Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал)




НазваниеФгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал)
страница3/11
Дата публикации18.11.2013
Размер1.8 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

– отказ от льготного кредитования;

– сокращение импортных субсидий;

– реформа бюджетной системы, включая снижение налогов;

– территориальная целостность страны;

– равные права всех регионов и народов;

– гибкость и многообразие федеративных отношений;

– разделение федеральной, региональной и местной собственности;

– гарантии социальной обеспеченности защитников порядка21.

Но даже после формирования политического движения и предвыбор­ного блока программа «Выбора России» опубликована не была. Лишь в га­зете «Известия» 19 октября автором предвыборной программы блока был на­зван Г. Э. Бурбулис22.

На съезде представители ближайшего окружения Б. Н. Ельцина резко выступили против досрочных выборов Президента. Три либеральных кон­цепта – «Свобода - Собственность - Законность» – обрамлявшие фигуру Петра I на вздыбленном коне, стали девизом и частью эмблемы блока.

Некоторая ясность с обнародованием предвыборной программы поя­вилась лишь 23 ноября. Именно в этот день, когда планировалось провести презентацию экономической программы, Е. Т. Гайдар отказался от про­граммного выступления. Первый вице-премьер заявил, что предвыборная экономическая программа блока – это братская версия Правительственной Программы, так как «…обе подготовлены одними людьми, только для разных целей». Таким образом, Е. Т. Гайдар своим единоличным решением, предло­жил считать «Программу Совета Министров – Правительства Российской Федерации на 1993-1995 годы «Развитие реформ и стабилизация российской экономики»», принятую на заседании Правительства 6 августа 1993 г., про­граммным документом «Выбора России»23.

Здесь, безусловно, сыграл свою роль статус самого Е. Т. Гайдара и, возможно, предупреждение Председателя Совета Министров – Правитель­ства РФ В. С. Черномырдина: «Если кто-то из членов Правительства будет высказываться в разрез с линией Правительства – пусть лучше ищет себе другую работу»24. В день принятия Программы В. С. Черномырдин высту­пил на расширенном заседании Правительства РФ с часовым докладом, не оставившим никаких сомнений в намерении проводить жесткую финансово-кредитную политику. Особенность принятия этой Программы заключалась в том, что она даже не обсуждалась на заседаниях Правительства25, а организа­ционная подготовка мероприятия, где она была утверждена, с самого начала проводилась Администрацией Президента РФ26.

Большинство источников указывают на то, что руководителем группы экспертов подготовивших Программу был Е. Г. Ясин, директор Экспертного института Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП)27. С 8 ноября 1994 г. до 17 марта 1997 г. он исполнял обязанности Министра экономики Россий­ской Федерации. Методологической основой для Е. Г. Ясина служила кон­цепция доктора экономических наук Е. З. Май­минаса о социально-экономи­ческом генотипе. Суть этой концепции заключа­лась в изживании русскими людьми комплекса раба, вколоченного «оприч­никами Грозного, своеволия Петра, николаевскими чиновниками, кровавым террором большевиков». По мнению Е. З. Майминаса в российской системе ценностей необходимо выкорчевывать такие ценности как державность, со­борность и общинная уравнительность. Основывая свою концепцию на свое­образной и далеко не бесспорной интерпретации истории России и русского народа, Е.З. Майминас ратовал за кардинальный сдвиг в социально-экономи­ческом генотипе русского народа: «Требуется, в конечном счете, переход к примату личности, свободной, инициативной и ответственной за себя, свои поступки и результаты деятельности, к служебной роли государства, право­вого, четко, гласно и демократически функционирующего, к гражданскому обществу». Характерной чертой русского генотипа, который Е. З. Майминас подавал только в отрицательном аспекте, является, по его мнению, сплав государственности, уравнительности и иждивенчества. «Плохому» русскому генотипу противопоставлялся англо-саксонский «хороший» генотип, кото­рый, по мнению Е. З. Майминаса, отличали индивидуализм, опора на собст­венные силы, расчетливый конкурентный прагматизм28.

Идеи изменения «русского генотипа», где традиционный уклад, мента­литет, обычаи подавались только со знаком минус, вдохновляли Е. Г. Ясина, называвшего уроженца буржуазной Литвы, переехавшего в Москву в 1966 г., своим «самым любимым другом», подобным «старшему брату или отцу»29. В 1968-1988 гг. он вел на экономическом факультете МГУ им. М. В. Ломоно­сова семинар «Процессы принятия решений», куда помимо Е. Г. Ясина, при­ходил А. Л. Головков, будущий ответственный секретарь предвыборного штаба «Выбора Россия», познакомивший Е. Т. Гайдара с Е. З. Майминасом.

Кроме Е. Г. Ясина, в разработке Программы принял участие еще один давний соратник Е. З. Майминаса – Я. М. Уринсон, директор Центра эконо­мической конъюнктуры при Правительстве РФ. В 1994-1998 гг. Яков Мои­сеевич будет занимать различные министерские должности в Правительстве РФ, доведя свой карьерный рост до уровня Заместителя Председателя Пра­вительства России. Именно он сменил Е. Г. Ясина на посту Министра эко­номики РФ в 1997 г., покинув его лишь после дефолта 17 августа 1998 г.

Главные причины бедственности в экономике, авторы Программы объяснили двумя причинами: «тяжелым наследием прошлого» и «трудно­стями переходного периода».

Истолковывая тяжести в экономике сложностями переходного периода, Программа увиливала от ответа на вопросы связанные с последствиями, на­пример, либерализации внешней торговли, которая совместно с либерализа­цией внутренних цен стало для страны настоящей катастрофой. Внутренние цены с мировыми не уравновесились, что привело, в условиях их огромной разницы, к исключительной выгоде распродажи сырьевых ресурсов, где сверхприбыли подчас достигали десятков тысяч процентов. Инвестиции в промышленное производство потеряли всякий смысл, всё это привело росту преступности, коррупции, социального неравенства, повышению внутренних цен и спаду производства.

Объявленные Программой конечные цели отражали философию либе­ральных доктрин: высокое благосостояние граждан, обладание собственно­стью, обеспечение прав и свобод, завершение формирования гражданского общества, правовое демократическое государство. Свое, едва-едва различи­мое, место нашло отражение некоторых консервативных констант: «…развитие лучших традиций народов нашей страны, нравственности и ду­ховности». Однако конечные цели содержали и противоречие между гаран­тиями самоопределения народов и целостностью России.

Все цели предполагалось достичь только на основе рыночных меха­низмов, ограничении вмешательства государства в экономику, сокращении в ней государственного сектора, при одновременном снижении налогов и го­сударственных расходов.

Программа выступала за развитие конкуренции, открытую экономику, ее интеграцию в мировое хозяйство. Положение об открытой экономике на­носило непоправимый удар по аграрному сектору и делало невозможным «удовлетворение спроса на продовольствие в основном за счет отечествен­ного производства», как это предполагалось следующим пунктом.

В среднесрочных задачах до 1996 г. в центре всех задач ставилась за­дача стабилизации общего объема производства и создание предпосылок для экономического подъема. Но эту задачу можно было решить, только продолжая «либерализацию экономики», «снимая административные огра­ничения с цен, хозяйственных связей, внешнеэкономической деятельно­сти». Провозглашая необходимость реализации программы приватизации, остаткам государственного сектора экономики предлагалось «повышение управляемости».

Программа особо оговаривала сроки трех этапов достижения конечных целей, а также основные макроэкономические показатели экономики.

Первый этап – кризисного развития – предполагалось завершить в 1994 году. В этот период планировалось установить контроль над инфляцией, достичь финансовой стабилизации, создать условия для стимулирования инвестиций. Вместе с продолжением массовой приватизации намечалась структурная перестройка экономики. В сельском хозяйстве завершить пере­дачу земли в собственность сельскохозяйственным товаропроизводителям. В 1994 г. предполагалось прекратить общий спад производства, стабилизи­ровать уровень жизни населения. Дефицит бюджета не должен превысить 8-10 % ВВП. Темп инфляции составить не более 5-7 % за месяц или до 30-40 % в год. Долю регулируемых цен предполагалось снизить до 3-5 % ВВП.

Второй этап – стабилизация – должен был охватить период с конца 1994 г. и весь 1995 г. В центре внимания должны были стоять институцио­нальные преобразования и обеспечение повышения инвестиционной актив­ности. Предполагалось завершить массовую приватизацию и реформу госу­дарственных предприятий, уменьшить налоговое бремя и ставки банковского процента, развернуть реформу социальной сферы. В 1995 г. должно было стабилизироваться производство, доля государственного сектора сокращена до 30-35 % и обеспечен рост уровня жизни населения.

Третий этап – экономический подъем – датировался 1996 годом. Глав­ный приоритет – обеспечение технической реконструкции народного хо­зяйства, создание условий для качественного повышения благосостояния ос­новной массы населения. Должно было развернуться жилищное строитель­ство, обновление производственной и непроизводственной инфраструктуры. Стабилизироваться положение в аграрном секторе, активизироваться отечественные предприниматели. К концу 90-х годов темпы экономиче­ского роста должны составить 4-5 % в год.

Единственным инструментом достижения заявленных целей могла быть только жесткая «монетарная политика, изложенная во втором разделе «Финансовая, денежная и ценовая политика». В свою очередь основы «моне­тарной политики» заключались в решении двух задач:

– сокращение дефицита федерального бюджета, которая была названа «центральной проблемой»;

– подавление инфляции

Из этих задач вытекали первоочередные действия Правительства, за­ключающиеся в предотвращении неконтролируемого роста расходов бюджета и укрепление его доходной базы.

Для сдерживания роста дефицита бюджета предлагалось ввести акциз­ный сбор на газ, повысить ставку акциза на нефть, установить специаль­ный целевой сбор для создания федерального фонда финансовой под­держки угольной промышленности и сельского хозяйства. Как в этом случае можно было сократить инфляцию, если в этом случае, с повышением акци­зов, на деле происходит увеличение денежной массы, разработчики Про­граммы пояснить не удосужились.

Разработчики программы предупреждали, что сокращение дефицита федерального бюджета («центральная проблема»): «… нельзя будет ликви­дировать немедленно». Возможно, поэтому именно поэтому, сроки его лик­видации не назывались, но описывались мероприятия по его сокращению за счёт увеличения доходов и уменьшению расходов.

Сокращению бюджетных расходов уделялось особо пристальное вни­мание. Объявлялся мораторий на новые расходы до конца 1993 г. Одновре­менно должен пройти секвестр (сокращение) на 15 % большинства расходов федерального бюджета. Декларировалось ужесточение контроля исполнения бюджета и величиной государственного долга. Предельный размер феде­рального бюджета на 1994 г. предлагалось установить на уровне 6 % ВВП.

Сокращались дотации и субсидии угольной промышленности и сель­скому хозяйству. Заявлялось о перераспределении сумм дотаций от произ­водителей в пользу потребителей и их адресность. Сельхозпроизводители могли получить дотации только на сезонные цели. Армия и правоохрани­тельные органы могли получить финансирование «исходя из принципа ра­зумной достаточности, с учетом необходимости усиления социальной за­щиты военнослужащих, борьбы государства с организованной преступно­стью и коррупцией».

Увеличение доходов бюджета предлагалось достичь за счет развития «экономически обоснованных методов финансирования» и эффективного перераспределения «финансовых ресурсов исходя из общегосударственных приоритетов». Предлагалось пересмотреть налоговые льготы для предпри­ятий, ввести единый налог на природную ренту, сделать основным объектом налогообложения для юридических лиц недвижимость, установить общий режим налогообложения прибыли банков, страховых организаций, доходов от долевого участия, дивидендов и процентов по ценным бумагам. Развитие промышленного производства, ввод в действие новых предприятий, как ис­точник получения дополнительных доходов, реформаторы не рассматривали

В Программе ставилась задача создания механизма финансирования бюджетного дефицита. Составной частью этого механизма должен был стать «…закон о запрете прямого кредитования Правительства в Центральном Банке России». Данная правовая норма будет установлена частью 2 статьи 75 новой Конституции РФ от 12 декабря 1993 г.30, что, по мнению ряда ис­следователей, является признаком утраты Российской Федерацией своего су­веренитета31.

От кредитования народного хозяйства, Программа предлагала перейти к выпуску государственных долговых обязательств, направляемых на по­крытие дефицит бюджета. «В первоочередном порядке» должен быть создан механизм предусматривавший: расширение выпуска государственных краткосрочных и среднесрочных обязательств; повышение процентных ставок по уже выпущенным государственным облигациям; подтвер­ждение безусловного выполнения государством своих обязательств перед кредиторами и инвесторами независимо от их юридического статуса; соз­дание благоприятных условий для коммерческих банков, производящих инвестиции в государственные ценные бумаги; освобождение владельцев го­сударственных ценных бумаг от всех налогов по ним; продажа государст­венных облигаций с их имущественным обеспечением, в том числе правом собственности на землю.

О подобных льготах производителям отечественной продукции на предприятиях России оставалось только мечтать.

Программа требовала «тесной координации действий Правительства и Центрального Банка России» для установления контроля над инфляцией и достижения финансовой стабилизации. Для подавления инфляции намеча­лось принять меры по сокращению денежной массы. Провозглашалось зна­чительное сокращение выдачи кредитов и дотаций промышленным предпри­ятиям. Однако для коммерческих банков предполагалось существенно уве­личить долю централизованных кредитов, через кредитные аукционы на рыночных условиях.

Ключевым направлением реформы финансовой системы провозгла­шалась перестройка финансовых взаимоотношений с регионами. В соот­ветствии с федеративным устройством государства утверждалось разграни­чение ответственности республиканских, региональных и местных властей и разделение на этой основе расходов бюджетов разных уровней.

Программа говорила о дальнейшей либерализации цен на уголь, нефть и нефтепродукты, повышение цен на природный газ, электриче­скую и тепловую энергию.

Декларативное заявление об усилении «социальной направленности расходов», авторы документа конкретизировали пояснением, что «бюджет­ные дотации будут последовательно замещаться оплатой этих услуг населе­нием при одновременном переводе сумм дотаций в денежные доходы граж­дан», т.е. фактически говорилось о грядущей «монетизации льгот».

Одним из основных направлений реформ в документе рассматривались институциональные преобразования. В качестве их важнейшего звена авторы документа поставили приватизацию. Другие направления институциональ­ных преобразований включали в себя: реформу государственных предпри­ятий; поддержку предпринимательства и развитие рыночной инфраструк­туры; демонополизацию экономики, формирование конкурентной сферы; развитие финансового рынка; совершенствование законодательства и укреп­ление правоприменительной системы.

В своей структурной политике Правительство предполагало исходить приоритетов развития топливно-энергетического комплекса, нефтеперера­ботки, нефтехимии; обеспечения населения продовольствием, медикамен­тами; конверсии ВПК; улучшения работы транспорта, связи, телекоммуника­ций; развития жилищного строительства на основе ипотечного кредитования.

В аграрном секторе экономики политика Правительства акцентирова­лась всего на решение двух задач:

– продолжение курса на глубокие аграрные преобразования;

– стабилизацию сельскохозяйственного производства.

По мнению авторов Программы, эти задачи можно было решить, только после проведения земельной реформы, сочетающейся с иными струк­турными преобразованиями. Частная собственность на землю должна соче­таться с другими формами добровольного объединения ресурсов. Помимо этого на селе должна быть создана конкурентная среда и рыночная инфра­структура, проведена приватизация и демонополизация в промышленных и обслуживающих отраслях АПК.

Программа содержала предложения и в области социальной политики. Обращало на себя внимание то, что предлагалось развернуть работу «по реформированию социальной сферы на основе разумного сочетания принци­пов платности и бесплатности». Авторы Программы сообщали, что увели­чение «доли платных услуг обеспечит соответствующее сокращение бюд­жетных средств, выделяемых на эти цели, и создаст дополнительные сти­мулы для накопления населением денежных сбережений». С промышлен­ных предприятий, по их мнению, будет сброшена значительная часть налого­вого бремени. Платным должно стать здравоохранение, где планировалось сформировать рынок медицинских услуг. Жители городов должны гото­виться к переходу к оплате полной стоимости жилья и коммунальных ус­луг.

Программа включала иные предложения в области регионально-эконо­мической политики, экономических отношений с республиками бывшего СССР. Развитие сотрудничества России со странами ближнего зарубежья должны были строиться не на базе ее лидерства, а на основе равноправия и взаимной выгоды с учетом международных правовых норм. Во внешнеэко­номической деятельности Правительство предполагало продолжение курса на либерализацию внешней торговли и интеграцию российской экономики в мировое хозяйство.

В Программе нашло свое отражение противоборство между «монета­ристами» и «государственниками». Так, например, несмотря на то, что в сфере жилищного предусматривалось ипотечное кредитование, одно из по­ложений по данному вопросу содержало требование обеспечения бесплат­ным жильем социально незащищенных слоев населения. «Государственни­кам» удалось вписать ряд тезисов о развитии отечественной промышленно­сти и науки. Среди них были положения об ослаблении зависимости от им­порта, о развитие отечественного станкостроения с целью выхода на миро­вой рынок, о сохранении производственного потенциала оборонных отрас­лей, о создании производств технологического оборудования для пере­рабатывающих отраслей, текстильной и легкой промышленности, о раз­витии производства и насыщение рынка высококачественными товарами длительного пользования. Однако все эти предложения не подкреплялись ис­точниками финансирования и звучали декларативно32.

Противоречия между «монетаристами» и «государственниками» про­явились в ходе избирательной кампании по выборам в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания I созыва. Отголосками этой борьбы стали формирование второй «партии власти» в лице ПРЕС и позиция занятая съездом V съездом РСПП 16 ноября 1993 г. Анализируя расстановку сил в Правительстве РФ, выразив неприятие «монетаристскому» курсу Пред­седатель РСПП А. И. Вольский заявил: «Реальная власть в Правительстве по­лучили старшие научные сотрудники, которым заводская жизнь может при­видеться только во сне». Его заявление о поддержке позиции съезда В. С. Черномырдиным, вызвало в Колонном зале овацию руководителей крупней­ших предприятий России33.

По окончании съезда РСПП средства массовой информации распро­странили оброненное председателем Центрального Банка России В. В. Гера­щенко в съездовских кулуарах высказывание о том, что, если страна после­дует по пути, предложенному «Выбором России», у нее нет будущего34.

Заявление А. И. Вольского о «реальной власти» находящейся в руках «старших научных сотрудников» страдало неточностью. В. С. Черномырдин предпринимал действия, ограничивавшие компетенции «монетаристов». Так, например, своим распоряжением от 10 ноября выделение экспортных квот он поручил О. Н. Сосковцу, исполнявшему, как и Е. Т. Гайдар, обязанности пер­вого вице-премьера. Обозреватель газеты «Известия» А. Беккер констатиро­вал не только отсутствие у Е. Т. Гайдара «широкой поддержки блока про­мышленных директоров», но то, что он «изолирован премьером от принятия решений по республиканскому бюджету»35.

Потеряв поддержку в лице председателя Центрального Банка РФ, Е. Т. Гайдар попытался опереться на социальную опору в лице руководства ком­мерческих банков. Встретившись 17 ноября с банкирами, при полном взаи­мопонимании, лидер «Выбора России» обсудил с ними широкий круг вопро­сов: об участие Правительства в регулировании деятельности коммерческих банков; о создании Национального совета банков; о деятельности иностран­ных банков на территории РФ; о путях создания национальной системы рас­четов и т.д.36.

Но это была весьма узкая социальная опора. Вскоре и Б. Н. Ельцин ох­ладел к политической фигуре лидера «Выбора России», заявив о своем наме­рении сохранить на посту Председателя Правительства РФ В. С. Черномыр­дина, вне зависимости от итогов 12 декабря, что вызвало большой переполох среди членов исполкома предвыборного блока, рассчитывавших взять этот пост под свой контроль37.

Сам Е. Т. Гайдар, анализируя путь пройденный реформаторами за два года, в интервью «Российской газете» отмечал, что это «не более чем первый этап в формировании рыночной экономики России». «Впереди самое глав­ное, – сказал лидер «Выбора России» – добиться экономического роста на рыночной основе». По его мнению, государство не может идти традицион­ными дорогами, когда оно было «главным мотором» в проведении реформ. Нужно опираться не на исторический опыт России, а мировой опыт. В со­временной РФ, по мнению Е. Т. Гайдара, государственное финансирование приведёт к резкому повышению налогового бремени, что заставит «включить печатный станок», который увеличит инфляционную нагрузку на экономику. Поэтому нужно стимулировать частные сбережения и частные капитало­вложения, постепенно освобождать общество «от бремени государства». Помимо этого нужна стабильная валюта, что даст дополнительный стимул частным вложениям в производство, а государство необходимо только для того, чтобы принять законы, оберегающие частную собственность. Эти за­коны нужны не столько собственнику, сколько государству, ибо стимули­руют собственника в инвестиции в производство. Исходя из этого, заявил Е. Т. Гайдар: «Государство должно меньше тратить».

Задержку выплат заработной платы, пенсий, социальных пособий он объяснил обязательствами взятыми Правительством в 1992 и «особенно в 1993 годах». Поэтому Правительство приняло решение о сбросе с себя це­лого ряда финансовых затрат касающихся льготного кредитования, дотаций сельхозпроизводителям и т. п.

Проблем связанных с дискриминацией русского населения в республи­ках СНГ, в т.ч. и с его массовым изгнанием, лидер блока не затрагивал. Го­воря о проблемах миграции, он отметил, что круг людей, которые стремятся в Россию, должен быть ограничен, а лучше всего выделять деньги на стаби­лизацию положения в ближнем зарубежье, иначе «если там будет совсем плохо, миллионы людей бросятся в Россию». Условиями «стабилизации промышленного производства» в 1995 г., Е. Т. Гайдар назвал проведение в 1994 году «устойчивой финансовой политики», обеспечение политической стабильности и проведением правовой реформы38.

Позиции «Выбора России» во время предвыборной кампании выгля­дели наиболее предпочтительными. Оппозиция к этому времени потеряла много массовых организаций. Прекратили свои выпуски программы «600 се­кунд», «Парламентский час» и парламентский канал на радио. Приостанов­лен выход газет «Советская Россия» и «День». Переменилось руководство «Российской газеты». «Выбор России» вместе со значительными финансо­выми возможностями, обладал надёжной вертикалью исполнительных струк­тур в центре. Блок имел возмож6ности максимального использования ресур­сов Правительства и Администрации Президента. Наконец, избирательные комиссии всех уровней формировались по распоряжению органов исполни­тельной власти, обладавших возможностями контроля над ходом кампании.

Однако на протяжении всей предвыборной кампании рейтинг блока снижался. В начале ноября еженедельник «Аргументы и факты» обнародовал данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) от 23 октября, который опросил 1683 человек, ответивших на вопрос: «За ка­кой блок вы собираетесь голосовать на выборах в Федеральное собрание?». Блок «Выбор России» поддержали 41% от числа опрошенных людей39. Од­нако по данным ВЦИОМ 30 ноября уровень его электоральной поддержки сократился до 25 %40.

С начала года цены на основные продукты питания выросли в 5,5. Цены продолжали расти и в период предвыборной кампании. Если на 27 ок­тября стоимость набора из 19 важнейших продуктов питания в Москве со­ставляла 25,9 тыс. руб., то к 18 ноября «продовольственная корзина» подо­рожала до 30,5 руб.41. В переживаемых трудностях население винило рефор­маторов из блока «Выбор России».

Победителем на выборах в Государственную Думу РФ 12 декабря 1993 г. стала Либерально-демократическая партия России во главе с В. В. Жириновским. Поражение «Выбора России», получившего 15,51 % голосов, на фоне триумфа этого политика, выглядело унизительным.

После выборов сложилась парадоксальная ситуация. Блок, создавав­шийся как «пропрезидентская партия», возглавляемый первым вице-премье­ром, в Государственной Думе І созыва оказался в меньшинстве. Таким обра­зом, борьба исполнительной и представительной ветвей власти, завершив­шаяся трагедией 3-4 октября 1993 г., не привела к абсолютной политической победе Б. Н. Ельцина, а лишь трансформировала формы социального и поли­тического противостояния.

Задачу разрешения возможного конфликта позволяли правовые нормы принятой на референдуме Конституции. В соответствии с Постановлением Центризбиркома РФ № 142 от 20 декабря 1993 г. было признано, что голосо­вание по проекту Конституции Российской Федерации состоялось, и Основ­ной Закон страны принят всенародным голосованием.

Не добившись обретения конституционного большинства «Выбор Рос­сии» 13 января 1994 г. зарегистрировал фракцию в составе 76 человек. Днём ранее руководителем фракции депутаты избрали Е. Т. Гайдара42. 16 января 1994 г. Е. Т. Гайдар объявил о том, что он отклоняет предложение Председа­теля Правительства РФ В. С. Черномырдина о вступлении в должность «пер­вого вице-премьера». Свой уход из Правительства он мотивировал отсутст­вием в его руках необходимых рычагов «для последовательного проведения экономической политики, в правильности которой убежден»43. М. Бергер в «Известиях», подводя итоги политической деятельности Е. Т. Гайдара, кон­статировал: «И если некоторое время назад ключевые экономические реше­ния без согласования или обсуждения с Гайдаром, как правило, не принима­лись, то в последние недели, особенно после выборов, влияние первого вице-премьера свелось практически к нулю»44. Политический обозреватель М. Соколов в журнале «Власть» сделал вывод: «…«Выбор России» в лице его лидера сам оказался в оппозиции»45. Уход Е. Т. Гайдара из Правительства РФ подводил черту под утратой «Выбором России» статуса «партии власти».

17 января 1994 г. представители «Выбора России» получили долж­ность Первого Заместителя Председателя Думы, председателей четырёх ко­митетов и двенадцать постов заместителей председателей комитетов. Упол­номоченным по правам человека стал член фракции С. А. Ковалёв. Фракция в первом и втором чтениях голосовала против утверждения предложенного Правительством проекта бюджета на 1994 г., проявив тем самым свою оппо­зиционность действующей власти. Во время третьего чтения 45 депутатов во главе с Е. Т. Гайдаром проголосовали «за», 17 членов фракции в голосова­нии не участвовали, три человека голосовали «против». Фракция не поддер­жала предложение об увеличении военного бюджета (36 голосов «против», 3 воздержались, ни одного «за»)46.

10 февраля 1994 г. Е. Т. Гайдар объявил о необходимости создания «пра­вящей партии, которая должна стать партией поддержки Президента». Г. Э. Бурбулис уточнил, что эта партия должна поддерживать не конкретно ны­нешнего Президента, а президентский пост вообще, что, очевидно, должно обеспечить её правящий характер на относительно длительную перспективу. Вскоре Е. Т. Гайдар представил своим соратникам концепцию «партии ре­форм» с жёсткой организационной структурой. Такая партия должна была стать основной силой в лагере демократов и платформой для создания изби­рательного объединения на будущих президентских выборах. Г. Э. Бурбулис, а вслед за ним ещё ряд демократов, с этой идеей не согласился. По мнению Л. Пономарёва, такая партия могла рассчитывать не более чем на четверть участников движения «Демократическая Россия»47.

12 - 13 июня 1994 г. состоялся учредительный съезд партии, получив­шей название «Демократический выбор России» (ДВР). Председателем пар­тии избрали Е. Т. Гайдара. Однако Б. Н. Ельцин даже не послал приветст­венной телеграммы в адрес делегатов форума. На выборах в Государствен­ную Думу II созыва партия вошла в состав блока «Демократический выбор России – Объединённые демократы», который 17 декабря 1995 г. не набрал 5 % голосов избирателей, необходимых для формирования фракции по пар­тийным спискам. Еще хуже, чем ДВР на этих выборах выступило политиче­ское движение «Выбор России», ставшее учредителем блока «89», который получил всего лишь 0,06 % голосов.

В мае 2001 г. ДВР приняла решение о самоликвидации вхождении партии в состав Союза правых сил (СПС), а политическое движение «Выбор России» существует юридически, впрочем, не оказывая какого-либо влияния.

Фракция «Выбор России» в конце 1994 г. перешла сначала к мягкой критике Б. Н. Ельцина, а весной 1995 г. Е. Т. Гайдар, С. А.Ковалёв и С. Н. Юшенков перешли к жёсткой критике политического курса Президента РФ. К концу полномочий Государственной Думы I созыва фракция насчитывала всего лишь 47 депутатов48.

16-17 октября 1993 г. в Новгороде, с участием 161 делегата из 53 ре­гионов, прошёл Учредительный съезд второй «партии власти» – Партии Рос­сийского Единства и Согласия. Съезд принял Политическую декларацию, по­служившую предвыборной платформой ПРЕС на выборах в Государствен­ную Думу. Свой курс партия обозначила как «движение вперед», но с отка­зом от «радикализма».

В работе съезда, помимо представителей местной исполнительной власти из более 20 российских регионов, приняли участие два вице-премьера: С. М. Шахрай и А. Н. Шохин, руководитель Государственно-правового управления А. А. Котенков, советник Президента РФ по политическим во­просам С. Б. Станкевич. Малое количество представителей регионов выявил кадровый дефицит сторонников партии, принявших участие в её создании. К избирательному объединению ПРЕС неформально присоединилось неболь­шое политическое движение «Предприниматели за новую Россию» (лидер – К. Ф. Затулин).

В отношении тактики предвыборной борьбы мнения участников съезда разделились. Некоторые делегаты предлагали вступить в союз с бло­ком «Выбор России», с Республиканской партией России, региональными отделениями «Демократической России». Однако московские политики по­считали альянс с «правящей партией» – так они назвали «Выбор России» – невозможным. При этом С. Б. Станкевич оговорился, что ПРЕС станет не ан­тагонистом этого избирательного блока, а между ними «сложатся партнер­ские отношения». «Мы дополняем друг друга, но не противостоим», – под­черкнул советник Президента РФ.

В общефедеральный список кандидатов в депутаты Госдуму от ПРЕС вошли четыре члена правительственного кабинета: два Заместителя Предсе­дателя Правительства РФ – С. М. Шахрай и А. Н. Шохин, министр юстиции РФ Ю. Х. Калмыков, министр труда РФ Г. Г. Меликьян.

Принципы и цели, провозглашённые партией в Политической деклара­ции, представляли собой набор из либеральных концептов и первоочеред­ных задач, которые условно можно соотнести с консервативными ценно­стями. В их числе были: приоритет прав человека; незыблемость прав собст­венности; разделение властей; гражданское общество; рынок и эффектив­ное социальное обеспечение; равноправие; единство и целостность России; народовластие; федерализм и местное самоуправление; защита интересов российских предприятий и политика разумного протекционизма; поддержка крупных производственно-финансовых корпораций, способных проводить самостоятельную инвестиционную и научно-техническую политику; воссоз­дание общего экономического пространства и разрушенных хозяйственных связей на территории бывшего СССР; развитие в рамках СНГ конфедератив­ных отношений; «внешняя политика великой мировой державы» и пр49.

В конце октября в ПРЕС приступила к работе редакционная комиссия по разработке партийной программы, которую возглавил А. Н. Шохин. Вице-премьер, подчеркивая, что ПРЕС выступает за сохранение курса экономиче­ских реформ, отмечал незначительность расхождений с «Выбором России». Во взаимоотношениях центра и регионов экономическая часть программы партии опирается на принципы восстановления единого экономического пространства РФ. По мнению вице-премьера, неоднородность экономиче­ского пространства создает напряженность между регионами, что приводит подчас к сепаратистским акциям и угрозам. ПРЕС выступает не против при­ватизации, а за ее корректировку. Другая программная позиция, – по словам А. Н. Шохина, – заключается в «поиске векторов согласия» между различ­ными социальными группами. При этом ПРЕС, отстаивая курс на продолже­ние реформ, выступает не против «ослабления финансовой политики», а за поиск других «инструментов, которые ее дополняют»50.

Переговоры о сотрудничестве ПРЕС и «Выбора России» едва начав­шись, были сорваны. «Можно предположить, что главной причиной неудачи переговоров были не столько программные разногласия предвыборных бло­ков демократов, – комментировал создавшуюся ситуацию во взаимоотноше­ниях двух «партий власти» Е. Янаев в «Коммерсанте», – сколько принадлеж­ность их лидеров к разным группировкам, ведущим ныне борьбу за власть в российском руководстве. Если в «Выбор России» входит все монетаристское крыло нынешнего Правительства, то Сергей Шахрай ориентируется на более прагматичного премьера, выражающего интересы крупного российского промышленного директората»51.

В ходе предвыборной кампании С. М. Шахрай, ориентируясь, прежде всего, на интересы российского промышленного директората и расширение социальной базы партии, вынужден был обозначить несовместимость эко­номических приоритетов ПРЕС и «Выбора России». С. М. Шахрай привлек внимание промышленников тезисами об укреплении государственности и обещаниями дополнить политику финансовой стабилизации продуманной структурной и промышленной политикой. В конце октября о поддержке ПРЕС заявил председатель правления РАО «Газпром» Р. И. Вяхирев52.

Отмежевание от «Выбора России» не спасло ПРЕС от роли политиче­ского аутсайдера. В конце октября подали заявление об уходе в отпуск или сменили место работы С. М. Шахрай и А. А. Котенков. В средствах массовой информации открыто предсказывали будущую отставку с поста вице-пре­мьера А. Н. Шохина. Вдобавок ко всему Председатель Правительства РФ В. С. Черномырдин лично опроверг сообщения «некоторых средств массовой информации» о том, что он возглавляет список кандидатов от «партии Шах­рая»53.

ПРЕС заметно отставала от «Выбора России» и по количеству минист­ров, и по влиянию на местах. Партия располагала отделениями лишь в поло­вине регионов России. Вдобавок номенклатурная близость «партии Шахрая» к «партии Гайдара» оказала ей плохую услугу. Не только рядовое население посматривало в её сторону косо, но и со стороны своих коллег пришлось по­лучить незаслуженную долю политической критики. Самый жестокий огонь критики обрушили на голову несчастного С. М. Шахрая вожди «Выбора Рос­сии», которые поначалу именно в ПРЕС увидели своего главного конкурента. В. Ф. Шумейко даже поставил под сомнение лояльность ПРЕС «принципам де­мократии и либерализма»54.

С. М. Шахрай стремился показать себя и возглавляемую партию сто­ронниками консервативных ценностей: «Я отношу себя к консерваторам, – говорил он в интервью корреспонденту газеты «Известия» С. Чугаеву, – и даже хотел назвать нашу партию Общероссийской консервативной партией». Новоявленный «консерватор» выступил за «сохранение российского госу­дарства» и установление «конфедеративных отношений в рамках СНГ». Проблему миграции в РФ из республик распавшегося СССР С. М. Шахрай не затрагивал. В основе экономической программы партии, со слов С. М. Шах­рая, «лежат те решения, которые были одобрены Президентом и Правитель­ством 6 августа», т.е. та же позиция, которой и придерживался «Выбор Рос­сии». Одновременно С. М. Шахрай отвергал применение к своей организа­ции термина «правительственная партия». Лидер ПРЕС поддержал действия Президента РФ по расстрелу Верховного Совета, проект новой Конституции РФ. Говоря о расхождениях с «Выбором России», по его словам, ПРЕС не является оппозицией к этой организации, а всего лишь оппонентом55.

В интервью «Российской газете» 3 декабря лидер ПРЕС ничего не ска­зал принципиально нового, лишь обращало на себя внимание то, что он ста­рательно избегал критики в адрес «Выбора России». Возможно, за этим скрывалось понимание резкого падения электорального рейтинга блока, и лидер ПРЕС, заняв корпоративную позицию, с пониманием относился к пе­реживаемым трудностям своих коллег.

Крайне осторожной была критика проекта Конституции: «Мы приняли решение в целом голосовать за предложенный проект Конституции, но при этом наше отношение к целому ряду разделов отрицательное. В новом пар­ламенте мы будем добиваться корректировки этих положении». Не стал С. М. Шахрай, как руководство «Выбора России», настаивать на отмене Указа Президента РФ о «назначении досрочных президентских выборов. По его мнению, этот вопрос должен был стать прерогативой Федерального Собра­ния. Относительно экономических преобразований С. М. Шахрай занял ли­беральные позиции: «ПРЕС за продолжение курса реформ, за принципиаль­ные и масштабные преобразования, за быстрейший выход из кризиса и соз­дание цивилизованных рыночных отношений».

С. М. Шахрай одобрил совмещение постов депутата и министра. По­ложительно отнесся и к процессу приватизации: «Это один из важнейших элементов формирования рыночных отношений, создания условий для рачи­тельного ведения хозяйствования. Приватизация – путь формирования ши­рокого слоя собственников, являющихся основой стабильности в стране и становления гражданского общества». В свою очередь о социальной поли­тике высказался в духе идей социального дарвинизма: «Это создание для всей трудоспособной части общества экономических и правовых условий, обеспечивающих людям возможность своим трудом и умением добиваться собственного благосостояния».

В интервью газете «Известия» от 17 ноября, С. М. Шахрая оценивая численный состав партии, назвал цифру «около 4,5 тыс. человек». В «Рос­сийской газете» была приведена структура партии по возрасту, где видно, что более 75 % членов партии были в возрасте от 30 до 50 лет, т.е. находи­лись в период расцвета своей профессиональной деятельности56.

На выборах в Государственную Думу РФ 12 декабря 1993 г. ПРЕС пользовалась максимальной поддержкой в национальных автономиях. Мак­симальный показатель был отмечен в Туве – 48,4 %, в Кабардино-Балкарии – 31,5 %, в Республике Алтай – 26,55 % голосов57.

На общефедеральном уровне список получил 6,73 % голосов избирате­лей. 13 января 1994 г. фракция ПРЕС зарегистрировалась в составе 30 депу­татов. Впрочем, за время работы в Госдуме ее численность уменьшилась к осени 1995 г. до 12 человек. Фракция получила должности трёх председате­лей комитетов и шести заместителей председателей комитетов58.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРоссийская Академия Наук Российский фонд фундаментальных исследований...
«мати» – Российский государственный технологический университет им. К. Э. Циолковского

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconФгбоу впо «Российский государственный социальный университет» Курский...
Областная научная библиотека им. Н. Н. Асеева, Курский областной детский эколого-биологический центр

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРасписание занятий студентов очной формы обучения
Технологический институт филиал фгбоу впо «Ульяновская гсха им. П. А. Столыпина»

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconФгбоу впо «Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики»
Фгбоу впо «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте рф» Новгородский филиал

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconИван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие
Иван IV васильевич Грозный: мифология, духовно-политические и социально-экономические основы реформ. Учебное пособие / гоу впо рхту...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconО проведении II
Новосибирский технологический институт (филиал) «Московский государственный университет дизайна и технологии»

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРоссийской федерации фгобу впо «кубанский государственный университет»...
У впо «Кубанский государственный университет» в г. Армавире при поддержке Армавирской городской думы и Армавирской межрайонной торгово-промышленной...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconИндивидуального задания: «Прибыль предприятия»
Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Новосибирской области «Новосибирский...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconКонтрольно-измерительные материалы Социология
Филиал гоу впо «Российский заочный институт текстильной и легкой промышленности» в г. Омске

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) icon1. 3 Нематериальные активы мо 13
Филиал фгбоу впо «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» в г. Твери

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов