Японская бюрократическая система послевоенного периода 110




НазваниеЯпонская бюрократическая система послевоенного периода 110
страница1/24
Дата публикации01.12.2013
Размер3.56 Mb.
ТипРеферат
zadocs.ru > Право > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24





СОДЕРЖАНИЕ


введение 5

ГЛАВА 1. ПОСЛЕВОЕННОЕ РАЗВИТИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ
СИСТЕМЫ ЯПОНИИ 18


исторические корни послевоенной системы
государственного управления 18

1 этап: период становления послевоенной
административной системы Японии (1945 – 1960 гг.) 40

2 этап: период структурной оптимизации (1961- 1980 гг.) 72

3 этап: период бюджетно-финансовой рационализации (1981-1996 гг.) 84

специфика послевоенного опыта японии
в области государственного управления 100

^ Глава 2. Японская бюрократическая система
послевоенного периода 110


облик японской бюрократии 110

система принятия решений
центральными правительственными органами 133

некоторые аспекты системы взаимоотношений
бюрократии, бизнес-сообщества и политических кругов 180

^ Глава 3. Административная реформа
на рубеже двух тысячелетий (1996 – 2001 гг.) 227


общая проблематика административной реформы 90-х гг. 227

организационная реформа системы
центрального государственного управления 246

меры по повышению эффективности
работы правительственных учреждений 266

особенность японской модели административной реформы на данном этапе исторического развития 297

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 305

введение


Проблемы центрального государственного управления с неизменной актуальностью проявляют себя для всех мировых стран. Они включают в себя широкий комплекс конституционно-правовых, финансово-экономических, социально-классовых, процедурно-управленческих, структурно-организационных, национально-психологических и многих иных вопросов, каждый из которых требует при своем рассмотрении учета огромного количества факторов.

Для Японии на протяжении всей ее истории система государственного управления имела тенденцию к гипертрофированному развитию центральной администрации при относительном подавлении и сдерживании политических и общественных институтов. В период средневековья власть была сосредоточена в руках военной верхушки, затем, в эпоху новейшей истории – в руках императора и высшей бюрократии, получившей от него практически неограниченный мандат на правление, наконец, в руках отдельных министерств и ведомств. Как отмечал американский исследователь Б.Ричардсон, «административная сфера часто бывает по крайней мере частично независимой от контроля со стороны законодательной власти, а также со стороны кабинета министров. В Японии власть бюрократических министерств особенно велика в силу законодательных, структурных, исторических и социальных факторов»1.

Проблематика системы центрального государственного управления для Японии имеет определенную специфику. Прежде всего, широкое признание получил тот факт, что институционная, кадрово-организационная и управленческая основы нынешней центральной администрации обладают значительной преемственностью по отношению не только к довоенному периоду, но и к периоду незавершенной буржуазной революции Мэйдзи. В этой связи большой интерес вызывает вопрос об исторических корнях послевоенной системы государственного управления, а также нормативно-правовая основа современной административной системы Японии. Речь прежде всего идет о положении кабинета министров, отдельных министерств и ведомств в структуре государственного управления. Исследовательские цели работы требуют рассмотрения законодательных прерогатив кабинета министров, а также руководящего положения премьер-министра в системе кабинета. Известно, что в Японии в числе прочих стран (Италия, Бельгия и проч.) глава правительства – не «первый среди равных», а политический руководитель, которому принадлежит решающая роль в определении государственной политики. В то же время должность премьер-министра сохраняет множество источников слабости, которые также с полным основанием можно отнести к специфике японской административной модели. По этой причине интересно посмотреть, как действуют конституционно-правовые механизмы в рутинной управленческой практике, насколько правовая основа деятельности правительства соответствует реальным потребностям конкретного исторического момента.

Целый пласт научных проблем представляют собой вопросы государственной службы. С одной стороны, важны системообразующие характеристики японской бюрократии: ее количественный состав, механизмы рекрутирования, продвижения по службе, отставки и проч. С другой стороны, с точки зрения понимания внутренней сущности административного процесса немалую роль играет понимание национальной специфики системы принятия решений. Здесь необходимо учитывать национально-психологические особенности японского социума (группизм, коллективизм, распределение ответственности и проч.), процедурные вопросы подготовки проектов (механизмы инициирования, согласования внутри министерств и ведомств, а также окончательного их одобрения), наконец, структурно-институционное обеспечение процесса делопроизводства.

К числу проблемы «внешних аспектов» бюрократической системы, стоит отнести вопрос о взаимоотношениях бюрократии и бизнеса, бюрократии и политики. Касаясь взаимоотношений между политиками и бюрократами, американский автор Али Фаразманд писал, что «анализ отношений между бюрократической системой и политикой, между политиками и бюрократами, являясь независимой вариабельной величиной, может объяснить, из-за чего в той или иной степени так преуспели или пришли в упадок целые могущественные империи, государства, нации или города…»2 Для Японии эта аксиома приобрела особое значение с учетом извечной слабости политической власти, а также наличия многочисленных непрозрачных зон взаимных корыстных интересов, получивших расхожее название «железных треугольников».

Наконец, еще одним вопросом, без которого невозможно всесторонне раскрыть вопрос о системе государственного управления, является вопрос об административной реформе. Известный американский политолог Б.Г.Петерс, в качестве общей проблемы для всех правительств отмечал задачу поиска инновационных механизмов, заставляющих правительства лучше работать и служить обществу3. По мнению Б.Г. Петерса, даже страны, которые внешне выглядят весьма преуспевающими, в числе которых находится и Япония, были вынуждены проводить в последние годы масштабные административные реформы, которые в числе прочего являются и способом не отстать от других стран4. Одной из ключевых тем исследовательского интереса в этой связи является послевоенное развитие административной системы Японии, с упором процесс ее реформирования «сверху». Рассмотрение этот вопроса в подобном контексте в числе прочего позволяет высветить и реальные проблемы административной системы, более ясно представить себе общий ход и основные тенденции ее развития на каждом историческом этапе. Здесь важно проследить связь административной реформы с конкретно-историческими условиями каждого этапа. Почему Япония проводила административные реформы даже в период высоких темпов экономического роста? В чем специфика нынешнего этапа реформ? Какова их идейно-теоретическая мотивация? Освещение вопроса о формировании в стране новой системы государственного управления на нынешнем этапе смены модели развития позволит дать объяснение также многим процессам, идущим в японском обществе. Особо следует обратить внимание на японский опыт реформ в контексте глобальных тенденций в административном реформировании, которые заключаются в уменьшении количественных характеристик правительства, ухода государства из сфер своей традиционной деятельности, перехода к концепции «малого правительства».

Особый интерес для решения исследовательских задач представляют труды отечественных и зарубежных историков и политологов, которые занимались разработкой теории системы государственного управления Японии, а также рассматривали различные ее аспекты в практическом плане.

Среди отечественных специалистов-японоведов в советское время изучением различных аспектов системы государственного управления занимались И.А.Латышев, В.Н.Бунин, Ю.Д.Кузнецов, А.А.Макаров, А.Н.Панов, А.А.Прохожев и др. Хотя время наложило свой отпечаток на большинство издаваемых в тот период работ, многие из которых носили достаточно идеологизированный характер, изучение трудов советских японоведов было неоценимым с точки зрения знакомства с фактическим материалом, равно как и с методологией исследования. Большую ценность для автора представляла работа И.А.Латышева5, посвященная анализу японской бюрократии, монография А.Н.Панова6, дающая обобщенную характеристику японской дипломатической службе (являющейся одним из примеров специализированной бюрократической организации), исследование А.А.Прохожева по вопросам государственного регулирования экономики7. Важным и поучительным для уяснения механизмов управления персоналом, без понимания которых невозможно ориентироваться в кадровой системе современной японской бюрократии, было знакомство с коллективной монографией, посвященной происходящим в Японии изменениям на современном этапе научно-технического прогресса8. Уже в посткоммунистическую эпоху проблемы системы государственного управления Японии послевоенного периода получили отражение в трудах отечественных ученых В.Б.Рамзеса, Э.В.Молодяковой, Я.А.Певзнера, И.Ю.Авдакова, Ю.Д.Денисова, В.Н.Еремина, А.В.Загорского, А.И.Кравцевича, И.П.Лебедевой, А.И.Сенаторова, И.А.Цветовой и др.

Среди японской и западной (англоязычной) литературы по вопросу о роли и месту бюрократии в системе государственного управления в имеющейся историографии можно выделить несколько научных подходов, которые отличают специфические акценты при рассмотрении поставленных проблем. Одним из таких подходов является анализ позиций бюрократии в системе государственной власти, в частности, применительно к ее взаимоотношениям с политической элитой, бизнес-сообществом, различными отдельными группировками.

С одной стороны, следует отметить т.н. концепцию «бюрократического авторитаризма», автором которой считается голландский политолог и журналист Карел ван Вольферен. В своем нашумевшем исследовании «Загадка власти в Японии» он выдвигает идею о том, что высокопоставленная бюрократия, политические деятели, лидеры бизнеса, сельхозкооперативы, полиция, медиа, и даже криминальные сообщества создали совместными усилиями структуру власти, не имеющую центра и никому не подотчетную9. Иными словами, в соответствии с этой концепцией власть как бы оказывается «размазанной» по различным эшелонам управления, которые не имеют единого координирующего центра и не составляют хорошо структурированную управленческую вертикаль. Другой западный автор Э.Доуди отмечал, что в отличие от традиционной веберовской теории, японская бюрократия в большей степени инкорпорирует в себе черты коллективной ориентации10.

По вопросу о взаимоотношениях бюрократия и политики сильные позиции в японской и американской политологии имеет т.н. «теория превосходства бюрократии» (канрё юирон). Наиболее полно эта теория разработана в трудах известного японского политолога К. Цудзи, считающегося в Японии основоположником системного анализа теории бюрократической элиты11. Среди западных политологов положения данной теории наиболее отчетливо просматриваются в работах Ч.Джонсона, Т. Пемпеля и др.

В основе данной теории лежит представление о том, что бюрократии занимает доминантное положение в системе власти. Речи идет не только о реальном значении бюрократии в подготовке государственных решений и законодательном процессе, составляющем специфику японской административной модели, но и об особом надклассовом и надсоциальном статусе в обществе, позволяющий ей испытывать психологический комплекс властной элиты. На обыденно-житейском уровне этот комплекс подпитывают традиционные, берущие начало еще в домэйдзийскую эпоху и отчасти мифологизированные представления о просвещенной бюрократии, самоотверженно отдающей себя делу служения обществу. При этом К.Цудзи особенно выделяет исторические корни влияния бюрократии не только довоенного, но и послевоенного периода, отмечая, что укоренению элитарного статуса бюрократии во властной структуре способствовали политические решения союзной администрации отказаться от демонтажа существующей бюрократической системы и сделать бюрократию основным проводником политики реформ. Этим решениям, по мнению К.Цудзи, немало способствовали сохранившийся с довоенного периода высокий общественный кредит бюрократии, представления о «нейтральности» чиновников, а также слабость политических организаций в стране12.

Среди последних авторов с теорией К.Цудзи смыкаются взгляды проф. университета Риккё Синдо Мунэюки. В своей недавней монографии М.Синдо, в целом соглашаясь с К.Цудзи по вопросу о реальной степени влияния бюрократии на процесс принятия решений, в то же время ставит под сомнение эффективность этой системы. Развенчивая теорию «идеальной экономической бюрократии», которая якобы привела страну к экономическому чуду, М.Синдо полагает, что в результате произвола и субъективного администрирования со стороны бюрократии «экономических ведомств» в японской экономической модели перестали свободно действовать рыночные механизмы, т.е. рынок был фактически искусственно ограничен администрацией13. Другой важный постулат теории М.Синдо – что в сфере государственного регулирования экономики сложилась гигантская невидимая глазу «серая зона» взаимоотношений бюрократии и бизнеса, скрытый и отчетливо «мафиозный» характер взаимоотношений внутри которой создает большие трудности для экономического роста страны14.

Подробный анализ роли бюрократии в экономическом развитии отдельных отраслей промышленности посвящена работа Чалмерса Джонсона «МВТП и японское чудо»15. Рассматривая систему принятия стратегических решений в контексте преемственности традиций довоенной системы, Ч.Джонсон выдвигает тезис о том, что, что в основе послевоенного экономического успеха Японии лежит умелое сочетание рыночных механизмов и административных методов, в особенности «административного руководства». Подчеркивая, что в Японии основные политические решения принимает именно элитная бюрократия, Ч.Джонсон разделяет 2 основных этапа в развитии системы управления: период до конца 70-х гг.: период «системы бюрократического господства» (канрё сюдо тайсэй), когда превалировала власть чиновников, и последующий период «господства партийного начала» (то сюдо тайсэй), когда наблюдалось относительное усиление влияния политических партий на процесс принятия решений.

Если Ч.Джонсон особое внимание уделял роли министерства внешней торговли и промышленности, то В.Кох в своей работе «Японская бюрократическая элита»16 отдал приоритет министерству финансов. Всю послевоенную историю Японии Кох даже разделяет на несколько этапов именно по признаку степени влияния бюрократии министерства финансов. По мнению В.Коха, на первом этапе послевоенного периода (оккупация и 50-е гг.) министерство финансов испытывало пик своего могущества. Получив особые полномочия от объединенного командования в вопросах денежно-финансовой и бюджетной политики, министерство финансов стал наиболее могущественным и авторитетным ведомством (Кох даже использует на этот счет специально изобретенный им термин: «однополярная политика»). Далее, по мнению Коха, следует этап «биполярной политики», продолжавшийся с середины 50-х до конца 60-х гг., в ходе которого минфин делил власть с другими ведомствами. Наконец с конца 60-х наступил этап «триполярной политики», предполагающий, что к традиционной власти ведомств прибавилась власть ЛДП, политические органы которой (в лице Совета по политическим вопросам) реально подключились к процессу принятия решений17.

Школе, проповедующей теорию «сильной бюрократии», противостоит группа политологов, придерживающихся теории т.н. «сильной политики и слабой бюрократии». Эту теорию в
80-е гг. выдвинул проф. Киотосского университета Мурамацу Митио. В работе «Японская бюрократическая система в послевоенный период»18 содержится много точных наблюдений, касающихся методов подготовки решений, хотя сам метод анализа (в основном оценки основаны на интервью бюрократов) можно считать несколько спорным. В дальнейшем М.Мурамацу много внимания уделял популяризации в Японии теории «Нового общественного управления», которая отражала мировые тенденции институализации «групп по интересам», усиление плюрализации политического процесса и т.д. В книге «Японская административная система»19 М.Мурамацу анализирует японскую бюрократию с точки зрения ее «автономности» (влияния со стороны политической сферы) и «активности» (способности принимать адекватные решения в нужное время) и делает вывод о том, что в результате длительного господства ЛДП произошла «политизация» высшей бюрократии. По мнению М. Мурамацу, «активность» бюрократии в 80-е гг. продолжала оставаться достаточно большой, в то время как степень «автономности» упала достаточно сильно. Взгляды М.Мурамацу разделяет известный политолог и публицист Тахара Соитиро, который в своих трудах20 много внимания уделяет проблеме «эрозии власти» бюрократии.

Из западных политологов теория «превосходства политики» разработана в работе П.Юнга21, основной смысл которой сводится к тому, что послевоенная японская бюрократия, в отличие от довоенной, занимала все более подчиненное положение относительно политиков. Как и М.Мурамацу, П.Юнг значительную часть своих выводов строит на базе социологических опросов высокопоставленных бюрократов. По мнению П.Юнга, политики, входящие в клановые группировки «более «компетентны» в своих областях, нежели карьерные бюрократы, которые, быстро переходя с должности на должность в условиях специфической карьерной модели, не успевают набраться нужного опыта. Отмечая, что в 70-е гг. произошел «закат влияния бюрократии относительно прочих секторов японской политики, особенно «политических властей» (ЛДП и ее политических органов, членов парламента в правительстве в лице премьер-министра и членов кабинета), Х.Юнг особенно выделяет понятия «политизации» процесса принятия решений, под которым он понимает усиление влияния политических партий (partisanization) на высшую бюрократическую верхушку22. Большое значение П.Юнг придавал также «группам по интересам», которые, по его мнению, в процессе инициирования, внесения поправок или полного отвержения предлагаемых правительственными органами проектов решений ограничивают традиционное разделение сфер полномочий между принимающими решения бюрократами23.

Со взглядами школы «сильной политики» перекликаются идеи, выдвинутые многими исследователями современной политической системы, в частности, Сато Сэйдзабуро, Мацудзаки Тэцухиса (см., в частности, их работу «Власть ЛДП»24), Иногути Такаси и Иваи Томоаки25. Из западных исследователей следует выделить американского политолога Х. Баервальда, который в своей монографии, посвященной послевоенному японскому парламенту, проводил мысль об особой, если не сказать исключительной, роли органа высшей законодательной власти в стране в выработке и принятии государственных решений26

Многие японские авторы справедливо указывают на процесс взаимного влияния политической и бюрократической составляющей процесса реализации государственной политики. Так, например, Ямагути Дзиро в своей работе, посвященной системе однопартийного господства ЛДП, проводит тезис о том, что в 80-е гг. наращивала обороты «бюрократизация» политических органов правящей партии (в лице Совета по политическим вопросам). По мнению Д.Ямагути, это приводило к «слиянию» высшей административной и политической элиты и, в конечном счете, к постепенному загниванию всей политической системы27. В то же время Нисио Масару, не отрицая процесса постепенного сближения двух элит и их интеграции, настаивал на том, что речь идет не о полном их слиянии, а лишь о «сотрудничестве» и «сплочении»28.

Многие японские политологи особое внимание уделяют отдельным аспектам административной системы. Так, Инацугу Хироаки дает исключительно глубокий анализ кадровой системы японской бюрократии29. По его мнению, особенностью японской модели кадровой организации системы государственной службы являются принципы «медленного продвижения» и «кумулятивной оплаты труда». Медленное продвижение бюрократии по служебной лестнице, считает Х.Инацугу, позволяет избежать излишне сильной конкуренции в среде одногодков, исключить подсиживание, интриганство и иные негативные аспекты модели «быстрого карьерного роста», обеспечить долгосрочность перспектив продвижения по службе и т.д. Для модели «медленного продвижения», по мнению Х.Инацугу, характерны, во-первых, перенос ответственности на нижние эшелоны управления (в противоположность модели «быстрого промоушена», в рамках которой ответственность и управленческие риски сосредоточены в руках небольшой группы лиц), во-вторых, отсутствие сильного давления на бюрократию со стороны рынка труда, предполагающее, что наиболее способные управленцы не переходят на работу в частный сектор с его более привлекательными условиями оплаты труда.

Принцип «кумулятивной оплаты труда», согласно теории Х.Инацугу, предполагает, что постепенное продвижение по службе не приводит к резкому росту зарплаты, в то время как увеличение зарплаты оказывается напрямую связано с выслугой лет. Поскольку более способные сотрудники имеют длительную перспективу повышения по службе, поощрительные механизмы, и в первую очередь система зарплаты, носят отчетливо выраженный «кумулятивный» характер.

Большой интерес заслуживают теории японских политологов, касающиеся системы принятия решений в рамках действующей бюрократической системы. Среди «классических» работ в этой области особенно выделяется уже упомянутая монография профессора Токийского университета К.Цудзи «Японская бюрократическая система», а также монография Ито Дайити30. Если К.Цудзи в качестве главной особенности японской модели принятия решений выделяет систему ринги31 и связанный с нею процесс перераспределения полномочий в сторону нижних этажей управления, то Д.Ито делает особый акцент на характеристики группизма и патернализма. По мнению Д.Ито, японская бюрократия реализует свои полномочия в сфере государственного управления в первую очередь через элемент группизма. По мнению Д. Ито, рациональность системы ринги определяется тем фактом, что группизм проявляется в процессе реализации чиновниками своих полномочий.32 В то же время, согласно Д.Ито, распределение полномочий на различных уровнях управления не несет в себе социальной нагрузки и лишь призвано обеспечить единство организационной структуры бюрократии. Полномочия бюрократии, в соответствии с данной теорией, выступают в этих условиях не в качестве средства реализации курса управления, а, скорее, как «средство подтверждения полномочий»33. Другой важной особенностью бюрократической системы Д.Ито считает то, что если на Западе существуют объективные критерии деятельности бюрократии в соответствии с жесткими стандартами, рассчитанными на базе определенных регламентных норм, то в Японии, где подобные формы регулирования не получили четкого оформления, критерии оценки деятельности чиновников крайне затруднены34.

Юридическим, процессуальным и политическим особенностям системы кабинета министров посвящены работы уже упомянутого М.Мурамацу35, а также видного японского политолога Катаока Хиромицу. Особо следует выделить работу Х.Катаока, в которой он дает сравнительный анализ японской и западных моделей кабинетной системы в исторической перспективе36. Как особенность японской модели системы кабинета министров Х.Катаока отмечает традиционную слабость полномочий и реального политического веса премьер-министра, который хотя и являлся «агентом» (представителем) административной власти, но практически никогда не был ее «локусом» (т.е. реальным носителем)37. В то же время другой автор, американский политолог японского происхождения Хаяо Кэндзи, анализируя источники власти главы кабинета министров, отмечал, что Япония представляет собой, скорее, «мажоритарный» тип государства (еще более ярко выраженный в Австралии, Новой Зеландии и т.д.), где премьер-министр вынужден опираться на поддержку большинства внутри политического и административного истеблишмента, нежели «консенсуальный» тип (Бельгия, Швейцария), где пост главы правительства носит больше декоративную нагрузку, а все решается путем предварительного согласования интересов всех политических игроков.38

Со второй половины 90-х гг., в связи с выдвижением на повестку дня вопроса о проведении административной реформы центрального правительства, все большее место в политологической литературе стала занимать проблематика концепции реформы, а также отдельные ее аспекты. Например, в работах К. Ёда и С. Намикава содержится общий взгляд на административную реформу, которая рассматривается как планомерная и комплексная государственная политика, призванная перевести Японию на новую модель развития, соответствующую новым потребностям современной эпохи. В то же время Ёсида Синтаро рассматривает административную реформу в основном как экономическую категорию, сосредоточиваясь на ее экономических аспектах – государственных финансах, экономической эффективности системы управления и проч. В качестве важной особенности Японии
С. Ёсида выделяет тот факт, что в течение всего послевоенного периода ход административной реформы был неизбежно связан с проблемой налогообложения, замыкаясь на политике государства в области народного благосостояния. Для Японии, по мнению
С. Ёсида, характерно то, что все административные реформы, рассматриваемые с этих позиций, шли в основном без крупномасштабного повышения налоговых ставок39.

Большой интерес для исследователей государственного права современной Японии представляет монография К.Мо-рита40, в которой он подробно описывает юридические аспекты реформы системы кабинета министров, в частности, создания канцелярии кабинета министров, касаясь главным образом полномочий и функциональной нагрузки нового органа, а также ее юридического обеспечения. Другая интересная монография, написанная японским политологом Т. Танабэ, посвящена проблеме оценки деятельности административных органов, которая также стала важным аспектом административной реформы41. Подробному освещению в ней подвергнуты основы и принципы бальной кодификации, опробованные в британской административной практике42. Особый упор автор делает на участие населения в оценке работы административных органов. Как считает Т.Танабэ, система оценки позволяет узнать мнение народа о работе административных органов и обеспечить принцип «обратной связи», благодаря которому станет возможным отказаться от многих излишних функций администрации и передать в ведение частного сектора решение многих проблем, находящихся под опекой государства43.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 icon-
Величайшим явлением в жизни народов послевоенного периода является фашизм, который в настоящее время совершает свой победный путь...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconВермуты Мартини Бьянко | MartiniBianco 50 110 Мартини Россо | MartiniRosso 50 110

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconМетодические указания по курсовому проектированию для студентов всех...
Студенты всех форм обучения специальности 100400 выполняют курсовой проект по дисциплине "Электрооборудование электрических станций...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconНовая Honda cbr600rr 2012 Японская Honda Motor презентовала новую...
Японская Honda Motor презентовала новую версию своей суперпопулярной «шестисотки» мотоцикла cbr600RR

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 icon4повт-110

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconУсловия предоставления статуса «Генеральный Партнер»
...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconМуниципальное бюджетное учреждение культуры
Городском выставочном зале открывается выставка «Творцы послевоенного Брянска. Зодчие 40-50-х годов ХХ века», посвященная архитекторам,...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconЗакон и периодическая система химических элементов Д. И. Менделеева...
Строение атомов химических элементов и закономерности в изменении их на примере: а элементов одного периода; б элементов одной главной...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 iconПрограмма Программа партии «Свободная Россия»
В 1991 году наша страна потерпела глобальное геополитическое поражение, которым завершилась эпоха противостояния двух гегемонов послевоенного...

Японская бюрократическая система послевоенного периода 110 icon1. Предмет криминологии Тема Система криминологических знаний. Взаимосвязь...
Специфика периода подготовки к экзамену или зачету заключается в том, что студент уже ничего не изучает (для этого просто нет времени):...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов