Литература выше остальных искусств




НазваниеЛитература выше остальных искусств
страница4/6
Дата публикации20.06.2013
Размер0.71 Mb.
ТипЛитература
zadocs.ru > Литература > Литература
1   2   3   4   5   6

^ 12. Хронотоп, основные критерии выделения. Хронотоп не просто некая точка в пространстве и времени, но нечто, обладающее дополнительными смыслами. Хроното́п (от др.-греч. χρόνος, «время» и τόπος, «место») — «закономерная связь пространственно-временных координат»[1]. Термин, введённый А.А. Ухтомским в контексте его физиологических исследований, и затем (по почину М. М. Бахтина) перешедший в гуманитарную сферу. «Ухтомский исходил из того, что гетерохрония есть условие возможной гармонии: увязка во времени, в скоростях, в ритмах действия, а значит и в сроках выполнения отдельных элементов, образует из пространственно разделенных групп функционально определенный "центр"»[2]. Ухтомский ссылается на Эйнштейна, упоминая «спайку пространства и времени» в пространстве Минковского. Однако он вводит это понятие в контекст человеческого восприятия: «с точки зрения хронотопа, существуют уже не отвлеченные точки, но живые и неизгладимые из бытия события»[3].

М.М. Бахтин также понимал под хронотопом «существенную взаимосвязь временны́х и пространственных отношений[4]».

«Хронотоп в литературе имеет существенное жанровое значение. Можно прямо сказать, что жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом, причем в литературе ведущим началом в хронотопе является время. Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен. … Освоение реального исторического хронотопа в литературе протекало осложненно и прерывно: осваивали некоторые определенные стороны хронотопа, доступные в данных исторических условиях, вырабатывались только определенные формы художественного отражения реального хронотопа. Эти жанровые формы, продуктивные в начале, закреплялись традицией и в последующем развитии продолжали упорно существовать и тогда, когда они уже полностью утратили свое реалистически продуктивное и адекватное значение. Отсюда и существование в литературе явлений глубоко разновременных, что чрезвычайно осложняет историко-литературный процесс».

— Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе

Благодаря работам Бахтина термин получил значительное распространение в русском и зарубежном литературоведении. Из историков его активно использовал медиевист Арон Гуревич.

В социальной психологии под хронотопом понимают некоторую характерную коммуникативную ситуацию, повторяющуюся в определённом времени и месте. "Известны хронотоп школьного урока, где формы общения заданы традициями обучения, хронотоп больничной палаты, где доминирующие установки (острое желание излечиться, надежды, сомнения, тоска по дому) накладывают специфический отпечаток на предмет общения, и др.»[5]

Если для авантюрного романа Античности хронотопа не ограничен был по пространству, а время та. Практически не двигалось: события укладываются чуть ли не в десятки лет, а герои не меняются. Биографический роман: жестко ограничено время и пространство, показывает сия эволюция героя. В каждом типе романа есть некая заданность.
Пространственно-временная организация в произведении есть всегда, хромотой - нет.
Различие организации пространства и времени по родам литературы. Пространство бывает открытое закрытое, конкретное и абстрактное (в некотором царстве, в некотором гос-ве, или места действия пьес Шекспира, за исключением хроник) пейзаж может быть урбанистическим. Различные перемещения в пространстве. О пространстве в фантастика мы можем сказать, что оно конкретно, если у него есть определенная структура и закономерности. Если дом может ходить, то с этим уже ничего не поделаешь.  Если же нет пейзажных вещей, менталитетных черт и т.д. - пространство не конкретизировано.

Время может быть линейным (движущимся к определенной точке, или же уходящим в бесконечность (Апокалипсис)). Время может быть циклическим (поколения сменяют одно другое, сменяются сезоны, но ничего от этого не меняется. Эта концепция предполагает устойчивое сознание). Есть циклически-бытовое время (рассказы Чехова). Время может долго не двигаться, а затем идет скачок на 10 лет.
Время может двигаться по спирали (соединение первых двух концепций, появившееся в начале 20 в.). Это дает основание для сопоставление разных эпох, разных ситуаций. Блок сопоставляли революцию с избавлением от монголо-татарского завоевания. Может сравниваться судьба матери и дочери.

Если в Индии описывается Юг или горы на Юге, значит, случится что-то плохое. Особенно если есть туман. В Китае если у ветра возникло препятствие, будет катастрофа. Безветренная погода - тоже очень плохо. Все дома должны быть на одном уровне, а у императора пагода - своего рода символ, тк привлекает к себе больше ветра.

^ 13. Понятие конфликта. Особенности в западных и восточных литрах. Это понятие стало применяться к литре только в 20 веке. А вообще о противопоставлении в литре заговорили в 18 веке. Противопоставление может быть: перс-среда; перс-граппа персов; идеальное и реальное; перс сам с собой.

Психология утверждает: конфликт это несоответствие желаний и потребностей реальности. Общество не может существовать без конфликтов. Вопрос, насколько конфликты масштабны и какова реакция на них и их разрешение. Когда люди взаимодействуют, их отношения всегда конфликтны. Нормальная ситуация – когда обе стороны сознают, что находятся в состоянии конфликта.

В зависимости от того, на какой почве возникает конфликт, выделяют любовный, социальный, философский. На ВОСТОКЕ он всегда любовный.

Конфликт может быть разрешенный (когда напряжение снимается, пусть даже смертью героя – трагические конфликты всегда разрешаются смертью героя) и не разрешенный (например, философский, социальный). На Востоке считают, что неразрешимых ситуаций не бывает. Такие ситуации появились в европейской философии в конце 17-18 веках. На востоке все разрешимо. Негативные события всегда временны. Мир органичен и устроен исключительно справедливо. Восток не допускает трагических противоречий.

^ 14. Аспекты композиции художественного произведения. Композиция (от лат. compositio — составление, соединение) — соединение частей, или компонентов, в целое; структура литературно-художественной формы. Композиция — соединение частей, но не сами эти части; в зависимости от того, о каком уровне (слое) художественной формы идет речь, различают аспекты композиции. Это и расстановка персонажей, и событийные (сюжетные) связи произведения, и монтаж деталей (психологических, портретных, пейзажных и т. д.), и повторы символических деталей (образующих мотивы и лейтмотивы), и смена в потоке речи таких ее форм, как повествование, описание, диалог, рассуждение, а также смена субъектов речи, и членение текста на части (в том числе на рамочный и основной текст), и несовпадение стихо­творного ритма и метра, и динамика речевого стиля, и многое др. Аспекты композиции многообразны. В то же время подход к произве­дению как эстетическому объекту выявляет в составе его художествен­ной формы по меньшей мере два слоя и, соответственно, две композиции, объединяющие различные по своей природе компоненты.

Литературное произведение предстает перед читателем как словес­ный текст, воспринимаемый во времени, имеющий линейную протя­женность. Однако за словесной тканью встает соотнесенность образов. Слова суть знаки предметов (в широком значении), которые в сово­купности структурируются в мир (предметный мир) произведения. Вычленение предметного слоя в составе формы произведения тради­ционно для эстетики, где неизменно подчеркивается целостность восприятия искусства, где художественный образ уподобляется карти­не. Как пишет Р. Ингарден о литературном произведении: «...следует учитывать, что слово «картина» можно понимать по-разному. Приме­нительно к совокупности представленных в произведении предметов оно означает, что предметы эти так между собой связаны, так распо­ложены один около другого, что их можно, так сказать, охватить одним взглядом»1. При этом мир произведения не ограничивается образом говорящего человека, он включает в себя и внесловесную действитель­ность (например, пейзаж, интерьер).

Однако повествование, как известно, далеко не всегда послушно следует за хронологией. Построение рассказа всецело во власти писа­теля. А в произведениях с несколькими сюжетными линиями ему нужно решить, как чередовать эпизоды, в которых заняты те или иные герои. Еще одна проблема текстуальной композиции связана с введением прошлого в основное действие произведения, с ознакомлением чита­теля с обстоятельствами, предшествующими завязке (или просто на­чалу действия, если сюжет хроникальный), а также с последующими судьбами персонажей. В истории литературы выработан целый ряд приемов, решающих эти задачи: в произведении может быть пролог (гр. prolog — предисловие), завязке обычно предшествует экспозиция, сжа­тый и компактный рассказ о прошлом героя называется предысторией (нем. Vorgeschichte), о его дальнейшей судьбе — последующей историей (нем. Nachgeschichte), сведения о жизни героев после основного действия могут сообщаться в эпилоге (гр. epildgos — послесловие). Благодаря этим приемам пространственно-временные рамки повест­вования расширяются, без ущерба для изображения «крупным планом» основного действия произведения — изображения, в котором повест­вование сочетается с описанием, сценические эпизоды перемежаются с психологическим анализом. Так, в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети» время действия — лето 1859 г., но благодаря предысториям Павла Петровича, Николая Петровича и других персонажей роман захваты­вает и сороковые годы, давшие тип тургеневского «лишнего человека». А это необходимый фон для оценки Базарова, для понимания истори­ческой новизны типа «нигилиста». Эпилог же, где семейная идиллия Кирсановых контрастирует с горем стариков Базаровых, их слезами у могилы сына, окончательно разводит «отцов» и «детей». Важно и то, что последние слова романа — о Базарове, он главный герой.

В произведение могут вводиться сюжеты, внешне не связанные с основным действием,— вставные новеллы, а также притчи, басни, маленькие пьески, сказки и др. Тем значительнее внутренняя, смыс­ловая связь между вставным и основным сюжетами. Так, в драмати­ческой поэме Лессинга «Натан мудрый» притча о кольцах, рассказанная Натаном султану Саладину, заключает в себе урок веро­терпимости и способствует благополучной развязке.

Традиционен прием сюжетного обрамления, в котором вводится рассказчик (рассказчики), сообщается о найденной рукописи и пр.,— словом, дается мотивировка рассказа. Обрамление может усиливать смысл, идею рассказанной истории или, напротив, корректировать рассказ, спорить с ним. Так, в рассказе Л.Н. Толстого «После бала» из обрамления становится известно, что пережитое Иваном Васильевичем в далекой молодости событие перевернуло всю его жизнь: он «не мог поступить в военную службу, как хотел прежде, и не только не служил в военной, но нигде не служил...». А в повести Н.С. Лескова «Очаро­ванный странник» обрамление, где вьщерживается «точка зрения» слушателей Ивана Северьяновича, подчеркивает различное отношение героя-рассказчика и его случайных попутчиков ко многим его поступ­кам. Это исследование народного характера, и обрамление создает эффектный фон. Обрамление может объединять многие рассказы, создавая соответствующую ситуацию рассказывания,—традиция, вос­ходящая к арабским сказкам «Тысяча и одна ночь», сборникам новелл «Декамерон» Дж. Боккаччо, «Гептамерон» Маргариты Наваррской, «Кентерберийским рассказам» Дж. Чосера. А в XX в. повествовательная техника обогатилась монтажной композицией. Термин монтаж (фр. montage — сборка, подборка) и сам прием пришли из кинематографа. Суть монтажа в прерывности (дискретности) изображения, разбивке повествования на множество мелких эпизодов, в создании некоего литературного калейдоскопа. За фрагментарностью, однако, открыва­ется единство замысла. Так, в романе Дж. Дос Пасоса «Манхэттэн» «все подчинено стремлению передать ритм, воздух, пульс жизни ог­ромного города...».

Как видим, организация повествования о сюжете и тем более сюжете многолинейном, а также системе сюжетов предоставляет автору возможность самого широкого выбора приемов повествования. Если естественный ход событий может быть только один, то способов нарушить его в изложении, перемешать с другими сюжетами, «растя­нуть» одни эпизоды и «сжать» другие — множество.

Связи событий в сюжете (причинно-следственные и хронологиче­ские) и последовательность рассказа об этих событиях, их сценического представления (в драме) суть разные аспекты композиции. Они раз­личались авторами «реторик», которые отмечали нарушения хроноло­гии и одобряли их как средство возбуждения «интереса» читателя. Так, М.В. Ломоносов в «Кратком руководстве к красноречию...» писал: «. ..эпические поэмы и повести великую красоту получают и в читателях удивление возбуждают, когда оне начинаются не с начала всего деяния, но с некоторого чудного, знатного или нечаянного приключения, которое было в средине самого действия, а что напереди было, описывается повествованием знатного лица, в самой истории пред­ставляемого <...> Таким образом Виргилий начал свою «Энеиду» с приключившейся великой бури, которою Эней отнесен был в Карфа­гену, где он Дидоне, царице карфагенской, сказывает о своем стран­ствовании...» . Итак, Ломоносов различает начало «деяния» и начало «повествования», т. е. начало (завязку) сюжета и начало текста. Рас­положению предметов речи (или: составлению плана сочинения) уделялось в риторике очень большое внимание: ведь продуманный, учитывающий психологию восприятия план был залогом удовольствия зрителей, читателей. Согласно Н.Ф. Остолопову, расположение «дол­жно быть первым трудом... всякого писателя, желающего творение свое сделать правильным. Расин, как сказывают, один год делал располо­жение своей Трагедии, а другой год писал ее»2. К сюжетным инверсиям в особенности часто прибегали в жанрах трагедии, комедии, новеллы, а также авантюрного романа, где умолчание, тайна готовили узнавание, перипетию и интересную развязку:

Довольны зрители, когда нежданный свет Развязка быстрая бросает на сюжет, Ошибки странные и тайны разъясняя...

(Н. Буало. «Поэтическое искусство». Пер. ЭЛ. Линецкой)3
15-16-17. Рамочные компоненты текста, их специфика в зависимости от лит. Рода, рамочные компоненты в восточных литературах, заголовочный комплекс, его функции в европейских и восточных литрах.

Тема в литературоведении достаточно новая, интерес к ней в 20 веке. Началось все со статьи С. Кржановского «Поэтика заглавия». Существует сравнение с картиной, которая всегда погружена в рамку, которую мы, как правило, не замечаем. Между рамкой и заключенной в ней картиной всегда должно быть соответствие. Рамка, тем не менее, может быть обязательной и необязательной.

^ Рамочный компонент – это все, что не является текстом произведения. 1. Заголовочный комплекс состоит из: названия, имен авторов, эпиграфа, подзаголовка, посвящения. Вслед за этим обычно идет вступление, примечания, название глав, эпиграф к главе. В конце обычно пишется «конец», дата окончания, место создания, послесловие.

Важно! Пролог и эпилог, как правило, входят в саму текстовую часть.

Если текст древний, он часто обходится без названия, так как название часто теряется. В таком случае последователи часто сами дают названия. Часто – по месту, где был найден текст (антропонимистичные названия). Также имеют место персонажные названия (например, Дубровский).

Любой роман, повесть, рассказ всегда предполагает название.

80 % романов называются по персонажам. Однако не всегда по главным. Например, в произведении «Борис Годунов» главный герой – Гришка Отрепьев. Это происходит от того, что характер героя, чьим именем названо произведение, более интересный и в целом более значимый. Либо данный персонаж несет в себе главную идею (проблематику) романа.

Как правило, если в заглавие вынесены два персонажа, речь пойдет о любви. Если имена двух мужчин, то – о противостоянии. Интересно, что на Западе первое имя – всегда женское. А на Востоке первое имя всегда мужское. Женским образам там отдается предпочтение. На Востоке героизированы обычно именно женщины, а не мужчины. Герои в восточных литрах часто добывают что-то ценное для всего человечества. В отличие от полубогов западных, почти все они – небожители. Для восточных литр характерен один и тот же идеализированный герой, который все время попадает в не очень связанные между собой истории. Массовые персонажи для Востока не характерны.

Название может быть дано еще и по сюжету. Например, «Приключения…». Часто в названии (книги или главы) еще и дано описание приключений. Цель в таком случае – выделить особо важное событие, на которое читатель обратит внимание. В Восточной литре сюжетные названия романов нехарактерны. Зато очень характерны для глав – назывались по тому, что в них происходило. Напр, «Героиня покидает свой дом». Это делалось потому, что на Востоке произведения очень объемные, а персонажей очень много. Это помогало ориентироваться в тексте и вспоминать события, которые забыл.

В 20 веке такая традиция уходит из западных литр. Напротив, стали употреблять совсем нелогичные названия – символы.

В название может быть вынесена важная деталь, например, «Гранатовый браслет». Это Сравнительно позднее явление, обоснованное традицией раскрывать характер перса через детали. Такие названия характерны для 19-начала 20 веков.

Названия по месту (пространственные). Характерны для исторических романов. Для восточных литератур в данном случае характерны псевдоисторические названия.

Также есть так называемые проблемные названия, или символические. Например, «Война и мир», «Холодный дом». Тенденция давать такие названия распространяется в конце 19 века. В Китае и Японии что ни название, то обязательно какой-то символ. Так как там иероглифы – любое слово, имя перса можно понять двояко. Например, роман «Обязьяна, которая громко кричит» - там нет ни леса, ни обязьяны, зато есть стресс для персов. Ревущая обезьяна – символ агрессии, конфликта, ярости. «Речные заводи» - роман о войне. «Сон в красном тереме» - иллюзия, ненастоящая жизнь.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Литература выше остальных искусств iconПушкин совершенно удивительно писал прописную букву «Я», чуть выше...
Пушкин совершенно удивительно писал прописную букву «Я», чуть выше остальных и в конце с лишним завитком. И у него совершенно удивительная...

Литература выше остальных искусств iconУтверждено решением Президиума Общероссийской общественной спортивной организации
В каждом из остальных классов мастерства и в каждой из остальных возрастных групп разрешается проводить соревнования

Литература выше остальных искусств iconПрограмма V молодёжного межвузовского научно-практического семинара...
Особенности «иконографических программ» в ранних изданиях комедий Теренция (конец XV начало XVI вв.)

Литература выше остальных искусств iconII. понятие о кормах, кормовых средствах и их классификация
...

Литература выше остальных искусств iconЭту территорию делят на 3 большие части
Токийской. В остальных странах уровень урбанизации ниже, чем в Мексике. У коренных жителей, а это индейцы Ацтеки и Аймара местные...

Литература выше остальных искусств iconПрограмма всеобщая история искусств
Рекомендовано методической комиссией исторического факультета для студентов ннгу, обучающихся по направлению подготовки 035400 «История...

Литература выше остальных искусств iconПролог
Высоко над водной гладью трясины в фиолетовом небе кружила птица, её острые глаза постоянно искали еду. От воды поднимался теплый...

Литература выше остальных искусств iconП. П. Гнедич всемирная история искусств
Текст печатается по изданию: Гнедич П. П. История искусств с древнейших времен. Спб.: Изд. А. Ф. Маркса, 1885

Литература выше остальных искусств iconП. П. Гнедич всемирная история искусств
Текст печатается по изданию: Гнедич П. П. История искусств с древнейших времен. Спб.: Изд. А. Ф. Маркса, 1885

Литература выше остальных искусств iconПоложение о I республиканском детском конкурсе рисунков и фотографий
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов