Орден Ассасинов (Order Assasinov)




НазваниеОрден Ассасинов (Order Assasinov)
страница1/20
Дата публикации03.12.2013
Размер3.5 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Орден Ассасинов (Order Assasinov)



Всемирная история бесчестья предстает перед читателем на страницах этого оригинального фундаментального исследования по проблеме убийства человеком себе подобных.
“О люди! О порождение крокодилов!” - вскричал бы снова Карл Моор, прочитав это произведение. Уилсон с хладнокровием опытного хирурга препарирует сознание средневековых ассасинов и представителей сект индийских душителей, переносясь во времени к Джеку Потрошителю и другим серийным убийцам больших городов. Пытаясь влезть в саму сердцевину мозга современного ассасина, автор вполне доходчиво отвечает на вопросы “Как?” и “Почему?” “Орден Ассасинов” - одна из главных работ Колина Уилсона, впервые представлена российскому читателю в полном объеме.




Предисловие

Данная книга завершает мою «трилогию убийства», первые две части которой называются «Энциклопедия убийства» и «Хроники убийства».

«Энциклопедия» представляет собой простой справочник; в оглавлении убийства классифицируются по методу исполнения, оружию и мотиву. «Хроники» являются исследованием социальной истории убийства, изменений в стилях и мотивах убийства, начиная с четырнадцатого века. Данная часть трилогии имеет отношение, прежде всего, к психологии убийства. Если быть точным, то к инстинкту ассасина, который можно охарактеризовать как убийство, совершаемое ради самого убийства.
Большинство убийц предпочитало бы не убивать. Если бы Фредерик Седдон мог заполучить деньги мисс Барроу, не лишая ее жизни, он наверняка так бы и поступил. Если бы Браун и Кеннеди смогли бы оглушить П. С. Гаттериджа (по крайней мере, до того, как он их увидел), они бы оставили его в живых. Но когда Джон Уилкс Буз входил в комнату Линкольна, его целью было убийство. Когда Джек Потрошитель выходил из дома с черной сумкой, его целью было убийство. Когда Семья Мэнсона ворвалась в дом Шарон Тейт в каньоне Бенедикт, их целью было убийство. Все это позволяет отнести Буза, Потрошителя и Семью Мэнсона к весьма небольшой категории убийц - ассасинам. Для них убийство является не только конечной целью, но и способом самореализации, неким актом созидания.
Звучит парадоксально: представление о разрушении как акте созидания. Но созидание само по себе нередко содержит разрушительный элемент, являясь источником ярости. Его можно увидеть в творчестве Ван Гога, Саутина, Эдварда Манча. В словаре художников отмечается, что Манч «...видел жизнь, как постоянную угрозу, битву полов, чрезмерно растянувшуюся историю болезней и смерти» . Очевидно, что такой взгляд на жизнь может привести к убийству так же легко, как и к искусству. Странность заключается в том, что до середины двадцатого века практически не было убийц, лишающих жизни, исходя из следующих мотивов - отвращение к жизни или ненависть к обществу. Достоевский пиcaл о подобных людях; он был первым писателем, для которого убийство выступало в качестве метафизического зла. Убийцы, по Достоевскому (о них я поговорю в отдельной главе), - настоящие ассасины: они отдают себе отчет в содеянном, они различают понятия добра и зла; они размышляют так же хорошо, как и действуют. Такие люди появились не в 1860-е годы; даже Нечаев, «тигренок», послуживший для Достоевского прототипом Верховенского - героя «Бесов», - был немного большим, чем простой мошенник. Но, спустя век после появления «Преступления и наказания» (1886), существа, порожденные воображением Достоевского, стали реальностью. Двадцатый век увидел опасность нового феномена - появились высокоинтеллектуальные убийцы: Леопольд и Лоэб, Мэлвин, Клаус Госсман , Иэн Брейди, Чарльз Мэнсон, Ганс ван Зон, Норман Коллинз, Артур Хосейн. Эти люди не всегда были блестящими интеллектуалами; тем не менее в их преступлениях был элемент «интеллектуальности», стремление доказать, что убийство - законный ответ испорченному и разлагающемуся обществу. Эта черта четко отличает их от большинства убийц. В 1912 году писатель-криминалист проанализировал шестьдесят два убийства; он установил, что двенадцать из них были совершены в результате спора, тринадцать - под воздействием алкоголя, девять - из-за ревности, четыре - из-за денег; причиной одного убийства стал расовый антагонизм, три убийства были совершены по неосторожности, два являлись детоубийством, пять убийств было совершено в ходе ограбления, пять - по «общим мотивам» . Подобный обзор, проведенный в наши дни, показал бы рост преступлений на сексуальной и расовой почве, но в целом картина осталась бы на удивление схожей. Большинство убийств до сих пор совершается в результате семейных ссор или материальных разногласий; они происходят под давлением неудержимых эмоций, а не в результате распространенного негодования против общества. Но это не позволит скрыть основной факт: «интеллектуальные» убийства, убийства, как общественный протест, становятся типичным преступлением двадцатого века. Если их значимость не соразмерна их числу, это вызвано не тем, что их фактическое число мало, а тем, что зафиксирован сильный рост подобных преступлений после Второй мировой войны. За последние несколько лет рост подобных преступлений стал настолько стремительным, что правильнее было бы назвать это взрывом. С 1940 по 1954 год число насильственных преступлений в Америке выросло на 35%, а с 1968 по 1970 год число убийств выросло с десяти тысяч до пятнадцати с лишним тысяч - более чем на 50% за два года . Со временем главной особенностью в изменении криминального узора стал рост «насильственных преступлений», совершаемых людьми с уровнем интеллекта выше среднего.
В своей первой книге я называл этих неприспособленных к жизни людей «Аутсайдерами»; они где-то посередине, - слишком умные и влиятельные для того, чтобы занять предложенное им место в обществе, но недостаточно умные или, может быть, недостаточно объединенные для того, чтобы заставить общество принять их на их собственных условиях. Когда подобные люди начинают убивать, - их правильнее назвать «ассасинами», нежели обыкновенными убийцами. Они обладают определенными характеристиками творческих людей; они знают, что не такие, как все; собственный опыт теснит и давит, что отдаляет их от остального общества, они имеют мужество выказывать свое пренебрежение обществу. Но, пока творческие люди высвобождают свои конфликты при помощи творческих актов, Аутсайдеры-преступники занимаются самовыражением при помощи актов насилия. В то время, как творческие акты могут иметь эффект примирения с обществом, ассасины всегда остаются одни.
Может показаться, что смысл, вкладываемый мной в слово «ассасин», имеет весьма отдаленное отношение к стандартному толкованию - наемный убийца, и было бы проще найти другой термин, например немецкое слово «Lustmürder» (маньяк или кто-либо, убивающий ради удовольствия или на почве полового извращения). Но это тоже не самый удачный выбор; меня интересует преступник, чей мотив - разочарование в духовном стремлении.
На самом деле, значение, в котором термин используется в книге, не так уж далеко от его изначального смысла. Ассасины - религиозная мусульманская секта; они убивали из убеждения, повинуясь приказам лидера и пророка. Название секты происходит от искаженного слова «hashishin» -курильщик гашиша, так как существовало поверье, что убийства совершаются под воздействием наркотиков. (Параллели с убийцами Шарон Тейт и Ла Бьянка вряд ли требуют доказательств.) Так как данная книга имеет отношение по большей части к убийцам двадцатого века, имеет смысл начать с истории настоящих Ассасинов.




^ Глава 1 - Кошмарные создания Ч.1

В 1273 году венецианский путешественник Марко Поло проходил через долину Аламут в Персии и увидел там замок Горного Старца, главы персидской ветви секты исмаилитов, или Ассасинов. К тому времени история секты насчитывала двести лет, а сама секта находилась на грани уничтожения из-за монголов, захвативших Средний Запад под предводительством Чингисхана.

По словам Марко Поло, Горный Старец, чье имя было Алоадин, создал Райский Сад в зеленой долине за замком, и заполнил его «беседками и дворцами, гораздо более изысканными, чем можно себе представить», фонтанами, струящимися вином, молоком и медом, прекрасными гуриями, исполняющими чарующие песни и танцы. Целью данного Сада было создать у последователей Старца представление о Рае, так, чтобы они вожделели пожертвовать своими жизнями ради лидера. Когда Старец хотел убить врага, он искал добровольцев. Избранные накачивались наркотиками и препровождались в секретный сад, который, при обычных обстоятельствах, было строго запрещено посещать всем мужчинам. Они просыпались, и им казалось, что они попали прямо в Рай: в их распоряжении было вино, еда и девицы. Спустя несколько дней избранных снова накачивали наркотиками и возвращали в крепость Старца. «И когда Старцу требовалось убить какого-либо принца, он говорил этому юнцу: «Иди и убей вот этого вот так; а когда ты вернешься, мои ангелы отнесут тебя в Рай...»
Есть основания полагать, что эта история действительно могла быть основана на фактах. Кстати, о крепости: она до сих пор стоит в долине Аламут, а позади нее простирается огороженная зеленая долина с источником. Но она едва ли достаточно велика для того, чтобы вместить беседки и дворцы.
Исмаилиты - секта, отколовшаяся от правоверного мусульманства; они были магометанским эквивалентом протестантов. После смерти пророка Магомета в 632 году, его последователь Абу Бакр был избран его преемником и, таким образом, стал первым Халифом Ислама. Жалко, что Магомет, в отличие от Иисуса, никогда не уточнял: кому из его последователей или родственников суждено было стать фундаментом, на котором выстроится его церковь. Остальным мусульманам показалось, что Али - двоюродный брат Пророка - более подходящая кандидатура, в результате чего произошел раскол, разделивший мусульманский мир на века. Сунниты - правоверные мусульмане - преследовали и безжалостно убивали сторонников Али, известных как шииты. В 680 году сунниты полностью преуспели в уничтожении конкурентов, семьдесят шиитов, - включая дочь пророка Фатиму, - подверглись неожиданному нападению и были зверски убиты. Но нападавшие не заметили больного маль-чика - сына Фатимы; так что повстанческие традиции про-должают существование.
Все эти убийства и страдания вызвали мощную волну религиозных восстаний среди шиитов. Они выбрали своего собственного Халифа - называемого Имамом - и ожидали прихода мессии (или Махди), который должен привести их к окончательной победе. Разрастались странные секты, возглавляемые святыми людьми, пришедшими из пустыни. Некоторые верили в возрождение, остальные - в полную моральную и сексуальную свободу. Одна секта верила, что убийство - религиозный долг, удушая своих жертв при помощи шнура, их можно считать истинными предшественниками Ассасинов.
Исмаилиты были сектой, отколовшейся от секты, отделившейся первоначально. Когда умер шестой Имам, его старший сын Исмаил повел себя недостаточно благоразумно, и Имамом стал его младший брат Муса. Исмаилитами стали мусульмане, заявившие, что Исмаил был настоящим Имамом: они были так же известны, как Седмичники, так как верили в то, что Исмаил был седьмым и последним Имамом. Остальные шииты стали называться Дюженниками, потому что приняли Мусу и пятерых его преемников как настоящих Имамов. (Наследование заканчивается на двенадцатом потомке.) Дюженники стали представительным ответвлением еретиков, отличающихся от правоверных суннитов только разногласиями в некоторых пунктах доктрины. Исмаилиты стали настоящей оппозицией, создавшей блестящую и мощную организацию с собственной философией, ритуалами и литературой. Они были интеллектуалами, мистиками и фанатиками. С такой энергией и идеализмом они в итоге стали стремиться к власти.
В середине одиннадцатого века родился величайший из лидеров исмаилитов - Хассан ибн Саббах, человек, сочетавший религиозный пыл Святого Августина с политическим коварством Ленина. Он основал Орден Ассасинов и стал первым Горным Старцем.
Когда родился Хассан, исмаилиты стали одной из мощных политических сил. Халифат суннитов пришел в упадок: исмаилиты основали собственный Халифат и династию. Они назвали себя Фатимидами (потомками Фатимы, убиенной дочери Пророка). Фатимиды захватили долину Нила, затем постепенно распространились по Египту, Сирии, Северной Африке, заняли часть Аравии и даже Сицилии. В конце десятого века казалось, что ничто не сможет остановить их на пути к захвату всех мусульманских земель. Но в то же время на политической арене Среднего Востока появилась новая сила - турки-сельджуки, уничтожившие мусульманский мир, словно древних римлян. Турки, будучи добропорядочными мусульманами, решили оказать поддержку суннитскому Халифату, В то время Хассан ибн Саббах был молод, а пик развития империи исмаилитов остался в прошлом.
Хассан был рожден правоверным мусульманином, или, по меньшей мере, дюженником, а это практически одно и то же. Его семья жила в Раийе, рядом с современным Тегераном. Мы мало знаем о его детстве, известно лишь, что он жадно изучал каждую ветвь учения. Мощный религиозный импульс вывел его поиски за рамки секты, в которой он родился. Он был восхищен интеллектуальной силой и мистическим пылом еретиков-исмаилитов. Ему потребовалось немало времени, чтобы решить присоединиться к ним - за исмаилитами закрепилась слава изгнанников и безумцев. К этому решению его подтолкнула серьезная болезнь; в 1072 году он принял присягу на верность Халифу фатимидов. Четыре года спустя он был вынужден покинуть Раий - без сомнения, ради распространения доктрин исмаилитов - и начал свой путь по направлению к Каиру, новому городу, построенному исмаилитами и ставшему их столицей. Странствие заняло два года. В Каире он произвел хорошее впечатление на Халифа и стал суспензорием  его старшего сына - Низара. Он провел три года при дворе фатимидов; затем, обладая пылким революционным нравом, ввязался в неприятности (история умалчивает о деталях), покинул Египет и стал странствующим миссионером, проповедующим дело исмаилитов. Существует легенда о том, что он был приговорен к смерти, но как раз накануне казни одна из мощных башен города неожиданно рухнула; это восприняли как предзнаменование, так что вместо казни Хассана отправили в изгнание. Другая легенда утверждает, что корабль, на котором плыл Хассан, попал в ужасный шторм; все пассажиры упали на колени и стали молиться, а Хассан остался совершенно спокойным, утверждая, что не может умереть, пока не выполнит свое предназначение. «Таким образом, - утверждает Фон Хаммер (абсолютно враждебно относящийся к Хассану летописец), - чтобы укрепить свою репутацию, он мог извлечь выгоду из несчастных случаев и природных катаклизмов, словно имеющий власть над тем и другим». Фон Хаммер, кажется, считал Хассана фигурой, подобной Распутину, обманщиком и мошенником, использующим религию для достижения собственного могущества (однако он также описывает религиозное учение исмаилитов как «мистерию атеизма и аморальности»).
Хассан ибн Саббах был крайне успешным миссионером, полностью подчинившим своей воле народ Дайлам, дикое независимое племя, ненавидящее турков. Дайламы были последними из тех, кто принял ислам, и до сих пор считаются мятежными и неправоверными. Хассан увидел их значимость. Их страна была идеальным опорным пунктом сопротивления. И если Низару не суждено было стать следующим Халифом фатимидов, - что казалось очень привлекательным с точки зрения интриганов при дворе, - Хассан имел основания нуждаться в цитадели.
Поскольку число новообращенных росло, Хассан выбрал себе крепость, замок Аламут (или Орлиное Гнездо), расположенный на высоком утесе Эльбруса, над освоенной долиной, раскинувшейся на тридцать миль.
Он приобрел замок весьма типичным для себя способом. Сначала он послал «возвышенных» - священников - в деревни, расположенные вокруг замка, и они обратили в ислам большинство жителей. Затем «возвышенные» вошли в замок и обратили в свою религию некоторых служащих гарнизона. Владелец замка Алид - правоверный мусульманин - не знал, что со всем этим делать. Кажется, он был нерешительным человеком. Сначала он заявил о своем обращении в новую религию, затем, в один из дней, он вынудил исмаилитов покинуть замок и захлопнул ворота. Но потом он позволил уговорить себя пустить их обратно. В этот момент Хассан, замаскировавшись, тайно проник в замок. Однажды утром Алид проснулся и обнаружил, что замок ему больше не принадлежит. Ему любезно указали на дверь и (по словам одного летописца) вручили 3000 золотых динаров в качестве компенсации.
Это было в 1090 году. С этого времени и до самой смерти спустя тридцать пять лет Хассан жил в своем замке. Он занимался исследовательской работой, писал книги, растил детей и планировал завоевание территорий. Большинство последователей никогда не видели его. Религиозные нормы в замке были чрезвычайно суровыми: питание было скудным, а вино запрещено. Хассан казнил одного из своих сыновей за распитие вина. (Второй был казнен по подозрению - ложному, как оказалось позднее, - в планировании убийства одного из «возвышенных».)
Но если его цели были религиозными, то методы были военными. Исмаилиты хотели вытеснить суннитский Халифат из Багдада. В процессе реализации этого плана они сначала изгнали турков, поддерживающих суннитов. Турки повелевали Персией. Задачей Хассана было расширять свои владения, захватывая деревню за деревней и замок за замком до тех пор, пока он мог открыто сопротивляться туркам. Замки, отказавшиеся принять веру исмаилитов, захватывали, проникая внутрь, или брали штурмом. В городах и деревнях исмаилиты с успехом обращали горожан в свою веру и принимали управление. Как и для Т. Е. Лоуренса в битве за свержение турков, огромным преимуществом Хассана была ненависть покоренных людей к своим господам. Когда он установил свой контроль над всеми землями, окружающими Аламут, он послал миссионеров в горную страну Кухистан, расположенную на юго-востоке, в которой турки притесняли различные еретические секты. Произошло народное восстание, турки были изгнаны, а Кухистан стал второй великой твердыней исмаилитов. Почти сразу после этого события другая область горной страны на юго-западе стала оплотом исмаилитов, когда остальные последователи Хассана захватили два замка рядом с Арраджаном. Турки начали понимать, что находятся в опасности, и решили, что настало время сокрушить исмаилитов; были снаряжены две великие экспедиции: одна - в Аламут, а вторая - в Кухистан. Вскоре они осознали, насколько хорошо Хассан подошел к выбору крепостей. Несмотря на то что замок защищало не более семидесяти человек, Аламут был неприступен для прямых атак; а покорные жители окружающих деревень контрабандой доставляли еду по ночам, чтобы защитники не страдали от голода. Неожиданная атака разбила турецкую армию в пух и прах. Экспедиция в Кухистан закончилась не лучше.
Это произошло в 1092 году, менее чем через два года после переезда в Аламут. Хассан принял великое решение, которое, возможно, стало его роковой ошибкой. Он понял, что об открытом противостоянии туркам не могло быть и речи - войско Хассана было слишком мало. Но его последователи были фанатиками, которые легко расставались с жизнью ради общего дела. Почему их не использовали, чтобы сразить вражеских предводителей одного за другим? В 1092 году «ассасины» предъявили счет своей первой, и, возможно, самой выдающейся жертве - Низаму Аль-Малку, Визирю Турецкого Султана.
До недавнего времени считалось, что Низам Аль-Малк изучал науки вместе с Хассаном. История, рассказанная Фон Хаммером (который воспроизвел ее из ранних персидских летописей), повествует о том, что Хассан, Низам Аль-Малк и поэт Омар Хайям учились вместе, и Хассан предложил им заключить договор о том, что если кто-нибудь из них добьется высокого положения - он разделит его с остальными двумя. Они все согласились. Через несколько лет Низам стал Визирем Турецкого Султана Альпа Арслана, одного из величайших военных гениев той эпохи. Когда Альп Арслан умер (1073) и его младший сын Малик Шах взошел на трон, Низам стал самым влиятельным человеком в стране. В этот момент его старые соученики явились к нему и напомнили о соглашении. Омар, будучи поэтом и математиком (одним из величайших в Средние века), просил только об уединенном месте для исследований; Низам назначил ему пенсию и отправил обратно домой в город Нишапур. Хассан жаждал власти, поэтому Низам нашел ему должность при дворе. Что случилось потом - не совсем ясно, за исключением того, что Низам заметил, как его старый однокашник начал вытеснять его из королевских фаворитов, и принял меры, чтобы вызвать его падение. Хассан покинул двор Малика, поклявшись отомстить; именно поэтому, по словам Фон Хам-мера, Низам стал первой жертвой Ассасинов.
В течение 1092 года Низам Аль-Малк был главным врагом Хассана, единственной и величайшей угрозой для Ассасинов. Хассан спросил, есть ли доброволец, желающий убить Визиря. Человек по имени Бу Тахир Аррани шагнул вперед. Он замаскировался под Суфия - святого человека -и во время религиозного праздника Рамадан, в октябре 1092, был допущен к паланкину Низама, став носильщиком его переносного шатра. Он вогнал нож в грудь Низама и сам был немедленно убит охранниками. Услышав, что покушение прошло успешно, Хассан заметил: «Убийство этого дьявола - это начало блаженства». Он буквально имел это в виду; его последователи уверовали в то, что смерть, подобная смерти Бу Тахира Аррани, является прямым пропуском в рай.
Может быть, это убийство показало Хассану, в чем была его настоящая сила. Он мог захватить замок при помощи проповеди, коварства или подкупа. Он мог уничтожить врага, послав лишь одного ассасина. Это было похоже на идеальную формулу ведения партизанской войны.
Его ошибка была в том, что он сделал окончательный вывод из своего метода: если его люди уничтожали своих врагов, подобно скорпионам или кобрам, это вызывало ответную ненависть и отвращение, словно к скорпионам или кобрам. Рано или поздно, ужас, который они вызывали, мог испортить их репутацию. Именно поэтому окончательно сорвались захватнические планы Хассана.
Но все это было в далеком будущем. А в данный момент метод Хассана пользовался триумфальным успехом. Через некоторое время после смерти Низама умер и султан Малик -очевидно, от желудочной болезни. Один из сыновей Низама, Фахри, был убит в Нишапуре; к нему пристал попрошайка, сказавший: «Больше не осталось настоящих мусульман, и некому подать руку страдающему». Как только Фахри протянул милостыню, он был поражен в сердце. Другой сын Низана, Ахмед, осадил замок Аламут; осажденные испытывали суровые лишения, но замок вновь оказался неприступным. Позже Ахмед пережил покушение ассасина, но выжил.
Кандидаты на исполнение убийства всегда выбирались с особой тщательностью. Хассан вел свою игру, словно мастер-шахматист. Смерть Малик Шаха вызвала борьбу за власть при дворе; новый султан, Беркьярик, отстоял трон у своих двоюродных братьев. Хассан оказал поддержку Беркьярику, и ассасины убили несколько его врагов. Офицеры Беркьярика заключили непростой военный союз с Ассасинами. После того как Беркьярик окончательно подавил повстанцев, Хассану была предоставлена возможность на протяжении нескольких лет действовать в условиях мира. Но он продолжал практиковаться в искусстве проникновения и устрашения; исмаилиты присоединились к армии Беркьярика и обратили солдат в свою веру. Когда офицеры попытались воспрепятствовать этому, их заставили замолчать под угрозой насильственной смерти. Ситуация достигла апогея, когда никто из власть имущих не осмеливался выходить куда-либо без доспехов под одеждой. Лидеры конкурирующих религиозных сект были убиты. Один из оппонентов был зарезан в мечети, коленопреклоненный во время молитвы, несмотря на то что телохранители стояли прямо за его спиной. В итоге, в 1101 году Беркьярик потерял терпение и решил, что пришло время уничтожить исмаилитов. Он объединился с двоюродным братом Санджаром, чтобы атаковать цитадель в Кухистане; армии расположились в незаселенной сельской местности, уничтожая посевы, и смогли бы захватить главный оплот (Табас), если бы исмаилиты не подкупили вражеских генералов, чтобы те ушли прочь -типичный прием на Востоке. Санджар предпринял другие попытки, чтобы покорить исмаилитов; но, в конце концов, пришел к тому, что стал относиться к ним терпимо. Историк Юваний поведал историю, объясняющую это. Хассан ухитрился подкупить одного из охранников, чтобы он воткнул кинжал в землю рядом с головой Санджара, пока тот спал пьяным сном. Сразу после этого Санджар получил письмо от Хассана, в котором было написано: «Этот клинок мог бы так же легко пронзить твое сердце». Санджар понял, что мудрее будет относиться к исмаилитам терпимо.
Тем не менее мечты Хассана стали рушиться через несколько лет после его величайшего триумфа. В 1094 году Халиф фатимидов - духовный лидер исмаилитов - умер в Каире. Низар - покровитель Хассана - должен был занять его место. Вместо этого визирь Аль-Афдал отдал трон младшему брату Низара. Началась война, и Низар был убит. Хассан сохранил верность Низару; (на самом деле члены его секты называли себя низаритами); он отказался признать нового султана. Таким образом, Хассан оказался изолирован от соратников по вере. После того как Беркьярик ополчился против него, это было все, что Ассасины могли бы сделать, чтобы сохранить свои территории.
После смерти Беркьярика в 1105 году его наследником стал двоюродный брат Мухаммад Тапар, который был еще решительнее настроен на свержение власти исмаилитов. Замок в Исфагане был осажден и захвачен, а с местного лидера исмаилитов живьем содрали кожу. Аламут был осажден, но сумел продержаться до конца. Несколько лет султан отправлял свои войска, чтобы уничтожить все посевы в долине; когда защитники Аламута были окончательно истощены невзгодами, осада началась заново. В 1118 году замок был на грани капитуляции, когда войска получили вести о смерти султана. Они отправились домой. Исмаилиты снова были спасены.
Ассасины были сосредоточены в Персии. Но в начале нового века Хассан послал миссионеров - и убийц в Сирию. В 1103 году они убили Джанаха Аль-Даулаха, Эмира Хомов, когда он молился в мечети. В 1106 году они убили Халафа, владельца замка Афамия. И на сей раз их метод не отличался оригинальностью. Шесть Ассасинов раздобыли лошадь, броню, шлем и доспехи франкского рыцаря и представились Халафу в его штаб-квартире; они объяснили, что убили одного из его врагов, и пришли проситься к нему на службу. Халаф (будучи исмаилитом, но сторонником нынешнего Халифа фатимидов) оказал им гостеприимный прием. Ассасины дождались удобного случая и убили его. Затем с помощью остальных исмаилитов захватили замок. Но их триумф продолжался недолго. Крестоносец Танкред захватил город, и ассасины были взяты в плен. (Им было позволено откупиться.) Это было первое известное истории столкновение между Крестоносцами и Ассасинами. Позже их было гораздо больше.
Но вернемся в крепость Аламут. Хассан старел. Он видел, как возвысилась и пала его империя. Тридцать лет он руководил действиями ассасинов из замка, а ничего особо не изменилось. Турки были так же сильны, как и всегда; у власти по-прежнему оставались мусульмане-сунниты. И, что было хуже всего, исмаилиты Каира, - в чьих руках была власть, - были врагами исмаилитов Персии.
Особое недовольство Хассана вызывал визирь Аль-Афдал, человек, организовавший заговор против Низара и поставивший в 1094 году на престол младшего брата Низара, Аль-Мустали. Двадцать семь лет спустя Хассан осуществил свою месть; три его ассасина сумели убить визиря. Более чем странно, но нынешний Халиф фатимидов был восхищен; он устал от властного визиря. Он повелел новому визирю написать Хассану письмо, убеждая его вернуться в лоно единомышленников. Хассан весьма этого желал. В свои восемьдесят семь он устал; он не мог себе позволить вечно бросать вызов целому арабскому миру. Но прежде чем Халиф и Старец Горы заключили мир, новый визирь раскрыл заговор Ассасинов с целью убить Халифа. Вполне возможно, что никакого заговора не было. Низам и его дети были мертвы; у Хассана не было мотива убивать человека, предложившего ему мир и сотрудничество. Но визирь был дюженником (не исмаилитом); у него были веские основания стремиться воспрепятствовать примирению. И репутация Хассана была такова, что любая грязь прилипла бы к нему. Халиф воспринял «заговор» настолько серьезно, что постановил, чтобы все жители Каира зарегистрировались, а за всеми незнакомцами устанавливалось внимательное наблюдение. Множество «агентов Хассана» были арестованы и казнены, включая наставника детей Халифа.
Вот так пропала последняя надежда. И в мае 1194 года Хассан ибн Саббах, один из самых выдающихся религиозных лидеров всех времен, умер в своем замке Аламут в возрасте девяноста лет. Он определил одно из общих положений, приведших его к успеху, продемонстрировав таким образом, чему его научила основная ошибка Магомета.
Это, несомненно, был конец Ассасинов. После первоначальных сложностей сирийская ветвь пустила корни, и, благодаря легендам сирийской миссии, перенесенным обратно в Европу Крестоносцами, слово «ассасин» вошло в европейские языки. Событием, которое вызвало эту дурную славу, было убийство Христианского рыцаря Конрада Монферратского в 1192 году; Конрад был зарезан двумя Ассасинами - агентами Синапа, сирийского Старца Горы - переодетыми в одеяния монахов. (Предполагалось, что за убийством стоял английский король Ричард Львиное Сердце; один из его протеже быстро женился на вдове и стал «Королем Иерусалима», заняв место убиенного.) После этого Ассасины стали фигурировать во всех хрониках Третьего Крестового похода, и легенда захватила воображение Европы. Они были мастерами маскировки, адептами предательства и убийства. Их Старец был колдуном, который осматривает мир из своего замка, словно злобный паук, ищущий жертв. У них не было религии и морали (в одной из ранних хроник говорилось, что они ели свинину, - что шло вразрез с правилами мусульманства, - и практиковали инцест со своими матерями и сестрами). Ассасины были настолько фанатично преданы своему хозяину, что он зачастую демонстрировал их покорность гостям, заставляя их выпрыгивать из высоко расположенных окон. Их искусство убеждения было настолько утонченным, что даже правитель не мог быть уверенным в верности своих собственных слуг... Типичная история того времени иллюстрирует это. Саладин - Султан Египта и главный враг Крестоносцев - отправил угрожающее сообщение Синану, сирийскому Старцу Горы. Глава Ассасинов послал в ответ гонца, чьей миссией было доставить сообщение конфиденциально. Осознавая опасность сложившийся ситуации, Саладин велел тщательно его обыскать, а затем распустил всех собравшихся, за исключением двух охранников. Гонец повернулся к охранникам и спросил: «Если бы я от имени своего Хозяина приказал вам убить султана, вы бы сделали это?» Они кивнули и вытащили мечи. После этого гонец, добившись требуемого результата, поклонился и вышел, забрав с собой двух охранников. Саладин решил установить дружеские отношения с Ассасинами...
Но в то время, когда Марко Поло посетил замок Аламут в 1273 году, могущество Ассасинов подходило к концу. В Персии они были разбиты в пух и прах монголами; в Сирии их безжалостно угнетал Бэйбарс, султан Египта. Некоторые из выживших остались в районе Аламута, где их можно найти до сих пор. Остальные рассеялись по отдаленным странам, включая Индию, - значительность этого факта когда-нибудь проявится.
Что же такого было в Ассасинах, что сделало их центральным элементом множества легенд? Что-то в них было притягательным для средневековых мыслителей, так же как Дракула или Джек Потрошитель привлекали людей поздней Викторианской эпохи. Если проводить исторические параллели, то мы должны обратить внимание на полумифическую фигуру Распутина, «святого дьявола», убитого в 1916 году. Правда о Распутине, так же как и правда о Хассане ибн Саббахе, интересна, но не столь эффектна. Он был глубоко религиозен; обладал «харизмой», которая привлекала новообращенных; он любил власть и не был лишен человеческих слабостей. Проще говоря, этот человек был на 90 процентов обыкновенным, и па 10 процентов - экстраординарным. Распутин из легенд - на 100 процентов монстр. Подобно Минотавру, он был мифическим архетипом; он появился потому, что люди желали его появления. Он обладал гипнотическими способностями и огромной физической силой (на самом деле, Распутин не был особенно сильным); его «святость» была маской, за которой скрывалась безжалостность и жажда власти; он был ненасытен в сексе и способен пить водку квартами ; он манипулировал государственными деятелями и императрицами, словно они были куклами...
Почему люди хотят верить в подобные легенды? Потому что они символизируют и воплощают тайные страхи, в которых есть, кроме всего прочего, и элемент очарования; это похоже на неопределенное возбуждение, возникающее при мысли о насильнике у желающей секса девственницы. Это так же справедливо по отношению к Ассасинам. «И в пятницу ночью 23 мая он поспешил в пламя Господне и Ад», - сказал Юваний, описывая смерть Хассана. Убийство было грехом, который подразумевал вечные муки - в Средние века к этому действительно относились очень серьезно; но Ассасины совершали этот грех исключительно в политических целях. Вот почему летописцы-христиане предпочитали превратно толковать религиозные мотивы и придавать особое значение обману, крючкотворству и религиозному фанатизму; это делало вечные муки более определенными, более пугающими.
Но это неполное объяснение. Здесь мы имеем дело с глубоко укорененными общественными инстинктами. Старец Горы никогда не приказывал совершать безжалостные дела. Если он посылал своих солдат, чтобы осадить город и вырезать всех жителей, он вызывал скорее уважение, чем ужас. Но он совершал нечто в целом более волнующее. Он отказался играть по правилам. Главная цель общественного устройства состояла в защите граждан от злодеев. В «Хрониках Убийства» я процитировал Г. Г. Уэлса: «Ранние цивилизации были быстро развивающимися и приспособленными сообществами. Они в целом представляли собой сталкивающиеся толпы, от которых можно было ожидать вполне беспрецедентных реакций». Люди вместе приходили в города в поисках защиты; не от диких животных - для этих целей деревни подходили так же хорошо, как и города, - но от своих собратьев, человеческих существ, обнаруживших, что легче грабить и насиловать, чем работать. Когда мародеров ловили, с ними обходились предельно жестоко (в конце концов, разрешение вешать тела разбойников с большой дороги было отменено в Англии не так давно). Повелитель мог быть жестоким и своевольным; но он также был законодателем и защитником, фундаментом социальной стабильности. Отправляя своих фанатиков убивать визирей и правителей, Хассан создавал весьма опасную ситуацию. Это было подобно тому, как, например, если бы некая современная террористическая организация потребовала у общества выкуп под угрозой минирования детских школ. Ассасины вызывали ощущение грубого нарушения закона, делая то, что было просто «не принято делать». Нам, живущим в относительно стабильном и законопослушном обществе, трудно понять чувства, пробуждаемые Ассасинами в обществе, где стабильность была только недавно установлена. Они представляли угрозу возвращения к хаосу и жестокости. Они были созданиями из ночных кошмаров.
В 1300 году после Рождества Христова Ассасины прекратили свое существование на Среднем Востоке, по крайней мере как политическая сила. В 1825 году английский путешественник Дж. Б. Фрейзер отметил, что, несмотря на то что исмаилиты больше не одержимы идеей убийства, они все так же фанатично преданы своему лидеру. Фрейзер также замечает, что исмаилиты были и в Индии. Это вызывает интересный вопрос: установили ли Ассасины Среднего Востока связь со своими индийскими коллегами - Разбойниками-душителями (Thugs)? Когда Уильям Слимен в девятнадцатом веке исследовал Душителей, он был озадачен вопросом: почему, несмотря на то что они были мусульманами, они поклонялись индусской богине Кали? Один из Душителей, взятых в плен, объяснил, что Кали была идентична Фатиме, убиенной дочери пророка...

Душители привлекли внимание Европы после захвата Британией территории Индии в конце восемнадцатого века. Во-первых, захватчики заметили, что дороги Индии наводнены бандами грабителей, которые душат своих жертв. В 1816 году доктор Роберт Шервуд, остановившийся в Мадрасе, склонил некоторых разбойников к разговору об их религии. Его статья «Об убийцах, называемых Фансигарами» появилась в журнале «Азиатские Исследования» в 1820 году и вызвала некоторое волнение. Шервуд утверждал, что фансигары, или Душители («phanci» значит «петля»; «thug» - «мошенник»), совершали убийства, побуждаемые чувством религиозного долга, и что их целью было, скорее, убийство как таковое, нежели сопутствующее ограбление.
Причудливая история покорила воображение англичан, и слово «Душитель» (thug) быстро вошло в язык. Душители, согласно Шервуду, тихо жили в своих родных деревнях большую часть года, выполняя свои гражданские и родительские обязанности и, таким образом, не вызывая подозрений. Но в месяц паломничества (обычно ноябрь-декабрь) они выходили на дороги и безжалостно убивали путешественников, особенно заботясь о том, чтобы убийство совершалось хотя бы в сотнях миль от дома.
Способ всегда был одинаковым. Разведчик устанавливал точное местоположение группы путешественников, затем один или два Душителя приближались к группе и спрашивали, могут ли они путешествовать с ними - для защиты. Несколько дней спустя еще несколько Душителей обращались с подобной просьбой. Это продолжалось до тех пор, пока Душителей не становилось больше, чем путешественников. Обычно убийство происходило вечером, когда путешественники сидели вокруг костра. По сигналу три Душителя вставали за спиной каждой жертвы. Один из них закручивал удушающую ткань (или рухмал) вокруг шеи жертвы; другой должен был схватить ноги жертвы и прижать их прямо к земле; третий должен был держать руки или встать коленями на спину жертвы. Обычно все действие занимало несколько секунд. Затем тела жертв рубили и калечили, чтобы избежать опознания и ускорить разложение. Ноги отрезались; если позволяло время, расчленяли все тело. Затем останки хоронили. Наступало время самой важной части ритуала - церемонии, известной под названием Тапони. Как правило, сооружался шатер, чтобы скрыть Душителей от взглядов путешественников. Касси, священная остроконечная секира (эквивалент христианского креста), помещалась рядом с захоронением. Группа Душителей садилась вокруг. Лидер молился Кали об изобилии и удаче. Разыгрывалось символическое удушение, а затем все, кто принимал активное участие в убийстве, ели «сахар причастия» (гур), пока лидер лил освященную воду на могилу. Один из плененных Душителей рассказывал Слимену: «Любой человек, однажды попробовавший гур, станет Душителем, даже если он знает все ремесла и владеет всеми богатствами мира».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconБилет №10 Вопрос 1 Борьба с агрессией крестоносцев в 13- 14 вв. Грюнвальдская...
Прибалтику, создают орден Меченосцев (Ливонский орден) и Тевтонский орден- объединены в 1237 г

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconОрдена
Тип Католический религиозный орден ( с 1192 по 1929 Христианский военный орден)

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconПобеды Орден «Победа»
Орден «Победа» – высший военный орден. Он был учрежден для награждения лиц высшего командного состава Красной Армии за успешное проведение...

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconPauperes commilitones Christi Templique Solomonici Орден рыцарей...
Храма Соломона (лат. Templique Solomonici) — духовно-рыцарский католический орден, основанный в Святой земле в 1119 году небольшой...

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconАльянс неофициальное объединение орденов
Академка – второй орден, созданный из-за нехватки мест в первом (основном) ордене, либо учебный орден, предназначенный для отбора...

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconOrder and sequence порядок и последовательность

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconОрден бедных рыцарей Христова и Храма Соломонова
В XII-XIII веках Орден тамплиеров наряду с Орденом госпитальеров (иоаннитов) составлял основную армию христианских государств Палестины....

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconКнига Анны Магдалиной «Орден Света. Кара небесная»
Магдалина, А. А. Орден Света. Кара небесная [Текст] / Анна Анатольевна Магдалина; под ред. А. Н. Серова, Л. Н. Постниковой, О. В....

Орден Ассасинов (Order Assasinov) icon-
Музыкальный альбом "Музыка белых", автор Музыкальная группа Order, решение вынесено Первомайским районным судом г. Омска от 23. 11....

Орден Ассасинов (Order Assasinov) iconДэн Браун. Ангелы и демоны
Иллюминаты. Древний таинственный орден, прославившийся в Средние века яростной борьбой с официальной церковью

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов