Пролог




НазваниеПролог
страница9/11
Дата публикации22.06.2013
Размер1.35 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

XXX

Утром Белов отправился на завод.. превратившийся на время в съемочную площадку. То, что ему пришлось там увидеть, и впрямь больше походило на какие-то фантастические декорации, чем на нормальный металлургический завод.

Повсюду была полная разруха - выбитые стекла, облупившиеся стены, горы мусора,' ржавых железяк, бетонной крошки и кирпичного боя ...

«Как же так? - растерянно думал Белов, озираясь по сторонам. - Я же помню этот завод - вполне приличный заводик был, полгорода на нем работало. Это ж надо - как Мамай прошел!...»

Съемочная группа расположилась в плавильном цеху, здесь по замыслу сценаристов должны были развернуться ключевые события фильма. На современном заводе, среди огнедышащих печей и рек расплавленного металла, средневековые рыцари устраивали свои последние разборки. Здесь же должна была состояться и финальная, самая многолюдная сцена картины - апофеоз торжества справедливости, окончательная и бесповоротная победа добра над злом.

Вслед за суетливым администратором Саша вошел в цех, и первым человеком, которого он там увидел, был Киншаков - в рыцарских доспехах и с огромным двуручным мечом в руках.

- Сань! - окликнул Белов приятеля. - Здорово!..

- Здорово! - откликнулся тот. - Приехал? Молодец! А я уж думал, что из-за этого дефолта...

Его перебил пронзительный, как автосигнализация, крик ассистентки режиссера:

- Александр Иванович! Ну сколько можно звать?! Идите переодеваться, только вас все ждут!

Киншаков хлопнул Сашу по плечу закованной в сверкающий металл ладонью:

- Извини, дела...

Каскадер ушел, Белов двинулся дальше, но не успел он сделать и десятка шагов, как к нему подскочил Кордон:

- С приездом, Саш! Проходи, устраивайся... Там, возле камеры, кресло тебе поставили, - он махнул рукой куда-то направо и, нацепив на себя озабоченную мину, пробормотал: - Ну где же эти механики, черт бы их побрал...

Продюсер, уже не обращая ни малейшего внимания на Белова, высматривал .кого-то поверх его головы. Вдруг он увидел кого-то и, мгновенно сорвавшись с места, исчез. Саша, недоуменно качнув головой, отправился в противоположную сторону.

В цеху царила невообразимая суета.

Готовились к съемкам финальной сцены, в которой помимо трех десятков актеров должны были сыграть свою роль давно потухшие плавильные печи и прочее заводское оборудование. Печи должны были изрыгать пламя, возле них суетились пиротехники, начинявшие их своими адскими смесями. Костюмеры и гримеры хлопотали вокруг артистов, облаченных в роскошные на-ряды средневековья. В глазах рябило от обилия сверкающих доспехов, парчовых платьев, ярких плащей и пышных плюмажей.

Саша без труда нашел свое кресло и сел в сторонке от беспрерывно снующих туда-сюда киношников и приготовился ждать. По собственному опыту о» уже знал - львиная часть времени на съемках уходит на подготовку. Порой для того чтобы отснять не самый сложный трехминутный эпизод нужно было готовить его чуть ли не сутки, и главная проблема чаще всего заключалась в какой-нибудь досадной мелочи.

Подобная ситуация, как вскоре понял Саша, сложилась и сейчас. К съемкам было готово все, кроме одной детали. По замыслу режиссера встреча двух противоборствующих сил проходила на фоне огнедышащих печей. Но этого ему показалось мало. Режиссер хотел, чтоб над актерами во время действия проплывал, разбрасывая водопады искр, ковш с якобы жидким металлом. Ковш был на месте, пиротехники уже начинили его всем необходимым, вот только двигаться он не желал. От многолетнего бездействия в его механизмах что-то заело, в результате чего несчастный ковш только дергался, как паралитик, и ни с места.

Наверху, под крышей цеха, уже копошились механики и электрики, пытаясь оживить механизмы ковша, но пока толку от их суетни было немного.

- «Это надолго ... » - решил Белов и вышел из цеха.

Около часа он бродил по заводской территории, не уставая удивляться тому, что огромный завод, производивший тысячи тонн металла и дававший сотням людей работу, оказался просто выброшен на свалку, как прохудившаяся кастрюля.

«Интересно, - невольно прикидывал Саша, - сколько надо вложить в эту махину, чтобы ее снова запустить? И будет ли от этого толк...»

Когда он вернулся в цех, механизм ковша был уже реанимирован. Заводской инженер показывал ассистенту Кордона как управлять его движением. Рядом с кислой физиономией стоял сам продюсер.

- Эта кнопка - вперед, эта - назад, а красная - стоп ... - тыкал он в кнопки массивного пульта на длинном гофрированном шланге. Ковш, подчиняясь командам, с надрывным гудением елозил по стальному рельсу под потолком цеха. - Смотри только дальше третьей печи не заезжай! - предупредил инженер. - Там крепления сгнили совсем, могут не выдержать ...

Саша прошел мимо них и сел в свое кресло. Осветители уже включили свои прожектора, оператор склонился к камере, актеры замерли на исходных позициях, пиротехники посматривали на режиссера, готовые в любую секунду запустить свои фейерверки. Все было готово, с минуту на минуту должна была начаться съемка.

- Внимание! - прогремел усиленный мегафоном голос режиссера. - Всем приготовиться к съемке! Пиротехники, начали!

В плавильных печах вспыхнул огонь и валом повалил рыжий дым, из ковша посыпались искры.

- Камера! - рявкнул режиссер. - Актеры, начали!!!

Две группы актеров двинулись навстречу друг другу.

- Пошел ковш!

И ковш, разбрасывая искры, действительно, поплыл над цехом.

Актеры встретились и о чем-то жарко заспорили. Со своего места Саша не мог разобрать, в чем там было дело. Впрочем, это было не важно - рядом с актерами работали еще две камеры. Минута - и рыцари вытащили из ножен мечи, дамы бросились в стороны. Там, похоже, назревала конкретная рубка.

Ковш тем временем достиг противоположной стены, остановился на мгновение и не спеша двинулся обратно.

А посредине цеха уже мелькали мечи. Рыцари, разбившись на пары, осыпали друг друга градом ударов. Среди двух десятков дерущихся сноровкой и статью выделялся Саша Киншаков, его соперникам явно приходилось не сладко. Несколько рыцарей уже пали, та группа, заводилой в которой был Киншаков, одерживала верх. Противники пятились, теряя все новых и новых бойцов.

в это время над ними проплыл ковш, осыпав тысячью искр все еще сражающихся и неподвижные тела «убитых». Миновав место боя, ковш продолжил движение. Теперь он полз прямо на Белова, который сидел в одиночестве, чуть в стороне от остальной группы, столпившейся возле камеры и режиссера.

Вот ковш миновал третью печь, о которой предупреждал заводской инженер. Останавливаться он и не думал. Саша посмотрел налево - туда, где с пультом управления ковшом находился ассистент Кордона. Но того паренька на месте не было. Вместо него с черным пультом в руках стоял сам Кордон.

Ковш был уже метрах в десяти от Белова.

Он двигался теперь с надсадным, пронзительным скрежетом. Саша поднял глаза - рельс, по которому полз ковш, трясся словно в ознобе.

Саша уже отрыл рот, чтобы остановить Кордона, и в эту секунду он вдруг перехватил его короткий, быстрый взгляд, брошенный через плечо. Всего одно мгновение они смотрели друг другу в глаза, но этого мгновения Белову хватило с лихвой, чтобы понять все о намерениях Кордона.

Продюсер не собирался останавливать ковш. Наоборот, с мстительным нетерпением он ждал того 'момента, когда, ударившись о ступор на конце рельса, массивный ковш сорвет прогнивший крепеж и рухнет вниз - прямо на голову Белова! ..

Бежать! - была его первая мысль.

Саша взглянул вверх - рельс ходил ходуном, а до удара о ступор ковшу оставалось не более трех метров! Но вместо того, чтоб сигануть с кресла, Белов лишь подался вперед и поджал под себя ноги, приготовившись к решительному рывку, как спринтер на стартовых колодках.

Он не спускал глаз с ковша. Еще полтора метра, еще метр, еще ...

Удар! Страшный скрежет! Сверху, прямо в глаза, полетели ошметки ржавчины и известковая пыль. Рельс перекосило, но ковш - о, чудо! - все-таки удержался!

Кордон стоял к Саше спиной, он ждал удара ковша об пол, но удара все не было ...

Белов медленно встал, смахнул со лба выступивший пот и шагнул к продюсеру.

- ЧТО же ты, Андрюша, чужую технику ломаешь? Так и до беды недалеко ... - угрюмо сказал он, хлопнув Кордона по сгорбленной спине. - Нехорошо, дружок, нехорошо ...

Кордон не шевелился, он словно превратился в соляной столб. Саша вздохнул и направился к выходу из цеха. Больше ему здесь делать было нечего.

ХХХI

На следующий день доснимали последние крупные планы и прочую мелочевку. По всему выходило этот день - последний. На съемочную площадку потянулись все без исключения киношники, ведь после завершения съемок ожидалась традиционная грандиозная пьянка.

На брошенный завод не пошел только один человек - Белов. ОН сыт был кинематографом по горло. Вместо этого Саша отправился гулять по городу.

Он шел знакомыми улицами - и не узнавал их. Абсолютно на всем вокруг лежала печать запустения и упадка. Белова окружали стены домов с давно облупившейся краской, покосившиеся заборы, мусор и грязь, асфальт под его ногами был испещрен колдобинами, в которых стояла мутная вода.

А еще его удивило то, что на улицах было совсем мало людей, а те, что попадались Саше навстречу, все были мрачными и озабоченными. Молодежи не было видно совсем.

Рыночная площадь, где восемь лет назад Саша с приятелями шерстил «челноков», была пуста, если не считать трех скособочившихся, заколоченных ларьков. В единственной действующей палатке скучала одутловатая тетка, работы у нее, судя по всему, было немного. Она мазнула по Белову блеклым, равнодушным взглядом и исчезла в глубине своей будки.

Городской парк зарос настолько, что какой-нибудь чужак мог запросто принять его за обычный лес. О том, что кота-то здесь отдыхали люди, говорили только ржавые остовы качелей и каруселей. Саша прошел дальше - к танцплощадке, вокруг которой когда-то кипели жуткие страсти. Здесь местные пацаны клеили девчонок, дрались, устраивали разборки ... Теперь сквозь прогнившие доски танцплощадки проросли кусты шиповника и тонкие прутики молодых березок ...

Выйдя из парка, Белов отправился на поиски теткиного дома. Эта часть города была застроена частными деревянными домами. Когда-то Саше нравилось бродить среди этих домиков. Каждый из них чем-то отличался от остальных - яркими ли наличниками, необычным флюгером или затейливыми резными подзорами. Теперь все они были похожи друг на друга, как бомжи-близнецы, - одинаково почерневшие, покосившиеся. неухоженные. Многие дома были и вовсе брошены хозяевами - окна на них были заколочены или выбиты, а участки порой позарастали так, что и сами дома разглядеть было непросто.

Из-за этого унылого однообразия Белов не сразу нашел нужную улицу, Теткин дом тоже оказался брошенным. Эта избушка, и в прежние-то времена выглядевшая весьма скромно, теперь и вовсе, казалось, вросла в землю, окна были выбиты, не было даже рам. Шиферная крыша зияла огромными дырами. Довершали эту печальную картину заросший палисадник и завалившийся забор.

«Надо бы узнать, что с теткой ...» - вяло подумал Белов.

Он направился к соседнему дому и вдруг остановился. Прямо у калитки соседей лежал смердящий. полуразложившийся собачий труп. К горлу подкатила тошнота. Саша отвернулся и торопливо пошел прочь.

Тетка умерла - это было ясно как день, а искать ее могилу на таком же заброшенном, как все в этом городе, кладбище Белову совсем не хотелось. Он шел по улице и в который уже раз задавал себе один и тот же вопрос - как могло случиться, что живой город всего-то за восемь лет превратился в город-призрак. в грязную свалку, в подобие кладбища.

Он миновал заколоченный Дом культуры, здание городской милиции, которое когда-то обходил за версту и вышел к автостанции. Здесь, по местным меркам, было многолюдно. Работало несколько ларьков, стояли бабульки с овощами, семечками и прочей ерундой, возле обшарпанной пивнушки кучковались местные алкаши.

Белов пересек площадь, направляясь к гостинице, и вдруг услыхал хриплый окрик

- Твою мать! Белый!

Саша обернулся - к нему от пивнухи, слегка пошатываясь, шагал какой-то скрюченный мужичонка, болезненно-худой, небритый и лохматый.

- Белый, кореш! - радостно повторил алкаш, подойдя вплотную.

Сашу обдал отвратительный смрад многодневного перегара. Он слегка попятился, уклоняясь от намеревавшегося облапить его мужичка и кисло улыбнулся:

- Я-то Белый, а вот ты кто?.

Пьяница по-бабьи всплеснул руками и заорал:

- Да ты что, Белый, старых корешей не при-знаешь, ешкин дух?!

- Ешкин дух» - эта словечко-паразит всегда вертелось на языке Ферзя, одного из ближайших помощников Боцмана ...

«Не может быть! - растерянно думал Белов, вглядываясь в жалкого алкаша, радостно осклабившегося в гнилозубой улыбке. - Это-Ферзь?! - В то, что высокий красавец и балагур Ферзь, который был всего-то года на три старше Саши, превратился в этого сутулого, беззубого, с седоватой щетиной старика, поверить и в самом деле было трудно.

- Ферзь?. - наконец неуверенно произнес он.

- Точно, ешкин дух! Угадал! - восторженно выкрикнул тот и, подхватив Сашу под руку, чуть ли не волоком потащил его к пивной. - Ну пойдем, Белый, такую встречу грех не обмыть!

Ошарашенный Белов не успел и глазом моргнуть, как оказался в тесной, вонючей пивнушке.

- Давай бабки, Белый! - орал ему в ухо Ферзь. - Сейчас загудим! Давай бабки, ешкин дух!

Саша покорно достал бумажник, и на грязном столе мгновенно появились кружки с пивом, водка, ржавая селедка на бумажных тарелках ...

- Ну, со свиданьицем, Белый! - Ферзь чокнулся с Сашей и разом заглотил полстакана водки. Запив это дело пивом, он снова потянулся к бутылке.

- Притормози-ка, Ферзь, - перехватил его руку Белов. - Не гони ... Расскажи сперва, как пацаны, где сейчас Боцман ...

Ферзь сунул в рот «беломоринуь, выпустил вверх струю едкого дыма и невесело усмехнулся:

- На том свете Боцман! Помер, ешкин дух, от туберкулеза на зоне. Еще два года назад ...

- А остальные? Зяма, Бивень, Татарин, Горыныч?.

- Эх, Белый ... - повесил голову Ферзь. - Никого, ешкин дух, не осталось! Кто срок схлопотал, кто пулю, кто перо, кто вообще сгинул неизвестно где ... Один я остался, ешкин дух, один я ...

Ферзь плеснул себе еще полстакана и выпил. Саша видел, что он, как и все хронические алкоголики, стремительно, прямо на глазах, пьянел.

- Ферзь, а что с городом стало? - спросил он. - Почему везде разруха-то такая жуткая?. - А тебе какое дело?! - закатив глаза, вдруг гневно прорычал тот. - Хрен ли тебе здесь надо?! Ты кто, вообще, такой, а?

Промычав еще что-то нечленораздельное, Ферзь уронил голову на стол и затих. Саша огляделся - столпившиеся вокруг стола алкаши с тоской, как голодные собаки, смотрели на оставшуюся выпивку. Он встал и вышел на улицу.

- A действительно, хрен ли мне здесь надо?. - вдруг подумал он. - Какого черта я сюда приперся!»

С кристальной ясностью Белов понял: все, что он делал последние полгода, - глупая, никому не нужная суета. Разве нужен сейчас Филу этот дурацкий фильм? Разве о нем болит его душа, блуждающая в неведомых далях между жизнью и смертью? Нет, конечно! Сто тысяч раз - нет! И если уж быть до конца честным, то надо признать: это его личная безумная гордыня и носорожье упрямство заставили Сашу снимать этот фильм наперекор всему, выбрасывая сотни тысяч на ветер и выкручивая руки подонку Кордону. А еще - непреходящее, мучительное чувство вины перед Филом. Ведь именно из-за него, Белова, Фил подался в криминал. Он привык верить другу .во всем, поверил и в этом ... И что в итоге? А в итоге он подорвался на бомбе, предназначенной для Белова. Гнетущая мысль о ТОМ, что Фил оказался в коме из-за него, грызла Сашу все время после взрыва на набережной, и скорее всего именно она стала толчком всей этой глупой, хлопотной и совершенно бесполезной истории с фильмом.

«И что же мне теперь делать...» - тоскливо думал Белов, подходя к гостинице.

На пустой стоянке сиротливо стоял «бумер», выделенный ему братьями Боричевыми, Решение созрело мгновенно. Саша подошел к шоферу, скучавшему у автомобиля, и хмуро приказал:

- Заводи свою колымагу, сейчас поедем ... Через полчаса черный БМВ покинул Североуральск, увозя в своем салоне Белова, как казалось ему - навсегда.

В Екатеринбурге Саша снова попал в руки гостеприимных братьев, но на этот раз возражать против «культурной программы» он не стал.

Стараясь заглушить ноющую в груди тоску, он бросился в загул, как в омут. За неделю, проведенную в охотничьих угодьях Боричевых, Белов выпил, наверное, бочку спиртного самых разных сортов и видов.

Наконец, устав от пьянства и заполучив вместо душевного покоя одну только головную боль, он сел в самолет и полетел домой, в Москву.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Пролог iconВиктор Гурьев Пролог в поучениях
«Пролог в поучениях (репринтное издание)»: Афонский Русский Пантелеймонов монастырь; Москва; 1912

Пролог iconПролог

Пролог iconНиколай Алексеевич Некрасов Кому на Руси жить хорошо часть первая пролог

Пролог iconПролог
Воут – ут заменены на Квиафф – Афф, более по клановски, а смысл на обоих языках понятен

Пролог iconДжеффри Чосер Кентерберийские рассказы Общий пролог Здесь начинается...

Пролог iconПролог
Всемогущий господь вначале создал небо и землю, и все, что к ним относится, а последни

Пролог iconПролог
В любом случае, это лучше, чем ампутация, которую предсказывала миссис Супер-трусиха

Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт

Пролог iconПролог: Обычные дни
Говорят, чтобы понять кого-то, нужно просто посмотреть на содержимое его книжной полки

Пролог iconСценарий (в редакции Луниной А. А.)
Сценарий напечатан по видеозаписи, сделанной на фестивале «Пролог» в ноябре 2006 г

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов