Пролог




НазваниеПролог
страница3/11
Дата публикации22.06.2013
Размер1.35 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

VI

На следующий день, несмотря на позднее возвращение домой от Филатовых, Саша проснулся рано. Глотнув приготовленного на скорую руку крепчайшего кофе, он выложил на кухонный стол свой вчерашний трофей - ежедневник Фила. Этот пухлый, затянутый в коричневую тисненую кожу и перехваченный клапаном на кнопочке органайзер он выпросил накануне у Тамары.

Случайная мысль, посетившая вчера Белова на пороге больничной палаты, неожиданно крепко засела в мозгу и не давала ему покоя всю дорогу до дома друга.

Что мог сказать бы им Фил? Что он вообще думал о непростых отношениях, сложившихся между друзьями в последнее время? Вставали ли перед ним вопросы, подобные тем, что задавал Космос, или же он, наоборот, был всем вполне доволен - как Пчела? К своему стыду, ни о чем таком Саша не имел пи малейшего понятия. И тогда ему вдруг подумалось: а что если у Фила остались какие-нибудь записи? Что если он вел некое подобие дневника?

Это предположение его настолько увлекло, что, очутившись за накрытым хозяйкой дома праздничным столом, Саша едва смог дождаться удобного момента, чтобы расспросить Тамару о записях ее мужа.

Поначалу Тамара никак не могла попять, что, собственно, Белову нужно. Он спрашивал ее о дневниках Фила, но никаких дневников, насколько она знала, ее Валера не вел. Но Саша был странно настойчив, и Тамаре пришлось, покопавшись в кабинете мужа, отдать ему этот старый ежедневник - единственное, что, пусть и с натяжкой, можно было принять за дневник.

Теперь коричневый блокнот Фила лежал перед Беловым, и Саша не без волнения открыл его. Первое, что он там увидел, была стопочка каких-то бумаг. Он мельком их просмотрел - в основном это были счета и накладные на всевозможный реквизит для киносъемок. Но одна из бумажек его заинтересовала всерьез. Это была долговая расписка па сто тысяч долларов, выданная Филу самим Кордоном. Находка могла пригодиться, и Саша переложил небрежно сложенную вчетверо бумажку к себе в портфель.

Почерк у Фила был просто ужасный, его короткие заметки на страницах блокнота больше походили на какую-то криптографию, Белов разбирал их с огромным трудом. Те немногие записи, что ему удавалось прочесть с хода, относились, по всей видимости, к съемкам его последнего фильма.

"28.09 - д. прибыть латы и мечи из Златоуста. Посмотреть и примерить обяз-но. Плащи?"...

"М. б. Иванычу нацепить усы и бороду?! Предложить ему и Леше"...

"14.10 - павильон на М.Ф. Лучше 4-й"...

"Посмотреть лошадей для сцены погони! Нужны покрепче, поздоровей!"...

"Поговорить с К. насчет подбора натуры. Уже пора, скоро снег"...

В большинстве своем записи были совсем короткими, иногда попадались какие-то расчеты, цифры в рамочке, номера телефонов и прочая дребедень. Лишь несколько страниц ежедневника были исписаны полностью, но эти записи гоже явно относились к кино, и тратить время на их расшифровку Белову не хотелось. Он искал хотя бы что-то, что касалось бы взаимоотношений в Бригаде, и в конце концов нашел.

На страничке от 3 ноября было написано: "Пч. и К. грызутся уже в открытую. Б. никому не верит. Беда. Что делать - не знаю. М. б. стоит откров. поговорить? Что дальше-то?" А ниже было аккуратно выведено и несколько раз жирно, с нажимом обведено одно только слово - "братья".

"Что ж ты так и не поговорил-то со мной, братуха?!" - с болью подумал Белов и потянулся за сигаретой.

Он жадно закурил, и в облачке табачного дыма перед ним всплыло лицо друга. Всегда спокойный, рассудительный Фил. Друг, брат, братуха... "И во всем этом дерьме прикрываю вас я!" - вспомнились когда-то сказанные им слова. Так оно всегда, по сути, и было, отчетливо понял Белов, - и в мальчишеских драках, и кровавых разборках по-взрослому. В груди тоскливо заныло, и, сцепив зубы, Саша в который уже раз представил, что он сделает с Кордоном, когда, наконец, отыщет этого подонка.

Едва вспомнив о Кордоне, Белов тут же снял трубку и набрал домашний номер Ани - а вдруг?..

К телефону долго не подходили, в столь ранний час, да еще в воскресенье, артистка, естественно, спала. "Ничего, хорош дрыхнуть!.. - раздраженно думал Саша, слушая один длинный гудок за другим. - Давай-ка, обрадуй меня..." Наконец, трубку взяли.

- Ну какого черта надо?!.. - услышал Белов сердитый, заспанный голос своей любовницы.

- Долго спишь, красавица! - буркнул он. - Привет!..

Его, разумеется, мгновенно узнали. Голос Ани тут же изменился.

- Сашенька, это ты... - томно проворковала она и не удержалась-таки от небольшого упрека: - А почему так рано? Взял и разбудил... У, противный...

- Ладно, ладно... - хмыкнул Белов. - Что нового?

- Ты что, опять про Кордона? - девушка сразу напряглась, в ее голосе отчетливо зазвучала досада. - Послушай, я же тебе уже обещала: как только он появится, я тут же дам тебе знать!..

- Значит, ничего? - спросил он по инерции.

Аня ничего не ответила, и по внезапно возникшей тишине в трубке Саша понял, что, пожалуй, переборщил. Некое подобие раскаянья заставило его мягко, почти ласково, позвать девушку:

- Эй, малыш... Ау, ты где там?..

- Здесь я... - помолчав еще секунду, с нескрываемой обидой ответила Аня. - Пока здесь...

- Не сердись, - попросил Белов. - Просто этот несчастный Кордон мне реально нужен позарез. Время идет, а картина стоит - сама понимаешь...

- Понимаю... - она вздохнула и нерешительно спросила: - Увидимся сегодня?

- Вряд ли.

На другом конце провода раздался еще один тягостный вздох, и снова жалость к Анюте кольнула Сашино сердце. Все-таки не чужая - столько времени вместе...

- Ну чего ты, Анют?.. - как можно мягче спросил Саша. - В среду встретимся, сходим куда-нибудь...

- Что, Белов, подружка заскучала? - вдруг раздался за его спиной ядовито- насмешливый голос жены.

Саша резко обернулся - на пороге кухни, скрестив на груди руки, прислонясь к дверному косяку, стояла Ольга. Ее губы скривились в презрительной усмешке, но в глазах крохотными искорками поблескивали слезы.

"Ч-ч-черт!.. Вот влип!.." - растерянно подумал Белов, медленно опуская трубку на аппарат.

Не считая памятной встречи в боулинге, Ольга ни разу не заводила с Сашей разговора о его любовнице. И он был ей чрезвычайно благодарен за это, тем более благодарен, что ясно видел, как тяжело дается ей это молчание. Но сейчас, едва взглянув на жену, Белов понял - все, ее терпение лопнуло, крупного разговора не избежать. И этот разговор, понятное дело, не сулил ничего хорошего ни ей, ни ему.

- Оля, подожди... - вздохнув, произнес он.

- А чего ждать, Саш? - невесело усмехнулась жена, повысив голос. - Я уже второй год жду, а что толку?! Чего мне еще ждать? Что ты приведешь свою шлюху сюда, в наш дом?! - почти закричала она.

- Прекрати! - Белов скривился, как от зубной боли. - Послушай...

- Не хочу! Не хочу слушать вранье! - Ольга гордо вскинула голову, и в этот момент с ее ресницы предательски сорвалась набрякшая-таки слезинка и скатилась вниз, оставив на щеке блестящую влажную дорожку.

Саша встал и шагнул к жене. Ему стало жаль ее, и эта жалость была стократ сильнее и глубже, чем минуту назад - к Ане. Он обнял ее за плечи и, легко преодолев ее робкое сопротивление, прижал Олю к груди.

- Поверь мне, Оль... - зашептал он. - Я не могу сейчас рассказать тебе всего, но... Скоро все кончится. Вот увидишь, очень скоро все кончится... Ты потерпи еще немного, все наладится, обязательно наладится, Оленька...

- Пусти... - она неловко освободилась из его рук и тут же ушла, низко опустив голову, так и не взглянув ему в глаза.

Нет, похоже, Ольга не поверила ни единому слову мужа. Да и верил ли себе сам Саша?..

VII

В понедельник все собрались в кабинете Белова. На неожиданное возвращение Шмидта из Америки Космос с Пчелой отреагировали абсолютно по- разному.

- Ну и правильно! Давно пора! - сразу безоговорочно поддержал Белова Пчела. - Я, между прочим, с самого начала говорил: не найти нам его в Штатах. Выждать надо. Пусть эта сука успокоится, вернется в Москву, а уж здесь- то мы его...

Космос молчал - тяжело и мрачно, бросая короткие гневные взгляды исподлобья то на Сашу, то на такого же хмурого Шмидта, неловко примостившегося на стуле у окна. Но и без всяких слов, по одному только его виду, было видно, что решение Белова отозвать Шмидта Космос воспринял в штыки и едва сдерживался, чтобы не наскандалить по этому поводу. Саша не мог не обратить внимания на эту столь несвойственную для друга сдержанность. Видимо, решил он, на Космоса все-таки подействовал субботний разговор в палате Фила.

- Кос, пойми меня правильно, - примирительным тоном произнес Белов. - Никто не собирается прощать эту тварь. Просто Шмидт нужен нам здесь, понимаешь? А в Штаты к Максу поедет Павлючков. От него там толку больше будет...

- Сань, а с чего это вдруг Шмидт нам здесь понадобился? - прищурился Космос. - Объясни, что за срочность-то?..

Белов внутренне напрягся - то, что он собирался сейчас сказать, могло вызвать у друзей самую непредсказуемую реакцию. Три пары глаз смотрели на него и ждали его слов. Саша нервно сглотнул и сухо, без интонаций, произнес:

- Шмидт примет все дела по безопасности. Временно. До тех пор, пока к нам не вернется Фил. Кое-что из других его дел возьмешь ты, Кос. Вот для чего, собственно... - он неожиданно смешался и замолчал.

Против ожиданий, и Космосом и Пчелой это сообщение было воспринято вполне спокойно. Удивился Шмидт. Он поднял на Белова совершенно круглые глаза и изумленно выдохнул:

- Я?! Вместо Валеры?!

- Да, Шмидт, ты, - ответил Белов и повернулся к друзьям. - Пацаны, вы как, не против?

- Нет, - тут же ответил Пчела.

- Нет... - эхом отозвался Кос.

Саша едва сдержал вздох облегчения. Новое назначение Шмидта было принято спокойно, и, кто знает, возможно причиной тому, что все прошло так гладко, тоже был субботний разговор в больнице?

- Ну вот и ладушки, - все-таки улыбнулся Белов. - Давай-ка, Шмидт, подгребай поближе к столу, мы с пацанами тебе кое-чего растолкуем...

VIII

Вечерами Белов корпел над ежедневником Фила, шаг за шагом продираясь сквозь криптографические загадки его ужасного почерка, напоминавшего какую-то чудовищную смесь арабской вязи с китайскими иероглифами. А ведь помимо почерка были еще и совершенно незнакомые Саше инициалы, бесчисленные сокращения и непонятные киношные термины! Короче, расшифровка записей давалась весьма нелегко.

Впрочем, о потерянном времени Саша ничуть не жалел. То, что ему удалось прочесть в органайзере Фила, было невероятно интересно!

Так уж сложилось, что все в Бригаде к увлечению Фила кинематографом относились с некоторой насмешливой снисходительностью. Дескать, у каждого свой бзик: у Пчелы - бабы, у Космоса - кокс, а Фила хлебом не корми - дай перед камерой попрыгать да покувыркаться! Во всяком, случае, Белов до сих пор смотрел на это именно так - как на блажь, на странное хобби, на любимую забаву так и не наигравшегося в детстве мальчишки. Но восемь страничек кожаного блокнота в корне изменили это его поверхностное мнение.

Фил относился к кинематографу совершенно серьезно и так же всерьез размышлял о его нынешнем положении и возможных перспективах. То, что он писал, было для Белова абсолютно ново и неожиданно, но, по трезвому размышлению, казалось не лишенным здравого смысла.

"Кино - огромный бизнес и огромный рынок. Сейчас снимают какую-то муть, 90% - откровенная туфта про бандюков и ментов. Смотреть тошно, но народ хавает. (Белов сразу вспомнил премьеру, на которой ему довелось побывать с Аней, и не мог с этим не согласиться). Почему так? М. б. тоска по романтике? Но ведь реально в криминале ничего романтического нет! Ну что, Кабан, например, - романтический герой? БРЕД!!! Пацанам впаривают дешевые сказочки про благородных бандитов, и они верят! Олухи, знали бы они правду!"

"Надо дать зрителю романтику, но чистую, добрую и справедливую. Надо замешивать ее не на бандах, разборках и крови, а на добре, патриотизме, христ. идеях и т.д. Неуловимых и Гардемаринов смотрела вся страна - кто-нибудь пошел из-за этих фильмов в бандиты?!"

"Вчера в газете: 15-летние пацаны, насмотревшись сериалов про бандюков, замочили старика-соседа! Прочитал и просто охренел - вот где ужас!"

"План. (Жирно подчеркнуто). От- кров. поговорить с Беловым. Серьезно вложиться в кино. Пробить гос. поддержку - м. б. через В.П.? Создать мощную студию по производству приключенч. и детск. юнош. фильмов (например на базе к/с им. Горького). Привлечь старых мастеров и лучших из молодых. Делать дорогое, зрелищное, но доброе кино - в первую очередь для пацанов!! Вложиться в кинопрокат. Короче, замесить дело по полной программе, типа Голливуда! Этот проект м. б. не только интересным и полезным, но и выгодным!!! Как только убедить в этом Б. - вот вопрос?"

"Очень важно, чтобы "Бессмертные" получились! Если этот фильм выйдет таким, как задумывался, если соберет прокат, то уговорить Белова будет проще. Кордон - гнида полная, но дело свое знает лучше всех. Без него "Бессмертных" не поднять. Да и дальше, если все пойдет как планируется, он будет нужен. Хорошо, что удалось зацепить его на бабки - теперь он у меня на крючке, никуда не денется, будет пахать как папа Карло!"

"Мы все забрели куда-то не туда. Да еще и сбили с пути кучу народу. Об этом, кстати, как-то заикался и Космос. Иногда мне кажется, что Белов тоже это понимает. М. б. кино - это шанс всем нам выбраться?.."

Прочитав последнюю запись, Саша отложил ежедневник Фила и устало потер глаза. Был уже поздний вечер, почти ночь. Он закурил и подошел к темному окну. Где-то там, на другом конце огромного города, в пустой больничной палате, лежал его друг, который так и не рискнул с ним откровенно поговорить.

"Почему же Фил молчал? - думал Саша. - Почему не выложил мне все это прямо? Неужели бы я его не поддержал?.."

И вдруг он понял - нет, не поддержал бы! Не поддержал бы, потому что и своих-то сомнений боялся как огня! Жизнь сложилась так, как сложилась. Взять и признать в одночасье, что все, что ты делал столько лет, - полная лажа?! Нет, слишком уж это больно и страшно. Проще не думать об этом и не давать думать другим! Лететь себе в своем самолете, потягивать поданный симпатичной и улыбчивой стюардессой марочный вискарь и ждать. Ждать неизбежного удара в скалу, отвалившегося крыла или "Стингера" в хвост - так спокойнее...

Так что же оставалось? Признать, что ты бессильный слизняк, пыль на ветру, клочок грязной пены, покорно плывущий в мутном потоке? Или же все-таки найти в себе мужество и остановиться, восстать против могучей и безжалостной махины, которую сам же и создал?!..

Белов закрыл глаза и едва не застонал от мучительной беспомощности. Он не находил ответа - и тот и другой вариант казался ему гибельным. Нет, надо было искать какой-то иной, третий путь, но где, черт возьми?! Где?!..

Тряхнув головой, Саша отвернулся от окна. Его взгляд упал на коричневый органайзер, и он снова подумал о Филе.

"А ведь как несправедливо получилось, - вдруг пришло ему на ум. - Фил влез в эту муть самым последним из всех нас, а выбыл самым первым!.."

И снова смертная тоска и боль от потери друга тисками сжала сердце. Саша ткнул недокуренную сигарету в пепельницу и решительно вышел из комнаты. Через пару минут он, уже одетый, выскочил из дома и бросился к машине. "Мерс" аккуратно вырулил со двора и, набирая скорость, помчался по улице.

Ночная дежурная в палате Фила восприняла приход Белова абсолютно спокойно. Если ее и удивил столь поздний визит к своему подопечному, то, во всяком случае, у нее хватило ума не демонстрировать его гостю. Девушка поднялась навстречу Саше и приветливо улыбнулась:

- Добрый вечер, Александр Николаевич.

- Добрый вечер, - буркнул ей в ответ Белов. - Будьте добры, оставьте нас одних.

Покорно кивнув, девушка тут же исчезла. Саша неторопливо снял пальто, опустился на стул у изголовья больного и взял его за руку.

Лицо Фила наполовину было закрыто пластиковой маской аппарата искусственного дыхания. К ней по гофрированному шлангу подавался воздух, и благодаря этому широкая грудь Фила то и дело едва заметно приподнималась. Другие аппараты гнали кровь по его сосудам. Вся эта сложная техника поддерживала жизнь в теле Фила, а вот его разум... Разум Фила спал или блуждал в неведомых далях, и прикоснуться к нему было не в Сашиной власти. Можно было задать другу хоть тысячу вопросов, но

ответы на них искать надо было только самому.

Вот почему Белов не стал ни о чем спрашивать Фила. Он долго молчал, замерев с ладонью друга в руках, а когда наконец поднялся, сказал только одну- единственную фразу:

- Я все сделаю, Фил, не сомневайся... Ты, главное, выздоравливай, брат...

IX

В очередную среду Белов отправился на очередное рандеву с Анютой. На сей раз артистка потащила его на какую-то кинематографическую тусовку в Дом Кино. Вообще-то такого рода мероприятий Саша старался избегать - непрерывно целующиеся мужики, лживо-бодрые "голливудские" улыбки алчущих успеха красоток, непомерные амбиции, дешевые понты, хороводы слухов и сплетен вызывали у него отвращение, тоску и скуку, а не слишком хлебосольные фуршеты - мучительную изжогу.

Но на этот раз все было иначе. Белов расхаживал среди кинематографических звезд, не скрывая своего живейшего интереса ко всему происходящему. Повисшая у него на руке Аня тараторила практически без остановки, стараясь выложить как можно больше информации в ответ на очередное Беловское "а это кто?". Она была просто счастлива. Столь неожиданное внимание своего покровителя к миру кино казалось ей добрым и весьма примечательным знаком. "Уж не собирается ли Саша заняться кино всерьез?" - то и дело мелькало у нее в голове.

А Белов и в самом деле вел себя необычно: охотно знакомился с тузами кинобизнеса, известными режиссерами и актерами, раздавал им свои визитки, улыбался, шутил - словом, тусовался, казалось, в полное свое удовольствие.

- Саша! - вдруг услышал он знакомый голос.

Он обернулся и увидел Киншакова - единственного, наверное, человека на этом многолюдном мероприятии, представлять которого ему было не надо.

- Саня! Здорово! - расплылся в улыбке Белов.

- Здорово, здорово!.. - Киншаков крепко пожал ему руку и с шутливым удивлением прищурился: - А ты-то здесь какими судьбами?..

- Да вот... - Саша пожал плечами и чуть виновато покосился на озирающуюся по сторонам Аню.

- Понятно...

- Сань, отойдем в сторонку, потолковать надо, - предложил Белов, решительно высвобождая свой локоть из рук артистки.

Киншаков кивнул, они вышли из шумного зала и спустились на лестничный пролет вниз.

- Ну, какие проблемы? - спросил Александр Иванович.

- Тут вот какое дело, Сань... Решил я ваших "Бессмертных" доснять. Понимаешь, этот фильм для Фила очень важен был. Долго рассказывать, но у него был план насчет приключенческого кино... - Белов замялся, решая, Стоит ли посвящать в грандиозные Филовские планы Киншакова.

- Что замолчал-то? - подал голос тот. - Если ты насчет студии Горького, то я в курсе, Валера со мной говорил.

- Ну да... Так вот, я хочу чтобы "Бессмертных" досняли. И не просто досняли, а сделали это классно! Чтобы у Фила, когда он оклемается, уже был бы хороший задел, понимаешь?..

Киншаков снова кивнул.

' - Вот... А этот долбанный Кордон куда-то смылся... Он, кстати, тебе не звонил?

- Саш, ты уж раз пять спрашивал... Позвонил бы - я б сразу сказал.

- Короче, Сань. Я предлагаю тебе закончить "Бессмертных" вместо Кордона. Ты как?..

Киншаков нахмурился и, опустив руку на плечо Белову, медленно покачал головой.

- Прости, Саш, но сейчас - никак. У меня ведь своя картина на монтаже, самая запарка... Ты же знаешь, ради Валерки я бы... Но сейчас - никак... А потом, ты уверен, что потянешь это дело? Кино - штука дорогая...

Белов невесело усмехнулся:

- Не дороже денег! Ну сколько по- твоему еще надо вложить в "Бессмертных"? Если по максимуму, а?

- Тысяч семьсот-восемьсот, - подумав, ответил Киншаков.

Белов тут же решительно рубанул ладонью воздух:

- Саня, соглашайся - и завтра же у тебя эти бабки будут!

- Блин, ну не могу я!..

- Черт!.. - с досады Белов от души приложился кулаком по подоконнику. - Ладно, хорошо, - через секунду он снова поднял глаза на Киншакова. - Тогда хотя бы порекомендуй кого-нибудь другого.

Тот задумался.

- Вообще-то лучше Кордона это не сделает никто, - ответил он немного погодя. - Он хоть и тот еще жук, но профессионал, надо признать, классный, да к тому же еще и в теме... И где его черти носят?.. - вдруг Киншаков оживился и с улыбкой поднял палец: - Знаешь, Саш, а у меня есть идея!

- Ну?!..

- Давай-ка отложим этот разговор на пару месяцев. Может, за это время Кордон объявится, а если нет - я к тому времени развяжусь со своей картиной и возьмусь за "Бессмертных". Можешь ты подождать два месяца?

На скорое выздоровление Фила рассчитывать, увы, не приходилось, поэтому времени у Белова было предостаточно. Подумав, он тоже улыбнулся и кивнул:

- Ладно, Сань, по рукам!

Договор скрепили крепким мужским рукопожатием, и вскоре Киншаков, сославшись на дела, ушел. Саша выкурил сигарету и неторопливо вернулся в зал.

Едва он вошел, к нему подлетела радостная, сияющая, словно утреннее солнышко, Аня.

- Ну где ты ходишь, Саша?!

- Что, соскучилась? - рассеянно усмехнулся он.

Девушка не ответила, радостно и довольно глупо захихикав. Белов пригляделся - глаза Ани горели каким-то странным, шалым огнем.

- Что с тобой? - спросил он.

Не переставая улыбаться, артистка наигранно-томно вздохнула и закатила глазки:

- Господи, как же надоела зима! А не махнуть ли нам на Багамы, Саш?..

Разговор на эту тему Аня заводила не раз - до тех самых пор, пока однажды Белов в самых жестких выражениях не заявил, что покуда не объявится Кордон, он из Москвы - ни ногой. И вот - на тебе, опять двадцать пять! Да что она, издевается?!

- Послушай, Анют, я же тебе уже говорил... - немедленно сдвинул брови Саша. - Неужели...

- Да он звонил! - перебив его, вдруг выпалила Аня.

-Кто?..

- Кордон!

- Когда?!

- Да только что! На мобильник!.. - восторженно захохотала девушка. - Я весь зал обежала - тебя искала!

- Где он?!.. - задохнулся Саша.

- А я знаю?! Где-то в Америке, - Аня затараторила, торопясь выложить ошеломленному Белову суть разговора. - Я говорю: Андрей, куда ж ты пропал, тебя Белов обыскался! Он, дурак, даже испугался сначала: зачем, спрашивает? Как, говорю, зачем? Картину бросил, удрал куда-то, а Саша ее доделать хочет, из-за Валеры! Подожди, говорю, он здесь где-то, я тебе сейчас его дам! Бегала, бегала - нет тебя нигде! Дай мне, говорю, свой телефон, Саша тебе позвонит. Я, говорит, сам ему на днях позвоню - и отбился!

Белов с шумом выдохнул, переваривая услышанное. А девушка тем временем вовсю тормошила его за рукав:

- Ну что, Саш, доволен? Теперь на Багамы, да?!..

"Только бы позвонил! - молил про себя Белов. - Только б не испугался!.." Он посмотрел в радостное лицо Ани и согласно кивнул:

- Будут тебе Багамы, Анюта. Вот только договорюсь с Андреем о фильме - и тогда хоть на Луну!

А уже в следующую секунду с невероятным облегчением подумал: "Все, девушка, больше ты мне не нужна... Все..."

X

С той минуты жизнь Белова превратилась в ожидание - нервное, томительное, изнурительное. Кордон, насколько он помнил, знал только его рабочий телефон, и Саша дни напролет проводил в офисе. Он сидел в своем кресле, отрешенный и задумчивый, и буквально гипнотизировал телефон.

"Ну позвони, слышишь? - мысленно заклинал он своего далекого врага. - Не бойся, позвони! Никто тебя здесь пальцем не тронет, слово даю! Только позвони!.."

Однажды Саша поймал себя на мысли, что это нетерпеливое ожидание ему что-то навязчиво напоминает. Где-то когда-то с ним так уже было - он чего- то ждал и точно так же твердил про себя немудреные уговоры-заклинания... Ощущение дежавю, не давая покоя, возвращалось снова и снова. Чтобы избавиться от него, Саше пришлось как следует покопаться в памяти. И в конце концов он вспомнил. Афганская граница, безлунная ночь, приглушенный рокот Пянджа где-то внизу, и младший сержант Белов, напряженно вглядываясь в сопредельный берег, заманивает про себя притаившегося за рекой злейшего своего врага - хитрющего наркокурьера Хромого Сабира: "Ну иди же! Здесь нет никого, не дрейфь, иди!.."

Едва вспомнив это, Белов сразу успокоился. Ведь Хромого Сабира тогда он все-таки взял! А значит и с Кордоном у него все должно получиться!

Он по-прежнему каждую минуту ждал звонка беглеца, но ожидание это уже не было таким изматывающим, теперь он твердо знал - рано или поздно Кордон непременно объявится.

Продюсер позвонил только на пятый день - в понедельник, как раз во время традиционного еженедельного совещания с Пчелой, Космосом и Шмидтом. Из селектора раздался ровный голос Людочки:

- Александр Николаевич, вам звонит Андрей Кордон из Америки. Будете говорить?..

- Что? - взревел Космос.

- Кордон?! - вскочил Пчела.

Белов мгновенно взметнул вверх руку и цыкнул в голос:

- А ну тихо все!

В кабинете воцарилась абсолютная, звенящая тишина. Саша хрипло откашлялся и нажал кнопку на аппарате:

- Соединяй, Люд...

В трубке раздался тихий щелчок, и следом - неожиданно четкий, словно из соседней комнаты, слегка настороженный голос продюсера:

- Александр Николаич? День добрый, это Кордон. Анюта говорила, вы меня искали?

- А-а-а... Ну здравствуй, пропащая душа!.. - как можно добродушнее пророкотал в трубку Саша. - Да уж, Андрей-воробей, искал, верно! Хотел даже в международный розыск тебя заявить! Ты что же это, друг любезный, фильм бросил, а?! Уехал куда-то, никому ни слова не сказал?! А как же кино?! Кто наше кино доделывать будет?!

- Так какое же теперь кино без Валеры? - вздохнул Кордон. - На нем ведь полсюжета выстроено. Нет, Александр Николаич, про "Бессмертных", думаю, можно забыть. Все, конец фильма!..

- Э нет, Андрей, ты это мне брось! - Белов понизил голос, мгновенно став серьезным. - Фильм этот мы с тобой обязательно доделаем, уж можешь мне поверить! Это, Андрей, дело чести, вот какая штука. Какая-то тварь отмороженная покалечила моего лучшего друга, а кино ваше для Фила было... По телефону все не объяснишь, короче, ему было очень важно сделать из этого фильма конфетку, ясно? И эту конфетку сделаем мы с тобой. А когда мой друг поправится, мы ему эту конфетку торжественно вручим, понял мою задумку, Андрюха?..

- Александр Николаич, но ведь по сценарию... - начал было возражать Кордон, но Саша его решительно перебил:

- Брось, не суетись! Все это фигня! Подправим сценарий, не мне тебя учить. Я ведь что тебя искал, Андрей... - Белов выдержал небольшую задумчивую паузу. - Честно говоря, я сперва подумал: нет Кордона - ну и хрен с ним, другого найду! А потом потолковал со знающими людьми, и, прикинь, все мне в один голос твердят: Кордон в этом деле лучший, хочешь сделать классный фильм - делай его с Кордоном. А мне, Андрей, надо чтобы этот фильм был не просто классным, а суперклассным! Таким, как Фил хотел!..

Теперь паузу взял продюсер. Помолчав немного, он спросил:

- А как там Валера?

- Плохо пока... - вздохнул Саша. - В коме он...

- А этих...- голос Кордона едва заметно дрогнул, - нашли?..

- Ищем... Вроде как ниточка в горы ведет, въезжаешь? Ничего, мы ребята упертые - докопаемся!.. Ладно, ты мне вот что скажи - у тебя в Штатах дела какие или так, пузо на солнышке греешь?

- Да нет, какие дела? Просто эта история с Валерой... Я как увидел репортаж в новостях, сразу понял, что картине крышка! Ну и психанул, сорвался. Нервы, знаете...

- Ну да, понятно, - охотно поддакнул Белов. - А теперь-то как, поправил нервишки, успокоился?

- Ну, в общем...

- Вот и хорошо! Давай-ка, Андрей, собирай вещички и вылетай, сокол ты мой, в Москву! Чтобы уже на этой неделе начать работать. У нас с тобой дел невпроворот, так что прохлаждаться некогда! Договорились?

- Александр Николаич...

- Значит, договорились! - отрубил Белов. - Ты мне телефончик свой оставь на всякий пожарный, ты вообще- то где?

Кордон замялся.

- Да у приятеля одного на ранчо... Собственно, я завтра отсюда уже уезжаю...

Почувствовав настороженность собеседника, Саша тут же дал задний ход:

- Вот это правильно! Домой пора, Андрюша, домой! Значит, я тебя денька через два-три жду! Ну а если вдруг заминка какая - сразу звони.

- Обязательно.

- Ну все, Андрей, до встречи.

- Счастливо...

Саша опустил на аппарат трубку, обвел каким-то диковатым, очумелым взглядом замерших за столом друзей и шумно, с нескрываемым облегчением, выдохнул:

- Ф-ф-ф-у-у-у... Как по перилам моста, блин!.. Ну и как из меня артист?

Космос, проигнорировав его. шутливый вопрос, нетерпеливо спросил:

- Ну давай, рассказывай! Где он? Приедет?

- Сказал: на ранчо какого-то приятеля. Телефона своего не дал - очкует пока еще. Ничего, думаю, этот разговор его успокоит! Пару деньков еще помен- жуется и вернется!

- Саш, а давай его в Шереметьеве сразу и грохнем?! На выходе?! - с абсолютно неприсущим ему азартом вдруг предложил Шмидт. - Или по дороге в Москву?!..

Белов, откинувшись в кресле, рассмеялся такой забавной горячности.

- Э, нет, дорогой! Торопиться не надо, да?! - Саша забавно спародировал интонации товарища Саахова из "Кавказской пленницы". - Пусть клиент вернется, оглядится, успокоится... А уж там посмотрим!

Своими истинными планами относительно Кордона Саша решил пока не делиться. Разговор на эту тему с друзьями обещал быть непростым, и заводить его раньше времени ему не хотелось совершенно.

- Короче, Шмидт, отзывай своих орлов из Штатов, всем - отбой! Да, и смотри у меня: чтоб никаких хвостов за клиентом! Он сейчас и так тени своей боится! Понял?.. Ну и все, не будем пока больше об этом - нечего бежать впереди паровоза! - закрыл тему Белов и как ни в чем ни бывало повернулся к Пчеле. - Так что у тебя с теми инвесторами-то?..

XI

Кордона пришлось ждать еще целую неделю - видимо, решение вернуться в Москву далось беглому продюсеру весьма и весьма непросто. Даже возвратившись к родным пенатам, он позвонил Белову не сразу. Впрочем, Саша не стал пенять Кордону на задержку. В их телефонном разговоре он нажимал только на одно: ссылаясь на острую нехватку времени, он настаивал на немедленной личной встрече.

Кордон вынужден был уступить. Помявшись, он согласился-таки встретиться, но только не у Белова, а где-ни- будь на нейтральной территории. Сошлись на ресторане Дома Кино - вероятно, выбор места встречи в какой-то степени определила тема предстоящего разговора.

Первым в ресторан приехал Саша. Он занял столик с видом на вход в зал и приготовился ждать.

Кордон опоздал минут на десять, он вошел в зал - не по сезону загорелый, с длинными, выгоревшими на солнце волосами и с тонкими щегольскими усиками - и неторопливо огляделся. Наверное, какому-нибудь случайному знакомому угадать продюсера в его новом обличье было бы непросто, но Белов узнал его тотчас же.

"Ишь, замаскировался, сука!.." - усмехнулся он про себя, высоко вскинув Руку.

Его жест не остался незамеченным. В ответ Кордон тоже приветственно взмахнул рукой, в ней он держал тонкую кожаную папочку.

"Ага, какие-то бумажки припер, гнида... - подумал Саша. - Тем лучше. Значит, разговор предстоит конкретный..."

Подойдя к столу, Кордон протянул руку:

- Добрый день, Александр Николаич.

- Да брось ты, Андрей! - добродушно усмехнулся Белов, пожимая узкую, вялую ладошку продюсера. - Какой я тебе Николаич? Просто Саша, лады?.. Вот давай-ка сразу за это и выпьем!

Приветливо улыбаясь, они чокнулись и выпили заказанный Сашей виски.

- Повторить! - коротко распорядился Белов и развернулся к продюсеру. - Ну что, Андрей, будем снимать кино?!..

- Александр Ник... Прости - Саша... - поправился, сконфуженно улыбнувшись, Кордон. - Признаться, я готовился к нашему разговору, подбил все расходы по картине и... - он нахмурил свои узенькие выцветшие бровки и озабоченно покачал головой. - Скажу прямо - дела паршивые! Срыв съемок, расторгнутые договора, штрафы, пени, то, се... Словом, мы влетели на весьма кругленькую сумму! А если еще учесть предстоящие расходы на изменение сценария, пересъемки сцен с Валерой, да и не только их!.. Короче, вот выписка из сметы, посмотри, - он выложил перед Сашей несколько листочков из своей папки.

Белов, не отрывая взгляда от, казалось, искренне огорченного Кордона, перевернул листы текстом вниз и решительно припечатал их сверху пустым стаканом из-под виски.

- Нет, Андрей, мне эта твоя цифирь - до фонаря! Скажи просто: сколько баб- ла осталось?

Кордон не выдержал его прямого взгляда, опустил глаза и вздохнул:

- Мало... Тысяч четыреста примерно...

"Однако! Ну у тебя и аппетиты, засранец!.." - ахнул про себя Саша. Ему было известно - первоначальный бюджет картины был около полутора миллионов. Получалось, что, не сняв и четверти фильма, Кордон сумел просадить больше миллиона баксов! Да уж, специалист, нечего сказать!..

При всем при этом лицо Белова не изменилось ни на йоту. Он сдержанно кивнул и совершенно спокойно спросил:

- И сколько нужно еще, чтобы закончить наш фильм?

Кордон вскинул на него совершенно удивленные глаза. Похоже, он никак не ожидал такой невозмутимости.

- Ну не знаю... Вот так, навскидку, трудно... - растерянно промямлил он и вдруг, решившись, выпалил: - Миллиона два, не меньше! А то и два с половиной!..

- Ты их получишь, - тут же ответил Белов.

Физиономия Кордона вытянулась еще больше. Саша смотрел в его вытаращенные глаза и напряженно думал: "Почему он подставляется? Почему так нагло завышает цифры? Хочет на мне наварить? Но он же не дурак, он не может не понимать, что я легко могу про-верить всю его липовую бухгалтерию! И что тогда?.. Нет, здесь явно что-то другое..."

Кордон тем временем пришел в себя. Он отхлебнул из своего стакана и наклонился к Белову.

- Саша, это неразумно! Поверь моему опыту - нет ничего хуже, чем переделывать уже начатое! Это всегда очень дорого и очень хлопотно. А главное - результат все равно, как правило, плачевный! Куда проще и дешевле сделать другой, новый фильм. Уж ты поверь мне, я знаю, что говорю! Хочешь, сделаем совсем другую картину - еще круче "Бессмертных" - и посвятим ее Валере! Ну, хочешь?!..

"Так вот оно что! - тут же догадался Белов. - Он не хочет делать именно этот фильм, картину Фила! Потому и бабки ломит сумасшедшие - надеется, что я сам откажусь! Но почему? Может быть потому что всем известно: "Бессмертные" - проект Фила?.. Или просто назло мне?.."

Белов помолчал и, медленно покачав головой, ответил:

- Нет, Андрей, не хочу. Вся фишка в том, что мне интересна конкретно эта картина. И конкретно потому, что она - проект моего друга, который парится сейчас на больничной койке!

- Саша, прости, но ты просто не знаешь, во что ввязываешься! "Бессмертные" провалятся, понимаешь?! - Кордон откинулся на спинку стула и демонстративно сложил на груди руки. - Нет уж, ты как хочешь, а я в эти игры не играю!

- Значит, отказываешься?

- Да, отказываюсь! - с вызовом вздернул подбородок продюсер. - Любой другой фильм - да за ради бога! А этот - нет, не буду!..

Саша еле сдерживался, чтоб не сорваться. Ненависть к Кордону мутила разум, тисками сжимала горло, мешая дышать. Он выпрямился, расправил плечи и порывисто, глубоко вздохнул. Стало немного легче. Неторопливым, ленивым движением он запустил руку в карман пиджака и достал оттуда сложенный вчетверо бумажный лист. Это была расписка на сто тысяч долларов, выданная когда-то продюсером Филу. Развернув листок, Саша сунул его под нос своему визави.

- Узнаешь?

- Что это?.. - Кордон прищурился, всмотрелся и, узнав документ, выдавил кривую усмешку: - А-а-а... Да я заплачу, Саш! Вот запущу новую картину - и сразу же заплачу! Сто штук - да подумаешь!..

Глаза Белова сузились, мгновенно превратившись в жестокие, колючие точки.

- А ты знаешь, сколько на эти бабки процентов набежало?.. - негромко, со зловещей хрипотцой в голосе произнес он. - Я же тебя, Андрюша, с говном сожру!..

Стало тихо. Кордон, похоже, внезапно вспомнил, что за человек сидит напротив. Сквозь его американский загар проступила мертвенная бледность, на лбу появилась испарина. Он замер и, казалось, перестал дышать - пришибленный, раздавленный, беспомощный, словно кролик перед удавом. Суровый взгляд Белова пришпилил несчастного продюсера к спинке стула, как булавка - насекомое в коллекции энтомолога. Позволив Кордону в полной мере прочувствовать всю серьезность сложившейся ситуации, Саша отвел, наконец, глаза и хмуро повторил вопрос, с которого, собственно, и начал беседу:

- Ну так что, Андрей, мы будем снимать кино?

Стараясь хоть как-то сохранить лицо, тот сделал жалкую попытку улыбнуться.

- Будем, конечно... Ведь от таких предложений невозможно отказаться, верно, Саш?

- Ну вот, совсем другое дело, - кивнул Белов, аккуратно складывая

Кордоновскую расписку и убирая ее в карман. - Приятно слышать слова не мальчика, но мужа! А бумажку эту я тебе отдам, как только картину закончишь.

Кордон молча вертел в руках пустой стакан из-под виски. Он кивнул, не поднимая глаз.

- Теперь о деле, - продолжил Саша. - Как именно ты будешь перекраивать сценарий - мне по барабану. Но одна просьба у меня все-таки есть: Фил должен остаться в картине. Пусть туда войдет не весь отснятый с ним материал, я понимаю - это невозможно, но два-три раза на экране он появится должен обязательно! Это, надеюсь, понятно?

Кордон все так же молча кивнул. Вид он имел совершенно убитый. Саша протянул через стол руку и легонько хлопнул его по плечу.

- Эй, Андрей, держи нос бодрей! - подмигнул он продюсеру. - Ты кончай на меня дуться - нам с тобой еще столько работать вместе!

- Да я понимаю, Саш... - Кордон еще раз попытался улыбнуться - на сей раз это у него получилось уже несколько убедительней. - Раз уж это для тебя так важно...

- Очень важно, Андрей! Очень!.. - Белов встал и протянул продюсеру руку. - Ну, будь здоров! Сегодня же займись сценарием и, пожалуйста, держи меня в курсе!

Попрощавшись, он сделал пару шагов к выходу и, неожиданно остановившись, обернулся назад, к столу.

- Да, чуть не забыл! Смотри, не глупи! Не вздумай снова удариться в бега, не стоит искать приключений на свою задницу! Ты ведь понял меня, да?..

И снова Кордон в ответ только кивнул, еще ниже опустив голову.

XII

Первым о том, что Кордон снова взялся за фильм Фила, пронюхал, естественно, Пчела. Узнал он и о том, с чьей подачи завертелся этот проект. Он позвонил в офис, когда в кабинете у Белова сидел Шмидт, по несколько раз на дню навещавший своего босса в надежде получить, наконец, долгожданный приказ на уничтожение Кордона.

- Саня, мне только что сказали, что ты нанял эту суку доделывать кино Фила! - выпалил Пчела, сразу, без всяких экивоков, взяв быка за рога. - Это правда?!

Белов растерялся. Он собирался рассказать друзьям о своих планах чуть позже, после того, как разберется в еще одном старом блокноте Фила, который он взял у Тамары всего два дня назад. Но тон, которым Пчела задал свой вопрос, не оставлял сомнений - объяснения своим действиям ему придется давать сегодня же.

- Правда, - ответил он после томительной паузы.

- И... и как же это... как же это, черт возьми, понимать? - Пчела, похоже, задыхался от гнева.

- Пчелкин, я вам все объясню, - сказал Саша, в явном затруднении потирая лоб. - Я хотел немного позже, дня через два, но раз уж это дело всплыло... Вот что, бросай все, бери Косматого и приезжай! Я вам все объясню, слышишь?!

В трубке слышалось только тяжелое дыхание друга - Пчела, видимо, переваривал невероятную новость. Наконец он буркнул:

- Ладно, - и следом тут же запиликали сигналы отбоя.

Белов швырнул трубку на стол и вскочил с кресла.

Заподозривший что-то неладное Шмидт неотрывно следил за Беловым, раздраженно метавшимся по кабинету. В его глазах застыл недоуменный вопрос - в чем дело? О его присутствии Саша вспомнил только минуты через три.

- Шмидт, ты иди пока к себе, - хмуро приказал он. - Приедут Пчела с Космосом - все трое ко мне. Да, и скажи там Люде - меня ни для кого нет...

Когда за Шмидтом закрылась дверь, Белов вернулся за стол и выложил на него пухлый блокнот, покрытый коричневой тисненой кожей и перехваченный клапаном на кнопочке - ежедневник Фила.

Они вошли в кабинет без доклада, не дав себе труда даже просто постучать. Впереди - плечом к плечу - мрачные как туча Космос с Пчелой, за ними - явно растерянный Шмидт.

Не поздоровавшись, они расселись вокруг круглого стола в углу кабинета. Все трое молча смотрели на Сашу, ожидая обещанных объяснений.

Он взял коричневый блокнот и бросил его на середину стола.

- Вот, это ежедневник Фила. Если б вы его почитали, вы бы поняли, почему я вместо того, чтобы в первый же день замочить эту падлу, заставил его снова заняться картиной Фила!..

Сидящие за столом тут же уставились на органайзер. Пчела открыл его и небрежно перелистнул несколько страниц.

- И что же, интересно, здесь такого? - спросил он.

- У Фила был план, - приступил к объяснениям Саша. - Он собирался раскрутить производство нового кино для пацанов - без "чернухи", без насилия, без бандюков... Он хотел снимать хорошее, зрелищное, но доброе кино, понимаете?! А "Бессмертные" должны были стать пробным камнем, и от того, каким вышел бы этот фильм, зависело будущее всего проекта. Успех этой картины был очень важен для Фила. Вот почему он завязался на Кордона, хоть и терпеть не мог эту тварь! Кордон - сука, но в своем деле он лучший, настоящий спец...

- Белый, что ты нам эту пургу гонишь?! - не сдержавшись, вдруг взорвался Космос. - Этот спец, между прочим, едва не замочил всех нас! Это из-за него твой друг болтается сейчас между жизнью и смертью! И вместо того, чтобы ответить за все, он будет снимать кино Фила? Да ты, вообще, в своем уме?!

- Успокойся, в своем! - тоже повысил голос Белов. - А ты подумай вот о чем: пройдет полгода, год - не знаю, - и Фил очухается, придет в себя, встанет на ноги. И чем мы его тогда обрадуем, Кос?! Высушенной головой Кордона?! Брошенным фильмом?! Тем, что загубили все его планы, угробили дело, которому он мечтал посвятить жизнь?

- Да откуда тебе знать, чему он обрадуется? - взревел Космос, вскакивая на ноги.

- Оттуда! - Белов тоже заорал в голос и схватил со стола ежедневник. - Потому что я читал это, а ты нет!! И я один знаю, что для Фила важнее!

- Твою мать, Белый, что ты несешь? - Кос подлетел к Саше и сграбастал его за грудки. - Тварь, которая угробила твоего брата, будет жить? Белый, ты либо спятил, либо скурвился!

Подоспевшие Пчела и Шмидт вцепились в Космоса и оттащили его в сторону. Он яростно вырывался и продолжал исступленно, брызгая слюной, реветь:

- Скурвился! Ты скурвился, Белый! Скурвился!

Шмидт обхватил Космоса сзади и закрыл широкой ладонью его рот. Теперь он только мычал, неистово извиваясь в стальных руках Шмидта и помогавшего ему Пчелы. При этом все трое не сводили глаз с Белова.

Саша, тяжело дыша, ответил им тяжелым взглядом исподлобья и, чуть помедлив, отчеканил срывающимся от душившего его гнева голосом:

- Короче, будет так: судьбу Кордона решит сам Фил, когда поправится. А до . тех пор он будет снимать кино. Все!

Он резко развернулся и, шагнув к шкафу, достал оттуда бутылку коньяка и стакан. Не успел он отвернуть пробку, как сзади снова раздался шум. Космос все-таки вырвался. Расшвыривая в стороны стулья и кресла, он кинулся к выходу, выкрикивая на ходу побелевшими от бешенства губами:

- Ссыкуны, лохи, скоты бессловесные! Да чтоб я с вами еще!.. Срать рядом не сяду! -г на пороге он обернулся и рявкнул: - Запомните, вы, я сам его замочу!

Следом с оглушительным грохотом хлопнула дверь, и в кабинете стало не- реально-тихо. Белов, крепко зажмурив глаза, несколько раз провел ладонью по лицу.

- Шмидт, - негромко произнес он, - верни его...

Тот кивнул и бросился вслед за Космосом. Пчела, в отчаянии обхватив голову руками, опустился в кресло. Он не произнес ни единого слова, но его молчание - Саша отчетливо чувствовал это - тоже было осуждающим.

"Ну как им все это объяснить?.. - с тоскливой беспомощностью подумал Белов. - По понятиям - Косматый прав! Но нельзя же все время жить только по понятиям! Нельзя... Нельзя..."

Он подошел к окну и увидел, как из здания выскочил взбешенный Космос. Он сделал несколько стремительных шагов к автостоянке, но тут его настиг Щмидт. Он схватил Космоса за рукав, тот вырвался, они пылко заспорили. И вот уже Космос сцапал Шмидта за грудки, что-то выкрикивая ему в лицо.

Шмидт, одобрительно кивая, подхватил его под руку и попытался вернуть Космоса в офис. Но тот сделал решительный рывок, бросился к своему "мерину" и захлопнул дверцу. Мгновение - и машина пролетела мимо растерянного Шмидта. Тот поднял свою бритую голову на окна Сашиного кабинета и виновато развел руками - видишь, ну что, мол, я мог?..

Белов отвернулся от окна и увидел, как Пчела, запрокинув голову, с громким бульканьем, давясь и обливаясь, жадно лакал его коньяк прямо из горлышка.

- Пчела... - позвал его Саша. - Опомнись, ты что...

Тот словно не услышал. Только допив коньяк до последней капли, он повернулся к Саше и, криво усмехнувшись, спросил:

- Белый, а помнишь, в пятом классе басню учили? "Когда в товарищах согласья нет..." Как там?.. "На лад их дело не пойдет...", да?..

Он поставил пустую бутылку на стол, небрежно вытер рукавом шикарного пиджака мокрый подбородок и, опустив голову, направился к выходу. Уже взявшись за дверную ручку, он обернулся через плечо и с печальной полуулыбкой повторил:

- Не пойдет, Саня... Нет, не пойдет...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Пролог iconВиктор Гурьев Пролог в поучениях
«Пролог в поучениях (репринтное издание)»: Афонский Русский Пантелеймонов монастырь; Москва; 1912

Пролог iconПролог

Пролог iconНиколай Алексеевич Некрасов Кому на Руси жить хорошо часть первая пролог

Пролог iconПролог
Воут – ут заменены на Квиафф – Афф, более по клановски, а смысл на обоих языках понятен

Пролог iconДжеффри Чосер Кентерберийские рассказы Общий пролог Здесь начинается...

Пролог iconПролог
Всемогущий господь вначале создал небо и землю, и все, что к ним относится, а последни

Пролог iconПролог
В любом случае, это лучше, чем ампутация, которую предсказывала миссис Супер-трусиха

Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт

Пролог iconПролог: Обычные дни
Говорят, чтобы понять кого-то, нужно просто посмотреть на содержимое его книжной полки

Пролог iconСценарий (в редакции Луниной А. А.)
Сценарий напечатан по видеозаписи, сделанной на фестивале «Пролог» в ноябре 2006 г

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов