Педагогика детства




НазваниеПедагогика детства
страница7/18
Дата публикации15.08.2013
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Глава 14


^ СУБСТИТУЦИЯ ЛИЧНОСТИ
Взрослый может замещать ребенка не только тем, что он делает что-то за ребенка, но и тем, что пря­мо навязывает ему свою волю. Действует уже не ребенок - посредством него действует взрослый. Ж-М. Шарко в своем знаменитом Институте психиатрии проде­монстрировал, как можно внушением произвести субсти­туцию (от лат. substituo - ставлю вместо, назначаю вза­мен) личности. Своими впечатляющими экспериментами он поколебал основополагающие представления о том, что человек всегда господин своих поступков. В противопо­ложность этому он доказал, что можно подавить личность испытуемого, внушить, что у него другая личность, на­пример, гипнотизера.

Хотя условия клиники узки и сами опыты ограничен­ны, они открывают путь к новым исследованиям и от­крытиям. Они положили начало учению о двойственнос­ти личности, о подсознании, о высших психических со­стояниях.

Итак, существует отрезок жизни, особенно чувстви­тельный к внушению, - детство, в котором формируется сознание, но восприимчивость ребенка творчески прелом­ляет поступающие извне впечатления. В этот период взрослый может вкрасться в доверие к ребенку и своей 1 волей воздействовать на окончательное формирование воли ребенка.

Часто в школах можно встретить слишком темпера­ментное объяснение задания: учитель либо сопровождает слова энергичными движениями, либо разжевывает задание. Затем мы видим, как в ребенке теряется способ­ность самостоятельно рассуждать и поступать. Ребенок 1 воспроизводит жесты, которые отделяют его от своего «я». Его «я» уже не играет главную роль, а вытесняется лично­стью учителя, манеры которого имеют такую силу вну­шения, что беззащитная индивидуальность лишается органов самовыражения. Взрослый навязывает ребенку свою волю не столько осознанно, сколько непроизвольно, по невежеству, вообще не видя в этом никакой проблемы.

Вот что я наблюдала сама: я увидела, как почти двух­летний ребенок положил пару поношенных ботинок на белое покрывало заправленной кровати. Спонтанным, я бы сказала, случайным и ненамеренным движением я схва­тила ботинки, поставила их в угол и сказала: «Они гряз­ные». Затем я рукой отряхнула покрывало, на которое он поставил ботинки. После этого инцидента маленький маль­чик, заметив пару ботинок, подбегал к ним, убирал их и говорил: «Они грязные». Затем он проводил рукой по кро­вати, хотя ботинки ее не касались.

Другой пример. Одна дама получила коробку. В ней ока­зались лоскут шелка, который она протянула своей дочурке, и игрушечная труба, которую она сама поднесла ко рту 1 и заиграла на ней. Ребенок радостно воскликнул: «Музыка!» И еще долгое время, как только выпадал случай при­коснуться к ткани, ребенок излучал радость и кричал: «Му­зыка!»

Запреты представляют собой благоприятную почву для вторжения чужой воли в действия ребенка, если поведение взрослого не настолько резкое, чтобы вызвать явное сопро­тивление. Подобное часто можно встретить в интеллиген­тных семьях, в которых поощряется сдержанность, или в семьях, пользующихся помощью няни. Характерен случай с девочкой около четырех лет, которая осталась на вилле родителей вместе со своей бабушкой. По-видимому, ма­лышка хотела открыть кран в саду, но вместо него вклю­чила фонтан, который она тут же выключила. Бабушка сказала, что девочка может открыть кран, но малышка ответила: «Нет, няня это запрещает». Бабушка пыталась переубедить ребенка, говорила, что она не против, объяс­няла, что она находится на своей собственной вилле. Ма­ленькая девочка смеялась, радовалась, выражала свое удов­летворение. Несомненно, у нее было желание посмотреть на фонтан, но, протянув руку, она снова отвела ее. Ее послу­шание в отношении запрета отсутствующей няни было на­столько велико, что уговоры бабушки не помогли.

Следующий случай произошел с ребенком более стар­шего возраста, примерно семи лет. Сидящему мальчику захотелось вскочить и подбежать к тому, что привлекло его внимание. Однако нечто непреодолимое поколебало его волю, он должен был отвернуться и снова сесть. Ка­кой «господин» приказал ему остановиться, мы не узнаем, так как его образ стерся из воспоминаний ребенка.

^ Любовь к окружающей среде. Можно сказать, что у Детей преобладает строительная духовная функция - внут­ренняя восприимчивость, которую мы определили как «любовь к окружающей среде». Со старательным рвением на­блюдает ребенок за своим окружением, и оно притягивает его. Но особенно его вдохновляют действия взрослых, ко­торые он хочет изучить и подражать им. На долю взрос­лого выпадает в этой связи одна из миссий, а именно -побудить своими действиями к деятельности и быть как открытая книга, в которой ребенок нашел бы руководство своими движениями и мог бы изучить то, что изучать дол­жно, чтобы правильно действовать.

Чтобы причислить себя к этой роли, взрослый должен быть совершенно спокоен и совершать свои действия мед­ленно, чтобы наблюдающему ребенку стало ясно каждое движение во всех подробностях. Если взрослый дает все в своем собственном и навязанном ребенку ритме, тогда это легко приведет к последствиям, когда он встанет на путь внушения своей собственной воли вместо формиро­вания воли детской.

Предметы сами по себе тоже могут добиваться сугге­стивной власти над ребенком благодаря имеющимся в них чувственным стимулам и притягивать магнетически че­рез действия с ними.

Я хотела бы в этой связи привести один интересный эксперимент, который проводил профессор Левин. Он за­писан на пленку. Целью этого эксперимента было пока­зать различное поведение нормальных и умственно отста­лых детей в наших школах (при одинаковых возрастах и одинаковых условиях) с одними и теми же предметами.

На длинном столе находились самые разнообразные предметы, среди которых были и наши учебные материа­лы. Сначала вошла одна группа детей. Было видно, что предметы привлекали, притягивали и интересовали их. Они были оживленными, улыбались и выглядели счастливыми от изобилия разложенных перед ними предметов.

Каждый из них выискивал предмет, что-то делал с ним, затем хватался за другой и так далее. На этом первая часть фильма закончилась. Затем на экране появилась вто­рая группа детей. На этот раз дети двигались медленно, останавливались, смотрели на предметы, некоторые бра­ли по одному и с кажущейся ленью застывали в одной позе. Вторая часть заканчивается.

Какая из двух групп состояла из умственно отсталых и какая из нормальных детей? Умственно отсталые дети -это те живые, радостные дети, которые много двигались и ходили от предмета к предмету. Они хотели все испробо­вать. На публику, которая смотрела этот фильм, они про­извели впечатление очень умных, потому что каждый из нас привык считать живых радостных детей, спешащих от одного предмета к другому, умными.

В действительности же нормальные дети двигаются спокойно, им нравится стоять на одном месте и рассмат­ривать объект. Кажется, что дети словно рассуждают о нем. Спокойные, экономные, размеренные движения, склон­ность к раздумьям - это истинные признаки нормального ребенка.

Только что представленный эксперимент противосто­ит всем господствующим взглядам, так как в обычном мире умные дети ведут себя так, как в том фильме сла­боумные. Нормальный ребенок — медлительный и задум­чивый, представляет собой новый тип. Его можно узнать сразу, потому что в этом ребенке медленные, контролиру­емые им движения разрабатываются его собственным «я». Он - господин над суггестивностью, которая исходит от предметов. Он действует с этими предметами по свое­му усмотрению. И это зависит не от оживленности дви­жений, а от самообладания. Неважно, как и в каком на­правлении движется индивид, важно то, что ему удалось овладеть своими моторными органами. Способность дви­гаться под руководством своего «я», а не под властью исходящей от предметов притягательной силы, ведет его к тому, что он концентрируется на отдельном предмете, и эта концентрация имеет свое происхождение в его внутренней жизни.

Истинно нормальными являются осторожные, обдуман­ные движения. В них выражается порядок, который мы имеем право назвать внутренней дисциплиной. Дисципли­нированность при совершении внешних действий - это вы­ражение внутренней дисциплины, которая образовалась благодаря чувству порядка. Если эта внутренняя дисцип­лина отсутствует, то тогда производимые личностью дви­жения суетливы и становятся игральным мячом любого чужого волеизъявления. Все внешние впечатления сход­ны с движением никем не управляемой лодкой.

Исходящие извне волевые воздействия не ведут к дис­циплинированности, так как они не создают внутренней организации. В данном случае можно говорить о расколе индивидуальности. Ребенок в таких случаях упускает мо­мент развития в согласии со своей природой. Его можно было бы сравнить с человеком, который приземлился на воздушном шаре посреди пустыни. Он видит, как ветер движет шар вперед, и остается один. Он не может ничего сделать, чтобы вновь подчинить воздушный шар своей силе, и он не видит ничего вокруг, что могло бы его заме­нить. Так выглядит человек, который выходит на борьбу с ребенком.

Разум ребенка затуманен, недостаточно развит и от­делен от своих средств выражения, которые блуждают бесцельно и оставлены на произвол судьбы.
Глава 15

ДВИЖЕНИЕ
Снова должно указать на значение, которое имеет движение для построения духовности ребенка. Ученые совершают большую ошибку, причисляя движение к одной из многочисленных функций, недооце­нивая ее особенное значение в сравнении с другими — пи­щеварением, дыханием и т.д. На практике под движением понимают не что иное как деятельность, способствующую развитию обычных функций тела - таких, как дыхание, пищеварение и кровообращение.

Движение является важным и характерным свойством существования жизни. Посредством движения осуществ­ляются все другие функции, и в этом его превосходство. Неверно судить о движении только как о функции тела. Например, спорт не только благоприятно воздействует на физическое состояние, но и воспитывает мужество и дос­тоинство, воздействует на мораль и пробуждает вооду­шевление людей. А это означает, что духовное воздействие Движения не менее значительно, чем физическое.

Развитие ребенка, обусловленное устремлениями его личности, - результат не только возрастных законов приро­ды, но и духовных проявлений. Очень важно, чтобы ребе­нок был в состоянии собирать впечатления и сохранять их ясными и упорядоченными, так как «я» ребенка выстраи­вает собственный интеллект посредством сензитивных сил, которые руководят его энергиями. Это длительное внутрен­нее и скрытое усилие ведет к образованию разума, а значит, состояния, которое отличает и характеризует человека как существо подвижное, наделенное умом, мышлением, умением что-либо оценивать согласно своей воле.

Взрослый просто ждет, пока с возрастом разум ребенка разовьется сам собою. Он замечает устремления ребенка, возрастание его усилий, но ничего не предпринимает, чтобы прийти к нему на помощь. Как только в ребенке начнет проявляться наделенное разумом существо, ему противопоставляется разум взрослого, препятствующий воздействием своей воли, если малыш пытается выразить себя через движение. Чтобы вникнуть в смысл движения, ребенка, мы должны представить его олицетворением твор­ческой силы, возводящей человека на высоту его вида. Лишь обладающий духом двигательный аппарат представ­ляет собой инструмент, с помощью которого человек воз­действует на внешний мир, выражая свою личность.

Движение - это не только выражение своего «я», но необходимый фактор для построения сознания; однако оно является единственным механизмом для хватания и касания при составлении определенных четких связей меж­ду «я» и внешней реальностью. Движение есть существен­ный фактор при формировании интеллекта, для которого необходимы питание и получение впечатлений извне.

Абстрактные представления вызревают из контактов с действительностью, которая может восприниматься, только посредством движения. Такие абстрактные поня­тия, как пространство и время, произрастают из движе­ния, которое связывает дух с внешним миром. Но духов­ный орган совершает свою деятельность двояко: с одной стороны, как внутреннее восприятие, с другой — как внеш­нее воспроизведение.

Нет ничего более сложного, чем построение челове­ческих органов движения. Количество предназначенных для этого мышц столь велико, что мы не можем использо­вать их все одновременно. Так что, можно сказать, что человек всегда располагает резервом энергии незадей­ствованных органов. Тот, кто по роду своей профессии выполняет сложную ручную работу, включает в действие и использует мышцы, которые у какого-нибудь танцора никогда не участвуют, и наоборот. Можно утверждать, что в своем развитии личность не полностью использует свои резервы.

Чтобы человек сохранил свое нормальное состояние, необходима определенная деятельность мускулов. Она представляет собой у каждого человека основу, на кото­рой выстраиваются затем бесчисленные индивидуальные возможности. Если какое-то количество мускулов не ра­ботает регулярно, то это приводит к падению энергии че­ловека.

Если мускулы, которые должны действовать согласно своим обычным функциям, остаются неиспользованными, то это влияет не только на физическое, но и на моральное состояние. Так деятельность мускулов и духовные энергии взаимодействуют друг с другом посредством некой игры.

Мы лучше научимся понимать значение движения, если понаблюдаем, в какие отношения вступают между собой Двигательные функции и воля. Все вегетативные функции корпуса взаимодействуют с нервной системой, но не подчиняются воздействию воли. Каждый орган имеет свою собственную установленную для него функцию, которую он продолжительно выполняет. Ткани тех или иных струк­тур работают, как специалисты, которые совершенно не могут делать ничего из того, что не входит в круг их обязанностей. Основополагающее отличие тканей и мышечных волокон в том, что мышечные клетки лучше подходят для сугубо специфической работы, однако самостоятельно они работают непродолжительное время. Им нужен приказ, чтобы проявить активность. Без такового они не совершают ничего. Их можно сравнить с солдатами, которые ожидают приказа своего командования и все вместе готовятся со всей присущей им усердной дисциплиной к предстоящим военным действиям.

Вегетативные клетки тела имеют четко очерченные функции, такие, как, например, производство молока или слюны, выделение вредных веществ или борьба с микро-организмами. В своей совокупности они посредством по­стоянной работы поддерживают экономику тела, ненам­ного отличаясь от структуры человеческого общества. Их объединение для совместной работы существенно влияет на функционирование всего организма.

Большая масса мышечных клеток должна быть сво­бодной и очень подвижной, чтобы в любое время суметь подчиниться отданному приказу. Вместе с тем это требу­ет определенного обучения, и так как это приобретается посредством долгой деятельности, необходимо, чтобы ее можно было бы осуществлять. Только так можно добить­ся координации между различными группами клеток, ко­торые вместе вступают в действие и должны точно вы­полнить принимаемые приказания.

Эта совершенная организация опирается на дисципли­ну, которая делает возможным, чтобы исходящее из центра указание попало к каждой точке периферии индивида. Только тогда организм в целом в состоянии достичь чу­десных результатов.

Для чего нужна была бы воля без своего инструмента?

Движение - средство, с помощью которого воля доно­сится до всех волокон и может таким образом проявить себя. Мы можем наблюдать, какие устремления исполь­зует ребенок и какая при этом возникает борьба, чтобы эти устремления достигли цели. Его желание, а лучше ска­зать импульс, побуждает его к тому, чтобы продолжать совершенствовать владение органами своего тела. Без воли мы могли бы получить только образ тени человека. В таких случаях было бы невозможно не только демонст­рировать плоды своего ума, но и ум этот не стал бы при­носить никаких плодов. Органы волевой функции есть не только инструмент движения, но и инструмент построе­ния.

Дети в наших школах, имея право вести свободную де­ятельность, проявили одну из самых неожиданных и пото­му удивительных черт - преисполненную любви точность, с которой они выполняли свою работу. Наши дети как буд­то развивают внутреннюю силу своего разума вопреки себе. Ребенок - это первооткрыватель, родившийся из бес­форменного облачка, ищущего свою собственную форму свечения.
Глава 16

НЕПОНИМАНИЕ
Взрослые, которые не имеют никакого понятия о важнейшем значении для ребенка двигательной активности, стараются ограничить эту актив­ность, как будто она приводит к нарушениям в развитии. Даже ученые мужи и педагоги отвергают значение ак­тивной деятельности в построении человека. Но разли­чия между растениями и животными состоят в том, что первые связаны с постоянным местом обитания, в то время как вторые могут передвигаться. Как же можно думать о наложении ограничений двигательной активно­сти ребенка?

В подсознании взрослого существует образ: «Ребенок -это саженец, ребенок-это цветок», следовательно, «он не должен двигаться». Ребенка называют «ангелом», считая его существом, которое вряд может двигаться. Он дол­жен летать, но за пределами мира, в котором живут люди. Очевидно, что человеческие души слепы там, где проис­ходит выход за те узкие границы, которые психоанализ охарактеризовал как «частичная слепота» бессознательного в человеческом роде.

У этой слепоты очень глубокие корни, и потому только этим можно объяснить, что даже наука со своими точны­ми методами исследования оставляет без внимания это явление. Никто не оспаривает роль органов чувств в раз­витии интеллекта, а так как ценность интеллекта призна­на, то всем ясно, что страдающие глухотой, немотой и сле­потой сталкиваются в своем развитии с огромными труд­ностями. Безусловно, слух и зрение являются главными воротами интеллекта. Это интеллектуальные чувства. Обычно придерживаются мнения, что при всех прочих равных условиях интеллект глухонемого и слепого отста­ет от полноценного. Страдания, которым подвергаются глу­хонемые и слепые, по общему представлению, имеют осо­бый характер. Они совместимы с вполне совершенным физическим здоровьем. Но уж точно никому не пришла бы в голову абсурдная мысль лишить ребенка зрения и слуха и таким образом побудить к более быстрому усвое­нию интеллектуальной культуры и общественной морали. Никто не стал бы также утверждать, что нужно положиться на слепых и глухонемых в улучшении культуры.

Крайне трудно объяснить большинству людей, как важ­но движение для духовного и морального построения че­ловека. Человек, чьи деятельные органы в процессе его развития оказались бы повреждены силой извне, пригово­рен неизбежно отставать в развитии и стал бы более не­полноценным, чем если бы был лишен некоторых интел­лектуальных чувств.

Человек, который остается «пленником своего тела», страдает по-другому, трагичнее и глубже, чем слепой или глухонемой, потому что у него отсутствуют некоторые эле­менты окружающего мира, а значит, определенные внешние возможности развития. Но ум слепых и глухонемых обладает способностью приспосабливаться. Повышенная восприимчивость какого либо чувства может восполнить, по крайней мере, до высокого уровня недостающее чувство. Движение связано с самой личностью и ничем не может быть замещено. Человек, который не двигается, повреждает себя глубочайшим образом, отказывается от своей жизни, падает в бездну, превращает себя в пожиз­ненного заключенного и походит на изгнанных из рая пер­вых людей, которые попали в незнакомый мир, исполненные стыда и боли от неизвестных страданий.

Когда заходит речь о «мускулах», то представляют что-то механическое, какое-то двигательное устройство. Могло бы даже показаться, что мы удаляемся от понятия, о ко­тором мы говорили как о духе, противостоящем материи и всем механизмам. Придавая движению наибольшее зна­чение в развитии ума (а значит всего человека), чем интеллектуальным чувствам, мы низвергаем основополага­ющие представления.

Но глаз и ухо обладают некими механизмами. Ничто не может быть совершеннее «живого аппарата» - глаза. Конструкция уха - это тоже чудесное единое целое из ко­леблющихся связок и мембран, некая джаз-капелла, где есть все необходимые барабаны.

Но когда мы говорим о значении этого великолепного инструмента в построении ума, мы говорим не о его свойствах как механического аппарата, а о их использовании человеком. Посредством этих аппаратов он устанавлива­ет связь с миром и использует их в соответствии со свои­ми духовными потребностями. Природа, художественные произведения, звуки и голоса людей, - все эти разнообраз­ные впечатления доставляют нашему «я» наслаждение ду­ховной жизнью и необходимое питание для души. Только «я» может извлечь из всех чувственных впечатлений пользу для себя, оценить и вынести приговор. Какая бы цель была у наших органов чувств, если бы не «я», спо­собное видеть и наслаждаться?

Сами по себе зрение и слух незначимы, но личность, образующая и сдерживающая «я», наслаждается и рас­тет в процессе видения и слышания. Естественно предпо­лагать аналогичное и о движении. Без сомнения, движе­ние осуществляется посредством механических органов, хотя они и не являются зафиксированными механизмами, такими, как мембрана барабанной перепонки или хруста­лик глаза. Но основная трудность механической жизни и, следовательно, воспитания состоит также и в том, чтобы «я» могло владеть своими двигательными органами и оживлять их, контролируя каждое действие, совокупность которых выше всей существующей действительности и функций вегетативного бытия.

«Я», которое не в состоянии выполнить эти основопо­лагающие условия, разлагается, подобно инстинкту, отде­ленному от тела, которое он должен оживить и у которого не стало больше цели.
Глава 17

^ СИЛА ЛЮБВИ
Все устремления человека, возникающие согласно внутренним законам, нацелены на построение гар­моничных взаимоотношений между живыми су­ществами. Они выступают в нашем подсознании в форме любви. Можно предположить, что любовь — это мера оз­доровления души.

Без сомнения, любовь сама по себе не движущий мо­тор, а некий рефлекс, сходный со светом, который звезды принимают от огромного небесного тела. Это импульс, дающий творческий толчок к жизни. Но творческая дея­тельность пробуждает инстинкт любви. Выходит, что со­знание ребенка вмещает любовь, ведь только через лю­бовь ребенок приходит к самопостроению.

Непреодолимое побуждение связывает ребенка в пе­риод протекания сензитивных периодов со своим окруже­нием и поэтому может расцениваться как любовь к нему. Очевидно, что эта любовь отличается от распространен­ного представления о любви. Как правило, под любовью понимают чувство. Детская же любовь произрастает из самого разума, который формируется, глядя на все, что его окружает, с любовью. Интуиция, которая побуждает ребенка наблюдать, называется словами Данте «intelletto d'amore» («разумная любовь»).

Способность живо и точно наблюдать мир, которая у нас, взрослых, потеряла свою актуальность и кажется со­вершенно не значимой, без сомнения, есть некая форма любви. Не является ли чувствительность ребенка, не оце­нивающего мир вокруг, знаком любви? Разум ребенка впи­тывает все происходящее вокруг открыто, наблюдая с любовью, никоим образом не проявляя равнодушия. Эта любовь деятельна и продолжительна. Ее можно назвать характерным свойствам детского возраста. В этих живых и радостных демонстрациях детской жизни взрослые ви­дят типичные признаки этого возраста. Но в любви ребен­ка, то есть в его духовной энергии, они не замечают той нравственной красоты, которая сопровождает творческое становление самого человека.

Любовь ребенка с самого начала свободна от проти­воречий. Он любит, потому что впитывает мир и потому, что природа велит ему это. И он абсорбирует свое окру­жение, чтобы приобщить его к своей жизни, к своей лич­ности.

Если взрослый приготовит для ребенка необходимые предметы, на которые он направит свою любовь, то в этой среде ребенок получит материальную помощь, беря с глубокой любовью из нее все, в чем нуждается для свое­го формирования.

Для ребенка взрослый - это объект почитания. Из уст взрослого, как из неисчерпаемого источника, устремля­ются слова, которые нужны ему для овладения речью, и он будет руководствоваться ими в своей деятельности.

Слова взрослого воздействуют на ребенка как побужде­ния из высоких миров.

Подражание ему означает для ребенка вступление в жизнь. Слова и действия взрослого зачаровывают и вдох­новляют ребенка, как этого требуют его суггестивные силы. Сензитивность ребенка по отношению к взрослому так велика, что взрослый может, образно говоря, жить и действовать в ребенке. Эпизод с мальчиком, который по­ставил обувь на покрывало, разоблачает, до какой точки послушания доводит ребенка суггестивная сила взросло­го. То, что говорит ребенку взрослый, оставляет в нем сле­ды, подобные следам резца скульптора на мраморе. Вспо­минается пример с маленькой девочкой, мать которой по­лучила пакет с лоскутками ткани и трубой. Поэтому взрослый должен тщательно взвешивать каждое слово, ко­торое он произносит в данный момент, потому что ребе­нок жаждет учиться и накапливать в себе любовь.

В своем отношении к взрослому ребенок склоняется к послушанию, которое охватывает его до мозга костей. Если же взрослый захочет, чтобы ребенок отказался от каких-либо занятий, которые совершаются по неизменным внут­ренним правилам и законам, то ребенок может просто не подчиниться. Точно так же можно было бы приказать ре­бенку остановить рост зубов. Капризы и приступы непос­лушания ребенка есть выражение витального конфликта между творческим импульсом и любовью к взрослому, который не понимает ребенка. Всякий раз, когда взрослый вместо послушания наталкивается на капризы ребенка, он должен подумать об этом конфликте и осознавать, что ре­бенок защищает то, что жизненно важно для его развития.

Мы никогда не должны забывать, что ребенку хочется слушаться взрослого и что это послушание ему по сердцу. Больше всего на свете ребенок любит взрослого. Мы же обычно лишь говорим: «Как родители любят ребенка!» Про учителей тоже говорят: «Она так любит детей!» Принято думать, что детей нужно учить любить родителей, учите­лей, человека вообще, животных, растения, вещи. Но кто учит детей любить? Едва ли взрослый. Он называет капри­зами жизненно важные поступки ребенка. Он ищет случая, чтобы защитить от него свое имущество. Такой взрослый не может научить любви, потому что он не имеет таких тонких чувств, которые мы назвали выше как «разумная любовь».

Уж кто действительно умеет любить - так это ребенок, который хочет быть рядом со взрослым и всегда привлека­ет к себе внимание: «Посмотри на меня, останься со мной!»

Вечером, когда ребенок ложится в постель, он зовет к себе любимого человека и страдает, когда тот покидает его. Когда мы садимся за стол, ребенок уже с младенче­ства хочет быть с нами, но не для того, чтобы есть с нами, а для того, чтобы смотреть на нас и быть с нами рядом. Взрослый не замечает этой мистической любви. Однако он знает, что это маленькое существо, которое любит его, должно вырасти когда-нибудь и уйти от него. Кто будет тогда звать его к себе, прощаясь и трогательно прося пе­ред сном: «Останься со мной!» вместо равнодушного: «Спокойной ночи!» Кто еще захочет остаться с вами, ког­да вы едите, чтобы только смотреть на вас? Мы сопро­тивляемся этой любви, но никогда не найдем ничего похо­жего на нее. Мы говорим нервно: «У меня нет времени, я не могу, мне некогда!» и в глубине души думаем: «Этим детям нужно прививать правильные манеры, иначе мы ста­нем рабами при них». Мы хотим освободиться от них, что­бы они не мешали нашему удобству.

Ужасна привычка ребенка будить мать и отца по ут­рам. Домработница предотвращает это недоразумение и играет роль ангела-хранителя утреннего сна родителей. Но что, как не любовь, побуждает ребенка спешить к родите­лям и будить их? Это чистое существо с восходом солнца спрыгивает с постели, разыскивая родителей. Малыш словно хочет сказать им: «Научитесь же жить свято! Уже светло, уже утро!» Но он приходит к родителям не поучать, а как существо, движимое желанием снова увидеть того, кого любит.

В комнате, возможно, душно и окна плотно зашторены, чтобы ни один лучик не проник в нее. Осторожно, боясь темноты, преодолевая страх, ребенок нежно дотрагивает­ся до матери. Отец и мать начинают браниться: «Мы тебе уже говорили тысячу раз, чтобы ты не будил нас». - «Я вас не бужу, - хочет ответить ребенок, - я хочу поцело­вать вас!» Это означает так много: «Я хотел вас разбу­дить от сна, я хотел бы разбудить вашу душу!»

Да, любовь ребенка неизмеримо важна для нас. Отец и мать могут проспать всю свою жизнь. Им необходимо это маленькое существо, которое разбудит их и оживит своей свежей, живой энергией, которую они сами уже не имеют. Ребенок - это существо, которое ведет себя по-другому и зовет их по утрам: «Пробуждайтесь к другой жизни! Учитесь жить лучше!»

Да, жить лучше - это значит почувствовать дыхание люб­ви. Без ребенка, который стремится помочь взрослому в обновлении, человек деградировал бы. Если взрослый не старается обновиться, его дух покрывается твердым пан­цирем, который заставляет его стать бесчувственным, и он теряет сердце. Попытаемся подумать о последнем суде, когда Христос обратится к тем, кто не пожелал восполь­зоваться средствами к новому внутреннему рождению:

«Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготован­ный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть, жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темни­це, и не посетили Меня».

Тогда они скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы ви­дели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?»

И Он возразит им: «Истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне».

В этой драматической сцене Евангелие учит нас тому, что долг человека - помогать скрытому в каждом бедня­ке и плененном Христу.

Если мы проведем параллель между этой чудесной евангельской сценой и положением ребенка, то поймем, что в образе ребенка ко всем людям приходит Христос.

«Я любил тебя, я приходил к тебе по утрам, чтобы раз­будить тебя, но ты выставлял меня!»

«Когда ты приходил утром в мой дом разбудить меня, и я выставлял тебя?»

«Плод твоей любви, который являлся к тебе и звал тебя — это был я. Кто просил тебя не оставлять меня? Это был я!»

Мы глупцы! Ребенок, словно Мессия, приходит, чтобы разбудить нас и научить любить! Но мы считаем, что все это - капризы ребенка.

И предаем наши сердца проклятью.
КОММЕНТАРИЙ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Похожие:

Педагогика детства iconПедагогика детства
М 77 Дети другие /Пер с нем./ Вступ и закл статьи, коммент. К. Е. Сумнительный. М.: Карапуз, 2004. 336 с.(Педагогика детства)

Педагогика детства iconСтатья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. М.: Издат дом «Карапуз»,...
М. Монтессори. Помоги мне сделать это самому / Сост., вступ статья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. – М.: Издат дом «Карапуз»,...

Педагогика детства iconСтатья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. М.: Издат дом «Карапуз»,...
М. Монтессори. Помоги мне сделать это самому / Сост., вступ статья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. –М.: Издат дом «Карапуз»,...

Педагогика детства iconСтатья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. М.: Издат дом «Карапуз»,...
М. Монтессори. Помоги мне сделать это самому / Сост., вступ статья М. В. Богуславский, Г. Б. Корнетов. –М.: Издат дом «Карапуз»,...

Педагогика детства iconОбщее и специфическое в содержании родственных наук (дефектология,...
Кор пед можно рассм-ть как преемницу дефектологии в связи с заменой терминов, так и в кач-ве самостоятельной науки

Педагогика детства iconУчебно-методическое пособие Барнаул 2011 удк колмогорова Н. С., Сивцова...
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов дневного и заочного отделений агау, изучающих курсы «Психология и педагогика»,...

Педагогика детства iconПедагогика
Педагогика: методич рекомендации по подготовке к семинарским занятиям / В. Л. Лозицкий. – Пинск: ПолесГУ, 2010

Педагогика детства iconРабочая программа дисциплины «Педагогика»
Педагогика (модуль «Введение в педагогическую деятельность. История образования и педагогической мысли»)

Педагогика детства iconУчебно-методическое пособие Барнаул 2009 удк психология и педагогика. Раздел «Педагогика»
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Педагогика детства iconПроблематика наиболее часто встречаемых текстов егэ
Проблема памяти о своих истоках, о своём детстве (Почему, повзрослев, человек ощущает связь с домом своего детства, с миром своего...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов