Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким




Скачать 495.62 Kb.
НазваниеБыло пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким
страница1/3
Дата публикации27.07.2013
Размер495.62 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Информатика > Документы
  1   2   3
Тимофеева Е.
8 октября 2090 г.
Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким нервозным звонком.

Я с не довольствием взял его, и сердито спросил:

— Алло. Кто это?

— О, вижу, ты еще дрыхнешь, отпрыск Кларка, — раздался в трубке знакомый голос.

Я подскочил на месте от неожиданности.

— Дядя? Дядя Аугест?! — вскрикнул я, но тут же заговорил шепотом, боясь разбудить Пита. — Ты ли это?

— Конечно я! А что ты уже успел позабыть своего старика? Давай быстрей собирайся, тут для тебя есть дело, — усмехнулся мужчина. — Бульвар 12, дом 67. И поторапливайся, полиция не любит ждать, — и он повесил трубку.

Я быстро вскочил и начал одеваться. Звонок от дяди Аугеста был очень неожиданным, прошел почти месяц после того, как ему снова понадобилась моя помощь.
Как я уже говорил, работа детектива досталась мне от отца, но мало кто действительно интересовался ею. Мне везло если бы хоть раз в месяц, попадалась действительно хорошая работенка, или хотя бы просто попадалась. Поэтому столь неожиданный звонок Аугеста считался для меня, как божественный подарок небес.

Я быстро накинул в темноте куртку и выбежал из комнаты, повторяя про себя адрес, куда мне следовало прибыть. Во всем колледже было очень тихо, и даже комната Кэли, которая обычно разрывалась от шума, умиротворенно спала.

Я спустился в холл, и резко открыл входную дверь. Меня удивил тот факт, что она была открыта, обычно на ночь ее запирали на семь замков, и грозили строго настрого всем, кто решит устроить себе ночную прогулку.

На улицы было холодно, дождь почти заканчивался, и все меньше и меньше, ронял на мокрую землю воду. Ветер верещал и поднимал в небо шуршащие осенние листья.

Я накинул капюшон и побежал к главным воротам. Я знал, что «глаз», который обычно проверял учеников, не отпустить меня пока стрелка часов не достигнет шести утра.

А целый час ждать я, увы, не мог, так, что решил действовать проще – просто перелезть через ограду, а так как колледж совсем не думал о ее усовершенстве, это далось мне достаточно легко.

Бульвар 12, дом 67 находился неподалеку от колледжа. Я бежал по дороге, где в тихую утреннюю пору, не ездила не одна машина. По краям дороге был небольшой златовласый лес, с большими, практически гигантскими деревьями.

Я завернул и вышел в небольшой коттеджный район, где с холма мог наблюдать за множеством частных пятиэтажных домов. Я заметил на одном из них номер «67» и ринулся к нему.

Это был обычный летний домик, правда, выглядел он не из дешевых. По его хозяину можно было сказать, что тот являлся очень богатым человеком.

Я сразу же подбежал к нему, где подле небольшого забора, красовалась сине-голубая полицейская машина.

Дверь коттеджа была открыта настежь. Я зашел внутрь и увидел дядюшку Аугеста.

Не в силах сдержать чувств, я как пятилетний мальчик ринулся к нему.

Дядя, нисколечко не изменился, может только, немного поправился, из-за его привычного переедания мучного. Так он остался все тем же широкоплечным блондином, правда, волосы, на его голове слегка тронула седина.

Он протянул мне руку, и я с большим восторгом пожал ее. Затем, я заметил за спиной Аугеста странного негра, облеченного в какое-то красное одеяние и увешенного с ног до головы, всеразличными бусами. Он сидел в позе лотоса, на туалетном столике в комнате и мычал, что-то на подобие: «Оммм…»

— Это наш медиум из какой-то далекой страны…— шепнул Аугест мне на ухо. — Нам его как бы в помощь дали, чтобы он помогал преступления раскрывать… Толька толка от него мало, да и несет он в основном всякую чушь. Имя свое не говорит, так что мы всем отделом называем его Ома.

Я понимающе кивнул, и начал рассматривать дом.

В данный момент я находился в гостиной, где громко орало радио, телевизор, колонки и другие приборы, которые могли издавать звук.

— Это вы все включили? — спросил я дядю.

Тот, отрицательно покачал головой.

— Сейчас, Надя снимет отпечатки, со всех приборов и их можно будет отключить…

— Для вас Надежда Миллинбер, сер, — подправила того, та самая Надя и провела прибором, похожем на фен по большому пульту управления, — Все чисто. Отпечатки пальцев принадлежат только хозяйке, — сказала женщина и выключила звук.

Я заметил возле камина, силуэт обведенный мелом и спросил:

— Тут кто-то умер?

Аугест кивнул.

— Здесь погибла Гертруда Шмидли – очень богатая женщина, скупавшая акции у крупных фирм, — сказал он.

— Она убить себя…— невнятно промолвил недавно проснувшейся Ома, и приоткрыл один глаз.

Я посмотрел на место убийства и даже обошел его вокруг, неподалеку наткнувшись на револьвер и темные следы на ковре, обрывающиеся около балкона.

— Да, какое же это самоубийство, товарищ Ома! — сказал я. — Это ясное убийство, и думать тут нечего, скорее всего, просто заигравшийся вор и, по-видимому, неопытный…

— Там их много…— прошептал Ома. — И мужчин и женщин, против она…

Я слушал нелепую речь негра, и подметил про себя, что говорит он, чуть лучше, чем пишет Пит.

— Многоуважаемый Ома, — обратился к нему я. — тут – всего лишь один след, и видно мужской, потому что я открыто, сомневаюсь, что найдется женщина, которая будет носить обувь сорок пятого размера…— сказал я, всматриваясь в отпечаток. — Убийство, убийством, а что от меня-то надо? Я же вроде не по той части.

— Муж Шмидли, несколько часов назад опознал ее, и он тоже считает, что это было убийство, — сказал Аугест. — Он хочет, чтобы наш частный детектив занялся этим делом и нашел преступника.

— Преступник – она сама…— сказал Ома.

Я подошел к лежавшему на ковре револьверу, и позвал Надю.

— Ты уже сняла отпечатки с этой вещички? — спросил я.

— Да, — ответила она. — Но только аппарат не сразу их опознал, видимо преступник был двух сортным, совсем не известным… Вообщем я послала отпечатки в отдел, скоро его отыщут, как это станет известно, я напишу тебе на е-мейл.

Я кивнул.

— Считайте, что я уже его нашел.

— Ну, фактически нашла его полиция, — поправил меня Аугест. — Хотя рано об этом говорить, преступник-то не найден.

— Не беспокойтесь, дядюшка, — ласково сказал я. — сразу видно, что этот человек не профессионал, возможно, он даже не хотел убивать ту женщину, а сейчас наверняка сидит и мучается в какой-нибудь вонючей дыре. Я уверен полиция найдет его меньше, чем за сутки.

— Хм… Ты прав, — улыбнулся Аугест. — Слишком легкое дело…

— Сейчас пойду в колледж и отосплюсь…— промолвил я, сладко, потянувшись.

Дядя остановил меня прямо перед выходом.

— Муж Шмидли, а он же Геарбит Костейн, послал за тобой свою личную машину и приглашение на чай, видимо он очень желает побеседовать, с тобой. Так что жди здесь, пока транспорт Костейна не подъедет, — сказал он.

Я устало вздохнул, ну вот только собирался отдохнуть и что?

Пока появилось свободное время, я решил рассмотреть дом Шмидли получше, и прошелся на большую изысканную кухню. В глаза мне сразу бросился выдвинутый шкафчик, я заглянул в него и увидел аккуратно разложенные ложки, вилки, и несколько разбросанных ножей. Такие же валялись под самим шкафчиком. Я осторожно взял нож и провел по нему кончиком пальца: он был совершенно тупым. Потом я проверил остальные ножи, и сделал вывод, что они тоже тупые.

— Франсиско! — резко окликнул меня дядя Аугест, так что я вздрогнул. — Машина Костейна приехала.

Я положил на место нож и последовал к выходу. На прощанья дядя Аугест обнял меня и сказал обязательно зайти в гости к его семье. Я поблагодарил его за приглашение и сел в роскошную машину мужа Шмидли.

Она тронулась, утопая колесами в лужах. Дождь все еще слабо лил, так что его капли разбивались о стекла.

— Где находится дом вашего хозяина? — спросил я водителя.

— На улице Ньютона, — ответил он, не поворачивая головы.

— О! — воскликнул я, услышав что-то знакомое. — Не на этой ли улице находится столь известная картинная галерея имени Франсиско Гойя?

— Да, там действительно есть галерея, — кивнул шофер. — Но я точно, не знаю она ли это.

Дальше мы ехали молча. Машина, увозила меня все дальше и дальше от колледжа. Я включил музыку, чтобы как-то удалить эту неопознанную тоску, возникшую в моей душе.

Попсовые песни радио не особо способствовали поднятию настроения. Я выключил его и решил поискать информацию о Гертруде Шмидли.

Я владел доступом в полицейскую систему, так что с легкостью мог найти информацию о любом человеке на Земле.

«Гертруда Шмидли – одна из самых влиятельных женщин в мире бизнеса… — вышла на экране, статья о ней. — Возможно, с ней может соперничать только сама прелестная дива София, но Шмидли не уступает - с каждым днем ее акции растут, а нефтяные компании продолжают развиваться…»

Дальше шло перечисление компаний и фирм, которыми владела или сотрудничала Гертруда. Я пропустил эту информацию и перелистнул страничку.

«Так же Гертруда Шмидли жена известного актера Геарбита Костейна, сыгравшего в таких фильмах, как…»
И вновь ненужная мне информация.

«Но Гертруда Шмидли не только бизнес-леди, она же еще и заботливая мать» — на экране появилось изображение женщины вместе со своим четырехлетнем сыном Гэбетом.

«Странные у них имена, однако», — подумал я и принялся читать дальше. В этой статье не удалось найти ничего интересного, так что я переключился на другой сайт, что был посвящен эпатажным выходкам так называемых «звезд». Там госпожа Шмидли сияла во всей красе.

^ «ШМИДЛИ ТАНЦУЕТ НА СТОЛЕ В ДОРОГОМ РЕСТОРАНЕ! – ВИДЕО!»
«ГЕРТРУДА ОПЯТЬ НАГЕРТРУДИЛА СЕБЕ НЕПРИЯТНОСТЕЙ!»
«ОЧЕРЕДНАЯ ОШЕЛОМЛЯЮЩАЯ ВЫХОДКА БИЗНЕС-ЛЕДИ-СМОТРЕТЬ ВСЕ ФОТО».
«ШМИДЛИ НЕ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ! ЕЩЕ ОДИН БАР СТАЛ ЖЕРТВОЙ ПЬЯННОГО БЕСПРЕДЕЛА», – мелькали красные ссылки на сайте.

«Как вижу, она отрывалась на полную катушку, когда была жива», — подумал я, но мне было это не интересно. Больше я старался найти материалы, касавшиеся жизни, Шмидли до ее появления в рядах богатых людей, но так и не смог ничего найти. Информация, где она жила раньше отсутствовала, лишь только в полицейской базе данных я смог узнать город, где родилась Гертруда и адрес ее дома, но вряд ли он бы мне пригодился. Кроме того, там же я обнаружил, еще какую-то не очень существенную информацию, касавшуюся ее.

Машина остановилась.

— Приехали, — сказал водитель.

Я убрал телефон в карман и вышел. Шофер привез меня прямиком к большому длинному небоскребу, в одной из квартир которого и жил Геарбит.

— Тридцатый этаж, номер 96, — крикнул водитель, и поехал к гаражу, где видимо и должен был оставить машину.

Я подошел к большой двери и увидел, вполне простенький домофон. Я нажал на 96 номер. Мне открыли сразу же, даже не уточняя, кто я. Видимо Геарбит действительно очень ждал меня.

Лифт быстро достиг тридцатого этажа, и я вышел в красивом коридоре, имеющей бежевый оттенок стен, и мягкий алый ковер, постеленный на полу.

Я постучался в дверь, сделанную из коры темного искусственного дерева. Она сразу же открылась. На пороге меня встречал старый седовласый дворецкий.

— Пройдите, — сказал он. — Господин Костейн ждет вас в гостиной.

Я прошел в квартиру. И почти сразу же отыскал гостиную, в глаза мои бросилась детская напротив, где сын Шмидли, а он же малыш Гэбет устраивал на чаепитие своих плюшевых игрушек. Я ненадолго заглянул к нему. Мальчик увидел меня и его карие глаза распахнулись в удивление. Сын Костейна имел пепельные вьющиеся волосы и две причудливые родинки на щеке.

— Привет, — поприветствовал его я, подсаживаясь на мягкий пол рядом со всеми игрушками. — Тебя же Гэбет зовут, да? А что ты делаешь?

— Да, Гэбет. Я играю в игру…— смущенно ответил мальчик. — Точнее только собираюсь, сейчас мы с Томи, Микки и Сарой выпьем чай и будет играть в школу.

По видимому этими самыми Томи, Микки и Сарой, были ни кто иной, как плюшевый тюлень, набитый поролоном мышонок и небрежная кукла с синими волосами.

— А ты не мог бы немного рассказать мне о своей маме? — попросил его я.

— Ей сейчас не хорошо, мы ее редко видим…— грустно сказал Гебет. — Но когда она приходит к нам, то всегда плачет и рассказывает, что ее мучают домовые…

Кто-то постучался в дверь детской. Это был хозяин дома, сам - Геарбит Костейн. Он стоял на пороге и удивленно смотрел на меня.

— Сэм сказал мне, что вы пришли, — промолвил мужчина. — Я ждал вас в гостиной, но вы так и не появлялись…

— Извините, — проронил я, вставая. — Немного заговорился с вашим сыном.

— Ничего страшного, — сказал Геарбит и вышел.

Я попрощался с Гэбетом и последовал в гостиную. Муж Шмидли имел достаточно приятную внешность. Он был похож на дядюшку Аугеста своими светлыми, чуть седеющими волосами. Слыша, его имя в первый раз я представлял совершенно другого человека слегка полного и лысого. Но гражданин Костейн был худ, да и волосы у него совсем не выпадали.

Геарбит сел на длинный диван и налил себе воды из графина. Я чувствовал, как он нервничает.

— Гм…— проронил Костейн. — А вы намного моложе, чем я думал.

— Юный возраст еще не признак малого ума, — ответил я, закинув ногу на ногу. Это привычка досталась мне еще от матери. — С вами все в порядке? — уточнил я, наблюдая за странным поведением мужчины.

— Да, да…— проронил Геарбит, наливая в стакан воды, он был весь красным от волненья. — Я просто еще не отошел от случившегося…

Он выпил воду залпом, так быстро, что некоторые капли потекли по его подбородку и шее. Он вытер их об рукав и хмыкнул.

— Моя жена…— сказал господин Костейн. — Она последнее время чувствовала себя странно и вела тоже…

— Что вы имеете в виду? — спросил я, сплетая обе кисти в замок.

— Просто она последний месяц очень много пила, заводила себе однодневные знакомства и устраивала такие бордели, что стыдно и говорить…— сказал муж Шмидли, смущенно покраснев. — Раньше она никогда себе этого не позволяла. Все началось с письма, пришедшего на электронную почту…

— С письма? — повторил я, заинтригованно. — А могу ли я прочесть его?

— К сожалению, нет, — ответил Геарбит. — Моя жена удалила его сразу после прочтения.

— А вы хоть сами читали это письмо? — с досадой спросил я, желая вытащить из Костейна хоть что-нибудь интересное.

— Проглядел, глазами, но не обратил особого внимания, — сказал мужчина, теребя свою небольшую бородку. — Тогда это письмо показалось мне просто глупым. И я даже забыл, о чем оно было.

Я недовольно цокнул и откинулся на спинку кресла. Дааа… Ну и дело. Письмо, о котором никто никогда не узнает, кроме убитой Шмидли.

— После того к ней и начали приходить они…

Я скептически поднял бровь и оперся локтями на коленях. Кто они?

Геарбит приблизился ко мне лицом и тихо сказал, будто боясь, что его может кто-то услышать:

— Призраки…

Я лишь усмехнулся. Муж Шмидли не обратил на это внимания.

— Я думаю, это они ее убили, — высказал свое мнение он. — Или вы не верите в привидений?

— Призраки существуют, — серьезно подтвердил я, рассматривая фотографии в электронных рамках, через плечо Костейна. — Но вряд ли они могут нанести вред.

— Сегодня ночью во всем районе отключили свет…— сказал Геарбит, задумчиво смотря в пол. — Ваш Аугест сказал, что это были проделки уличного хулиганья, что выбили щит управления, но я все равно не верю, ему… Мне кажется, это сделали призраки, чтобы убить мою жену.

Я вновь усмехнулся. Геарбит Костейн не переставал меня удивлять. Он был явно не в себе. Красные глаза его бегали в разные стороны, а пальцы левой руки били по углу стола, как будто играли на пианино.

— А у вас неплохая фантазия, мистер Костейн, — беспечно усмехнулся я. — Может, проверим это? Вызовем тех призраков, что беспокоили Гертруду? Или же нет?

— Вы шутите? — открыл рот Геарбит.

— Вовсе нет, — с усмешкой ответил я.

— Но как? Надо звать экстрасенса? Я совершенно не умею вызывать приведений…

— Вас и ни кто не просит этого делать. У меня есть один знакомый призрак, я могу уговорить его призвать своих сородичей, что обитают в доме Шмидли.

— Хорошие у вас, однако, знакомые…— хило усмехнулся Геарбит. — Но я согласен.

Я улыбнулся. Пора было, развеять пустую иллюзию, что создал для себя Костейн.

— Так что поедем к коттеджу моей жены и вызовем их прямо сейчас? — спросил он.

— Нет, — коротко ответил я. — Мой знакомый сейчас не со мной. Мне нужно еще побеседовать с ним на счет этого.

— Тогда давайте встретимся с вами в восемь вечера, — предложил Костейн.

Я согласился. Он протянул мне руку. Я пожал ее и спросил:

— А зачем вы хотите увидеть приведений? И зачем вы вызвали частного детектива? С револьвера, что нашли рядом с вашей женой, уже сняли отпечатки пальцев и по ним ищут убийцу. Вам практически не нужна была моя помощь.

— Они не найдут его…— проронил Геарбит, смотря на меня бешеными глазами. — Ведь призраки не оставляют отпечатков пальцев.

Когда я уходил из дома Костейна, то находился в большой задумчивости. Все извилины моего головного мозга, не переставая, думали о случившемся. Хотя дело-то было не особенно запутанное, оно все равно придавало мне азарт.

Дождь уже кончился, и мокрый от луж асфальт спокойно высыхал при свете яркого осеннего солнца.

Я шел по дороге, беспечно наблюдая, как роботы-уборщики носились вдоль улицы, пожирая скукоженные охристые листья, своими зубчатыми ртами.

Было где-то около восьми часов утра… Я задумался: а работает ли сейчас та галерея, в которую так любил ходить отец?
Я заглянул за угол и прошелся вдоль аллеи, засаженной деревьями с пластмассовыми листьями. Я шел… шел… но никак не мог дойти до галереи.

«Неужели ее снесли?» — пролетела в голове нелепая мысль.

Но вот я заметил верхушку красивой расписанной фресками крыши, прикрытую шевелюрами золотистых деревьев. Это и была та самая галерея имени Франсиско Гойя.

Я купил билет и прошелся в картинный зал. В столь раннее утро здесь было мало людей, но его я заметил сразу.

Он стоял все в том же дальнем углу зала и взглядом, одинокого волка пронзал исписанное полотно.

Я подошел к нему тихо, так как подкрадывалась обычно мышь ко льву и начал разглядывать размывчатые черты его лица: острый нос, тонкие прямые губы, немного уходящие кончиками вниз и хитро прищурившиеся глаза. Фредерик. Все тот же Фредерик.

— «Сон разума рождает чудовищ»? — спросил я, смотря на черно-белую картину, в которую он так старательно глядел.

Фредерик удивленно посмотрел на меня, до этого момента он так и не замечал присутствие своего сына.

— Франсиско…— прошептал он, и улыбнулся. — А ты подрос. Я не подозревал, что увижу тебя здесь.

Фредерик подошел ко мне и обнял. Со стороны это выглядело, как окутавший внезапно туман.

— Как София? Аугест? Да, и как поживаешь ты сам? — начал расспрашивать он, не смея сдерживать улыбку ровных белых зубов, точно такую же как у дяди Аугеста.

— У меня все хорошо: учусь в колледже…— ответил я.

Фредерик лишь усмехнулся.

— Что, София заставила? — с иронией спросил он.

Я смущенно кивнул.

— У Аугеста то же все отлично. Я видел его сегодня утром. А София продолжает завоевывать известные журналы и телепередачи…

Фредерик засмеялся. Смех его походил на глухое звучание кондиционера.

— Наверняка она сделала себе еще сто пластических операций? — спросил он, через улыбку.

— Нет, не сто, — серьезно ответил я, в уме подсчитывая количество коррекций сделанных Софией. — Где-то около тридцати двух…

Раньше, услышав о существование привидений, я бы только усмехнулся, высказав теорию о не существование дурацкого оккультизма и всех его духов, призраков и инопланетян вместе взятых, но сейчас… А точнее пару лет назад, после того, как в нашем доме частым гостем являлся призрак отца, я мог только вздохнуть.

— Ты, все так же стоишь рядом с этой картиной, Фред, — заметил я. Отец был очень молод, поэтому я не мог называть его, никак иначе.

— А что делать? — грустно промолвил Фредерик. — Когда я появлялся у вас, то там было слишком много шума… — он недовольно фыркнул. — Я натерпелся визгов Софии, когда был жив, и уж точно не собираюсь терпеть их, будучи мертвым. Моя душа так и не может успокоиться из-за нее.

— Зато, София частенько вспоминает о тебе…— сказал я с улыбкой.

— Очень смешно, Франс, — промолвил Фредерик, хорошенько отвесив мне подзатыльник. Хотя я все равно ничего не почувствовал: его блеклая рука пролетела через мою голову. — Для нее я был всего лишь четвертым мужем… И то не считая любовников. Кстати, вышла ли она замуж в пятый раз?

Я лишь покачал головой.

— Не знаю, прессе она сообщила, что на всю жизнь останется несчастной вдовой.

— То, что София говорит журналистом, не всегда совпадает с ее реальными мыслями, — усмехнулся Фредерик. — Интересно, а скучают ли по мне на старой работе? — внезапно подумал он вслух, сменив тему.

— Не успевают, — улыбнулся я. — Поверь, я неплохо заменяю тебя, старик.

— Так вот оно что…— проронил Фред и серьезно посмотрел на меня, своими серыми зрачками, имеющими какой-то синеватый оттенок, оставшийся в нем еще с живых лет. — Это нехорошо Франсиско. Я был убит благодаря этой работе. Сейчас, ты только играешь, но если
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconНаступило утро тридцать первого декабря. В семь часов, когда у Вики...
В семь часов, когда у Вики зазвонил будильник, за окном шел снег. Смуглолицые дворники уже вовсю махали лопатами, но снег валил со...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconДевушка с татуировкой дракона
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconЛи Чайлд Выстрел Джек Ричер 9 Мастера детектива 0
Пятница. Пять часов пополудни. Наверное, самое неподходящее время для незаметного передвижения по городу или, напротив, самое удобное....

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСтиг Ларссон Девушка с татуировкой дракона Millennium 1 Стиг Лapcсoн...
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСтиг Ларссон Девушка с татуировкой дракона Millennium 1 Стиг Лapcсoн...
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconРэй Дуглас Брэдбери Будет ласковый дождь…
В гостиной говорящие часы настойчиво пели: тик-так, семь часов, семь утра, вставать пора! — словно боясь, что их никто не послушает....

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСердце лисицы
Три минувшие недели Париж захлебывался непогодой. Нормандский ве­тер сослужил дурную службу: с раннего утра за окном томилась ноющая...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconМигель Руис Четыре Соглашения Книга Толтекской Мудрости Практическое Руководство
Эта маленькая книжка может полностью изменить вашу жизнь. Попытайтесь следовать Четырем новым Соглашениям, изменив старые соглашения,...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconЗадачи железных дорог в области пассажирских перевозок Структура...
На вокзале в период с 9 до 10 часов утра открыто 10 билетных касс в которых было обслужено λоб = 400 пассажиров. Очередь во все кассы...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconКогда дорога пошла в гору, старенький паровоз сбавил ход. Это было...
Когда дорога пошла в гору, старенький паровоз сбавил ход. Это было весьма кстати — за окном откры­лась панорама удивительной красоты,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов