Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб "Клуб Сімейного Дозвілля", 2013. С. 3-19




Скачать 179.87 Kb.
НазваниеКочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб "Клуб Сімейного Дозвілля", 2013. С. 3-19
Дата публикации10.08.2013
Размер179.87 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы

Переведено специально для группы http://vk.com/huremim

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. - Харків: Книжковий Клуб "Клуб Сімейного Дозвілля", 2013. - С. 3-19.

Роксолана: судьба, образ, символ

Сегодня мы стали свидетелями увлечения именем Роксоланы, каким называют не только сорта водки и груш, ансамбли и трио, но и крейсерскую яхту и даже внешнеторговое объединение; она фигурирует в современной эстрадной музыке, в творчестве Украины. О ней создана опера (О. Костин) и мюзикл (авторы С. Галябарда и А. Святогоров). Ее имя стало символом чего-то экзотического с налетом патриотизма, что, наверное, связано с образом художественных и литературных произведений, за которыми стоит прототип - реальная женщина необычной судьбы.

Это явление можно объяснить импульсом к заинтересованности историей Украины после провозглашения независимости и появлением ряда произведений - научных, научно-популярных и художественных, посвященных жизненному пути известной жены султана Сулеймана Законодателя либо связанных так или иначе с ней. Широкая аудитория хорошо встретила и сериал "Роксолана" - пример украинского ориентализма [1].

Но такого объяснения было бы мало. Ее судьба обычная и уникальная одновременно. Обычная она для того времени: молодая хорошенькая девушка попадает в плен, потом на невольничьем рынке ее покупают для султанского гарема, что можно объяснить ее внешними данными и умением их преподнести. Таких было тысячи, десятки тысяч по всему Востоку. В истории, и не только Османской империи, осталась одна - Роксолана. Такое имя по национальной принадлежности ей дали то ли купцы из Кафы, то ли уже в султанском гареме, где она заняла скромное место рукодельницы.

Данные о ее происхождении скупы. Но, если ее имя и свидетельства дипломатов итальянских торговых городов-стран указывают, что она Rossa, то есть русынка [2], то польские авторы внесли уточнение, что она родом из Рогатына или из-под Рогатына, носила имя Александра и была дочерью священника Лисовского. Не смотря на четкие показания итальянских дипломатов-современников, до сих пор выдвигаются разные версии о том, откуда она родом - то она дочь польского аристократа, то крымского хана, то немка, итальянка или француженка. Дошло до того, что один из французских авторов назвал ее "московской девушкой", итальянская писательница - белорусской [4], исходя из путаницы в языках Запада, где нет различия между словами "Россия" и "Русь", хотя для последней издавна существовало латинское слово "Рутения".

Уникальность судьбы Роксоланы состоит в том, кем она стала, ее роль в истории. Ее личность занимает твердое место в истории Турции, ее нельзя вычеркнуть или как-то обойти, независимо от того, как, негативно или позитивно, оценивать ее влияние на деятельность одного из самых выдающихся султанов Османского государства - Сулеймана Пышного, Сулеймана Законодателя, при котором турецкое государство достигло апогея. Следует иметь в виду, что все это происходило на Востоке, где в обществе для женщины было отведено точно обозначенную роль, что исключала вмешательство в государственные дела.

Роксолана обратила на себя внимание европейских политиков и литераторов еще при своей жизни. Первые свидетельства о ней пришли от венецианских, генуэзских, дубровницких и австрийских дипломатов в Стамбуле [5], потом про нее узнали во Франции, о ней знали и в Польше (М. Литвин, С. Твардовский). Она даже переписывалась с польским королем, который, как известно, был в то время королем и украинских земель.

С самого начала оценки ее влияния на политику Османской империи были неоднозначны. Критические, а то и просто негативные оценки ее личности западными дипломатами были обусловлены тем, что Роксолана, как утверждают, поддерживала завоевательские намерения своего мужа, султана, именно в направлении Западной Европы. Следует учитывать, что все обвинения Роксоланы в коварных замыслах и действиях базируются не на доказанных фактах, зафиксированных в документах, а на сплетнях, слухах, домыслах. Факт в том, что экспансия османов в годы правления Сулеймана Пышного была направлена на Запад, они старались, захватив Вену, утвердиться в Центральной Европе, а также подчинить средиземноморскую торговлю своим интересам. Закономерно, что дипломаты, которым приходилось достаточно трудно, создавали из Роксоланы образ холодной интриганки, разрушительной силы и даже колдуньи, которая "опоила", "приколдовала" султана. Кстати, как свидетельствуют исторические документы, таким же образом в Московском государстве приняли византийскую принцессу Зою (Софию), жену Ивана ІІІ, ее тоже считали интриганкой и колдуньей [6].

Быстрое вознесение Роксоланы при дворе и очевидное влияние на государственные дела империи и на поведение султана вызывали зависть и неудовольствие в некоторой части стамбульского "истеблишмента". И до сих пор исследователи точно не определились, в основном из-за нехватки материалов, касательно характера Роксоланы и ее роли в истории Османской империи.

Необычность судьбы пленницы, которая непонятным для окружения образом стала, говоря современным языком "первой леди", так как Сулейман вопреки османской традиции официально женился на ней согласно предписаниям ислама, вызвала большой интерес в Западной Европе, где в связи с османской экспансией стал проявляться угасший после неудачных Крестовых походов интерес к Востоку. Восточные персонажи начали появляться в произведениях прежде всего французских писателей, что связано с активизацией французской внешней политики на Востоке при правлении короля Франсуа І. Драматические, а то и трагические события в Турции, связанные так или иначе с Роксоланой, особенно в XVI веке, дали писателям благодатный материал. Еще в XV веке, 1561 года, появилась первая трагедия из османской истории, одна из первых в французской литературе полноценных трагедий (1977 года переиздана в Англии) [7] - "Султанша" Габриэля Бунена (1535 - 1604), а также новелла Жака Ивера (1548 - 1571/2), которые прокладывали путь следующим "ориенталистским" произведениям. Большое значение и влияние на дальнейшее развитие темы Роксоланы в литературе имела публикация Ж.-Ж. Буассара на латыни "Жизнь и портреты турецких султанов, персидских князей и других славных героев и героинь, от Османа до Мухаммеда ІІ" (1596), где Роксолана получила предельно негативную оценку. О влиянии Роксоланы на султана писал также итальянец Бассано ди Зара еще в 1545 году. Не меньшее значение для вхождения образа Роксоланы в западноевропейскую литературу имело появление в Италии, 1619-го - в Венеции, а в следующем году во Флоренции трагедии "Сулейман", которую создал известный писатель Просперо Бонарелли делла Ровере (1582 - 1659). Не смотря на недостатки стиля, трагедия была очень популярна и быстро стала известной в других странах Запада. Это произведение немедленно было переведено на французский язык (1637) известным переводчиком Шарлем Вионом д’Алибре (1600 - 1652), и он произвел большое влияние на дальнейшую судьбу нашей героини во Франции [8]. Один за другим писатели создают пьесы и романы, в которых тем или иным образом присутствует Роксолана (часто под именем Роксана), она замышляет интриги и заговоры, которые заканчиваются трагически. Жан Мере (1604 - 1686) создал пьесу "Великий и Последний Сулейман, или Смерть Мустафы" (издана в 1639 году), Жан де Сан Сорлен Демаретц (1595 - 1676) написал трагикомедию "Роксана" (1639) и опубликовал первую часть романа под тем же названием (1639 - 1640). Работали в ориентальном ключе и известные литераторы Жорж (1601 - 1667) и его сестра Мадлен де Скюдери (1607 - 1701). Их героем был великий визирь Ибрагим паша, который многое сделал для сближения Франции с Турцией и, за распространенными слухами, стал жертвой жестоких интриг Роксоланы. Некоторый успех имел написанный ими в соавторстве роман "Знаменитый паша, или Ибрагим" (1641), на материале которого брат написал (1643) трагикомедию. Персонаж знаменитой и до сих пор популярной трагедии Расина "Баязет" (1672) носит имя Роксана и тоже имеет много общего с созданным авторами образом Роксоланы [9].

В конце XVII века появилась трагедия, автором которой считают актера Ля Тюильри, "Сулейман" (1680). Написать произведение помог ему или сам написал драматург Гаспар Абей (1648 - 1718). "Сулейман, или Великодушная рабыня" - так названа трагедия Жаклена, что появилась в 1653, а Н. Дефонтен в 1644 опубликовал пьесу "Персида, или Продолжение Ибрагима паши".

В XVIII веке интерес к эпохе Сулеймана и Роксоланы не утихает, о чем свидетельствует появление двух трагедий, посвященных судьбе сыновей великого султана "Мустафа и Зеангир" (так французы переделали имя последнего сына Роксоланы Джехангира). Одна, принадлежащая Франсуа Белену, увидела свет в 1705 году, а автором второй является известный своими "максимами" Николя де Шамфор (1740 - 1794). Появилась она в 1776 году. О ней также написал произведение Ж.-Ф. Мармонтель (1723 - 1799).

Можно сказать, что на протяжении всего XVIII века имя Роксоланы не сходило с театральных афиш Парижа.

Ее имя в сокращенном варианте "Роксана" стало популярным у французских авторов: кроме Расина, его используют Ш. де Монтескье в "Персидских письмах" (1721) и Е. Ростан в "Сирано де Бержераке" (1897). Ко всему прочему в XIX веке такие известные французские писатели, как А. де Ламартин и Ж. де Нерваль, в своих путешествиях по странам Востока не забывали записывать или повторять легенды, домыслы о прославленной султанше. В 1930 в Париже вышла известная книга "Сулейман, султан Турции" Ферфакса Дауни, где значительное место отведено Роксолане.

Мотивы биографии Роксоланы проходят сквозь романы современных авторов "Ночь сераля" Мишеля де Грес (1982) и "Мамлюка" Р. Соле (1996). Даже в наши дни, публикуя произведение современной американской писательницы Джины Б. Нагаи, конечно же на "ориентальную" тему, переводчик (или издатель?) изменил абстрактное английское название "Лунное сияние на пути веры" [10] на более, по их мнению, популярное и понятное французскому читателю - "Роксана, или Скачок Ангела" [11].

Французский язык, набирающий все больше силы как общеевропейский вместо латыни, давал возможность образу Роксоланы находить путь в образованные круги других стран. Интересно отметить, что образ Роксоланы повлиял даже на французский язык. В одном из старых словарей зафиксировано выражение: "Nez a la Roxelane", что значит: "un peu retrousse", то есть "чуть-чуть курносый".

В Англии, особенно после появления "Истории турков" (1603) любимого автора Байрона историка Ричарда Ноллеса (1550 - 1610), эпоха и имя Роксоланы также нашли свое отражение в литературе. Из ранних произведений можно вспомнить трагедию "Королевы-соперницы" (1677) Н.Ли (1649 - 1692), где идет речь, правда, о Роксане времен Александра Македонского, а также опера (одна из самых давних в Англии) "Осада Родоса" сэра Вильяма Д’Эйвенанта (1606 - 1668), поставленную в 1656, о Сулеймановых победах над рыцарями. Но наибольшей славы зажила рифмованная трагедия "Мустафа" (1665), которую на основании "Ибрагима паши" де Скюдери написал Роджер Бойл, граф Оррери (1621 - 1679), где Роксолана выступает коварной, демонической женщиной, вызвавшей смерть принца Мустафы. Очевидно, еще в 1735 она или какая-то из ее переработок с успехом шла в лондонском театре "Друри Лейн" [12]. Имя "Роксана" для амбитной и авантюрной героини своего романа "Счастливая куртизанка, или Роксана" (1724) взял автор "Робинзона" Даниэль Дефо. Она одевается по-турецки, танцует ориентальные танцы и без промаха очаровывает британских джентльменов [13]. И до наших дней ее не обходят внимаем английские историки, о чем свидетельствует целый ряд их трудов о Турции.

В польской литературе также нашлось место для Роксоланы. Именно из поэмы "Необычное посольство" (1633) Самуэля Твардовского (1595/1600 - 1661), который в 1621 побывал в Стамбуле, стало известно, что она дочь священника из Рогатына. В XIX веке о ней много писали польские историки Ю. Немцевич, Ж.Паули, а также публиковались ее письма к королю Сигизмунду ІІ Августу и разные комментарии [14]. Маурици Гославский (1802 - 1834) написал о ней в своей поэме "Подолье" (1827), но указал, будто бы она родом из села Чемеривцы на Подолье [15]. Были и другие попытки написать о ней.

Уже в ХХ веке "захватническая" статья в краковском "Illustrowany Kurier Codzienny" (1937) Тадеуша Билинского под заголовком "Хассеки, полька на троне султанов" [16], которой сразу же дала отпор украинская пресса во Львове. Это повторилось, когда схожую статью напечатали в 1951 в эмиграционной газете "Narodowiec". С опровержением на этот раз выступила пресса диаспоры [17].

В российской литературе Роксолану изобразил неутомимый Нестор Кукольник в 5-актной драме в стихах (написанной в 1834 году, издана в 1835 в Санкт-Петербурге) "Роксолана". Автор абсолютно не обращает внимание на известные исторические факты и создает образ главной героини в стиле известных французских образцов, то есть интриганкой. Хотя ради справедливости следует сказать, что автор подчеркнул ее материнские чувства, которые часто были двигателем ее действий.

Немецкая литература отдала дань Роксолане одноименным романом известного писателя Йоганнеса Тралов (писал под псевдонимом Ганнс Лов) (1882 - 1963). Автор считался в Германии не совсем благонадежным, поэтому впервые книга вышла в Швейцарии в Цюрихе (1942), а потом уже в Германии (1944).

Известный австрийский писатель Леопольд фон Захер-Мазох (1836 - 1895) в своих "Женских образках из Галичины" также не мог обойти Роксолану. Он пишет: "Была это дочь галицкого священника, эта Роксолана, которую Расин прославляет в "Баязете", та славянка, что сделала своим рабом Сулеймана Пышного и была вознесена до его жены" [18].

Меньше всего о ней писали, наверное, в Турции - известия в придворных хрониках очень короткие. Современные же турки, как свидетельствуют контакты автора, знают также не очень много, хотя ее имя фигурирует в "Турецкой энциклопедии", "Энциклопедии Ислама" и известных курсах турецкой истории. В 1959 журнал турецких историков "Бюлетень Турецкого исторического общества" разметил статью М. Сокольницкого (на французском) "Рутенская султанша", где утверждается ее украинское происхождение [19], а позже статью о ней Учтюма Неджата [20]. Общеизвестно, что она имела большое влияние на Сулеймана, с нее началась эра "влияния гарема" на государственную политику, закончившаяся постепенным упадком империи. В 1979 турецкая писательница Зейнаб Дурукан выпустила статью "Гарем Топкапы-сарая", где Роксолана изображена в духе старых стереотипов как коварная и жестокая женщина. В таком же ключе написал Орхан Асен пьесу "Хюррем Султан", которую поставил в конце 1998 Стамбульский городской театр [21]. А до этого в Стамбуле вышла книга Чагатай Ульчай "Любовные письма турецких султанов" (1950), в которой значительное место отведено письмам Роксоланы Сулейману, что свидетельствует о ее образованности и несомненном таланте [22]. Другую сторону ее личности показывает Гюльчю Али Ихсан в статье "Две султанши-благодетельницы. Жена и дочь Кануни" [23].

Логично, что образ Роксоланы нашел самое большое освещение в украинской литературе. Есть целый ряд произведений, написанных в XIX и в начале XX века, которые в романтическом духе рассказывают о необычной судьбе этой девушки, которую стали называть Настя, Анастасия Лисовская. Среди первых следует назвать драму Г.Якимовича "Роксолана" (1869), мелодраму Ивана Лавривского (60-е гг.), историческую повесть "Роксолана, или Анастасия Лисовская" О.М. Орловского, опубликованная в 1880-е в "Подольских Епархиальных ведомостях". Были и другие попытки воспроизвести образ известной султанши в художественных произведениях, например, следует вспомнить поэму Л.Старицкой-Черняховской. Начало ХХ века ознаменовалось появлением оперы Д.Сичынского "Роксоляна" (1908 - 1909) (либретто И.Луцыка), в 1936 вышел в печать рассказ А.Лотоцкого "Роксоляна". Но особенной славы зажили историческая повесть, напечатанная в 1930, автором которой был Осып Назарук (1883 - 1940). Она, кстати, служила основой для 26-фильмового сериала. Значительное место Роксолане посвятил академик А.Крымский в своей "Истории Турции" (1924), за что был жестко раскритикован в газете "Коммунист" [24]. Все вышеупомянутые авторы были под влиянием выпущенной в 1827 - 1835 гг. многотомной "Истории Оттоманской империи" австрийского востоковеда Й. фон Гаммер-Паргшталля, негативно оценивавшего Роксолану.

Очередной толчок популярности Роксоланы в литературе Украины дала книга Ю.Колисниченка и С.Плачынды "Неопалима купина" ("Неопалимая купина") (1968), содержащей раздел о Роксолане. (Изданию предшествовало выступление Ю.Колисниченка в журнале "Вітчизна" ("Отчизна") (1996, № 5) с материалом "Султанша из Рогатына"). И вот здесь мы останавливаемся перед фактом: именно в 1965 г. в Мюнхене в издательстве "Дніпрова хвиля" ("Днепровая волна") появилась "Степова квітка" ("Степной цветок") - роман о Роксолане Николая Лазорского [25]. Не это ли вызвало интерес к образу "поповны из Рогатына" в Украине?

Любовь Забашта создала большую драматическую поэму "Роксоляна. Дівчина з Рогатина" ("Роксоляна. Девушка из Рогатына") (1971), а на эмиграции вышла большая литературно-историческая статья "Імператорська карієра Анастазії Лісовської" ("Императорская карьера Анастазии Лисовской") Ирены Кныш в ее книге "Відгуки часу" ("Отзывы времени") (Виннипег, 1972) и популярная статья Е.Крамара "Славетна українка в султанському дворі" ("Прославленная украинка в султанском дворе") [26]. Самым большим свершением в "Роксоланиаде", по мнению автора, стал роман "Роксолана" (1980) Павла Загребельного, названного Л.Тарнашинской "первым феминистом в украинской литературе второй половины нашего века..." [27]. Это - фундаментальное, хорошо сконструированное произведение, написанное умелой рукой прозаика-профессионала, поэтому не странно, что он получил большую популярность среди читателей. Глубокая, а не поверхностная, как это часто бывает, обработка исторического материала, проникновение в суть той эпохи, господствующей в ней идеологии позволили автору избежать ошибок и погрешностей, какими изобилуют произведения на "ориентальные" темы у писателей европейских стран, в том числе и украинских. Произведение и ныне переиздается на украинском и русском языках.

Образ Роксоланы нашел популярность и в современной украинской поэзии, причем как в исторически-нарративных стихах, так и в лирических, и философских. Вспомним здесь для примера только пару поэтов: О.Пахлёвская, В.Вовк, О.Ирванец, В.Нечитайло, С.Шевченко, Ю.Бедрик, М.Орлыч и др.

При анализе стихов складывается впечатление, что они создавались под тем или иным влиянием "Думи про Марусю Богуславку" ("Думы о Марусе Богуславке"). На самом деле, оба персонажа имеют много общего, особенно в начальной стадии жизни, конечно, с учетом масштаба. Но есть и огромная разница, о чем будет дальше.

В оценке Роксоланы и ее места в истории украинские авторы разделились, как это и должно быть, на два противоположных лагеря. Одни - О.Назарук, М.Лазорский, Л.Забашта, некоторые поэты делали из нее стопроцентную, пламенную патриотку (иногда с привкусом валленродизма), которая только и думала об украинском народе, православной вере и ненавидела турков. Другие же - такие как Ю.Винничук с его мистификационными "Записками Роксоляны" в газете "Поступ" за 1991 год, а потом и целой пародийно-порнографической книжечкой "Житіє гаремноє" ("Жытие гаремное") (1996), а также П.Романюк в "Галицькому меморандумі" ("Галицком меморандуме") (1999) и др. - беспощадно порочат Роксолану, обвиняя в национальной измене, называют "Леди Макбет", стараясь великую султаншу, которую уважали и которой боялись, показать как одну из несчастных "наташ", которые наполняют бордели Ближнего Востока и Европы, даже ее прославленного имени не жалеют, охотно прозывая проституток "роксоланями". Неудачный и термин "роксоланство", о котором пишет П.Загребельный [28]. Его же употребляет В.Базив [29]. Он вспоминает вопрос из личной учетной карточки недавних времен "Были ли вы на оккупированной территории?". Бросили на произвол судьбы, не защитили те, кому надо было, а потом еще и сделали виноватым. курьезно звучат обвинения, что она не помогла славному Байде. Но ведь, когда его "цепляли на крюк", Роксоланы уже давно не было среди живых.

Одно можно сказать: хулители в своем якобы "иконоборстве" неоригинальны. Еще Е.Маланюк 1926 года в гневе сказал о ней:

Під сонні пестощі султана

Впивала царгородський чар

Це ж ти - попівна Роксолана,

Байстрюча мати яничар! [30]

(Примерный перевод:

Под сонные ласки султана

Упивалась царьградскими чарами

Это ведь ты - поповна Роксолана,

Байстрюча матерь янычар!)

Но, как ни странно, эта грязь к ней не пристает. И для этого есть причина.

Сегодняшнюю популярность Роксоланы в Украине и такое разнообразие мнений о ней можно считать полностью природным - начало просыпаться национальное сознание, ведь идется о "нашей".

Вызывает интерес то, что к образу Роксоланы и в наше время продолжают обращаться также зарубежные авторы, не только историки, но и писатели. Такая живучесть образа в литературе (со знаком плюс или минус) не может быть случайной. Если бы речь шла о какой-то дворцово-дипломатической интриге, тогда хватило бы и одной книги в глянцевой обложке, чтобы удовлетворить жажду интереса читателей такого рода произведений. Источники о Роксолане скудны, исчерпаны, но авторы все всматриваются и всматриваются в ее образ. Посмотрим на библиографию недавних произведений о Роксолане или тех, где она фигурирует как важный персонаж: антиисторический роман "Султанша" написала французская ученая-литературовед Катрин Клеман (1981), финский писатель Мика Валтари написал роман "Микаэль эль-Хаким" (Хельсинки, 1979), французский перевод "Слуга Пророка" (1987), югославский ученый Р.Самарджич - большое историческое произведение "Сулейман и Роксолана" (Белград, 1987), румынский тандем М.Бурада и В.Корбул - роман "Роксолана и Сулейман" (Париж, 1987), английский автор Колин Фалконер - "Гарем" (Лондон, 1992), французский перевод под названием "Ночи Топкапы" (1994); роман французского автора Алена Париса "Последний сон Сулеймана" (Париж, 1999).

Анализ этих произведений показывает, что упомянутые разноязычные авторы, которые и в наше время, при нынешнем высоком уровне науки, допускают недопустимые фактологические ошибки и анахронизмы, все-таки не могут показать Роксолану как простую интриганку или беспринципную опортунистку: она выступает как намного более сложный образ, как обобщение, достигающее уровня "универсального образа", даже больше - становится своего рода символом. Нет, не украинского патриотизма - такой является Маруся Богуславка. Будучи она еще одной Марусей, не получила бы такого международного звучания. Она стоит в одном ряду с женскими образами Библии. Это - Дебора, Эстер. Позже такими были Клеопатра, Жанна д’Арк, разница только в том, что все эти героини достаточно односторонние или действуют по плану, сложенному кем-то другим либо Провидением (как Орлеанская Дева), а Настя или Александра Лисовская стояла перед экзистенциальным выбором сама и смогла побороть судьбу (fatum), взяла верх над ней при нечеловеческих неблагоприятных условиях. Именно из-за этого, по мнению автора, образ Роксоланы приобретает универсальность, и благодаря этому она опять и опять привлекает к себе авторов не только в родной стране, но и за ее пределами.

Возможно, Роксолана заслуживает осуждения за некоторые приписываемые ей поступки, такие как интриги против Ибрагима паши, других высоких чиновников, особенно за ее участие в сговоре против наследника престола Мустафы, которое не доказано, потому что неизвестно, был ли сговор вообще. Кстати, султан не был растяпой, все подчеркивают его силу воли и решительность, у него могли быть свои источники информации и свой способ обдумывания и решения проблем, которые ни в чем не отличались от тогдашних европейских, достаточно вспомнить историю английской королевы Елизаветы І и Марии Стюарт. Исходя из принципа историзма, мы должны брать во внимание то, что она жила все время под огромным давлением. В случае смерти ее мужа она и ее дети, без сомнения, погибли бы. Поэтому она держала все под контролем и при наименьшей опасности эффективно действовала. Это достаточно ясно показано в упомянутых произведениях западных авторов. Все они отличают ее ум, силу воли, эрудицию и политический талант, который она, по их мнению (потому что они идут по унаследованным из прошлого стереотипам), использовала для интриг. В общем выходит негативный образ, и тут же возникает парадокс: не смотря на все приписанные ей поступки и грехи, она остается главной героиней романов, рядом с самим султаном. Тонкий знаток эпохи, французский ученый А.Кло не разделяет многие обвинения в адрес султанши [31]. Она будто бы символизирует несгибаемость свободного духом человека, ее способность выйти на бой против судьбы и победить. Причем без мистики и чудес. Каждый из авторов, который писал о Роксолане, не смог не отметить силу ее характера и интеллекта, решительность, понимание человеческой природы и механизма политики и власти. Сознательно или нет, такие авторы показывают, что эта женщина - феномен, необычная личность большого масштаба, которая сама сумела утвердить себя в истории.

Нету на сегодняшний день известных причин и необходимости создавать из нее символ украинского патриотизма. Но и стыдится своей землячки нечего. И хорошо, что в память о ней воздвигли монумент в Рогатыне, хотя и было "идеологическое" сопротивление. Она не может быть фигурой национальной истории, она принадлежит истории Османской империи, а для нас она - символ непобедимости духа и пример того, как надо не опускать руки, бороться, выживать и верить в лучшее будущее.

Ю.Кочубей, кандидат филологических наук, ведущий научный специалист Института востоковедения имени А.Ю. Крымского НАН Украины.

-------------------------------------------------

Список использованной литературы (нумерация соответствует числам в квадратных скобках в тексте статьи)

1. Кочубей Ю. До специфіки українського орієнталізму // Сіхдний світ, 1996. № 2. - С. 134-139.

2. Кримський А.Ю. Історія Туреччини. - К.-Л., 1996. - С. 201-213.

3. Самуель Твардовський.

4. Книш Ірена. Імператорська карієра Анастазії Лісовської // Відгуки часу. - Вінніпег, 1972. - С. 254-255.

5. Askenazy Sz. Listy Roksolany // Kwartalnik historyczny, 1896, vol. X. - S. 113-117.

6. Вернадский Г.В. История России. Россия в Средние века. - Тверь-Москва, 1997. - С. 33-35.

7. Dictionnaire des de litterature de langue francaise. A.-D. Bordas. - Paris, 1994. - P. 318.

8. Наливайко Д.С. Очима Сходу. Рецепція України в Західній Європі XI - XVIII ст. - Київ, 1998. - С. 200-204.

9. Наливайко Д.С. Очима Сходу. Рецепція України в Західній Європі XI - XVIII ст. - Київ, 1998. - С. 207-208.

10. Nahai, Gina B. Moonlight on the Avenue of Faith. New York, 1999.

11. Nahai, Gina B. Roxane ou le saut de l’Ange. Paris, 2000.

12. Книш Ірена. Імператорська карієра Анастазії Лісовської // Відгуки часу. - Вінніпег, 1972. - С. 248-249.

13. Даниэль Дэфо. Счастливая куртизанка, или Роксана. - Москва, 1974.

14. Zyciorys Roxolany // Tygodnik ilustrowany, 1866. - No 353-355.

15. Осип Назарук, Роксоляна. - Львів, 1930. Репринт 1990 р. - С. 298.

16. Bilinski Tadeusz. Roksolana "Hasseki", Polka na tronie Sultanow // Ilustrowzny Kurier Codzienny. - Krakow, 1930.

17. Книш Ірена. Імператорська карієра Анастазії Лісовської // Відгуки часу. - Вінніпег, 1972. - С. 258.

18. Всесвіт, 1994. № 3. - С. 148.

19. Sokolnicki, Michel. La Sultane ruthene // Belleten. TTK. Cilt XXIII, 1959. - P. 229-239.

20. Uctum Nejat R. Hürrem ve Mihrümah Sultanlarin Polonya Kirali II. Zigsmund'a yazdinlari Mektuplar // Belleten. TTK. 1980, Cilt XLIV. Sa. 176. - P. 697-715.

21. Галенко О. Витівки українського орієнталізму // Критика, 1999, ІІІ, ч. 4(18). - С. 15.

22. Çağatay Uluçay M. Osmanli Sultanlarina Aşk mektuplari. - Istanbul, 1950.

23. Gülcü Ali Ihsan Iki hayirsever sultan. Kanuni'nin eşi ve kizi // Tarih ve Medeniyet. - Istanbul, mayis 1995. No 15. - P. 49-56.

24. Корнюшин Ф. Не вір очам своїм // Комуніст, 8 липня 1926 р.

25. Мишанич, Олекса. Історичні романи Миколи Лазорського // Повернення. - К., 1997. - С. 123-127.

26. Крамар, Євген. Славетна українка в султанському дворі // Дослідження з історії України. - Торонто-Балтімор, 1984. - С. 137-163.

27. День. - К., 1999, номер від 24.11.99.

28. Загребельний, Павло. Роксоланство // Думки нарозхрист. - Київ, 1998. - С. 88-108.

29. Базів, Василь. Чи станеться нове пришестя Роксолани? // Шлях з рабства. Кн. 1. - Львів, 1999. - С. 236-238.

30. Маланюк, Євген. Невичерпальність. - Київ, 1997. - С. 87.

31. Clot, André. Soliman le Magnifique. - Paris, 1983. - P. 209.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 icon«Ромен сарду «Блиск Бога», серія «Європейський best» (російською...

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 icon«Лекарь. Ученик Авиценны.»: Ооо «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”»
Ооо «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”»; Белгород; 2011; isbn 9789661413817, 9785991016483

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconФутбольный клуб «Ливерпу́ль»
Футбольный клуб «Ливерпу́ль» (англ. Liverpool Football Club;английское произношение: [ˈlɪvəpuːl]) — самый титулованный английскийфутбольный...

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 icon«Далекие берега. Навстречу судьбе»: Книжный клуб "Клуб семейного...
Егам, взошли двое. Гарри и Лили Бэтманы не вольны распоряжаться своим настоящим — их обвенчали без их согласия, — но они верят, что...

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconШэрон Болтон Последняя жертва Scan Alex1979. Ocr & ReadCheck Юрчик....
Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Харьков, Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Белгород; Харьков, Белгород; 2010; isbn 978-5-9910-1105-1,...

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconАдрес: Г. Раменское Ул. Коминтерна, тц авиатор, 4 этаж фитнес клуб «Gordey Gym»
С правой стороны будет тц авиатор, вход ( магаз. Дикси – далее по указателям на фитнес клуб)

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconФилипп Ванденберг Свиток фараона Scan, ocr, ReadCheck: 15tetris15;...
Ооо «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”»; Белгород; 2012; isbn 978-5-9910-1847-0

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconЗадачи и направления деятельности Клуба
Клуб «умник» Новгородской области (далее – Клуб) создается с целью объединения студентов, аспирантов, молодых ученых и специалистов,...

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 icon«согласовано» Военно-патриотический клуб «бм-21» Иргту
Организацию и проведение игры Зарница (далее игра) осуществляет Военно-патриотический клуб бм-21 ппос иргту

Кочубей Ю. Роксолана: судьба, образ, символ. // Назарук О. Роксоляна. Харків: Книжковий Клуб \"Клуб Сімейного Дозвілля\", 2013. С. 3-19 iconУстав томской региональной общественной организации "Интернациональный Клуб"
Томская региональная общественная организация "Интернациональный Клуб" является некоммерческим общественным объединением, действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов