Полетаев А. В. Социология знания о прошлом




НазваниеПолетаев А. В. Социология знания о прошлом
страница1/8
Дата публикации07.03.2016
Размер1.07 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8
1. Социальная реальность как предмет философского исследования
1.1. Философское представление о реальности.

Термин «реальность» изначально имеет философское происхождение, так как стал активно использоваться в Средние века в рамках дискуссии об универсалиях. В дальнейшем его вхождение в научный и бытовой обиход обусловило предельную смысловую многозначность этого термина. «В большинстве современных европейских языков слово «реальность» в той или иной форме присутствует, но при этом трудно выделить не только устоявшиеся смыслы, но даже значения этого понятия. Наиболее активно понятие «реальность» используется в философии. В самом общем виде под реальностью понимается «нечто существующее» или «все существующее». Иногда это понятие сужается до «истинно существующего», «существующего на самом деле», «существующего объективно», но при этом сразу возникает проблема с определением понятий «существование», «бытие», «истина», «на самом деле» и т. д.». (Савельева И. М., Полетаев А. В. Социология знания о прошлом — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005, С. 14-15). Философская категория «реальность» оказывается необходимой как для понимания самого существования, так и для объяснения его смысла и истинности. Таким образом, в философии данное понятие можно отнести к разряду исходных и нормативных категорий, понимание которых не только лежит в основании любой философской системы, но и выявляет предельные границы самой философии. Вкратце этот тезис может быть сформулирован следующим образом: «Нереальное находится за пределами понимания и объяснения с позиций философской системы, определенность реального обуславливает все характеристики философской системы в пределах внешних границ с нереальным».

В развернутом виде данный тезис известен в истории философии как проблема «основного вопроса философии». Чаще всего его представляют как проблему соотношения различных форм бытия сущего, обозначаемых посредством полярных категорий «материя» и «сознание». В определенной традиции, восходящей к работе Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» основной вопрос философии рассматривается как проблема соотношения материалистических и идеалистических воззрений или выявления критерия отнесения определенной философской системы к лагерю историко-философского материализма или идеализма. «Философы разделились на два больших лагеря, сообразно тому, как отвечали на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы… — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма». (К. Маркс и Ф. Энгельс Соч., Т. 21, С. 293). Так же выделяются две стороны этого вопроса: о первичности оснований бытия и познаваемости мира. Категория «реальность» в этом смысле характеризует основание философской системы. Например, для материализма реальность отождествляется с категорией «материя», а для идеализма — с категорией «идея», «дух».

В таком виде проблема основного вопроса философии представлена в большинстве современных учебников. Однако нормативность противопоставления материализма и идеализма в истории философии представляет собой лишь одну из возможностей, связанных со структурированием философского знания изнутри, в соответствии с содержанием его основания. Более того, такой подход вытекает из представлений о доминировании идеологической функции философии и сведении самой философии к идеологии, что было характерно, в первую очередь, для теоретических позиций XIX века. Иная нормативная характеристика «реальности» связана с представлениями о философии как об определенном типе мировоззрения, которое обозначается в немецкой классической философии и окончательно оформляется в постклассическом периоде.

Сама проблема «основного вопроса философии» была поставлена в рамках немецкой классической философии как принцип рассмотрения историко-философского процесса. Однако исходным тезисом немецкой классики, как известно, был постулат о тождестве бытия и мышления. Это делало невозможным формулировку «основного вопроса философии» как проблемы соотношения материализма и идеализма. Поэтому данная проблема рассматривалась как историческая определенность границ самой философии в исследовании фундаментальных проблем бытия. Для постановки и решения «основного вопроса философии» категория «реальность» признавалась одной из основополагающих. В философской системе Гегеля «реальность» выражает положительную определенность качества бытия в противовес содержащейся в нем отрицательной определенности. Смысловое содержание «реальности» сводимо к представлению о качестве как границе, внутри которой качество определено положительно, а за ее пределами отрицательно — как отсутствие данного качества. (См.: Гегель В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1, С. 90-92, 229-231) Именно такое представление о содержании категории придало «реальности» нормативную характеристику, так как в общем смысле под нормой понимается осознание границ определенного качества.

Представления о философии как определенном типе мировоззрения связаны с анализом необходимых и достаточных условий возникновения мировоззрения как социального явления. В концепции К. Ясперса таким условием является возникновение в самосознании представлений о возможности существовании личности как отдельной от мира определенности. Эти представления закрепляются в языке появлением личного местоимения «Я». Исторический период возникновения этих представлений и закрепления их в языке именуется «осевым временем». (См.: Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994, С. 32-35) Само мировоззрение обозначает способ осознания «Я» посредством установления его отношений с тем, что этим «Я» не является. Это обобщенное «не Я», противопоставленное «Я» отрицанием, обозначается категорией «Мир». Изначально предполагаются, как минимум, два диаметрально противоположных способа установления этих отношений: синкретизм и дивергентность.

Синкретическое мировоззрение рассматривает «Мир» и «Я» как тождественные друг другу. В этом случае «Я» находит в «Мире» соответствующие ему свойства и качества, образуя из них свой «внутренний мир». Предельной способностью «Я» будет считаться способность сливаться со всем миром в каждом из его проявлений. Изначальная историческая форма такого синкретизма определяется как мифологическое мировоззрение. Кроме синкретизма его характеристиками выступают образность и антропоморфизм, т. е. выстраивание представлений о мире по типу образов и представлений о самом себе, а представлений о самом себе по образу таких представлений о мире.

Диаметрально противоположным мифологии типом мировоззрения исторически выступает философия. Самоосознание «Я» происходит посредством противопоставления всему, что изначально представлено как его отрицание — «не Я» или «Мир». Познание, направленное вовне, позволяет выделять различия с «Миром», в рамках которого осознается «Я». Для этого создается система абстрактных понятий и категорий, которые выстраиваются в логическую систему и делают возможным суждения о собственном «Я». Рациональность, выраженная логико-понятийной системой, становится доминирующей и определяющей характеристикой философского типа мировоззрения.

Взаимодействие мифологического и философского типов мировоззрения характеризует развитие самоосознания от «мифа к логосу» и в обратном направлении. В истории философии каждый период характеризуется особой формой рационального построения мировоззрения, которая вызревает из образной структуры мира и, в конечном счете, сама превращается в стереотипы обыденного сознания или его мифологемы. Мифологемам не свойственно представление о собственных границах, они имеют тенденцию к экспансии в любые сферы. Так, например, суждения «здравого смысла» изначально претендуют на некую всеобщность и универсальность. Именно внутри логико-понятийной системы дивергентного мировоззрения должно было возникнуть рациональное представление о границах философии, за пределами которой такой тип осознания «Я» невозможен.

Осознание границ рациональности связано с изменением представлений о существовании. Существование становится не качеством, которое может приписываться определенным вещам, а пограничным состоянием, делающим возможным построение рациональных представлений о чем-либо. По утверждению Б. Рассела, всякое рациональное суждение о несуществующем, ставшее предметом логических построений, ведет к абсурду. Например, суждение о том, каков внешний вид нынешнего короля Франции, будет в любых формах и не истинно, и не ложно, потому что нынешнего короля Франции просто нет. Это и есть граница применения рационального, за пределами которого рационализм ведет к абсурду.

В этом смысле под «основным вопросом философии» можно понимать выработанный внутри философского знания способ определения границ рационального метода решения мировоззренческих проблем. Категория «реальность» не только характеризует сущее как таковое, но и обозначает границу возможного применения рационального. Следовательно, категория «рациональность» создает чистую «возможность» рационального представления о существующем.

Внутри самой философии для понимания всего существующего может быть применено разделение «реальности» посредством полярных категорий. Наиболее общими из них в традиции истории философии стали категории «материального» и «идеального» или «объективного» и «субъективного». Причем во многих случаях эти пары категорий могут быть представлены как синонимы: объективное — материального, субъективное — идеального. Следовательно, под материальным понимается объективная реальность, а идеальное сводится к субъективной реальности. Такие параллели парных категорий содержат некоторые определения, ставшие классическими. В качестве примера можно привести ленинское определение материи: — «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них». (Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн. собр. соч. – Т. 18. – С. 131)

Определенность «реальности» посредством противоположности парных категорий может быть представлена следующим образом. Посредством идеального для «Я» создается возможность выделения из «Мира» материального объекта, который этой идеальной формой обозначается. Всякое материальное становится для «Я» доступным как отдельное только как выделенное посредством идеального. Только названное и обозначенное в понятийной системе может быть рационально принято как существующее. В этом смысле в реальности существует только то, что выделено из «Мира» посредством идеального, названо или обозначено им. В противном случае оно не может быть представлено в качестве отдельно сущего и продолжает быть непроявленно включено в некий универсум «Мира». Но в этом случае оно попадает в рациональную систему под условным или отрицательным обозначением как «непознанное», «необъяснимое», «иррациональное». Его существование нельзя понять. В существование неназванных объектов можно либо верить, либо нет.

Постановка «основного вопроса философии» подразумевает решение проблемы границы рационального для существующего определенным образом, посредством категории «реальность». Реально сущим признается все то, что имеет для материального воплощения адекватную идеальную форму обозначения, а для каждой идеальной формы имеется адекватное материальное образование, свойство, качество или отношение. Если существующее не имеет адекватной рациональной идеальной формы, то представление о нем переходит из содержания «реальности» к той или иной мифологической форме. В случае, когда идеальная форма не находит адекватного материального воплощения, ее существование становится нереальным, фантастическим. При условии такой адекватности «материального» и «идеального» мировоззренческие проблемы имеют рациональное решение, в противном случае «Я» переходит к альтернативному способу их решения — мифологическому. Определение этой границы между философией и мифологией в каждый исторический период развития философского знания и представляет проблему «основного вопроса философии». Если рассматривать структуру мировоззрения как систему ценностей и убеждений, то основной вопрос философии является методом определения границ рационального в формировании и содержании этой системы или их иррациональной составляющей. Это позволяет выявить «мифологемы» исторической эпохи или современного обыденного сознания, для которой неприемлемы рациональные методы убеждения или формирования ценностной системы.

Возможно, что понятие «аномии» Э. Дюркгейма характеризует не только отсутствие общепринятой и общепризнанной общественной системы ценностей, но и тот факт, что общепринятые ценности иррациональны, а убеждения подчинены не здравому смыслу, а неким мифологемам, против которых бессильны доводы разума. С этих же позиций может быть рассмотрена критика И. Кантом аксиологического принципа новоевропейской философии — утилитаризма. Убеждение в том, что основным мотивом человеческой деятельности является материальная выгода, исходит из понимания сущности человека как эгоиста. Парадоксальность этой позиции была отмечена уже Дж. Беркли и Д. Юмом. Она состоит в том, что эгоист обращает внимание только на то, что может быть ему выгодно, следовательно, нормальным гносеологическим основанием утилитаризма становится солипсизм. Однако выгода расположена в будущем, а представление о ней формирует прошлое. Следовательно, будущая выгода должна быть представлена в прошлом как причина самой себя. Рационально это абсурдно, и такой стиль мышления опирается на привычку, что иррационально, как если бы мы считали кукарекание петуха причиной восхода солнца. Выход из обозначенной парадоксальности, предлагаемый Кантом, состоит в изменении представлений о сущности человека. Для человека как морального существа абсурдность утилитаризма состоит в том, что единственная выгода — следовать внутреннему повелению, а не внешним обстоятельствам. Внешняя выгода как мотив деятельности становится мифологемой, а ее место занимает рациональное представление о повелении (императиве) такой априорной формы как мораль.

С позиций «основного вопроса философии» категория «реальность» обозначает нормативное качество существования, которое делает возможным рациональный способ мотивации деятельности субъекта. «Реальность» в своей нормативности обозначает границу между философией и синкретической, антропоморфной, образной мифологией. Для существования философии как дивергентного, рационального, логико-понятийного типа мировоззрения «реальность» тождественна категории «возможность». Основной смысл «реальности» как «возможного» понимается как осуществимое в противовес осуществленному. Возможное как «осуществимое» наиболее употребимо по отношению к идеальным объектам, например к цели как идеальному результату, предшествующему самой деятельности.

Для идеальных конструкций возможного в диалектической логике принято рассматривать потенциальную осуществимость и абсолютную осуществимость в качестве оснований представления о невозможном как принципиально неосуществимом. Потенциальная осуществимость характеризуется следующим образом:

— предполагаемая дискретность процесса осуществления, его мысленное разделение на этапы, каждый из которых имеет четко обозначенное смысловое окончание;

— предполагаемое наличие правил, процедур и методов, по которым осуществляется каждый из выделенных мысленно этапов (алгоритмов осуществимости);

— отвлечение от материальных условий осуществимости как имеющихся в наличии на каждом этапе, а также рассмотрение сколь угодно большого, но конечного числа этапов осуществления.

Под абсолютной осуществимостью понимается такая возможность существования, которая обладает особыми идеальными характеристиками. Они сводятся к тому, что осуществимым признается всякий объект, который возможно представить без противоречий или все возможные определения которого не приводят к противоречию внутри мыслимого образа. В конечном счете, абсолютная осуществимость сводится к логической осуществимости, что является основанием аксиоматических построений в рамках теорий осуществления конкретных процессов или объектов.

Именно логическая осуществимость становится основанием признания чего-либо абсолютно невозможным в рамках рациональной, логико-понятийной системы, т. е. абсурдным, а, следовательно, лишенным качества существования как предиката. Изменение представлений об абсолютной невозможности связано с переходом от одной логической системы к иной, в которой данное противоречие разрешимо, например переход от формальной логической системы к диалектической логике. Потенциальная невозможность характеризуется такими условиями или признаками существования, которые логически непротиворечивы, но хотя бы одно из них не может быть мыслимо как реальное, т. е. осуществимое. Однако потенциальная невозможность предполагает ограниченность представлений о неосуществимости условий, которые могут измениться, и самые фантастические предположения о необходимых и достаточных условиях осуществимости могут перейти в разряд реальных. Поэтому потенциальная невозможность не совместима с абсолютной невозможностью. (См.: Петров Ю. А. Логические функции категорий диалектики М.: «Высшая школа», 1972, С. 150-157)

Нетрудно заметить, что в рассуждениях подобного рода о содержании категории «реальность» доминирует представление о возможностях понятийной системы рационального построения мотивов деятельности субъекта на основе осознания собственной системы ценностей и убеждений. Можно предположить, что отсутствие категориальной определенности рациональной системы не позволяет даже вычленять объекты в качестве предметов исследования и осмысления. Для субъекта понятийно неопределенные объекты не рассматриваются как существующие, а, попадая в сферу практического взаимодействия, расцениваются как невозможные по принципу: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Доминирование в представлении о реальности неких идеальных форм обусловлено и исторически. Историки философии связывают формирование категории «реальность» со средневековым периодом развития философии и одним из способов решения проблемы универсалий в средневековой схоластике, известном как «реализм».

«Термин «реальность» появился в XIII в. у схоластов применительно к вещам, обладающим «значительной степенью» бытия, а в наибольшей мере — к богу как «полноте бытия», ens realissimum. Несколько позднее содержание понятия реальность стало предметом спора между реализмом и номинализмом». (Философская энциклопедия,Т .4, М.: «Советская энциклопедия», 1967, С. 477)

Характеристиками реальности становятся как ее категориальная определенность, так и независимость существования качеств и свойств объекта познания от познающего субъекта. В качестве разрешения этой парадоксальности характеристик формируется не только онтологическая, но и гносеологическая определенность содержания категории «реальность». Нормативность категории «реальность» как отделение осуществимого от невозможного имеет, прежде всего, онтологическое содержание. В гносеологическом аспекте категория «реальность» разрешает проблему существования категориальной определенности, независимой от познающего субъекта, посредством включения в свое содержание представлений об «истинности». В этом случае реальным признается только такое идеальное представление, которое адекватно отражает свойства и качества объектов познания и проверено практическим опытом субъекта.

Основополагающими характеристиками реальности в этом случае выступают как ее категориальная определенность, так и независимость от субъекта. Поэтому дидактически грамотным будет такое определение, которое представляет нашему вниманию категорию, по содержанию объективную для субъекта. Классическим в этом смысле можно назвать определение материи как категории для обозначения объективной реальности, которая дается субъекту в ощущениях. Однако на место материи часто в философских системах может быть поставлен «Бог» как объективная реальность мистического опыта. Можно говорить об осознании содержания категории «реальность» посредством представлений о ней как об «объективной реальности». Описание же содержания реальности посредством категории «субъективная реальность» оказывается более проблематичным.

Попытки приписывания реальности непосредственного свойства субъективности в истории философии признавались абсурдными. Например, последовательный солипсизм с необходимостью приходит к признанию существования некоего сверхиндивидуального субъекта, в ощущениях которого реально то, что находится вне восприятия индивида. Такое существование рационально недоказуемо и становится предметом веры, о чем свидетельствует история проблемы «доказательств бытия Бога». Если непосредственная субъективность в представлениях о реальности рационально проблематична, то ее опосредованность иными категориями представлена достаточно определенно. В большинстве философских систем для формирования представлений о возможной субъективности реальности ее объективность опосредуется категорией «действительность».
  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconПолетаев А. В. Социология знания о прошлом
Вкратце этот тезис может быть сформулирован следующим образом: «Нереальное находится за пределами понимания и объяснения с позиций...

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconПрограмма вступительных испытаний для поступающих в магистратуру...
Социология как наука: предмет; объекты; место среди других наук. Уровни и структура социологического знания. Социология как прикладная...

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconВопросы к зачету по «Социологии»
Междисциплинарные связи социологии (социология и социальная философия, социология и история, социология и психология, социология...

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом icon1. Социология как наука. Структура социологического знания, его уровни
Социология – наука об обществе. Данный термин ввёл в науку французский учёный и философ Нового времени Огюст Конт (1798-1857), основоположник...

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом icon1. Социология как наука. Структура социологического знания, его уровни
Социология – наука об обществе. Данный термин ввёл в науку французский учёный и философ Нового времени Огюст Конт (1798-1857), основоположник...

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconЭнтони Гидденс Социология Оглавление социология 1 социология э. Гидденс
Книга Э. Гидденса — это курс лекций, который автор читает уже много лет в Оксфорде

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconСеминар № Социология города
Эволюция научных представлений о городской среде и урбанистике в контексте социологического знания

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconВопросы по социологии
Социология как наука: ее предмет, структура, основные функции и место в системе знания

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconСоциология. Примечание новыйжусупова Г. Е. межфак
Прирост нового знания в различных сферах социальной жизни обеспечивается функцией 0 познавательной '

Полетаев А. В. Социология знания о прошлом iconФорма итогового контроля, перечень вопросов
Сущность, формы, функции исторического знания. Методы и источники изучения истории. Отечественная историография в прошлом и настоящем:...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов