Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение




НазваниеУчебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение
страница7/16
Дата публикации18.06.2013
Размер3.08 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > Психология > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16
Часть этих ассоциаций относится к набору под условным назва­нием «фронт», другая «тыл». Вместе они объединены тем, что можно назвать сагиттально-ассоциативным комплексом, т.е. подсоз­нательной сагитталыо.

Этот комплекс начинает возникать с первых дней самостоятель­ных, целенаправленных движений ребенка и находит свое подкреп­ление со временем в его партнерских взаимоотношениях с предме-

67

тами, со взрослыми и, особенно, со сверстниками, а позднее со все­ми элементами внешней среды, включая сферу культуры.

Мы определили здесь три основные этапа.

Первый этап начинается с периода активного ползанья и ощу­щения своей все возрастающей независимости от взрослого, за­канчиваясь началом самостоятельного и уверенного прямохожде-ния. К этому моменту все ассоциации, связанные с вертикалью, уже вошли «в плоть и кровь», а сагиттальные только начинают форми­роваться. Поэтому естественно, что некоторые формы приобрете­ния пространственного опыта переносятся из вертикального в са­гиттальный период.

Главная из них — импульсивность поступков и иерархический принцип значимости: далеко — близко, доступно — недоступно, достижимо или недостижимо и т.д.

В сагиттали, так же как и в вертикали, иерархичность значений тесно связана с количеством затраченной энергии. Разница за­ключается в том, что если в вертикальном периоде энергия — это конкретная физическая сила воздействия, то в сагиттали — это внутренняя, эмоционально-образная сила действия.

На втором этапе сагиттальные ассоциации закладываются на уровне спонтанного неориентированного маршрута и потому есть не более, чем ощущение своего иррационального сагиттально-дина­мического Я (в отличие от социального вертикально-статического).

«Освобождение от родительского влияния становится возмож­ным только тогда, когда человек достигает независимости, т.е. при­обретает умение жить "включенным" в настоящее, действовать спон­танно и достигать близости с другими людьми. Некоторые счастли­вые люди обладают свойством, которое выходит за пределы всех классификаций поведения. Это свойство "включенности" в настоя­щее. Другое их свойство, гораздо более важное, чем любое предва­рительное планирование, — спонтанность», — пишет Э.Берн [4].

Значение сагиттали как абстрактной независимости вступает в конфликт «борьбы за свободу» с вертикалью, успех которой визу­ально проявляется в диагональном векторе: чем меньше угол этого вектора по отношению к сагиттали, тем выше степень свободы. Это обстоятельство, кроме всего прочего, еще более закрепляет весь вертикальный комплекс ассоциаций.

Третий этап наступает с момента самостоятельного достижения объекта и до начала аналитической манипуляции с двумя объекта­ми, т.е. до того момента, когда происходит начало овладения гори­зонталью, о чем будет сказано позднее.

Как и во время овладения вертикалью ребенок сначала методично бросает предметы вниз, а затем, подражая взрослым — вверх, так и в

68

сагиттальном периоде происходит нечто подобное: казалось бы, бес­смысленное методичное перемещение игрушки от себя и к себе на самом деле есть овладение вторым измерением, т.е. объективизация психологической сагиттали.
^ Вертикально- сагиттальная плоскость

Как мы определили ранее, вертикаль ассоциативных пространств (внешнего и внутреннего) представляет из себя систему, где сверху вниз происходит подчиненность,

управление одного объекта другим и существуют иерархические связи: маленький ребенок игрушка, подросток меньший ре­бенок, взрослый — ребенок и т.д. Кроме того, в абстрагировании от своего Я здесь же по вертикали существует подобная ей ие­рархия: небо (стихия) люди, начальник подчиненный, госу­дарство — город и т.п.

Мы условились также каждую значимую точку на вертикали на­зывать «топономой», например, отец и старший брат — это две то-пономы, первая из которых расположена выше второй.

Рассматривая вторую координату внешнего и внутреннего про­странств — сагитталь, мы также определили ее как координату личной независимости, свободы движения, состоящую из топоном, каждая из которых по фронту обозначает степень близости к объек­ту и, тем самым, количество энергии, которую необходимо затра­тить на преодоление пути при достижении цели.

Отмечен был и феномен сложившейся в раннем, детстве иллюзии энергетического воздействия объекта как его некоторая «притягатель­ность», «привлекательность» (вертикальный опыт силы земного при­тяжения), что по существу есть стимул движения к объекту.

Таким образом, как и в конкретном физическом пространстве, здесь между двумя топономными координатами лежит топономная плоскость. Это некоторая ассоциативная плоскость, континуум двухмерных топоном, каждая из которых скоординирована по паре одномерных топоном — вертикальной и сагиттальной.

Рассмотрим поговорку: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Безусловно, здесь топонома внутренней вертика­ли солдата «генерал» расположена значительно выше топоно-мы «рядовой», и мы можем определить две сагиттальные топоно-мы: где субъект «рядовой», а объект-цель «генерал»..

Но со словом «генерал» может быть связана и другая ассоциа­ция, например у сына генерала. Рассмотрим условное графическое изображение вертикально-сагиттальной плоскости внутреннего пространства относительно каждой ассоциации (рис. 4).

^ По одномерным (вертикальной и сагиттальной) топономам рядо­вого на условном изображении вертикально-сагиттальной плоскости

69



Рис.4

внутреннего пространства скоординирована двухмерная топонома «ге­нерал-1», по упомянутой пословице о мечте солдата. Это то, что назы­вается «высокая цель». Здесь видно сочетание образовавшейся топо-номы на плоскости как чего-то буквально иерархически высокого и одновременно требующего долгого пути к желанной цели.

Топонома «генерал-2» — это, очевидно, комплекс ассоциаций сы­на генерала, для которого обладатель большого .чина не более чем близкий человек (сагитталь) и глава семьи (вертикаль).

Таким образом, мы видим, что обнаружив, Где на приведенной ассоциативной плоскости расположена двухмерная топонома, мы можем определить комплекс ассоциаций субъекта, связанных с тем или иным объектом, и даже догадаться к кому из названных персонажей эти выраженные графически ассоциации относятся.

Иначе говоря, для передачи сообщения о своем отношении к объекту достаточно указать его место на ассоциативной плоско­сти психологического пространства.

Как это сделать? Так же, как мы это делаем постоянно: сопро­вождая произнесенные слова жестом или взглядом и указывая тем самым во внешнем пространстве, как в пространстве внутреннем скоординирована наша ассоциация. А так как координаты внутрен­него пространства у всех нас по своему ассоциативному значению общие, то отношение каждого из нас к тому или иному объекту, фак­ту, событию выявляется со всей очевидностью в конкретной топо-номе, на которую указывает направление тогосамого простого со­кращения мышц, о котором говорил И.М.Сеченов.

Таким образом происходит как бы проекция внутреннего простран­ства во внешнее, т.е. процесс обратный формированию комплекса ас­социаций внутреннего пространства, его вертикали и сагиттали.

Это «перекачивание» топоном из внешнего пространства во внут­реннее и наоборот, по мере накопления жизненного опыта, проис­ходит у нас постоянно. Для тех же чья профессия — пространствен­ные виды искусства, этот процесс является основным при создании композиций в живописи, пластического и мизансценического ре­шения в театре. Вот почему не все равно где и как относительно друг

70

друга расположены предметы, например, в натюрморте. Эти пред­меты, будь то цветы или фрукты, есть знаки топоном внутреннего пространства художника, намеки на те ассоциации, которые несут в себе эти топономьК

Однако с более полной картиной сопряжения внутреннего и внеш­него пространства мы можем встретиться, имея представление уже не о двух, но о трех координатах, последняя из которых горизонталь, т.е. когда в сфере восприятия ребенка ассоциативнос пространство ста­новится полностью адекватно обычному, т.е. трехмерным.

В заключение этого раздела позволим себе сделать следующий вывод. Движения по сагиттали изначально носят импульсивный, спонтанный характер, а затем полностью подчинены, прежде все­го, эмпатическому желанию слиться с объектом в одно целое. По­тому мы можем говорить о ней как об иррациональной сйязи в струк­туре непосредственного общения, равно как и в сфере внутреннего пространства.

Необходимо также и указать на горизонтальную зону ближай­шего развития в сагиттальный период развития ребенка. Совмест­ные «тихие» игры взрослого и ребенка (конструирование из пред­метов, обучение обращению с куклой и т.п.) подготавливают почву для овладения третьим измерением психологического пространства.

Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОРИЗОНТАЛЬ

Формирование горизонтального комплекса ассоциаций происхо­дит после образования вертикального и сагиттального. Причем этот ансамбль ассоциаций также имеет свою принципиальную особенность.

Если комплексы ассоциаций двух других измерений формируются практически одинаково у всех людей, то в последнем случае — в тес­ной связи с индивидуальными особенностями конкретного человека.

Главное, что отличает горизонталь от вертикали и сагиттали это то, что она не является вектором движения. Мы можем под­няться и опуститься, пойти вперед или попятиться, но переместить свое тело в ширину невозможно, идти же боком противоестественно и нецелесообразно. Индивидуальная горизонталь каждого из нас и в сфере нашего же субъективного восприятия вектор статичности.
^ Горизонтальная асимметрия
Различие ассоциаций между понятиями «лево» и "право" вплотную связано с функциональной асимметрией двух полушарий головного мозга. Причем эта зависимость обнаружена благодаря догадке врача П.Брока совсем недавно — чуть более 150 лет тому назад. Но и сегодня ос­новная причина преобладания правой руки над левой нам практичес-

71

ки неизвестна. Поэтому здесь мы будем говорить не столько о причине горизонтальной асимметрии, сколько о ее следствии.

Намек на асимметричность как на художественно-выразительное средство сделал еще ФЛанг (1727 г.): «Правой рукой в сценическом действии должно пользоваться главным образом. Делать жесты сле­дует преимущественно правой рукой. Я говорю это не в том смысле, что левая должна быть все время неподвижна, но что для пластичес­кого выражения того, что требует существо речи, она должна только помогать правой руке, однако, порою левая должна оставаться в пол­ном покое и действовать должна одна только правая рука» [29].

Тем не менее, то, что система «право-лево» еще относительно не­давно в необходимой полноте обратила на себя внимание в искус­стве, иллюстрирует следующее высказывание Е.П.Валукина: «Не­обходимо соразмерно и точно, в едином темпе с движениями всего тела владеть своими руками. Важное значение в этом смысле име­ют новые определения "ведущей" и "ведомой" руки.

В работах многих авторов, посвященных методике преподавания классического танца, не было определения "ведущей" и "ведомой" ру­ки. Однако сама практика педагогической и репетиционной работы, которая требует бережного сохранения классического наследия и срав­нимая с работой реставратора, потребовала введения этих понятий. Научный анализ движений классического танца позволил точно оп­ределить закономерности построения поз, переводарук из позиции в позицию относительно "ведущей" или "ведомой" руки» [5]_-

Разумеется, асимметричность, ассоциативно связанная у нас с различием «ведущей» (чаще всего правой) руки и «ведомой» (обычно левой), проявляет себя не только в этом. Рассмотрим ее психологические аспекты подробнее.

Очевидно, что симметричность двух объектов можно рассмат­ривать относительно оси симметрии, расположенной в любом направлении. Но в повседневности мы чаще пользуемся осью, по которой расположено наше тело, и рассматриваем предметы в их естественном положении, т.е. так, как мы их привыкли видеть.

Рассмотреть симметрию по сагиттали, где осью являешься ты сам, невозможно. Остаются две основные координаты, относительно ко­торых возможно рассмотрение симметричности объектов. Это вер­тикаль и горизонталь.

Очевидно, что из всех вариантов расположения симметрии (рис. 5 и 6), естественней выглядит горизонтальная. Попробуем ра­зобраться, почему это так.

Наиболее актуальными для человека в подавляющем количест­ве случаев (на заре цивилизации и сейчас) остаются именно гори­зонтальные симметрии и асимметрии.

72

Тело человека практически симметрично, когда расположено ли­цом или спиной по отношению к другому человеку. Таким образом, симметрия человека, повернутого в фас, стала как бы знаком встречи, прихода, а симметрия со спины — прощания, ухода. И наоборот, асимметрия фигуры, расположенной в профиль, знак «мимо» — ни встреча, ни разлука.

Оставаясь многие тысячелетия «мерилом всех вещей», человек в отношении естественного и рукотворного миров, созерцая или искус­ственно создавая горизонтальную симметричность, не следовал эсте­тической потребности. Симметрия для него была, прежде всего, этична. Именно в силу этих сложившихся исторически установок все объек­ты имеющие симметрию (или почти симметрию) своих правых и левых сторон кажутся напрямую обращенными к нам. Вот почему даже прак­тически асимметричные (прежде всего, горизонтально) объекты: части пейзажа (холмы, горы или растительность — деревья, кустарники, цветы), животных и, разумеется, людей, мы склонны воспринимать как симметричные.

Многовековая этическая установка на симметричность чело­веческого лица так прочна, что его эстетическая асимметричность даже сегодня воспринимается чуть ли ни сенсацией.

«Человек, между прочим, абсолютно несимметричен. Художни­ки попытались сложить в отдельные портреты две левые и две пра­вые половинки лин,а Гельмута Коля. Получились как бы два раз­ных человека: один приветливее, другой суровее реального канцле­ра» [ 16]. К изображению максимальной асимметричности лица на портрете как основному средству выражения характера, так за­интересовавшему немецких художников, классики мировой порт­ретной живописи стремились всегда. В этом проявилось главное в любом виде искусства: переоценка знака в своем собственном по­этическом контексте.

Иными словами, существуют два основные этапа на пути фор­мирования знака в структуре «художественного образа»:

1) переход конкретного объекта, явления, ситуации и т.д. в иной контекст, где происходит замена прямого смысла на иной — этичес-

73





кий, а все перешедшее меняет свое прямое назначение и становится знаком;

2) переход знака в следующий контекст, где опять, уже второй раз, происходит замена этического предназначения на эстетическое. (В народном искусстве результат каждого такого перехода не окончателен, так как в новом содержании знака всегда содержатся признаки предыдущих этапов).

Манипуляции с портретом Г.Коля — это типичная модель вто­рого этапа. Асимметрия лица была подмечена как знак характера конкретной личности (этика). Этот знак перешел в иной контекст, и образовались два фотопортрета (эстетика), на которых каждый зритель может узнать канцлера Г.Коля. Но это уже его образ, о сте­пени художественности которого мы здесь судить не будем.

Кто сказал, что круг симметричен? Тот, кто навязал всем его точкам одну общую «симпатию» — точку центра. В реальности од­на и та же совокупность элементов одновременно быть симмет­ричной и асимметричной, разумеется, не может. Психологически по­местив, например, симметрию каких-то элементов в прошлое (т.е. ассоциативно позади себя), нам трудно сравнить ее с асимметрией тех же элементов, представшей перед нами в настоящий момент во внешнем пространстве. Еще более ясным это станет, когда мы не­сколько позднее рассмотрим специфику объектов прямого и кос­венного внимания.

Итак, симметричность в быту обычно ассоциирована с горизон­талью и понятиями «право», «лево». «Похоже, но не то же самое» (рис. 7).

Этот принцип характеризует суть восприятия асимметрии пра­вой и левой сторон большинства одиночных природных визуаль­ных объектов: силуэтов гор и холмов, берегов реки (для плывущего в лодке), деревьев, кустарников и других растений, строений, жи­вотных, людей.



Рис. 7. Древнеегипетская фреска

Всему здесь сказанному мы находим подтверждение и в своей собственной природе. «У девочек и женщин асимметрия рук выра­жена менее отчетливо, а левшей среди них в 1,5—2 раза меньше, чем в среде представителей "сильного" пола. Совершенствование функ­ций мозга девочек растягивается на значительный срок и соверша-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16

Похожие:

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие Омск 2012 удк 616. 8(075) ббк 56. 12я73
Учебное пособие предназначено для студентов старших курсов медицинских вузов

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие для театральных вузов М., «Искусство»
Н. П. Вербовая, О. М. Головина, В. В. Урнова. «Искусство речи» (Учебное пособие для театральных вузов) М., «Искусство», 1977 Г

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие для вузов Магнитогорск 2012
Учебное пособие предназначено для студентов очного и заочного обучения, начинающих изучать электропривод, и специалистов смежных...

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconШендрик А. И. Теория культуры: Учебное пособие для вузов
Шендрик А. И. Теория культуры: Учебное пособие для вузов. М.: Юнити-дана, Единство, 2002. 519с

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие составлено на основании рабочей программы для специальностей:...
Военная гигиена: учебное пособие для аудиторной работы студентов медицинских вузов / сост.: Л. Г. Климацкая, Н. С. Шибанова, О. Ю....

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие для студентов педагогических учебных заведений
Педагогика. Учебное пособие для студентов педаго гических вузов и педагогических колледжей / Под ред. П. И. Пидкасистого. М: Педагогическое...

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие для педагогических учебных заведений
Рекомендовано умо вузов РФ в качестве учебного пособия для студентов педагогических вузов

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconУчебное пособие для вузов / А. И. Богатырев. Екатеринбург: угк им. М. П. Мусоргского, 2013. с
Политология. Коммуникативный практикум: Учебное пособие для вузов / А. И. Богатырев. Екатеринбург: угк им. М. П. Мусоргского, 2013....

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconН. Н. Рощина педагогика
Учебное пособие предназначено для студентов педагогических вузов, педагогических отделений вузов и магистрантов

Учебное пособие для вузов а. Я. Бродецкий внеречевое общение iconА. А. Шарц Учебное пособие
Учебное пособие предназначено для студентов второго курса и содержит краткое изложение основного материала подраздела «Термодинамика»...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов