Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал)




НазваниеФгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал)
страница5/11
Дата публикации18.11.2013
Размер1.8 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ ФОРМИРОВАНИЕ И КРАХ «ПРАВО-ЛЕВОГО» ЦЕНТРА
Идейно-политическое крушение «Выбора России» и ПРЕС принудил представителей политического истэблишмента искать новые формы создания «партии власти». В июле 1994 г. Г. Э. Бурбулис провозгласил курс на созда­ние «нового политического центра». Под «политическим центром» он пони­мал маятниковую двухпартийную систему: «правые» – либеральные консер­ваторы и «левые» – социал-демократы. По его представлениям конструктив­ное взаимодействие правоцентристского движения и левых социал-демокра­тических сил сформирует «полноценный политический центр»1.

Однако весной 1995 г. не Г. Э. Бурбулиса, а С. М. Шахрая или Г. А. Сатарова, помощника Президента РФ, отвечавшему за контакты с россий­ским парламентом и политическими организациями, уверенно считали авто­рами идеи «право-левого» политического центра2.

На первых порах именно Г. А. Сатаров в сентябре 1994 г. приступил к работе по созданию пропрезидентской коалиции. Так, например, 22 сентября он встретился с представителями шести фракций правоцентристского на­правления. Среди них были Е. Т. Гайдар, С. М. Шахрай, Е. Ф. Лахова (пред­седатель думской фракции «Женщины России»), Е. В. Бушмин (заместитель председателя депутатской группы «Либерально-демократический союз 12 декабря») и др. В ходе обмена мнениями участники встречи пришли к вы­воду, что «…реформаторским силам необходима широкая коалиция, по­скольку политический спектр вновь становится биполярным и, чтобы побе­дить на выборах, консолидации сил на одном полюсе надо противопоставить сильное объединение на другом»3.

Новое совещание видных лидеров либеральных объединений 18 ок­тября, с участием Е. Т. Гайдара, Б. Г. Федорова и Г. А. Явлинского, как ре­зюмировал М. Соколов, показал «полную неспособность демократов к ка­кому-то согласованию позиций»4.

Эту особенность правых политических сил подметил и политический обозреватель В. Кононенко: «…продолжительные усилия С. Филатова и Г. Сатарова сплотить демократические силы в единый блок, как и создать про­президентскую центристского направления партию потерпели полное фиа­ско. Контакты с представителями «Выбора России», ПРЕС, фракции «12 де­кабря», «ЯБЛоко» и некоторыми другими выявили одну общую закономер­ность: несмотря на близость взглядов этих политических группировок, лич­ные амбиции лидеров, оказались непреодолимым препятствием»5.

Попытки создания пропрезидентской группы начались с середины ян­варя 1995 г. Однако охотников до перехода под патронаж структур действующей власти было немного. Провал экономической политики, трагическая война в Чечне отталкивало людей от властного центра6. По утверждению председа­теля ЛДПР В. В. Жириновского за вступление в нее депутаты получили по 5 тысяч долларов США сразу, далее по 1 тыс. долларов в месяц, квартиры и определенное количество зарубежных поездок в год7.

В феврале 1995 г. появились первые сведения о создании новой депу­татской группы «Стабильность» в Государственной Думе РФ, которая, якобы, была призвана стать ядром будущей фракции или партии, поддержи­вающей политику Президента РФ. Организационную работуй по созданию группы проводил А. В. Логинов, начальник Управления Администрации Президента РФ по взаимодействию с политическими партиями, обществен­ными объединениями, фракциями и депутатами палат Федерального Собра­ния. С кандидатами в группу 8-9 февраля встретились помощники Прези­дента Г. А. Сатаров и А. Я. Лифшиц. В новое политическое объединение вступили в основном депутаты, вышедшие из фракций ПРЕС, «Выбор Рос­сии», ЛДПР, Демократическая партия России и несколько независимых де­путатов8.

Вскоре появились данные о попытках создания второй пропрезидент­ской группы под рабочим названием «Россия»9.

14 марта Комитет по организации работы Государственной Думы заре­гистрировал депутатскую группу «Стабильность», ее численность составила 36 человек10. К концу марта удалось сформировать необходимую числен­ность в 35 человек для регистрации депутатской группы «Россия». С 7 ап­реля группа была признана в полной мере существующей, т.к. от ее имени депутаты получили право выступать на пленарных заседаниях Госдумы по текущей повестке дня11.

В процессе формирования депутатских групп «Стабильность» и «Рос­сия» подразумевалось, что первая группа в политическом отношении должна ориентироваться на Председателя Правительства РФ В. С. Черномырдина, а вторая на Председателя Государственной Думы РФ И. П. Рыбкина. Условно считалось, что грубоватый В. С. Черномырдин олицетворяет правоцентрист­ский политический вектор, а робкий И. П. Рыбкин является левоцентристом. Какими-то принципиальными идеологическими предпочтениями члены групп себя не обременяли. В связи с тем, что черномырдинское направление считалось более перспективным, то это вызвало отток членов группы «Рос­сия» в «Стабильность». Для поддержания необходимой численности в группу «Россия», как правило, рекрутировали депутатов из ПРЕС.

9 апреля 1995 г. по инициативе депутатской группы «Стабильность» прошел Учредительный съезд Всероссийского общественно-политического движения «Стабильная Россия». 28 апреля ВОПД «Стабильная Россия» было зарегистрировано Министерством юстиции РФ.

Создание групп «Стабильность» и «Россия» не привела к расколу ан­типрезидентских сил. И «ЯБЛоко», и КПРФ сохранили свои монолитные ряды в неприкосновенности. И, напротив, фракции и группы, где большин­ство членов были лояльны президентскому курсу – «Выбор России», ПРЕС, ЛДПР, ДПР, «Новая региональная политика» – понесли самые большие кад­ровые потери12.

О формировании двухпартийной политической системы В. С. Черно­мырдина в середине марта проинформировал С. М. Шахрай. Вскоре тот дал согласие возглавить правоцентристский блок. Во время вояжа с И. П. Рыбки­ным в Австрию, С. М. Шахрай достиг договоренности о руководстве им блока левоцентристских сил13.

Впервые Б. Н. Ельцину модель двухпартийной политической системы изложил Г. А. Сатаров в третьей декаде марта, а 27 марта эту же идею изло­жил С. М. Шахрай, возглавив на заключительном этапе организационно-практические мероприятия по формированию правоцентристского блока14.

По плану С. М. Шахрая предполагалось, что четыре депутатских объе­динения – «Новая региональная политика», «Стабильность», «Россия» и ПРЕС – подпишут протокол о взаимодействии по важнейшим политическим вопросам. Этот правоцентристский блок должен будет возглавить В. С. Черномырдин. Под знамёна «правого центра» должны были бы встать «Вы­бор России», «ЯБЛоко», «Женщины России» (ЖР), ДПР, «Вперед, Россия». «Ле­вый центр» будет отдан под руководство И. П. Рыбкина, куда войдут не­сколько небольших партий социалистической ориентации, при поддержке Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) во главе с М. В. Шма­ковым, а также «конструктивная» часть КПРФ вместе с Г. А. Зюгановым15.

Однако аналитики «Известий» фракции ЖР и ДПР отводил в ряды не «правого», а «левого центра», что, как показали дальней­шие события, было отнюдь не принципиально. Помимо этого и Аграрной партии России (АПР) также отводилась роль составной части «левоцентристов»16.

25 апреля 1995 г. Б. Н. Ельцин встретился с депутатами группы «Ста­бильность». На встрече он заявил, что на выборах в Государственную Думу будет два центристских блока: один под руководством В. С. Черномырдина, а другой – И. П. Рыбкина. В тот же день В. С. Черномырдин сделал заявле­ние: «Я хочу создать сильное избирательное объединение, чтобы не дать экс­тремистам победить на выборах и получить возможность сформировать Пра­вительство на основе большинства в Думе». Несколько часов спустя, инфор­магентства передали уже мнение Президента о заявлении В. С. Черномыр­дина: «Я уверен, что он сумеет объединить в своём движении самых серьёз­ных людей для серьёзного дела. И твердо знаю, что таких людей в России го­раздо больше, чем разных безответственных экстремистов, которые в поли­тику лезут, только чтобы себя показать» 17.

С энтузиазмом им поддакнул И. П. Рыбкин, который объявил, что пе­риод «квазимногопартийности может подойти к концу» и грядет «формиро­вание двух больших партий: партии социального партнерства и социального мира и партии либерального направления». Председатель Государственной Думы предположил, что эти две партии составят «солидарное большинство», которое сможет «контролировать 2/3 всех голосов Думы», тогда как крайние течения не составят более «30-35 % состава депутатского корпуса»18.

На первых порах проект сопровождала доброжелательная эйфория в прессе. С. Чугаев, политический обозреватель «Известий» писал: «… в стране сложилась достаточно стройная и жесткая политическая, экономиче­ская система, в которой каждый ее элемент стал занимать строго определен­ное место. …Россия совершенно незаметно пришла к такому варианту поли­тико-экономического развития, которое принято называть «китайский» или «азиатский»»19. М. Соколов на страницах «Коммерсантъ Власти» назвал по­литические партии, оставшиеся за бортом «право-левого» проекта «аутсай­дерами», косвенно признав за будущими политическими объединениями ста­тус фаворита20.

Однако расчеты затейников проекта на безропотное выполнение указа­ний лидерами других политических объединений оказались построенными на песке. Руководство большинства политических партий инициативы С. М. Шахрая приняли критически. Главы Демократической партии России, АПР, движения «Женщины России» в категорической форме отказались участвовать в этом мероприятии. Е. Т. Гайдар заявил, что сам создаст блок. Со скепсисом отнеслись к этому организационно-полити­ческому мероприятию Г. А. Явлинский с Б. Г. Фёдоровым. Вдобавок ко всему Г. А. Зюганов отказался играть по навязанным ему правилам, высказав предположение, что правоцентристский блок на ближайших выборах сумеет набрать всего 15-20% голосов21.

Организаторы правоцентристского блока, используя административ­ный ресурс, оперативно решили вопросы создания оргкомитета и персональ­ного состава руководящих органов блока. В оргкомитет вошли 6 министров (среди них Первый Заместитель Председателя Правительства РФ О. Н. Сос­ковец и С. М. Шахрай), руководитель аппарата Правительства В. И. Бабичев. На правах рядовых членов были включены Президент Татарстана М. Ш. Шаймиев, Президент Башкортостана М. Г. Рахимов, руководители ряда субъектов Федерации, Президент Российской Академии Наук Ю. С. Осипов, мастера культуры Л. Г. Зыкина, В. В. Тихонов, А. В. Баталов, И. К. Архи­пова, А. А. Калягин и Б. С. Брунов. Руководить этим органом назначили главу администрации Самарской области К. А. Титова.

Среди этого обилия имен лиц с гигантскими властными полномочиями потребность в группе «Стабильность» отпала сама собой. Ее несчастные де­путаты, под флагом созданного ими движения «Стабильная Россия» на вы­боры в Государственную Думу II созыва 17 декабря 1995 г. пойдут отдельной колонной, выставят свой список, но получат всего лишь 0,12 % голосов, за­няв 39-е место из 43 объединений22.

В. А. Никонов и А. Н. Шохин, ближайшие соратники С. М. Шахрая, вышли из ПРЕС. Первый отправился за счастьем к И. П. Рыбкину, а второй в комфортное окружение В. С. Черномырдина.

12 мая 1995 г. прошел I съезд Всероссийского общественно-политиче­ского движения «Наш дом – Россия» (ВОПД НДР). В работе съезда приняли участие 292 делегата из 318 избранных от 76 регионов, которые выслушали доклад премьера, прения по докладу, приняли постановление о создании движения, устав, избрали председателя, двух его заместителей, совет движе­ния, ревизионную комиссию, а также обнародовали политическую деклара­цию.  Среди 210 приглашённых на съезд гостей, присутствовали федераль­ные министры, депутаты Думы, главы местных администраций, руководи­тели политических организаций, первый заместитель премьера правительства г. Москвы, руководители профсоюзных и ветеранских организаций, дирек­тора крупнейших российских предприятий и коммерческих банков от «Газ­прома», «ЛогоВАЗа», «Микродина», Токобанка, «Менатепа», Промрадтех­банка, концерна «Олби»и др. Съезд приветствовал И. П. Рыбкин.

Большинство из назначенных Б. Н. Ельциным губернаторов вступили в движение. Делегаты открытым голосованием председателем движения из­брали В. С. Черномырдина. Его заместителями избрали О. Н. Сосковца и К. А. Титова. Списком утвердили персональный состав Совета движения из 125 человек и ревизионной комиссии (7 человек). В состав Совета вошли три вице-премьера; четыре министра Правительства РФ; президенты четырёх республик в составе РФ; главы кабинетов министров семи национальных ав­тономных образований; главы региональных администраций 32 краёв и об­ластей России.

Все решения на съезде принимались единогласно. Своему высшему форуму в НДР придавали особое значение. В соответствии с уставом органи­зации съезд можно было созывать не реже одного раза в два года. Делегаты должны были избираться региональными отделениями и коллективными членами по квотам, устанавливаемым Советом движения. В число делегатов съезд могли быть включены общественные и политические деятели, деятели науки, образования и культуры, другие члены НДР, вносящие значительный вклад в реализацию целей и задач движения. Съезд должен был стратегиче­ские направления деятельности движения; принимать устав, вносить измене­ния и дополнения в него; избирать председателя Совета движения и его за­местителей в количестве двух человек сроком на два года; утверждать пред­выборную программу или платформу, кандидатов (список кандидатов) в фе­деральные органы власти. С незначительными изменениями эти уставные нормы, касавшиеся значения высших форумов, перекочевали в уставные до­кументы «партий власти» будущего.

В Политическом заявлении главными целями провозглашались:

– достоинство и самоуважение России и россиянина;

– безопасность каждого человека, неотделимая от безопасности Оте­чества;

– сильное и эффективное государство, где под демократией понима­ется, прежде всего, законность и порядок, подконтрольность власти обще­ству через механизм свободных выборов, а не вседозволенность и произ­вол»;

– развитие единой Федерации, свободных и равноправных народов и регионов, где инициатива субъектов Федерации и местного самоуправления подкрепляется политической волей федеральной власти.

Экономическим приоритетом движения в документе называлась «…эффективная национальная экономика, дающая каждому человеку воз­можность приложить свои силы к любимому делу, применить способности и талант с выгодой для себя и пользой для Отечества».

Финансовая стабилизация была названа «…не самоцелью, а основой укрепления отечественной промышленности и российского предпринима­тельства».

Движение выступило «…за поддержку отечественных товаропроизво­дителей, высокотехнологичных и наукоемких производств, за углубление аграрной реформы и упорядочение отношений собственности на землю».

По декларациям и программным заявлениям, НДР можно было бы на­звать «центристской политической организацией», если иметь в виду «центр» между «либералами», с правой стороны и коммунистами, с левой. Реально НДР объединило представителей административно-хозяйственной номенклатуры, превратившись, в некотором смысле, в профсоюз начальни­ков23. Однако, некоторые исследователи полагали, что центризм особой роли для НДР не играл, а инициаторы создания движения своей главной целью, считали организацию «массовой поддержки курсу Правительства и Прези­дента, содействие формированию двухпартийной (состоящей из двух круп­ных право– и левоцентристских партий) системы…»24.

Если актив НДР летом ожидали приятные хлопоты, связанные с орга­низацией работы, то спикеру Госдумы приходилось скрести по номенклатур­ным сусекам для подготовки к проведению учредительного съезда сторонни­ков «левого блока».

В начале июля аналитики «Российской газеты» подвели предваритель­ные итоги двухмесячных усилий формирования «право-левого» центра. «Если создание «правоцентристского крыла», возглавляемого премьером, идет полным ходом, – сообщалось в газетной колонке под названием «Ле­теть с одним крылом» – то окончательное формирование левоцентристского крыла руководить которым предназначалось думскому спикеру Ивану Рыб­кину, пока, к сожалению, откладывается». В заметке сообщалось, что 7 июля на съезде движения «Регионы России», предполагалось рождение левоцен­тристского объединения во главе с И. П. Рыбкиным, но его проведение ре­шено отодвинуть на конец августа. Авторы материалы добавляли: «…времени на агитацию и формирование устойчивого привлекательного имиджа у планируемых левоцентристов остается совсем мало. Однако сам Рыбкин уже четко обговорил свою программу. Необходимо вернуть населе­нию утраченные несколько лет назад вклады в сберкассах, уменьшить гран­диозный разрыв между богатыми и нищими, способствовать созданию в Рос­сии полноценного среднего класса»25.

На рубеже июля-августа на И. П. Рыбкина обрушилась новая беда: воз­никла серьёзная проблема с формированием идеологической физиономии «право-левого» центра. Руководство НДР, словно забыв, что оно должно от­стаивать формировать идеологию «правого центра» в проектах своих про­граммных документов стало работать на «левом» поле политического спек­тра. «Кажется, сами лидеры рожденных решением президента двух «основ­ных» избирательных блоков не могут до сих пор понять, в чем же состоят их основные идеологические и концептуальные политические разногласия», – обращали внимание на складывающуюся ситуацию на идеологических фрон­тах аналитики журнала «Власть», добавляя при этом, что: «Сказать что-либо принципиально новое в области экономической политики рыбкинскому блоку будет трудно»26.

С огромным трудом окончательно удалось сформировать «левоцен­тристский» блок лишь 18 сентября. Первую тройку составили И. П. Рыбкин, Ю. В. Петров и полярник, Герой Советского Союза А. Н. Чилингаров. Поли­тические обозреватели поспешили объявить о крахе идеи «право-левого» центра27. 26 сентября журнал «Власть» пришёл к выводу: «Блок Ивана Рыб­кина, задуманный как левый центр, фактически распался»28.

Экономическая программа блока содержала набор деклараций и планов социал-реформистского характера. При этом оговаривалось, что «в основу современной жизни России были положены: созидание, авторитет честного квалифицированного труда, знаний и профессионализма». Программа делала заявку на выражение « коренных интересов всех россиян, всех слоев и со­словий». В качестве главных принципов избирательного блока объявлялись принципы справедливости, созидания, порядка, законности, реализма.

В основе всех дел и решений должен проводиться в жизнь принцип со­циальной справедливости. Целью созидания объявлялось общество, где каж­дый человек будет иметь гарантии и возможности честно работать, честно зарабатывать деньги и гордиться своей профессией, не стесняться своего достатка. В обществе должны быть обеспечены необходимые социальные права: гарантированный доступ к образованию, качественному медицин­скому обслуживанию, достойная безбедная старость пенсионеров и ветера­нов.

Избирательный блок выступал за существенное повышение доходов граждан; повышение размера минимальной заработной платы, пенсий до уровня прожиточного минимума; возвращение людям обесцененных сбере­жений в Сбербанке и украденным авторами различных финансовых пирамид.

Блок брал обязательства возрождения былого уважения к армии, чтобы военные люди имели достаток, жилье, могли гордиться формой рос­сийского офицера.

На базе механизма согласования интересов социальных партнеров – государства, работников и работодателей, предполагалось обеспечить защиту трудящихся от постоянных задержек с выплатой зарплаты, увольнений, ад­министративного произвола, а предпринимателей от непредсказуемости вла­стей, лихорадочно меняющих условия хозяйствования.

Интересно, что таким образом в лице работодателя допускалось нали­чие владельца основных средств производства, иными словами в социали­стической терминологии – эксплуататора, а недопущение «роста численно­сти безработных», автоматически объявляло эту социальную категорию су­ществующей де-факто и в будущем. Естественно подобное взаимодействие социальных партнеров могло быть только в капиталистическом обществе, исходя из чего, можно поставить под сомнение социалистическую ориента­цию «Блока Ивана Рыбкина». Разумеется, соглашательская позиция лидера блока игнорировала даже постановку вопроса об основном экономическом законе современного капитализма, выраженном в получении максимальной прибыли.

Блок провозглашал поддержку отечественного товаропроизводителя, насыщение рынка конкурентоспособными отечественными товарами, вос­становление и развитие научно-технического потенциала страны. Основной упор предполагалось сделать на мобилизацию внутренних источников эко­номического роста. Поддержка отечественного производителя также следо­вала из требования «перетока финансовых ресурсов из спекулятивного обо­рота в сферу материального производства».

Заявление о стремлении «к восстановлению на более высоком уровне традиционной хозяйственной кооперации с бывшими советскими республи­ками», но не к возрождению единого государства, ставило «Избирательный блок» в один ряд с партиями и движениями, признавшими сложившуюся по­литическую систему на основе новой. Конституции РФ.

Намечая планы борьбы «за увеличение доли расходов на науку, за сти­мулирование роста производства продовольствия, медикаментов, бытовой техники, развития транспорта, социальной инфраструктуры, жилищного строительства», авторы экономической программы полагали, что эти планы могут быть реализованы через «принцип созидания», положенный «в основу деятельности всех ветвей власти». В этом случае из содержания благородных планов вычленяется концепт «разделения ветвей власти», присущий партиям либерального направления.

Аграрный сектор экономики, по мнению разработчиков программы, должен обеспечить, в первую очередь, стратегическую продовольственную независимость страны. Одновременно обращалось внимание на возрождение самобытности многоукладного крестьянского хозяйства и сохранение корней нации. Таким образом, многоукладный характер сельской экономики не от­вергал возможность частного землевладения.

В программе содержалось положение о приватизации. Особо оговари­валось, что этот процесс нужно проводить «выборочно», используя ее как инструмент структурной и инвестиционной политики29.

В сентябре избирательный штаб блока выпустил материалы заочной пресс-конференции И. П. Рыбкина, которые были оформлены в виде бро­шюры. Лидер блока основное внимание уделил анализу механизма законо­творчества, отношениям с другими ветвями власти. Красной нитью прохо­дила идея конструктивного взаимодействия между Президентом, Правитель­ством и Государственной Думой. Законотворчество Госдумы осуществлялось в строгом «соответствии с программой, – информировал трудящихся И. П. Рыбкин – которую мы определили с Президентом, Правительством, Советом Федерации, судебной властью и субъектами Российской Федерации…»30. Ос­торожная критика касалась лишь отдельных сторон сотрудничества, относя­щихся к реализации принятых законов. И. П. Рыбкин возложил ответствен­ность на Правительство за несвоевременное принятие отдельных подзакон­ных актов, что не позволяет раскрыть позитивный потенциал осуществлен­ных мероприятий Госдумой.

Руководитель блока особо подчеркивал свое законопослушание и го­товность совершать действия только в соответствии с Конституцией РФ: «Главную задачу парламентаризма в России я вижу в корректном строго по Конституции, исполнении основных функций Государственной Думой»31.

Застенчивость И. П. Рыбкина, возможно, объяснялась его опасениями вновь оказаться под танковым обстрелом, как это было утром 4 октября 1993 г., когда по приказу Б. Н. Ельцина был расстрелян Верховный Совет, где он там находился как председатель фракции «Коммунисты России». 

Однако, как бы преодолевая смущение, И. П. Рыбкин в ходе пресс-конференции выступил за расширение прав представительной власти32, за формирование Правительства несколькими большими фракциями и «которое будет ответственно перед парламентом и народом»33.

Из постулатов, которые могли показать социалистический характер блока, его глава говорил только о том, что: «Социальные завоевания чело­века труда – право на образование на бесплатную медицинскую помощь, на труд обретены в борении и должны быть сохранены»34.

В целом Председатель Государственной Думы выступил апологетом сложившейся политической системы на основе Конституции РФ, которая, по его мнению, должна только совершенствоваться. Он не был против много­партийности и приватизации, других произошедших изменений в обществе, прямым текстом призывая население и политическую элиту к сотрудниче­ству, опираясь на девиз из мультфильма о коте Леопольде: «Давайте жить дружно, жить по закону»35.

Именно соглашательская позиция с официальными властями, отсутст­вие оппозиционности в поведении ставилась в вину И. П. Рыбкину лидерами политических объединений, когда они рвали с ним сотрудничество: АПР в конце июля, ФНПР в конце августа и руководство ОПО «Мое Отечество» в середине сентября.

В предвыборной агитации блок обратил на себя внимание сюжетами из жизни говорящей коровы Машки и быка Ивана, от имени которых предла­гался слоган: «Голосуйте за Ивана!». Этих коров снимали в марте 1995 г. для рекламного ролика Г. Х. Попова, а бык носил имя Гаврилы, но затем его пе­реоформили для «Блока Ивана Рыбкина»36.

Лишь с получением 1,11 % голосов избирателей на выборах в Государ­ственную Думу ІІ созыва мучительные страдания избирательного блока и самого И. П. Рыбкина закончились37. За свое послушание в октябре 1996 г. И. П. Рыбкин был назначен секретарем Совета Безопасности РФ и предста­вителем Президента в Чечне.

Между тем осенью 1995 г. положение ВОПД «Наш дом Россия» было не лучше положения «Блока Ивана Рыбкина». Майская эй­фория, вызванная рождениям новой политической организации, уже в июне сошла, и перед руководством движения встали проблемы формирования со­циальной базы, оформления своего идеологического лица и решения перво­очередных политических задач.

24 июня прошло первое заседание Совета движения. На мероприятии, прошедшем с участием членов Правительства РФ, деятелей культуры и из­вестных политиков было принято два заявления: «О мирном урегулировании в Чечне» и «О парламентско-правительственном кризисе».

Первый документ посвящался поддержке В. С. Черномырдина, кото­рый лично вел переговоры с главарем банды, захватившей заложников в го­роде Буденновск. Второе заявление было вызвано вынесением 21 июня Го­сударственной Думой вотума недоверия Правительству. В документе под­черкивалось, что ни отставка Правительства, ни роспуск парламента пользы не принесут. К слову сказать, 1 июля депутаты свой вотум недоверия отме­нили, и развитие политического кризиса было предотвращено.

На этом заседании А. Н. Шохиным был представлен экономический блок проекта Программы движения. Согласно документу, движение предпо­лагало отойти от либеральной модели в экономике. Участники форума при­няли решение о вхождении в НДР в качестве коллективных членов ПРЕС, Союза землевладельцев и нескольких других менее известных организаций. В эти дни веселая гримаса партийного строительства зафиксировала полити­ческие метания С. М. Шахрая и А. Н. Шохина. Разбежавшись друг от друга в мае, они вновь нашли друг друга в шеренгах новой «партии власти»38. В ря­дах НДР А. Н. Шохин, возглавил программную комиссию, приступив к зна­комой работе, еще со времен пребывания в ПРЕС – составление партийной Программы.

26 июля В. С. Черномырдин возглавил координационный комитет по организации предвыборной кампании. Его первым замом стал Председатель Госкомимущества РФ С. Г. Беляев. Тот накануне открытия форума завершал формирование своей команды, в которую вошли опытные организаторы, ра­ботавшие на прошлых выборах с различными партиями, в т.ч. и несколько человек из штаба «Выбора России». Среди пяти заместителей главы штаба были и С. М. Шахрай с А. Н. Шохиным39.

12  августа начал и закончил свою работу первый этап II съезда НДР. 500 делегатов рассмотрели Программу движения и предвыборную плат­форму, а также обсудили политические задачи накануне выборов40. С основ­ным докладом выступил В. С. Черномырдин, которому удалось разглядеть первые признаки оживления экономики: «В июле отмечен рост производства по сравнению с июлем прошлого года на 2 процента». Докладчик отметил укоренение рыночных отношений в ходе преобразований: «Дармовых денег от государства уже почти никто не ждет. Даже многие гиганты индустрии находят эффективные формы работы в рыночных условиях». Преобразова­ния, по мнению лидера движения, стали необратимыми и в политической сфере: «Укрепилась наша Федерация, сложилась на базе Конституции в главном и основном политическая система, при всех трудностях демократи­ческие устои оказались жизнеспособными и состоятельными»41. Лидер дви­жения призвал сподвижников по движению не стесняться титула «партии власти». Как следовало из доклада, движение объединило 3 млн. человек. Судя по всему, имелась в виду общая численность общественных организа­ций, входящих в НДР на правах коллективных членов. Истинная численность движения, разумеется, была существенно ниже. Число активистов, работаю­щих в НДР на профессиональной основе, составляло 300 человек42. В мае-сентябре 1995 г. отделения ВОПД «Наш дом – Россия» были созданы, в ос­новном, в 84 регионах России. Отсутствовали региональные организации в Чеченской республике, Агинском Бурятском, Коми-Пермяцком, Корякском и Эвенкийском автономных округах. В ряды движения вступили 20 общест­венных организаций, получивших статус коллективных участников – Союз землевладельцев России, Ассоциация российских вузов. Российский союз офицеров запаса, Академия культуры России, Международная федерация жертв политических репрессий, партия «Левша», Союз казаков и др. Одно­временно создавалась материальная и финансовая база Движения, шла ин­тенсивная работа по формированию региональных списков кандидатов в де­путаты43.

Текст проекта Программы и предвыборной платформы НДР делегаты съезда приняли за основу. Во втором документе в форме лозунгов обрисо­ваны цели, которые поставило перед собой движение: свободная личность; защищенный народ; сильное государство; порядок; развитие; стабильность. Н. Архангельская, перечислив, цели движения обратила внимание на то, что составители документов «не отвергают западную систему ценностей, от­важно ставя личность впереди государства».

На съезде через обсуждение проекта программного документа проис­ходило формирование политического и идеологического лица организации. А. Н. Шохин, заявил, что в политическом спектре НДР отказывается от пра­воцентристской ориентации и намерен отныне называться «движением ши­рокого центра». Н. Архангельская справедливо задавалась вопросом: «Не оз­начает ли это, что начертанные в верхах планы «блокостроительства» под­вергаются коренному пересмотру?»44. А. Н. Шохин сформулировал также идеологический базис движения: социальный государственный либера­лизм45.

О «правильном осознании идеологии движения» говорил и В. С. Чер­номырдин. Однако, по его мнению, решающая роль при этом должна отво­диться формированию имиджа блока. Как инструмент агитации он предло­жил использовать визиты в школы, разнообразные публичные мероприятия. Можно было использовать присутствующих в рядах объединения известных кине­матографистов и видных актеров. Много надежд возлагалось и на открытие в Москве «Народного дома». Большую озабоченность аналитиков НДР зани­мал тот факт, что в сознании избирателей образ движения складывался ис­ключительно под влиянием СМИ46.

Однако ряд обозревателей, обращая на внутренне содержание проекта, отмечали, что у НДР есть много общего с Программой Правительства РФ «Реформы и развитие российской экономики в 1995-1997 годах». В. Бородулин отметил даже тек­стуальное совпадение двух документов. Однако, он же, отметил отличия в разделе «Экономическая политика» программы НДР. Авторы этой части проекта программы исхо­дили из того, что либеральный этап реформирования экономики, который подготовил «ры­ночную почву для модернизации экономики страны», уже заканчивается и поэтому необ­ходима принципиальная смена ориентиров. Вместо принципа «финансовой стабилизации», ставился новый «стержень реформ» – «стимулирование накопления национального капитала». Кроме этого говорилось и о «расширении поля прямого совпадения национальных интересов с интересами экономически активных субъектов», чего не было в правительственной Программе47.

Вместе с этим и В. Бородулин, иные аналитики «Коммерсанта», например, Г. Бовт, Л. Демина и др. сошлись во мнении, что серьезных концептуальных расхождений ме­жду проектом программы НДР и трехлетней программы Правительства практически нет.48.        

Что же касается отличительных особенностей про­екта, то положение о «принципиальной смене ориентиров» отвергал С. Г. Беляев: «Я категорически не согласен с тем, что либеральный этап закончен. Либерализация экономики должна быть продолжена, хотя, возможно, следует несколько изменить подходы к прове­дению дальнейшей приватизации»49.

Однако факт остается фактом: именно в проекте Программе НДР вместо цели достижения «финансовой стабилизации любой ценой» и победы над инфляцией, ставились задачи «стимулирования накоп­ления национального капитала» и создание условий «для пусть и постепен­ного, но надежного замедления роста и стабилизации цен». Здесь же говорилось о «национальных интересах страны», на­прямую совпадающих «с интересами экономически активных субъек­тов». В области приватизации движение предполагает отказаться от ее фис­кальной роли и вернуться к денационализации как средству решения инве­стиционных задач. При этом лидеры движения считали, что замедлять темпы приватизации, даже в условиях «сжатого спроса», недопустимо.

Основная идея «структурной политики от НДР» заключалась в том, что сырьевые отрасли экономики могут стать зародышами «межотраслевых бло­ков», которые способны выступить в качестве локомотивов экономики, иными словами, движение обещает всеми силами способствовать образова­нию производственных цепочек от добычи ресурсов до их переработки.

Эти отличительные признаки проекта Программы были сохранены, ко­гда на втором этапе II съезда ВОПД «Наш дом – Россия» 2-3 сентября 1995 г. документ был принят окончательно.

Содержание Программы, состоявшей из семи разделов, стремилось к охвату практически всех сторон социально-экономической жизни общества.

Главная цель движения отражала основные постулаты либеральной идеологии: построение гражданского общества и правового социального го­сударства, что должно создать условия «для высокого уровня жизни граждан и творческой реализации свободной личности».

Основные задачи движения, отражающие декларативные постулаты, содержали прямое указание на либеральные начала экономики и реформиро­вание общества на основе либеральных концептов: разделение властей, де­мократия, законность50.

В главе «Наши принципы» декларировалась отрицание идей «пресле­дующих революционное, насильственное изменение существующего строя», что явно указывало на идеологическую близость движения с «Консерватив­ным манифестом» ПРЕС. При этом близость была такова, что отдельные ци­таты из «Консервативного манифеста» в Программе НДР обнародованы без ссылки на первоисточник, например: «В реформировании общества мы не станем рушить существующего, пока не будем убеждены, что на смену при­дет что-то лучшее».

Среди внушительного набора тезисов о честности, открытости, гласно­сти, нравственности, авторитетности в моральном плане, стояли вкрапления либеральных концептов «демократии», «рыночной экономики», «граждан­ских прав и свобод».

Помимо введения понятия «нацио­нального интереса» и уважительного отношения «к традиции как к универ­сальной и непреходящей ценности», говаривалось и об отторжении навязываемых схем, «про­ведение над страной и ее народами экспериментов, противоречащих нацио­нальным интересам» 51. Впрочем, проблема сопряжения консервативных ценностей с социально-политической практикой в документе не затрагивалась.

В главе «Укрепление государственности, демократия, права человека» раздела «Государство и общества» снова, как и выше, говорилось об утвер­ждении принципов гражданского общества, и провозглашались принципы разделения властей и их взаимодействия. Президент РФ, как глава государ­ства, должен обеспечивать «согласованное функционирование и взаимодей­ствие всех ветвей государственной власти». «Эффективное правительство» должно быть ответственным перед «профессиональным парламентом», ко­торый, в свою очередь, «должен принимать законы, а не вести беспредмет­ные дискуссии». Судебная власть должна была стать «действенной вла­стью»52.

Глава «Федерализм и региональная политика» своим названием под­тверждал сохранение либерального концепта «федерализм» в качестве «единственно приемлемой формы организации власти при переходе обще­ства от тоталитаризма к демократии в многонациональной стране». Одно­временно «федерализм» признавался «цивилизованной формой децентрали­зации властных и имущественных полномочий». Программа предусматри­вала развитие местного самоуправления, борьба с преступностью и корруп­цией. Осторожно затрагивался «русский вопрос», через постановку цели «возрождения русской нации и национального самосознания всех россиян».

Элементы идеологии традиционного российского консерватизма можно было увидеть в разделах «Духовное развитие России»53 и «Социаль­ная политика»54.

Впервые в документах «партии власти» говорилось об обеспечении ду­ховно-нравственного единения народа через проводимую политику в области культуры.

Обращалось внимание на необходимость сохранения и обогащения ис­торического наследия и культурного многообразия.

Сходное, национально-ориентированное отношение можно проследить и в главе «Образование», которое должно выступать «фактором сохранения единства России, стабилизации, адаптации российского общества к происхо­дящим переменам, обретения им уверенности в правильности избранного пути». Вместе с этим предлагалось развивать принципы «автономии образо­вательных учреждений», «поддерживать стремление образовательных учре­ждений к автономии и демократизации, к разнообразию типов школ и твор­ческих направлений на основе государственных стандартов». Школа при­звана была обеспечивать органичную связь образования «с потребностями рыночной экономики видоизменению системы подготовки и переподготовки кадров с тем, чтобы она соответствовала условиям рынка труда»55.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРоссийская Академия Наук Российский фонд фундаментальных исследований...
«мати» – Российский государственный технологический университет им. К. Э. Циолковского

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconФгбоу впо «Российский государственный социальный университет» Курский...
Областная научная библиотека им. Н. Н. Асеева, Курский областной детский эколого-биологический центр

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРасписание занятий студентов очной формы обучения
Технологический институт филиал фгбоу впо «Ульяновская гсха им. П. А. Столыпина»

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconФгбоу впо «Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики»
Фгбоу впо «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте рф» Новгородский филиал

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconИван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие
Иван IV васильевич Грозный: мифология, духовно-политические и социально-экономические основы реформ. Учебное пособие / гоу впо рхту...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconО проведении II
Новосибирский технологический институт (филиал) «Московский государственный университет дизайна и технологии»

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconРоссийской федерации фгобу впо «кубанский государственный университет»...
У впо «Кубанский государственный университет» в г. Армавире при поддержке Армавирской городской думы и Армавирской межрайонной торгово-промышленной...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconИндивидуального задания: «Прибыль предприятия»
Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Новосибирской области «Новосибирский...

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) iconКонтрольно-измерительные материалы Социология
Филиал гоу впо «Российский заочный институт текстильной и легкой промышленности» в г. Омске

Фгбоу впо российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева Новомосковский институт (филиал) icon1. 3 Нематериальные активы мо 13
Филиал фгбоу впо «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» в г. Твери

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов