Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения




НазваниеДесятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения
страница1/16
Дата публикации07.03.2014
Размер2.64 Mb.
ТипРеферат
zadocs.ru > Психология > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16



David Chamberlain

The Mind for Your Newborn Baby

North Atlantic Books Berkley, California

Дэвид Чемберлен

Разум

вашего

новорожденного ребенка

Перевод с английского

под редакцией профессора Г.И. Брехмана

Москва

Независимая фирма «Класс»

2005

СОДЕРЖАНИЕ
Г.И. Брехман. Новый взгляд на неродившегося и новорожденного ребенка. Предисловие научного редактора

11 Введение. Разум новорожденного

25 Часть первая. ВАШ НЕОБЫЧНЫЙ НОВОРОЖДЕННЫЙ

27 1. Развитие тела и мозга

39 2. Бдительность и знание

54 3. Изучение и запоминание

70 4. Обаятельная личность

82 5. Одаренный коммуникатор

97 Часть вторая. ДЕТИ ПОМНЯТ СВОЕ РОЖДЕНИЕ

99 6. Открытие памяти рождения

108 7. Маленькие дети вспоминают

114 8. Сопоставление воспоминаний

127 9. Роды, какими их помнят малыши

139 10. Ловушки

151 Часть третья. РОЖДЕНИЕ: ЛИЧНЫЕ ИСТОРИИ

153 11. Дебора знала, что у нее есть разум

158 12. Кит при рождении сталкивается со смертью

163 13. Джеффри: важность прикосновений

168 14. Кристина любима своими родителями

173 15. Измененный мир Чарльза

177 16. Илэйн: Предписание малыша для родов

180 Заключение. Жизнь с вашим разумным младенцем

188 Десятилетний юбилей. Перспективы

203 Приложение 1. Заметки об абортах

207 Приложение 2. Заметки о чувстве вины у родителей

210 Источники и материалы для чтения
УДК 615.851 ББК 53.57 4 42

Чемберлен Д.

4 42 Разум вашего новорожденного ребенка/ Перевод с английского. М.: Независимая

фирма "Класс", 2005. — 224 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 108).

ISBN 5-86375-054-5

В этой книге доктор Чемберлен затрагивает одну из самых животрепещущих тем, которая касается всех людей без исключе­ния. И тех, кто сам был, является или собирается стать родителями. И тех, у кого детей еще нет. Потому что новорожденны­ми были когда-то все. И всем довелось пережить собственное рождение. Для кого-то оно прошло относительно легко, а для некоторых оказалось травмирующим событием и наложило отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Точка зрения автора отли­чается от распространенного мнения о новорожденных, особенно от взгляда большинства медиков, принимающих роды. И состоит она в том, что даже неродившиеся малыши являются существами разумными и способными чувствовать. А некото­рые его пациенты спустя много лет даже вспомнили детали своего рождения, находясь в гипнотическом состоянии... Возможно, эта книга поможет что-то изменить в привычной (часто не слишком гуманной} системе родовспоможения, а для кого-то станет решающим аргументом против аборта. И каждый, кто ее прочитает, будет немножко иначе воспринимать об­щение с маленькими детьми.

.

Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль Научный консультант серии Е.Л. Михайлова

ISBN 5-86375-054-5

® 2003 North Atlantic Books

® 2003 И. Одинец, Т. Хазова, А. Потапова, перевод на русский язык

® 2003 Г.И. Брехман, перевод на русский язык, предисловие

® 2005 Независимая фирма "Класс", издание, оформление

® 2004 Е.А. Кошмина, дизайн обложки

Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству "Независимая фирма "Класс". Выпуск про­изведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

Отдельные экземпляры книг серии можно приобрести в магазинах: Москва: Дом книги "Арбат", Торговые дома "Библио-Глобус" и "Молодая гвардия", магазин "Медицинская книга". Санкт-Петербург: Дом книги.



новый взгляд

^ НА НЕРОДИВШЕГОСЯ

И НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА

Человечество не однажды оказывалось перед необходимостью резкого из­менения устоявшихся представлений, взглядов и всего того, что считалось незыблемым, как будто подтвержденным опытом и знанием миллионов лю­дей. Так, люди хорошо знали, что Земля находится в центре мироздания, а Солнце вращается вокруг нее. Наблюдения, расчеты и выводы Коперника о том, что Земля вращается вокруг Солнца, были восприняты как оскорбле­ние человечеству.

Зигмунд Фрейд своим учением серьезно задел самолюбие людей, заявив о том, что их поведение определяется не столько сознанием, сколько бессо­знательными первичными влечениями, причем сексуальной направленно­сти. Венгерский акушер Игнац Земмельвейс, догадавшийся об инфекцион­ной природе послеродового сепсиса, "оскорбил" своих коллег в лучших чувствах, когда предложил мыть руки хлорной водой перед исследованием рожениц. Еще долго после его смерти они игнорировали эти рекоменда­ции, подвергая смертельной опасности огромное число женщин, рожающих в родильных домах. Английский акушер Грантли Дик-Рид, утверждавший идею естественных родов без насилия и боли, был изгнан из Великобрита­нии. Перечень можно было бы продолжить.

Сегодня пренатальная и перинатальная психология и медицина, похоже, наносит очередное "оскорбление" тем людям, которые твердо убеждены, что плод в матке глух и нем, ничего не чувствует, не понимает, не облада­ет памятью и не проявляет никакой психической и эмоциональной жизни. Между тем новая междисциплинарная наука утверждает совершенно об­ратное! Этому посвящены сотни научных исследований, опубликованных в течение последних 30 лет в профессиональных журналах, доложенных на 15 всемирных конгрессах и многочисленных международных конференци­ях и симпозиумах, в том числе в России.

Книга Дэвида Чемберлена, американского психолога и исследователя, — одна из наиболее ярких публикаций. Автор ниспровергает существующие

представления о новорожденных детях и открывает новые знания о них. Во-первых, Чемберлен скрупулезно собрал публикации с научными данны­ми о психических и эмоциональных проявлениях новорожденных. Профес­сиональная оценка и заключения автора заставляют чувствительного чита­теля вздрагивать от неожиданной и аргументированной интерпретации. Во-вторых (и это составляет новизну данной книги), он изложил результа­ты собственных научных исследований. Тщательно подобранные пары мать — ребенок и методически точно выполненные исследования с помо­щью гипноза и ребефинга позволили Чемберлену доказать существование у человека памяти рождения. Открытие этой страницы жизни человека ме­няет наши представления о самих себе, а также имеет важное практичес­кое значение, поскольку становится мощным аргументом в пользу необхо­димости изменить современную технологию родовспоможения в сторону его гуманизации.

Название книги может ввести читателя в заблуждение, поскольку она со­держит обширную информацию об эмоциональной жизни не только ново­рожденного, но и младенца до рождения. И это усиливает эффект, произ­водимый книгой, поскольку показывает, что разум ребенка не включается внезапно после рождения, с первым вдохом, а проходит интенсивное раз­витие еще во время пренатальной стадии. Представленные в книге данные круто меняют представления многих людей, которые начинают осознавать, "как много сделано ошибок". Она написана и издана во имя того, чтобы число родителей, совершающих ошибки и неосознанно наносящих психо­логические травмы своим детям, уменьшалось, чтобы число людей, свобод­ных от перинатальных травм, увеличивалось.

Будущие родители получают уникальную возможность понять, что нужно делать и как можно предупредить появление таких травм, которые ослож­няют жизнь их детям и возвращаются к ним в виде трудноразрешимых психологических проблемам.

Читателю-профессионалу, например, врачу-акушеру или неонатологу, тон Чемберлена может показаться вызывающим и даже оскорбительным. Он бросает им обвинения в игнорировании сведений о новорожденных, полу­ченных учеными в последние десятилетия. Однако психологическая пере­стройка — самая сложная из всех видов изменений: это процесс, который требует времени для накопления подтверждающих научных данных, пре­одоления сопротивления скептиков, превращения новых знаний из сенса­ционных в обыденные. Но прежде всего необходимо, как минимум, обла­дать новыми знаниями. В этом отношении книга Чемберлена предоставля­ет уникальную возможность. Те, кто понимает значение новых знаний о неродившемся и новорожденном, проявляют нетерпение и используют раз­личные приемы, чтобы привлечь внимание общественности и профессионалов к этой очень важной для всего человечества проблеме. Этим можно объяснить острый полемический язык, которым написана книга, захватыва­ющая читателя с первых же страниц.

Автор данной вступительной статьи прошел 40-летний путь в акушерстве и гинекологии. Он учился по учебникам, в которых говорилось о том, что органы и системы плода формируются и развиваются, а с первым вдохом новорожденного начинают функционировать. Он учил этому студентов и вместе с ними улыбался, когда рождался ребенок с улыбкой на устах, рас­сматривая ее как артефакт, а не как проявление эмоций и коммуникации. Мы находились в плену сложившихся взглядов, убеждений и предубежде­ний. Сегодня требуется достаточная пластичность мышления, чтобы допус­тить, что то, чему мы учились и что казалось истинным, соответствовало тому уровню знаний. Но мир находится в постоянном движении и "там, где прежде были границы науки, теперь ее центр" (Георг К. Лихтенберг).

Познакомившись более 10 лет тому назад с новой, стремительно развиваю­щейся наукой — пренатальной и перинатальной психологией и медициной, я начал следить за материалами, публикующимися в этой области, накапли­вать и анализировать наблюдения, проводить научные исследования со сво­ими коллегами. Результаты исследований, рассмотренные в контексте пе­ринатальной психологии, постепенно увеличили наше уважение к ребенку до рождения. Мы убедились в необходимости изменить в нашей профессио­нальной повседневной речи термин "плод" на более уважительный — "не­родившийся ребенок". Смена дефиниции означала изменение отношения к ребенку, его интеллекту, разуму, чувствам. А это, в свою очередь, стало спо­собом изменить отношение к нему матери, родителей, персонала. Это путь к гуманизации философии и технологии родовспоможения.

Книга включает в себя философские аспекты, которые могут привести в замешательство неподготовленного читателя. Так, результаты проведен­ных исследований позволили Д. Чемберлену поддержать идею, что мозг и сознание разделены, высказанную нейрофизиологом сэром Ч. Шеррингтоном, получившим Нобелевскую премию (1932) за открытие функции ней­ронов. Добавим от себя, что эту идею разделял другой Нобелевский лау­реат (1963), тоже нейрофизиолог, Дж. К. Экклс, полагавший, что мозг "не является продуцентом мысли, а лишь ее акцептором". Гипотезу поддержа­ла академик Н.П. Бехтерева с оговоркой, что это не касается мышления, направленного на обеспечение биологических потребностей организма. Известный американский нейрохирург У. Пенфилд, внесший серьезный вклад в развитие нейрофизиологии, в своей последней книге "Тайна со­знания" (1976) выразил сомнение в том, что сознание является продуктом мозга и что его можно объяснить в терминах церебральной анатомии и физиологии.

С. Гроф, американский психиатр, один из основоположников трансперсо­нальной психологии, на основании собственных исследований многочис­ленных пациентов и добровольцев с помощью ЛСД и холотропного дыха­ния ставит под сомнение существующие модели сознания. Для пояснения он создает интересный образ: "Представьте, что у вас сломался телевизор. Вы вызываете мастера, который что-то где-то покрутил, и вы получили возможность вновь видеть изображение и, вращая ручки, переключать с одной станции на другую. Вам же не приходит в голову мысль, что все эти станции сидят в этом ящике...". И заключает: "Мозг не продуцирует мысль подобно тому, как печень вырабатывает желчь, а почки — мочу...".

Данные Д. Чемберлена о наличии внетелесных ощущений — еще один ар­гумент для этой кажущейся сегодня фантастической идеи. Уже сегодня на­ука стоит на пороге познания и объяснения этих интимных механизмов.

Хочется верить, что данная книга будет доброжелательно принята в России и сыграет свою роль в формировании поколения людей здоровых психи­чески и физически, умных и уверенных в себе, наполненных любовью к окружающим, легко адаптирующихся в социальной среде, отвергающих философию насилия.

Профессор Г.И. Брехман

Посвящается

Донне Снауффер Чемберлен,

акушерке "Разума вашего новорожденного ребенка"



ВВЕДЕНИЕ

История человека в течение девяти месяцев, предше­ствующих его рождению, вероятно, является более интересной и содержит события большей важности, чем все три по двадцать и десять лет в последующем.

Сэмюзлъ Тейлор Колридж, 1840

^ РАЗУМ НОВОРОЖДЕННЫХ

Что вы видите, когда рассматриваете новорожденного младенца, ясногла­зого, пристально глядящего прямо на вас? Действительно ли это личность? Действительно ли этот младенец, тихо хмурящийся или свекольно-красный от гнева, может думать и чувствовать? Говорит ли создаваемый им мощный, подчиняющий шум о чем-то актуальном для него?

До недавнего времени существовало много различных представлений о новорожденных, но слишком мало было известных ныне фактов. В течение нескольких столетий младенцы были отделены от взрослых стеной незна­ния. Эта закрытость не позволяла нам обнаружить, насколько они удиви­тельны. Наше отношение к ним основывалось на очевидных фактах, свиде­тельствующих об их малых размерах, массе и незначительной мощности их мышц.

Следовательно, младенцы описывались и трактовались иногда как восхити­тельные, но беспомощные, субчеловеческие, глупые и бесчувственные су­щества, и отношение к ним было соответствующим. Наука двадцатого сто­летия полагала, что крики младенцев — это всего лишь "случайные" звуки, их улыбки — только "артефакты", а их выражения боли — просто рефлек­сы. Дезинформация о новорожденных делала родительство трудным, а взгляд на младенцев грудного возраста — примитивным.

Заря занялась над младенцами. В последние двадцать пять лет начались интенсивные исследования новорожденных. Беспрецедентное сочетание интереса к младенцам, инвестиции больших сумм общественных и частных

денег, новые методы исследования способствовали получению новой ин­формации, из которой многие факты вызывали удивление. Расширяющиеся знания о младенцах приходят из различных областей науки — от эмбрио­логии до психологии.

Поскольку значительная часть этой информации была опубликована в спе­циальных изданиях, написанных на языке профессионалов, и находилась в основном в академических библиотеках, доступ к ней имели лишь немногие родители, у которых было время и возможность интегрально рассмотреть отдельные результаты исследований как целое. Эта книга содержит наибо­лее важные факты из обширной литературы и предназначена для широкой аудитории, особенно для молодых или предполагаемых родителей. В то же время ученые, заинтересованные в получении информации по данной про­блеме, найдут ссылки на литературные источники и данные, соответствую­щие каждой главе, в разделе "Источники и материалы для чтения".

Ведущие исследователи теперь поют дифирамбы младенцам. Бэрри Бра-зилтон (Berry Brazelton) из Гарварда называет их талантливыми; Ганс Па-пусек (Hanus Papousek), пионер в исследовании младенцев в Германии, называет их "преждевременными"; знаменитый педиатр Маршалл Клаус (Marshall Klaus) называет их удивительными. Профессор Бауэр (T.G.R. Bower), один из наиболее прогрессивных и плодовитых исследова­телей младенцев, указывает, что новорожденные "чрезвычайно компетент­ны" в восприятии, обучении и коммуникации. Младенцы достигли совер­шеннолетия в нашем столетии. Поскольку столь многое было обнаружено и предполагается еще обнаружить, я думаю, можно говорить о начале эпо­хи новорожденных — времени, когда мы, наконец, начали получать пол­ные и фактические знания о том, кем они являются на самом деле.

В начале XX столетия в мировой литературе встречались лишь единичные научные исследования, посвященные этой проблеме. В середине столетия уже можно было цитировать около пяти сотен таких работ. В 1960-х и 1970-х годах серьезные обзоры литературы, как это ни удивительно, уже содержали до двух тысяч книг и документов. Этот информационный всплеск продолжается и в настоящее время. Младенцы исследовались внутри матки и вне ее, были отсняты с помощью фото- и видеокамер, что позволило проводить анализ вплоть до миллисекунд, наблюдения за ними велись в течение многих часов, они были тестированы в процессе остроум­ных экспериментов. Результаты показывают, что они собирают информа­цию постоянно и одновременно обучаются на своем опыте, точно так же, как это делаем мы.

Один из волнующих аспектов этого нового знания — оценка способностей новорожденных на ранних и очень ранних возрастных этапах. Последовательность появления тех или иных способностей, определенных качеств неоднократно пересматривалась, перемещаясь все ближе к моменту их рождения. Многие способности, являясь врожденными и подобными тако­вым у взрослых, удивляли исследователей и разрушали привычные теоре­тические построения. Фундаментальное положение развивающейся психо­логии о том, что весь комплекс поведения должен формироваться посте­пенно от простого к сложному, оказался устаревшим. Это удивительно, но многие поведенческие реакции начинаются как сложные.

Истина состоит в том, что многие представления о новорожденных, кото­рым мы традиционно верили, являются ложными. Мы неверно истолковы­вали и недооценивали их способности. Они — не простые существа, а сложные изначально — маленькие создания с неожиданно мощным интел­лектом.

Новорожденные знают больше, чем предполагалось. После своего рожде­ния младенцу достаточно нескольких минут созерцания лица матери, что­бы он мог выбрать ее из серии фотографий. Новорожденные распознают пол других младенцев, даже когда они одеты и их как-то перемещают, тог­да как взрослые этого сделать не могут. Они любознательны и стремятся к обучению. Посмотрите, как четко координированы органы чувств при рож­дении: глаза вместе с головой поворачиваются в направлении звука; руки поднимаются, чтобы защитить глаза от яркого света; с первого кормления новорожденные сосут грудь и дышат совершенно синхронно; они кричат и одновременно сучат ножками.

Период жизни до рождения также оказался хорошо описанным. С помощью магии электронного микроскопа, волоконной оптики и специальных линз, ультразвукового изображения, других приборов и лабораторных методов мы теперь имеем многоплановую картину физического развития ребенка до рождения. Эти открытия расширили наше понимание младенца, многих его талантов.

Неврологи описали последовательность развития центральной нервной си­стемы. Например, исследования показали, что чувство вкуса начинает про­являться с четырнадцатой недели от момента зачатия, а слух — приблизи­тельно с двадцатой недели. Начиная с восьми недель беременности, при поглаживании щек младенца тонким волосом обнаруживается осязатель­ная чувствительность. В течение беременности все органы чувств развиты, что позволяет новорожденному ощущать запахи так же, как любому взрос­лому. Подобное развитие касается и органа зрения, что было обнаружено во время многочисленных экспериментов.

Множество научных открытий содержит надежное подтверждение того, что хорошо знали родители и родители родителей: новорожденные действительно личности. Родительский восторг относительно способностей новорожденных рассматривался как проявление тщеславия, пристрастно­сти или галлюцинаций и не принимался во внимание. Современные науч­ные открытия подтвердили, что младенцы — социальные существа, кото­рые могут формировать тесные взаимоотношения, выражать себя самостоя­тельно, отдавать предпочтения и изначально начинать свое воздействие на окружающих. Они способны к интеграции сложной информации из многих источников и, при небольшой подсказке со стороны близких, начинают приспосабливаться к окружающей среде и окружающую среду — к себе.

^ МИФЫ О НОВОРОЖДЕННЫХ

Младенцы нечувствительны. Некоторые врачи и медицинские сестры все еще продолжают говорить родителям, что младенцы не обладают чув­ствительностью — что они не будут страдать во время медицинских про­цедур или отсутствия матерей, если их почему-либо не пропускают в дет­скую палату. Обезболивание не считалось необходимым для младенцев, подвергающихся хирургическим вмешательствам. Родильные комнаты, акушерские инструменты и режим родильного дома были разработаны в то время, когда не предполагалось, что младенцы обладают чувствительно­стью и, следовательно, не учитывали их комфорта. При рождении их встречают прохладный воздух, ослепляющий свет, шум, твердая и плоская поверхность стола, слишком жесткое обращение, что расстраивает ново­рожденных. В результате они оказываются травмированы.

Из поколения в поколение несчастное большинство американских мальчи­ков подвергалось обрезанию по сомнительным медицинским, религиозным, культурным и косметическим причинам. Я могу это принять, только при условии: родители находились в заблуждении, что их ребенок не будет чувствовать боли. Он будет чувствовать.

И то, что они не способны чувствовать, является, мягко говоря, обманом; их не считают личностями, и их права ограничены. Ранее высокая смерт­ность сформировала эти представления и обеспечила оправдание убийству новорожденных (обычно девочек), широко практиковавшемуся в истории человечества. В настоящее время оскорбление ребенка, тайное насилие родителей осуждается общественным мнением. Младенцы, может быть, последний большой класс людей, который неправильно воспринимается, ограничен в правах и подвергается оскорблению.

В 1975 году французский акушер Фредерик Лебойе (Frederick Leboyer) предложил новые подходы к родоразрешению без насилия. Его коллеги от­вергали необходимость каких-либо перемен и публично отстаивали миф о том, что младенцы действительно не чувствуют и не тревожатся. Недавно обнаруженная истина состоит в том, что новорожденные младенцы облада­ют всеми видами чувствительности и используют их точно так же, как и остальная часть человечества. Их крики от боли подлинны. Младенцы не бесчувственны; это мы оказались бесчувственными.

^ Очень слабые умственные способности. Возможно, самыми позорными мифами о новорожденных являются мифы об их умственных способнос­тях. Ссылаясь на данные анатомии мозга при рождении, ученые заключи­ли, что он "примитивный" и слабо развит. И поскольку мозг занимает при­близительно одну четверть веса и объема всего тела ребенка, он не спосо­бен к выполнению "высших" функций мышления, узнавания, памяти.

В течение сотен лет это предположение доминировало и в медицине, и в психологии, поощряя оскорбления в акушерстве и педиатрии, которые принимались при рождении как норма. Без мышления дети не могут об­ладать никаким опытом, накапливать знания, не способны к самопозна­нию, фактически они не могут существовать в настоящем. Этот миф ис­кусственно задержал начало активного родительства и препятствовал массовому признанию новорожденных как личностей. Рассуждали так: нет мышления — нет личности; нет личности — нет необходимости родительствования.

В прошлом исследователи мозга допустили одну из классических научных ошибок, разделив мозг и исследуя его по частям, чтобы выяснить, как он работает. Проблема состоит в том, что мозг работает должным образом, только если он представляет собой единое целое. Отдельные части — не система. Наиболее серьезной ошибкой было отделение мозга от двух дру­гих систем — эндокринной и иммунной. Медицина официально разделила их на три разные области: неврология, эндокринология и иммунология. Современные исследования показывают, что все три тесно связаны в одну центральную гуморальную информационную систему.

Дискуссия по поводу миелинизации нервных волокон, приводящей к их изоляции, длится несколько десятилетий и подтверждает, что мозг в це­лом больше, чем его части. Когда я начинал излагать воспоминания рож­дения, о которых говорили мои пациенты, я сам сталкивался со стеной не­понимания моих коллег. Они немедленно заявляли, что такие воспомина­ния невозможны, так как миелинизация нервных путей к моменту рожде­ния является неполной и, следовательно, сигналы не могли должным об­разом проходить через нервную систему. Но правда состоит в том, что миелинизация начинается в некоторых местах уже через несколько не­дель после зачатия, но не завершается до зрелого возраста. Следователь но, это не может служить аргументом в определении возможностей функ­ционирования мозга.

^ Мозговой конвейер. Другим основным непониманием функции мозга младенца являлось то, что его мозг ассоциировался с двигателем на сбо­рочном конвейере, то есть предполагалось, что он не работает до того мо­мента, пока не будет установлена его последняя часть. Эту ошибку под­держивало и предубеждение, что части мозга, которые сформировались первоначально, были "примитивными" и менее значимыми, в то время как те, которые развивались позднее, были намного более сложными и важ­ными. В лучшем случае это лишь половина правды, такая теория не "под­пускала" ученых и родителей к пониманию мышления до рождения и оправдывала негуманные действия при рождении. Они полагали, что по­скольку "сложные", "продвинутые" части мозга еще не были развиты, младенец не мог накапливать значимый опыт. О памяти и обучении не могло быть и речи.

Кора мозга, симметричные левое и правое его полушария, находящиеся в верхней части черепа, формируются в последнюю очередь и имеют осо­бенности строения в виде поздних эволюционных извилин, которые и от­личают людей от других живых существ. Однако было сделано ложное за­ключение, что кора не работает, пока не закончено ее формирование, а ос­тальная часть мозга не может участвовать в сложной деятельности. Задол­го до завершения формирования коры головного мозга интегральные сис­темы регуляции дыхания, сна, пробуждения, пространственной ориентации и движения уже функционируют. Чувства вкуса, осязания, обоняния и слу­ха полностью сформированы и скоординированы. Даже зрение развито при рождении, хотя визуальная часть коры еще окончательно не развита.

^ Младенцы не могут думать. До недавнего времени эксперты по изуче­нию мозга сходились во мнении, что, подобно всеми любимому персонажу известной детской книги о Винни Пухе, новорожденный весьма недалекого ума. В недавно вышедшей книге одного известного психолога из Гарварда о природе ребенка говорится, что кора головного мозга малыша очень на­поминает кору мозга взрослой крысы.

Как может новорожденный думать, располагая таким скудным потенциа­лом? Академические психологи используют впечатляющие заумные слова, отрицающие умственную деятельность у младенца: досимволичная, дорепрезентативная, дорефлекторная. Иначе говоря, дети не владеют словами и не могут думать. Это связано с другим мифом: чтобы думать, вы должны владеть языком. Недавние исследования показали, что дети много размышляют, с помощью языка или без него. Вы видите доказательства такого мышления, когда ваш новорожденный целенаправленно вытягивается, смотрит с любознательностью, хмурится или кричит в знак протеста, гулит от удовлетворения или задыхается от волнения. Новорожденные также внимательно слушают своих матерей, читающих истории, и предпочитают вновь услышать те из них, которые они уже слышали за несколько недель до своего рождения. И заметьте: они слушают внимательно до тех пор, пока мать читает вперед, но перестают слушать, как только она начинает читать в обратную сторону (бессмыслицу), что является еще одним показа­телем хорошего мышления.

Более того, исследования мозговых волн убедительно показывают, что младенцы — большие мечтатели. Они мечтают намного больше нас с вами. Педантичные наблюдения ученых за движениями тела младенца и выраже­нием его лица во время сна показывают, что они действуют и выглядят точно так же, как взрослые во сне. Как же они могут мечтать без того, что­бы не думать?

^ Отсутствие самоощущения. Другой миф: без физических чувств и полно­стью сформированного мозга не может быть ощущения самого себя и дру­гих. Психоаналитики объявили, что младенцы "аутичны", погружены в себя и нечувствительны к социальным сигналам, они не готовы к отноше­ниям и уж конечно не готовы к общению.

"Солипсичны" — таким словом швейцарский психолог Жан Пиаже (Jean Piaget) описал новорожденных, имея в виду, что они не взаимодействовали с окружающим их внешним миром и были полностью погружены в себя. Эта теория больше не выдерживает критики. Хотя Пиаже является автором теории психологии развития, он не владел современными знаниями о но­ворожденных. Он учил, что новорожденному потребуется до 18 месяцев на то, чтобы выйти из состояния "эгоцентричное™" и осознать себя одним из объектов среди других.

Ученики Пиаже продолжают настаивать на этой точке зрения. Психолог Бартон Уайт (Burton White) из Бостона пишет, что новорожденные беспо­мощны, не могут думать, использовать язык, общаться с другим человеком или даже осознанно двигаться. Он утверждает, что в течение первых не­дель жизни младенец не заинтересован ни в одном из аспектов окружаю­щего его мира.

Если вы примете эту точку зрения, вы сами откажетесь от доверительно­го, интимного диалога с вашим малышом и будете лишены множества сюрпризов, которые ваш ребенок готов вам преподнести. Вы и ваш ребе нок связаны друг с другом, вы не чужие друг другу. Ваше общение — дуэт, а не соло. Младенцы внимательно наблюдают за вашей мимикой и могут мгновенно подражать выражениям печали, счастья и удивления. Младенцы с невероятным вниманием слушают речь взрослых. Видеозапи­си показывают, что они ведут себя так, словно отвечают на реплики взрослых в диалоге.

Если бы дети затерялись в своем собственном мире, они не смогли бы так хорошо анализировать звуки и реагировать на них. Они прекращают при­нимать пищу, даже если очень голодны, чтобы послушать что-то интерес­ное. Если они слышат плач других детей, то обычно присоединяются к их плачу. Если они услышат запись своего плача, они могут неожиданно пре­кратить плакать — свидетельство того, что они узнают себя.

Полагали, что самосознание появляется после двух-трехлетнего возраста, однако психологи выявили зачатки самосознания у ребенка значительно раньше. Один авторитетный психолог пишет, что дети обнаруживают ра­зум уже в возрасте 9 месяцев. Детский психолог Келвин Тревартен (Colwyn Trevarthen) из университета Эдинбурга полагает, что взаимодействие меж­ду людьми — врожденное человеческое качество и его можно установить у новорожденных.

^ Дети не нуждаются в матерях. Этот миф оправдывает содержание мла­денцев в детских отделениях родильных домов вдали от их матерей — практика, обосновывающая этот порядок необходимостью обеспечить здо­ровье младенцев. Но верно и обратное. От своей матери ребенок получает антитела для отражения инфекций, а также индивидуальное внимание, не­доступное в детской. Нахождение рядом с матерью помогает ребенку регу­лировать температуру его собственного тела, метаболические процессы, уровень ферментов и гормонов, частоту сердечных сокращений и дыха­тельных движений. Разделение матерей и младенцев — это физическое лишение и эмоциональное испытание.

Матери всегда прекрасно знали то, что ученые еще только открывают — что отношения матерей и детей сердечны, взаимны, даже волшебны. Крик младенца вызывает выделение молока у матери, единственного совершен­ного молока для детей на земле. Кормление грудью сразу же после рожде­ния ребенка ускоряет изгнание плаценты и защищает мать от кровотече­ния. Добавим еще, что во взгляде младенца и его прикосновении присут­ствует жизненная сила, необходимая для включения чувств и навыков, обеспечивающих успешное материнство. Детям необходимо слышать голос матери, изучать циклы ее сна, узнавать запахи ее тела и выражения лица. Детям необходимо знать, что с их матерями все хорошо.

^ Миф о возрасте. Возраст — категория, которая работает против младен­цев. Не осознавая этого, мы склонны выделять возрастные группы, отлич­ные от нашей собственной: эмбрион, плод, новорожденный, ребенок, взрослый или пожилой. Так или иначе, эти "другие" кажутся нам жалкими, ущербными и несравнимыми с нами.

Обычно более молодой означает более низкий социальный статус. Мы ду­маем, что младенец недостаточно реален, чтобы слушать, обучаться или за­щищаться от негуманного обращения. Ребенок станет личностью по­зднее — возможно, когда он сможет ходить, говорить или пойдет в школу.

Отбросим мифы: похоже, дети действуют как личности задолго до рожде­ния, будучи занятыми спонтанной деятельностью для своего удобства, ока­зывая предпочтение определенным звукам, движениям и вкусам и реаги­руя на опасность в матке. После рождения они с первого дня участвуют во многих сложных действиях, объединяющих слух и зрение, регулируют свое бодрствование и отдых и демонстрируют добросовестное учениче­ство. Используя свои коммуникационные навыки, они вовлекают вас в диа­лог, устанавливают близкие отношения и без вашего согласия начинают обучать вас роли родителей.

Эмоции, язык всех возрастов, отражаются на лицах детей. Мы опоздали в признании этого. Наблюдайте за вашим ребенком и его выражениями сча­стья, удивления, печали, страха, гнева, отвращения, интереса или перена­пряжения.

^ ПАМЯТЬ РОЖДЕНИЯ: НОВАЯ ГРАНИЦА

Вероятно, последняя значительная преграда к полному признанию мла­денцев как личностей падет с признанием возможности сложной личной памяти рождения. Скептически настроенные родители иногда приходят к признанию памяти рождения, когда они слышат, как об этом говорят их двухлетние дети. Поскольку мы знаем, что новорожденные преуспевают в обучении, а обучение и память идут рука об руку, становится легче при­знать и память рождения. Некоторым людям не нужны никакие дополни­тельные доказательства, потому что они тем или иным способом открыли свою собственную память рождения. Другие открыли эти блоки памяти под гипнозом либо в результате психологического прорыва в психоте­рапии.

Память способствует самоосознанию; эти два понятия взаимосвязаны так же, как связаны между собой обучение и память. Без памяти опыт бесполе­зен, а проявление индивидуальности невозможно.

Мозг младенца нигде не обнаруживает себя более удивительным образом, как в способности запоминать рождение и возвращаться к этой памяти при определенных обстоятельствах в зрелом возрасте. Эти блоки памяти рож­дения — капсулы времени, содержащие поразительные доказательства ин­дивидуальности и мысли.

В процессе моей работы психологом я обнаружил память рождения, иссле­дуя суть проблемы с помощью гипноза. Мои пациенты сохранили память рождения, о возможности которой я в то время не знал. Воспоминания, ко­торыми они тогда со мной делились, побудили меня начать работу, превра­тившуюся в 13-летнее приключение, связанное с изучением и исследова­ниями, результатом чего явились научные работы с огромным количеством ссылок — и эта книга. Я вынужден был изучать самих новорожденных, процесс рождения и сложности памяти и сознания. В этой книге я делюсь с вами самыми интересными своими открытиями.

Мои пациенты продолжали сообщать в деталях, что случилось с ними в мо­мент рождения, включая и мысли, которые у них появлялись в раннем дет­стве. Я обнаружил неожиданную зрелость их "детских" мыслей. Каждый из них говорил очень значимые и идентичные вещи. Они знали и любили своих родителей. Характер их мыслей оказался не связанным с возрастом или развитием каких-либо чувств, они были там с самого начала.

Тронутый этими рассказами, я начал (с разрешения пациентов) фиксиро­вать их; в конечном счете, таких рассказов было зафиксировано, обработа­но и исследовано сотни. К 1980 году я разработал метод, показывающий, что при сопоставлении в паре "мать — ребенок" под гипнозом эти воспо­минания вполне надежны.

Некоторые люди под гипнозом вспоминают необычайно живые и завер­шенные детали. Эта способность, называемая гипермнезией, подвергается изучению, вызывает восхищение и сомнения экспертов не одно десятиле­тие. Недавний критический обзор экспериментов в этой области подтвер­дил, что гипнотизируемые субъекты действительно демонстрируют суще­ственно более полные воспоминания как вербального, так и невербального материала, очень значимого и получаемого методом так называемого сво­бодного воспоминания. Исследования показывают, что легче запоминают­ся необычные и значимые события, содержащие яркие образы и сильные эмоции. Однако эти воспоминания могут быть опорочены, если интервьюи­рующий задает наводящие вопросы, предлагает ответы или использует технику интервью, которая торопит, сбивает и запутывает пациента.

Подробные пошаговые воспоминания рождения встречаются редко, хотя многие люди способны их воспроизвести. Преимуществом этих порази тельных историй является то, что они рассказаны языком взрослого чело­века, так как эти дети уже выросли. Они обнаруживают ясные мысли и глубокие чувства, испытанные во время рождения.

С тех пор, как в 1975 году со мной впервые поделились памятью рождения, я прослушал как вдохновляющие, так и грустные истории. Возможно, по­скольку я психолог, людей приводят ко мне их страдания, я постоянно сталкиваюсь со скрытыми ранами, нанесенными и оставленными враждеб­ными словами, взрывами эмоций или тревожными вопросами, возникшими при рождении. Такие психологические "метки рождения" могут и должны быть предупреждены. Творческой психотерапии необходимо заниматься этими проблемами рождения.

Спешу заверить вас, что не все дети рождаются с психологическими про­блемами. Дети, желанные при зачатии, во время беременности и мягко рожденные в любящие руки, начинают жизнь позитивно. Они смотрят на мир с безмерным интересом и любопытством, действуют так, словно чув­ствуют себя в безопасности и устанавливают крепкую связь со своими ро­дителями.

Возможно, тысячи взрослых натыкаются на свои воспоминания рождения и внутриутробной жизни с помощью специалистов, осуществляющих ребефинг, своего психотерапевта или дианетического одитора. Меньшее число людей наталкиваются на блоки памяти рождения, находясь в измененном состоянии сознания — "психоделическом" состоянии, во сне, при фантази­ровании или медитации. Еще меньше взрослых утверждают, что они всегда помнили, хотя и обрывочно, процесс своего рождения, но не решались рас­сказать об этом, опасаясь насмешек. Но поскольку атмосфера принятия па­мяти рождения становится более благоприятной, все больше взрослых лю­дей решаются об этом рассказать. Если вы один из них, я бы хотел, чтобы вы записали ваши воспоминания и отослали их мне.

До настоящего времени непрерывные, последовательные, подробные рас­сказы о рождении могут быть получены под гипнозом, которым владеет лишь весьма ограниченный круг профессионалов. Эти рассказы впервые представлены здесь широкой публике, с великодушного разрешения муж­чин, женщин и детей, их рассказавших. Дословные рассказы были отре­дактированы с точки зрения грамматики, несколько сокращены повторы, а для более легкого чтения мои собственные слова в ходе сеансов были опущены.

В своих воспоминаниях рождения "младенцы", а теперь уже взрослые опи­сывают то, что они испытывали во время рождения, как с ними обращались во время родов врачи и медсестры и что говорили и делали их родители.

Подобные воспоминания беспокоят родителей, вносят смятение в среду ученых и не всегда имеют объяснения в рамках современных знаний.

То, что мы находим в памяти рождения, согласуется с тем, что обнаружива­ют современные исследования: мозг новорожденного, нервная система, физические чувства активны и скоординированы. Имеется в наличии и проявляется набор обычных человеческих эмоций. И в то же время мозг новорожденного настороже, впитывает, исследует и занят накоплением нового опыта.

Пока детей считали бесчувственными и глупыми, по логике, памяти у них не могло быть, и доказательства ее наличия были отложены. Этот скепти­цизм присутствует до настоящего времени. Профессиональные издатель­ства, специализирующиеся на литературе по психологии и гипнозу, упор­но отказывались печатать статьи о памяти рождения. В результате амери­канские ученые, работающие в этой области, часто были вынуждены пуб­ликовать свои работы за границей из-за более благосклонного к ним отно­шения.

В Вене в 1971 году европейские психиатры основали профессиональную ассоциацию, теперь называющуюся Международным обществом пренатальной и перинатальной психологии и медицины (International Society Pre­natal and Perinatal Psychology and Medicine — ISPPM), и журнал (в Герма­нии), специально посвященный пренатальной психологии. В 1983 году из-за отказов профессиональных обществ, основанных ранее, рассматривать предлагаемые работы и проводить симпозиумы, исследователи и врачи в Канаде и США организовали общество, называемое сейчас Ассоциацией пренатальной и перинатальной психологии и здоровья (АРРРАН). Я был од­ним из них. На первой же встрече этой новой группы 500 участников за­слушали 55 докладчиков из 9 стран. С тех пор подобные конгрессы прово­дятся каждые 2 года.

Благодаря убедительным доказательствам способностей детей и впечатля­ющим прорывам в понимании мозга, мышления и сознания мы сейчас мо­жем более благосклонно оценить воспоминания рождения. Эти блоки па­мяти заслуживают пристального внимания. Те уроки, которые мы извлека­ем из этого, могут изменить нашу настоящую жизнь, наше понимание родительства, зачатия, беременности, родов и нашего взаимного обучения. Некоторые воспоминания рождения разрушают общепринятые научные утверждения и ожидания родителей. Внимательному слушателю они мно­гое говорят о различиях между мозгом и мышлением, пагубных послед­ствиях родовых травм и, что важнее всего, о новых измерениях человечес­кого сознания.

Рассказы о рождении — это мини-документы, частные истории, которые имеют общественную значимость. Прослушав много таких историй, я по­нимаю, как святые моменты могут быть испорчены, что ведет к фрустра­ции и чувству унижения. Плохое рождение, словно заноза в пятке, поддер­живает воспаление и причиняет боль. Эти истории также отражают каче­ство жизни, привнесенное матерями и отцами и добросовестными профес­сиональными помощниками. Эти рассказы напоминают нам, что безопас­ное, осмысленное рождение является не случайным, а "благословенным" событием, вдохновляющим всех его участников.

В течение XX века место рождения резко переместилось из дома в родиль­ные дома. То, что всегда было семейным событием, превратилось в событие медицинское. Пострадало психологическое качество рождения. Дети дра­матизируют это в своих воспоминаниях. Принимая во внимание эти свиде­тельства, мы опоздали с признанием воздействия негативных эффектов рождения на тело и мозг. Мы должны осознать необходимость хорошего рождения.

Вы можете оказаться неподготовленными к мудрости и зрелости этих рас­сказов. Мысли, возникающие в мозге ребенка, по глубине и качеству выхо­дят далеко за пределы того, что предполагает их хронологический возраст или физический статус их мозга. Вот почему в некоторые истории многие просто отказываются поверить, но факты говорят сами за себя. Старые мифы, которые в течение длительного времени обрекали младенцев на низший статус, оспариваются в этой книге.

Когда вы будете читать ее, в вашем сознании может медленно зарождаться мысль, что это новое поле информации о новорожденных — не только о них. В определенном смысле это жизненная информация о нас — окно, че­рез которое мы можем взглянуть на то, что делает нас личностями. Что-то на этих страницах может заставить вас задуматься о том, как ваше соб­ственное рождение повлияло на вас. И хотя эта книга о младенцах, а не о терапии, читатель найдет намеки о связи между рождением и дальнейшей жизнью в различных разделах книги и некоторых сносках в разделе "Ис­точники и материалы для чтения".

Когда вы будете читать о зрелости новорожденного и развитии жизни до рождения, вы неизбежно задумаетесь о том, какое отношение все это мо­жет иметь к проблеме аборта. Для читателей, желающих знать мои личные убеждения и симпатии, я написал краткие комментарии в приложении 1.

Я знаю, как беспокойные родители могут волноваться и обвинять себя за вред, нанесенный ребенку своими действиями во время беременности и рождения. Я посвящаю им слова утешения и предостережения в прило­жении 2.

До этого вы найдете рассказы о счастливых и несчастных днях рождения. Вы внезапно обнаружите мудрость, "исходящую из уст младенцев", и фак­ты, которые, как вам покажется, не имеют отношения к возрасту. Возмож­но, эта информация удивит вас, возбудит любопытство к вам самим, под­твердит тайны ваших детей, о которых вы интуитивно догадывались, и до­бавит вам почтительности к жизни.

Часть первая

^ ВАШ НЕОБЫЧНЫЙ НОВОРОЖДЕННЫЙ


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconДесятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах...
Г. И. Брехман. Новый взгляд на неродившегося и новорожденного ребенка. Предисловие научного редактора

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconПриложение 1 3 приложение 2 8 приложение 3 9 приложение 4 10 приложение 5 12
Интенсивность 6,9 балла по шка­ле Рихтера, полностью уничто­жен г. Спитак; разрушены гг. Ле-нинакан, Степанаван, Кировакан

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconДень 40 Целеустремлённая жизнь 332 Приложение 1: Вопросы для обсуждения...
Благодаря такой перспективе у вас значительно уменьшится количество стрессовых ситуаций, прибавит­ся радости и удовлетворения, вам...

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconДень 40 Целеустремлённая жизнь 332 Приложение 1: Вопросы для обсуждения...
Благодаря такой перспективе у вас значительно уменьшится количество стрессовых ситуаций, прибавит­ся радости и удовлетворения, вам...

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconБиография писателя Статьи и заметки «Евгений Онегин»
А. С. Пушкина; второй — статьи и исследования, третий — заметки, рецензии и выступления, посвященные творчеству поэта, четвертый...

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconЛитература 31 Приложение №1 Приложение №2 (видеокассета) реферат....
В конце работы приведен список использованной литературы, в котором содержится наименований. Основная часть работы состоит из 2 глав...

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconМетодические указания для выполнения задания №5. 32 Приложение А....
Приложение А. Некоторые средства языка С++, необходимые для выполнения заданий учебной практики. 33

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconМетодические указания для выполнения задания №5. 38 Приложение А....
Приложение А. Некоторые средства языка С++, необходимые для выполнения заданий учебной практики. 39

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconИнструкция по заполнению заявок на участие в конкурсе (Форма 2) Приложение...
Приложение 4 к форме Предложение по срокам (Календарный план выполнения ниокр)

Десятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения iconМетодические указания к курсовой работе Тверь 2009
Новое приложение должно начинаться с нового листа. Вверху должна присутствовать надпись «Приложение». Объем теоретической части должен...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов