Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965




НазваниеУлач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965
страница6/17
Дата публикации07.01.2014
Размер2.42 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

ДЖАМАЛУТДИН

Первый сын Шамиля Джамалутдин родился в 1831 году. Шамилю тогда было 33 года. В 1839 году мальчик находился вместе с родителями на rape Ахуль-го. Так же, как и остальные защитники крепости, он испытывал все невзгоды осады. Командование предло­жило осажденным начать мирные переговоры. По пред­варительному условию Шамиль должен был отдать сына Джамалутдина в аманаты — заложники.

Имам категорически отказался выполнить это условие.

Но, как пишет Мухаммед-Тахир ал-Карахи: «Изну­ренные защитники, всюду и везде искавшие спасения, усиленно просили Шамиля пожертвовать общему бла^ гополучию своим сыном.

...Предложение было принято и Джамалутдин был выдан»34.

В тот день, когда отдавали Джамалутдина в качест­ве заложника, Шамиль, говорят, обратился к своим мюридам с просьбой, чтобы кто-нибудь из них сопро­вождал сына. Вызвался только один — чиркеевед Юнус, «личный друг . и боевой товарищ имама» — как о нем отзывается секретарь ал-Карахи.

В русском лагере сына Шамиля и его телохраните ля приняли с почестями,

84 Сборник материалов для описания местностей и племен Кав­каза. Выпуск 45-й. Мухаммед-Тахир ал-Карахи. Три имама. Махач­кала, 1926, стр. 99.

73

Офицеры хотели попользовать Юнуса в перегово­рах, но удачи не достигли.

Чиркеевец, посланный в крепость, принес следую­щий ответ: «Вы обещали заключить мир, если он вы­даст в аманаты своего сына. Требование ваше исполне­но, но обещанного нет... Вам... имам более не верит».

Юнус и Джамалутдин жили в палатке другого чир-кеевца — Чаландара, который на стороне русских войск участвовал в боях против горцев.

Последний дал понять, что ни один из осажденных вскоре не останется в живых. Поэтому предложил Юнусу вернуться в Ахульго и уговорить семьи всех чиркеевцев перейти в лагерь генерала Граббе.

Юнус сделал вид, что согласен с доводами своего земляка, но прибыв в крепость, выпросил у Шамиля разрешения неотлучно оставаться при нем.

Таким рбразом, 9-летний Джамалутдин остался у Граббе один. Как же сложилась его дальнейшая судьба?

Царь в какой-то мере надеялся через наследника имама влиять не только на самого Шамиля, но и на Дагестан. Шамиль был признан горцами своим вож­дем. Со временем такая же роль может выпасть и на долю его сына. Надо было соответствующим образом подготовить Джамалутдина к такой миссии.

Мальчика отправили в Петербург. Его усердно обу­чали русскому языку, хорошим манерам, не давали скучать, осыпали подарками...

Джамалутдин на первых порах рос без забот, хорошо освоил русский язык, учился. Но прошли годы. Он вы­рос. Каким?

Предоставим слово писателю П. Павленко, занимав­шемуся обором материалов, связанных с Шамилем и событиями в Дагестане.

«Высокий, но тонкий, болезненно бледный уланский корнет, сопровождаемый дежурным офицером, подъ­ехал на извозчике к зданию главного штаба. Едва све­тало.

... Дежурный офицер ежеминутно вынимал из кар- манчика шаровар часы и внимательно на них погляды­вая, торопливо вел бледного корнета по длинным, пус­тым и гулким коридорам. И тотчас вышел навстречу сам Чернышев.

74

— Здравствуйтег Джамалутдин-Шамиль. Вызвал
Вас по личному желанию государя... К Вам глубочай­
шее доверие... Это иметь в виду.

Корнет еще более побледнел.

  • Я всегда,— сказал он на прекраснейшем русском
    языке,— считал государя императора своим вторым
    отцом...

  • Едем...

... Коляска, запряженная тройкой серых... уже жда­ла их. Чернышев и корнет — это был старший сын Ша­миля, сданный заложников в 1839 году, а теперь офи­цер русской службы, красавец, самый видный жених в Петербурге и будущий крестник самого императора— пересекли Дворцовую площадь и... подъехали к одному из незаметных служебных входов Зимнего дворца.

... И через несколько секунд Джамалутдин-Шамиль вошел в кабинет Николая... Свидание было очень крат­ким, но, тем не менее, оно сразу сломало всю жизнь молодого Джамалутдина.

Джамалутдин не знал гор, не понимал родины, он вырос русским. Офицер из него вышел очень эффект­ный, хотя и чересчур красивый... Джамалутдин давно уже затеял женитьбу на Ольге Михайловне Олениной — дочери некрупного орловского помещика, только что окончившей один из столичных институтов...

Теперь все это счастье рухнуло. Надо было ехать в горы...»35

Почему так круто изменилась судьба сына Ша­миля?

Во время Кавказской войны в июле 1854 г. Шамиль двинул 15-тысячную конницу мюридов под командова­нием Кази-Магомеда на Грузию.

Кази-Магомеду было приказано: перейдя через реч­ку Алазань, двигаться на Телави. Жители города раз­бежались. Дорога к столице Грузии была свободна. Но мюридам на полном скаку пришлось осадить коней и повернуть обратно. Таков был новый приказ имама.

Из этого похода люди Кази-Магомеда привезли не­мало сокровищ. Только в Цинандали, родовом имении князей Чавчавадзе, горцы захватили массу добра.

35 П, Павленко. Кавказская повесть. Дагестан в русской литературе. Махачкала, I960, стр. 217, 218, 219, 220, 221.

75

22 человека из княжеского рода попали в плен. Выяс­нилось, что среди пленных две внучки последнего царя Грузии Георгия XIII, княгини Орбелиани и Чавча-вадзе.

Царское командование предложило обменять кня­гинь на сына Шамиля. Имам, много лет добивавшийся этого, с радостью согласился. Еще в 1842 г., например, он хотел обменять сына на пленного грузина, офицера Илью Орбелиани.

... «Я хочу тебя измучить потому, что ты виук царя Ираклия, если не выдадут за тебя моего сына или пле­мянника, то верно пришлют несколько вьюков золота и серебра,— сказал имам грузинскому офицеру.

Я уверял его,— вспоминал пленник впоследствии,— что не имею никакого богатства.

  • Все равно буду мучить, потому что ваши рус­
    ские губят моего сына,— твердил имам.

  • Как, Шамиль возразил я,— разве ты не зна­
    ешь, как счастлив твой сын. Потом рассказал я ему,
    как и где последний воспитывается, милостивое обра­
    щение государя с ним, познания и науки, которым ум
    его просвещается и блестящие виды для него в буду­
    щем. Но Шамиль этого не понимал.

  • К чему послужат эти науки и просвещение,—ска­
    зал он,— сын мой сделается гяуром и погибнет. Воз­
    вратите мне сына, ему не нужно ничего более как
    знать арабский язык и алкоран...»36

Царское командование отказалось тогда вернуть Джамалутдина. А теперь противник просил имама ско­рее назначить цену за пленных княгинь. И имам назвал ее: вернуть сына, а в придачу миллион серебром!

Джамалутдина срочно привезли на Кавказ. Пока шли переговоры, он находился в крепости Грозный, Хасав-Юрте и затем Темир-Хан-Шуре.

Шамиль был неуверен, что возвращают именно его сына. Ведь прошло столько лет! Могли и подменить. По разрешению русского командования в Хаеав-Юрт выехали доверенные имама, которые хорошо знали Джамалутдина еще мальчиком.

Послы Шамиля удостоверились, что подвоха нет.

^ - Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20—50-е гг. XIX века. Махачкала, 1959, стр. 422.

76

Только о Дао смутила их. В Хасавьюрте Джамалут дин ходил к русским офицерам в гости. Мало того, танце­вал с их женами.

Все это горцы подглядели, ведя тайное наблюдение за сыном Шамиля.

10 марта 1855 года в четверг (любимый день има­ма) на границе Дагестана и Чечни на реке Мичике, за деревней Маюр-Туп состоялся обмен. На одном бере­гу стояли русские солдаты, а на другом (скрытый за деревьями) пятитысячный отряд Шамиля.

Обмен произошел быстро. За его процедурой имам наблюдал в бинокль.

Перед тем как встретиться с отцом, Джамалутдину предложили надеть черкеску из хунзахского сукна и кинжал кубачшюкой работы. Тот все исполнил ма­шинально. Надо думать, что возвращением на родину он в душе был не столько рад, сколько огорчен. Джа-малутдин почти забыл аварский язык, не знал правил и законов жизни соплеменников. А в России остались друзья, любимая девушка, привычный уклад.

... Отец обнял сына и не стал прикрывать лица, по которому бежали слезы.

От Джамалутдина многого ожидали. Предполагали, что он знает о замыслах царя. Но надежды не сбылись: тоска по оставленным друзьям, невесте и привычкам убивали сына имама.

Успокаивало лишь то, что он имел возможность пи­сать в Россию письма и читать русские журналы.

Джамалутдин попробовал уговорить отца заклю­чить мир с Россией. Но это вызвало только гнев има­ма. Некоторое разнообразие в его жизнь вносили встре­чи с ученым Щачинилау. Вместе они решили перевести коран с арабского зыка на аварский. Но имам, узнав об этой затее, строго заметил: «Сейчас не пером рабо­тать, а мечом рубиться надо!»

Джамалутдин, который не отличался вообще осо­бенным здоровьем, заболел. Шамиль женил сына на дочери Талгика, правителя Большой Чечни и поселил в ауле Карата, климат которого считался целебным. Кстати, здесь же находилась резиденция второга сына Шамиля — Кази-Магомеда. Карата не спасла Джама­лутдина. Здоровье его ухудшалось с каждым днем.

77

Отчаявшись, имам из ближайшего к Дагестану рус­ского города выписал врача. Но и это не помогло.

В 1857 году, за два года до конца Кавказской вой­ны, первый сын Шамиля скончался. Его похоронили в Карате.

КАЗИ-МАГОМЕД

Второй сын Шамиля появился на свет в 1833 году, через 6 месяцев после смерти Кази-Магомеда. В честь погибшего имама его нарекли Кази-Магомедом.

Этот ребенок был любимцем отца. Шамиль с дет­ства готовил его к боям. Есть сведения, что в 1846 го­ду во время похода на Акушу, когда мальчику шел только 14-й год, он уже сражался рядом со взрослыми.

В 1850 году в боях погиб наиб КаратинСкий — Ту-рач. Шамиль ловел разговор, что хорошо бы на место покойного назначить его сына. Это было сделано. Казй-Магомеду тогда едва исполнилось 18 лет. Все пони­мали, что-то несправедливо хотя бы потому, что в той же Карате было много известных всему Дагестану людей, которые с успехом могли бы заменить умерше­го Турача. Но перечить имаму не стали.

Из других больших сражений, где участвовал сын Шамиля, укажем «а набег в Грузию. Здесь Кази-Ма-гомед командовал конницей, притом, как мы уже знаем, не безуспешно.

Кази-Магомед был рядом с отцом и в последний день Кавказской войны — 25 августа 1859 года. Многие авторы утверждают, что именно Кази-Магомед первым посоветовал отцу сдаться.

Конечно, не следует думать, что только желание сына привело Шамиля к сдаче. Видимо, он понял, что затянувшаяся более 30 лет война проиграна. Мно­гие наибы к тому времени уже перешли на сторону противника. В сраженьях погибли тысячи горцев. Поля оказались заброшенными, народ устал воевать, да и силы были слишком уж неравны.

Когда закончилась война, Кази-Магомеду едва ми­нуло 27 лет. Вместе с отцом его перевозят из Гуниба в Темир-Хан-Шуру. 6 дней они жили в этом городе. Затем длительное путешествие — Москва, Петербург,

78

Калуга, где пленникам суждено было провести долгие годы.

В Калуге местное дворянство время от времени да­вало вечера, балы в честь знаменитого кавказца. Кази-Магомед всегда на этих вечерах был рядом с от­цом. На танцы и веселья, следовавшие за официальной частью встречи с Шамилем, он никогда не оставался. Сутулый, короткошеий, рябой, он производил на окру­жающих неприятное впечатление.



Посещение Шамилем публичной библиотеки. Из фондов краеведческого музея.

В своей книге «Шамиль на Кавказе и в России» же­на генерала М. Н. Чичагова писала: «Мой муж угова­ривал его ходить в гимназию и учиться русскому язы­ку. Кази-Магомед понимал наш язык, но говорил пло­хо; я, со своей стороны, старалась его склонять к изучению русского языка, и он готов был последовать нашему совету, но, к несчастью, внезапная смерть моего мужа расстроила все хорошие планы в отношении семьи Шамиля».

79



Каримат.

Личная жизнь Кази-Магомеда сложилась трагично. В Калуге с ним находилась и его жена Каримат, очень красивая женщина. Она была дочерью Даниель-бека, наиба Шамиля, перешедшего на службу к царю.

Перед выездом из Темир-Хан-Шуры отец Каримат наотрез отказался отпускать ее в Россию с мужем. Услышав об этом, Шамиль пришел в страшный гнев и собственноручно хотел убить Даниель-бека.

Как бы то ни было, Каримат уехала с мужем на Север. Кази-Магомед страстно любил ее. Перемена климата оказалась губительной для ее здоровья. В мае 1862 г., 25 лет от роду Каримат умерла от чахотки.

Любовь к Каримат была настолько сильной, что Кази-Магомед вопреки существующим в то время обы­чаям других жен не имел. После смерти Каримат сын Шамиля долго страдал, очень похудел. Многие думали, что и у него началась чахотка. Однако врачи никаких болезней у него не обнаружили.

Кази-Магомеду царское правительство не доверяло, хотя в 1866 году сын Шамиля давал клятву верности. Бывшему имаму Дагестана в 1870 году разрешили вы-

80

езд в Мекку, а Кази-Магомеду позволили сопровождать его лишь до Одессы. Когда же Шамиль серьезно забо­лел, правительство разрешило Кази-Магомеду выехать за границу с условием, что он возвратится. Но Казн-Магомед не только сам не возвратился, но и не пустил в Россию младшего брата — Магомеда-Камиля. После смерти Шамиля Кази-Магомед был принят на службу в турецкую армию. Ему присвоили чин дивизионного генерала.

Во время русско-турецкой войны 1877—78 годов он командовал частями турецкой армии, окружившими небольшой гарнизон Баязета. Интересна такая деталь в истории осады этой крепости. Кази-Магомед предло­жил гарнизону крепости сдаться. На это капитан Што-кович — командир осажденных ответил так: «Кази-Ма­гомед, вероятно, не научился, воюя с нами на Кавказе под начальством своего знаменитого отца, что русские умеют лишь брать крепости, но не сдавать их».37

Умер Кази-Магомед в 1902 году в Медине.

МУХАММЕД-ШЕФФИ

Патимат подарила Шамилю еще одного сына — Мухаммеда-Шеффи. Рассказывая и об этом потомке имама Дагестана, мы снова вынуждены обратиться к событиям на горе Ахульго.

Выбравшись ночью из пещеры, Шамиль с родными и приближенными направился в Чечню. По дороге, в ауле Бояны, Патимат родила третьего ребенка. Та­ким образом, выходит, что Мухаммед-Шеффи, или как его в русском плену стали называть Магомет-Шеффи-Шамиль, родился в сентябре 1839 года.

Как и старшим сыновьям, отец готовил ему судьбу воина. Мухаммед-Шеффи принимал участие в боях на заключительной стадии войны. В одном из донесений царского командования говорится, что 1-го июня 1859 года (т. е. за три месяца до конца Кавказской войны) третий сын Шамиля и Омар Салтинский со своими партиями вступили в бой с частями русской армии

37 Шамиль в русском плену. «Вестник Европы», 1899 г., стр. 483.

6 Зак, 2062 81



Мухаммед-Шеффн.

у Цудахарского форта. Потеряв 20 человек убитыми и ранеными, они вынуждены были отступить

В августе 1859 года, Шамиль из Чечни приехал в Карату, где находилась резиденция Кази-Матомеда В Телетле ему сообщают, что царские войска заняли Чох. А от Чоха до Гуниба, куда торопился имам, рукой

подать.

82

Кази-Магомед, сопровождавший отца, советует укрыться не в Гунибе, а на горе Ротлато-меэр. Но Ша­миль не изменил своего решения: в Гунибе находился Мухаммед-Шеффи.

Мухаммед-Шеффи, как и Кази-Магомед, был от­правлен вместе с Шамилем в Калугу. Из всех спутни­ков Шамиля единственным, кто чувствовал себя хоро­шо в Калужском плену, был Мухаммед-Шеффи. Оче­видцы рассказывают, что он был всегда здоров и весел.

Если Кази-Магомед в Калуге чурался русского об­щества, то Мухаммед-Шеффи, наоборот, обзавелся друзьями и неплохо проводил время.

Одну такую встречу с ним вспоминает писатель И. Н. Захарьин (Якунин).

«... Как только Шамиль и Кази-Магомед покинули дворянское собрание, дамы тотчас овладели горцами, из коих двое особенно привлекали на себя их благо­склонное внимание: 1-й был Магомет-Шеффи... Очень разговорчивый и веселый, он старательно учился гово­рить по-русски...»

Своим поведением Мухаммед-Шеффи заслужил до­верие генерал-губернатора Калуги и царского двора. В 1865 году ему даже поручили съездить на Кавказ для набора эскадрона горцев.

Рассказывают, что весть о приезде Мухаммеда-Шеффи молнией^ разлетелась по аулам. Горцы прохо­дили сотни верст, чтобы увидеть сына Шамиля, рас-просить у него об отце.

Мухаммед-Шеффи поступил на русскую службу и ничуть не тяготился ею. В 1863 году его зачислили в состав царского конвоя. В 1877 году сын Шамиля имел уже чин полковника.

Во время войны с турками Мухаммед-Шеффи про­сился на фронт, но его туда не пустили.

Узнав о том, что Кази-Магомед сражается против русских войск, Мухаммед-Шеффи разорвал родствен­ные отношения со старшим братом.

Сохранился интересный рассказ о встрече, которая произошла через 30 лет после пленения Шамиля.

Писатель И. Н. Захарьин и военный историк В. А. Потто сидели в Кисловодском парке. Было это летом 1889 года.

Как это обычно случалось, они увлеченно беседова-

б* 83

Ли о прошлом Кавказа, об удивительных событиях, свидетелями которых они были сами.

И вдруг Василий Александрович Потто воскликнул: «Вот кто бы мог порассказать о былых героях Кавказ­ской войны».

В их сторону шел полный, с рыжеватою подстри­женною бородою, высокого роста и атлетического те­лосложения генерал.

Представились. Генерал оказался сыном Шамиля— Мухаммедом-Шеффи. Последний .поблагодарил И. Н. За­харьина за статью об отце. .

«Генерал говорил ломанным русским языком, — вспоминал писатель,— но его речь была правильная и округленная».

С этого дня они постоянно назначали встречи в Кисловодском парке.

В августе генерал закончил лечение и выехал в Ка­зань к месту своей службы.

Зимой Мухаммед-Шеффи на целый месяц приехал в Петербург. Месяц этот ушел на встречи с писателем, во время которых генерал рассказывал о Кавказской войне, о её героях и, конечно, о своем отце.

От писателя мы узнаем, что Мухаммед-Шеффи не раз бывал в Кисловодске, куда ездил лечиться. Пил он воду «Ессентуки» и принимал нарзанные ванны. В Кис­ловодске он был самым популярным человеком. Отды­хающие, показывая на него взглядами, шептали друг другу: «Вот сын Шамиля» или следовали за ним по пятам.

Добродушный по натуре Мухаммед-Шеффи не об­ращал внимания на любопытных.

Но особый интерес его приезд вызывал у горцев. В аллеях кисловодского парка в эти дни появлялись люди в необычных костюмах: в папахах и черкесках. Осетины, черкесы, кабардинцы с необыкновенным вни­манием разглядывали человека в генеральской форме.

Однажды Мухаммед-Шеффи подошел к живописной группе горцев, оказавшихся кабардинцами. Генерал за­интересовался, откуда они, из какого аула и что дела­ют в Кисловодске.

Горцы ответили, что они специально приехали, что­бы увидеть его — сына Шамиля.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconМ. И. Рижский «Из глубины веков. Рассказы археолога о древнем Забайкалье»...
Дальнем Востоке. В форме живых, увлекательных очерков он повествует о романтизме археологических поисков, вос­станавливает картины...

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconСтатья Границы городского округа «город Махачкала»
«город Махачкала» предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их организационно-правовых форм собственности, а также...

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconБыстрый английский РФ. Ооо полиграфический центр «Татьяна» при участии...
Быстрый английский РФ. – Ооо полиграфический центр «Татьяна» при участии гп «Омское книжное издательство», 2013. – 120 с

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconКнига —молодого поэт ?■ • тт? 70402-060
Что за горами: Стихи. — Куй­бышев: книжное издательство, 1981 (II кв.) 70402. — 40 с

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconРаковского Сергея по родному краю (Краеведческие очерки) Чкаловское книжное издательство 1954
Сдано в набор 24. I. 1954 г. Подп к печ. 10. III. 1954 г. Фв 00700. Бумага 60 Х 92/16

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconМинистерство Юстиции Российской Федерации Федеральное государственное...
«Современные подходы к унификации норм Международного частного права», которая состоится 24-25 ноября 2012 года в Северо-Кавказском...

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconИздательство
Бадер, О. Н. Капова пещера: Палеолитическая живопись / О. Н. Бадер. М: Наука, 1965. 34 с

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным...
Ф 96 История Оренбуржья. — Учебное пособие. — Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1996. — 351 с

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconЮжно-уральское книжное издательство
Под знаменами Пугачева. (К 200-летию крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева). Науч ред. Р. В. Овчинников. Челябинск,...

Улач гаджиев дагестанское книжное издательство махачкала 1965 iconКнига: Сборник "Военные приключения". Повести и рассказы Издательство "Воениздат", Москва, 1965
Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере, подрезанное горячими струйками пулемета, и в щель прорвался...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов