные традиции ее интерпретации...

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconЗаявление о признании ветхого завета библии экстремистской литературой
Библия, книги священного писания Ветхого и Нового завета, изданного издательством Российского библейского общества (г. Москва, 115054,...

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconТема Культура древнего Египта (22. 09- гр гр.)
Социальная структура общества по зх (свободные общинники, государственно-зависимые, рабы)

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconПол Джоанидис Библия секса «Библия секса»: Эксмо-Пресс; М.; 2005 isbn 5-04-008390-4
Её с пользой для себя и с большим удовольствием прочтут и мужчины и женщины. Её постоянное место на тумбочке возле постели, и она...

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconБиблия действий в экстремальных ситуациях

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconабада) белые брюки капуэристов; в старину рабы, среди которых была...
«ученик» учащийся, начинающий в капоэйре; первые уровни градации мастерства капоэйристов от белой до оранжево-синей корды

Карло гинзбург рабы и библия Широты, рабы и Библия: опыт микроистории iconМоделирование (разыгрывание) случайных величин методом монте-карло
С. Улам опубликовали статью «Метод Монте-Карло», в которой систематически его изложили. Название метода связано с названием города...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов