АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей




НазваниеАУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей
страница1/14
Дата публикации06.07.2013
Размер2.25 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Вопреки
Авторы: Lonely Heart и Naerin
Бета: NecRomantica
Фанарт: cato
Жанр: романс, драма
Пейринг: Джаред/Дженсен
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: АУ, ООС, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей.
Дисклеймер: Дженсен и Джаред принадлежат себе и друг другу. Некоторые тюремные реалии позаимствованы у Стивена Кинга и создателей сериала «Prison Break».
Саммари: Говорят, жизнь в тюрьме меняет человека до неузнаваемости. Дженсену Эклзу придется убедиться в этом на собственном опыте. Оказавшись за решеткой, он сразу же становится предметом интереса главаря одной из местных банд. Неожиданно у него появляется защитник – Джаред Падалеки, замкнутый одиночка, отбывающий пожизненный срок. Как сложатся отношения двух человек, у которых на первый взгляд нет ничего общего, сможет ли Дженсен простить Джареду вынужденную боль, и сумеют ли они вопреки всему стать друг для друга чем-то большим, чем просто сокамерники?
Благодарности: Огромное спасибо NecRomantica за идею фика и вычитку текста, cato за великолепную визуализацию, ~Stella_Mayfair~ за консультации по финансовой части, нашим первым читателям Черчиль,~Индиго~, KENENIEL и espanola_19 за тапки, а также всем, кто поддерживал нас морально. Без вас этот фик был бы совсем другим.




Округ Карнс, Техас, США. Март, 2008 г. 
Главное здание тюрьмы выглядело, в общем-то, так же, как и любое другое здание тюрьмы. Не зловещее, но достаточно угрюмое и мрачное, ровно в той степени, чтобы создать нужное впечатление у заключенных, отбить у посетителей желание попасть туда, и чтобы находящиеся тут по долгу службы не впадали в депрессию.
Люди вокруг выглядели именно так, как и должны выглядеть люди, для которых тюрьма на короткое и не очень время станет домом, а для некоторых – как для Джареда Тристана Падалеки – последним пристанищем в этой весьма дерьмовой жизни. Выражения лиц заключенных были, в основном, унылыми, отрешенными или просто сонными.
Джаред еще раз окинул задумчивым взглядом здание тюрьмы, ловя последнюю возможность посмотреть на него с «этой» стороны. Но долго наслаждаться красотами ему не позволили.
- А ну, пошевеливайся! Чего встал?
- Охранники, как всегда, чертовски вежливы, - пробормотал тучный мужчина, идущий по правую руку от Джареда. Тот лишь усмехнулся в ответ, за что немедленно получил тычок под ребра.
- Я что сказал? - голос конвоира повысился настолько, что, казалось, еще немного, и он завизжит.
- Тише, Томми, у меня от твоих воплей уже голова раскалывается, - лениво произнес его напарник.
- Но я не...
- Давай лучше побыстрее разделаемся с этими молодчиками, а потом отправимся в бар и пропустим по кружке пива.
- И то правда, - уже спокойнее согласился Томми и, все же не удержавшись, прикрикнул на вытянувшийся строй заключенных.



- Итак, дамы, добро пожаловать в тюрьму строгого режима имени Джона Коннели. С сегодняшнего дня это очаровательное место – ваш новый дом. Для кого-то временный, а для кого-то… – начальник охраны, представительный мужчина лет пятидесяти, многозначительно ухмыльнулся. – Меня зовут Генри Ньюман, и я настойчиво рекомендую вам не злить меня. А теперь я попрошу вас проследовать за этими милыми джентльменами, - он указал на охранников, - и выстроиться в шеренгу.
- Ну, все, типа, как и ожидалось, - пробормотал Джаред себе под нос.
Мужчина, идущий чуть впереди, странно покосился на него, но ничего не сказал, а его сосед, симпатичный парнишка с огромными голубыми глазами, наоборот, испуганно уставился и тихо спросил:
- Как думаешь, будет очень хреново?
Джаред усмехнулся:
- Не ссы, чувак, все будет в порядке, главное – не давать себя в обиду.
- Да, но… - начал паренек, но его прервал зычный голос начальника охраны.
- Всем стоять. Когда я произнесу вашу фамилию, вы сделаете шаг вперед, затем я назову номер, и охранник проводит вас к вашей новой «квартире», - начальник охраны усмехнулся на последних словах. – Вам все ясно? – стоящие в ряд заключенные кивнули. – Я не слышу, вам все ясно?
- Да.
- Да, что?
- Да, сэр!
- Вот, это уже другое дело. Итак: Джонсон, номер 783…



Джареду досталась камера с довольно символичным номером 1313. Вообще-то ему всегда было плевать на суеверия, но сейчас почему-то вспомнились страшилки, которые пугали его в детстве. А новый сосед своими рыжими волосами и глубоко посаженными мутно-голубыми глазами здорово напоминал забияку Ренди, который был тем еще ублюдком. Джаред решил быть настороже.
- Уилл Картер. Но друзья зовут меня просто Картер, - слишком жизнерадостно, чтобы поверить в его искренность, улыбнулся сокамерник.
- Джаред, - Падалеки хотел проигнорировать протянутую руку, но, вспомнив о множестве условностей тюремного мира, решил этого не делать. Несмотря на отвращение – а к Картеру Джаред испытывал именно его – «ритуальный танец» нужно было исполнить, чтобы все остались целы, насколько это возможно.
- Просто Джаред? И все? – искреннее изумление Картеру удалось плохо, так же, как и вежливый интерес, не вполне уместный в данной ситуации.
- Просто Джаред, - отчеканил Падалеки и, стараясь говорить как можно спокойнее, добавил с легкими вопросительными интонациями. – Я займу эту, раз она свободна, - он забросил вещи на верхнюю койку.
- Ты уверен, малыш?
Джаред напряженно замер и, не поворачиваясь, четко произнес:
- Я не малыш.
- Да неужели? – усмехнулся Картер и положил руку ему на плечо.
Джаред медленно повернулся.
- Отцепись, - сказал он.
- Что?
- Руку убери, - спокойно ответил Падалеки, хотя все внутри клокотало от с трудом сдерживаемой ярости и отвращения, вызванного прикосновением грязноватых пальцев.
- Прости, не расслышал. Ты что-то сказал, детка?
- Я сказал, - едва сдерживаясь, произнес Джаред, - убери от меня свои поганые лапы, а то пожалеешь.
- Ой, посмотрите, щеночек скалит зубы! Какой храбрый звереныш! – Картер громко заржал.
- Давай решим все мирно? – предложил Джаред. - Ты отъебешься от меня, а я оставлю твою физиономию целой.
- Отъебусь? Не раньше, чем я трахну тебя, детка. Вот когда я наебусь, тогда и отъебусь, хотя не думаю, что это произойдет быстро, ты у нас свеженькое мясцо, - Картер похотливым взглядом окинул фигуру Джареда. Того передернуло от отвращения, но сокамерник, по всей видимости, принял это за страх. – Правильно, детка, бойся меня, так будет лучше для всех, в особенности, для твоей сладкой задницы. И мне будет спокойней, не люблю, знаешь ли, строптивых девочек, пусть лучше боятся, так гораздо…
Джаред не стал дослушивать и, воспользовавшись увлеченностью Картера, вырвался из цепкой хватки, мгновенно оказался у него за спиной и, заломив руку, припечатал лицом к стене.
- Гнида, - прохрипел Картер. – Да я тебе…
- Заткнись, мразь! - Картер затрепыхался, пытаясь вырваться, и Джаред прижал его к стене еще сильнее. – Я, кажется, попросил вежливо. Или до тебя не доходит?
- Пусти, сука!
- Неправильный ответ, - Джаред встряхнул Картера. Тот ничего не ответил, поэтому Падалеки весьма ощутимо приложил его об стену и отпустил, просто уронив на пол, а сам отступил. С отвращением посмотрев на свои руки, он направился к умывальнику, чтобы смыть с них грязь.
На самом деле, Джаред понимал, что не прав. По-хорошему, чтобы ублюдок больше не полез, его надо было отмудохать, как следует. Этого требовали все инстинкты, но как-то тихо и невнятно, приглушенные хорошей жизнью, где можно было позволить себе быть человеком, а не зверем. И Джаред не собирался снова скатываться в пропасть, вылезти из которой ему в свое время все же удалось, хотя и с огромным трудом. К тому же, ему не хотелось нарываться на неприятности с первых минут пребывания в этом месте.
«Только идиот будет метить чужую территорию, не разведав, что да как, запомни это, Джей». Это было сказано давно и совсем по другому поводу, но слова очень хорошо врезались в память и не раз помогли избежать неприятностей, поэтому Джаред и сейчас решил внять мудрому совету. Мало ли, кем был Картер. Не исключено, что он местный авторитет, хотя вряд ли, с такими-то повадками. Но вероятность, пусть и мизерная, все же существовала. Джаред слишком дорожил своей шкурой, чтобы выебываться и строить из себя крутого – жизнь, кто бы что ни говорил, не очень любила наглых и самоуверенных и часто их обламывала. Особенно в тюрьме.
Он тщательно намыливал руки жестким серым мылом и с остервенением тер кожу, почти до красноты. Шум воды успокаивал, расслаблял, словно с белой пеной в сток утекало и плохое настроение.
Первый выпад Джаред едва не пропустил, лишь в самый последний момент уйдя в сторону. В итоге, удар, который должен был свалить его, пришелся в пустоту. Падалеки не мешкал, пока Картер поворачивался, он успел отступить еще на шаг назад и поэтому легко поймал кулак, несущийся ему в лицо. Он двинулся вперед, намереваясь заломить противнику руку за спину и обезвредить, но тот тоже оказался не из слабых и вырвался.
Джаред с сожалением подумал, что ему все-таки не удалось избежать драки.
Они стояли друг напротив друга, как стрелки в вестернах, выжидая, кто же ударит первым. В конце концов, Картер не выдержал. Он с глухим рыком кинулся на Джареда, который, не пытаясь уйти в сторону, увернулся от локтя противника и ударил его в живот. Тот резко выдохнул и, выпучив глаза, удивленно уставился на Джареда. Падалеки решил, что Картер нечасто получал отпор. У Джареда были боевые навыки, приобретенные во множестве потасовок, и в обычной ситуации для него не составило бы труда завалить противника быстро, без лишнего шума и повреждений. Но в тесноте камеры, с его габаритами двигаться свободно было не так уж просто – от «без повреждений» пришлось отказаться. Потасовка получилось короткой и совершенно неубедительной, по мнению Джареда, хотя надо было отдать должное противнику: тот все же сумел пару раз его зацепить.
- Да что ж ты за тварь такая? - просипел Джаред, удерживая Картера в захвате.
- Привыкай, детка, - немного истерично хихикнул Картер. – Мы все здесь дикие звери, хищники, так что не советую задирать нос.
Джареду это надоело, он выпустил противника и, едва тот развернулся, со всего размаху ударил его в солнечное сплетение. Картер на мгновение замер, а затем мешком рухнул на пол, инстинктивно сворачиваясь в комок. Джаред посмотрел на поверженного противника со смесью жалости и презрения.
- Вы не звери, - произнес Джаред с отвращением. – Вы гораздо хуже.
Присев на корточки, он посмотрел на скорчившегося на полу человека, который все еще прикрывался руками, чтобы защититься от ударов. Картер представлял собой жалкое зрелище: еще несколько минут назад грозный и полный самодовольства, теперь он выглядел, как побитая собака, которой, в сущности, и являлся.
Джаред не мнил о себе слишком много, сознавая, что после такого в покое его не оставят. Он был достаточно умен, чтобы понимать, что сегодня, сейчас все только началось. Джаред не понаслышке знал, что новеньких в тюрьме обязательно прощупывают – присматриваются, оценивают, что они собой представляют, а потом уже берут в оборот. И не отпускают до тех пор, пока новичок не занимает какое-то определенное положение в тюремной иерархии. Но обычно все происходило не сразу. А Картеру, видимо, было совсем невтерпеж, раз он решил действовать вот так сразу, да еще и самостоятельно. За что и поплатился. И ситуация теперь складывалась достаточно хреновая.
Джаред не питал иллюзий: обо всем, что произошло, станет известно уже завтра, а, может, и сегодня же, скорее всего, буквально сейчас – в тюрьме слухи распространяются очень быстро. Если его сокамерник представлял собой что-то более-менее значимое, имел хоть какой-то авторитет, а не был просто отморозком, у которого засвербело в одном месте, то с завтрашнего дня у Джареда начнутся большие проблемы. Тех, кто отказывается подчиняться, да еще и показывает зубы в ответ, за решеткой не любят. Джаред покоряться не хотел, он никогда этого не делал и начинать не собирался. А это означало только одно – придется драться.
- Ничего страшного, - пробормотал он себе под нос. – Эй, ты, - Джаред пихнул все еще лежащего неподвижно сокамерника, тот дернулся и посмотрел на него с ненавистью. Джаред усмехнулся. – Ну и жалкое зрелище. Ты даже на зверя не тянешь, овца трусливая. Сидел бы себе и тихо траву жевал, так нет же - возомнил себя крутым.
- Я тебя еще достану, - прохрипел Картер.
- Ага, ну да, - с притворной беззаботностью отозвался Джаред. Он переключился на более важные в данный момент вещи, прикидывая, как же уместится на тюремной койке стандартного размера при своем-то росте. Впрочем, Картера из виду не выпускал, надо всегда быть начеку. Джаред поднялся на ноги и для пробы залез на постель, вытянувшись во весь рост. К его удивлению, он поместился на ней полностью. – Супер, хоть ноги не будут свисать.
- Ты меня слышишь, тварь? - почти прорычал Картер. – Я тебя еще достану, по стенке размажу. Ты еще станешь раком передо мной.
- Как сегодня, что ли? – полюбопытствовал Джаред и перевернулся на бок, чтобы было удобней смотреть на скорчившегося человека.
- Сука, - прохрипел сокамерник. Он попытался встать, но ничего не получилось, и он с глухим вздохом осел на пол.
- Я, по ходу, тебе пару ребер сломал, ну, или они треснули. Так что будь осторожней, - видя, что Картер не оставляет попыток подняться, Джаред слез с койки и подошел к нему. – Тебе помочь?
- Сука, да я тебя урою, ублюдок! А даже если и не я, то другие… мои друзья… у меня есть друзья! – с вызовом произнес Картер. – Они покажут тебе твое место, тварь!
Джаред некоторое время смотрел на Картера, а затем не удержался и засмеялся. Громко, искренне, запрокинув назад голову.
- Чего ты ржешь, мразь?! Весело, да? Ну, так это только сейчас, веселись, пока можешь, посмотрим, как ты завтра запоешь.
Смех Джареда как будто обрезало, он наклонился к Картеру и схватил его за волосы, оттягивая голову назад, заставляя посмотреть себе в глаза.
- Звери, говоришь, да? Так вот, урод, может, ты с твоими дружками и звери, но я и поступать с вами буду соответственно – как зарвавшихся шавок, бить с носка, чтобы знали свое место. Ты понял, сука? Отвечай! – с каждым словом Джаред все сильнее встряхивал Картера, так что к концу его речи тот болтался у него в руках с закрытыми глазами, как тряпичная кукла. Джаред поморщился и отпустил сокамерника, испытывая к нему все большее отвращение, а затем развернулся, забрался на свою койку и вскоре заснул.



На следующий день Картера перевели, Джаред узнал об этом уже после завтрака и очень удивился, что не загремел в одиночку, но, очевидно, у охранников на этот счет были свои соображения. Нельзя было сказать, что он сильно расстроился, но взгляды, которыми его провожали, заставляли невольно убыстрять шаг, ему приходилось постоянно себя одергивать, чтобы не оглядываться. Все инстинкты буквально вопили: «Осторожно! Опасность!». Но поддаваться им было нельзя. Позволить слабость сейчас было равносильно самоубийству. Радоваться первой победе было слишком неосмотрительно и глупо. Еще рано.
В целом, день прошел без особых происшествий, если не считать пары неуклюжих, слишком откровенных попыток его спровоцировать, на которые Джаред никак не отреагировал. Но ближе к вечеру, как раз после ужина, в достаточно темном закоулке ему преградили дорогу трое верзил, один из которых лениво поигрывал ножичком. Краем глаза Падалеки уловил в отдалении еще двоих. Надо было действовать быстро и решительно, иначе его просто задавят количеством, и никакое знание боевых приемов не спасет.
Судя по всему, нападавшие не ждали, что их жертва настолько быстро сориентируется в ситуации. Поэтому, когда Джаред рванул вперед и ударил одного из громил кулаком в нос, тот даже не успел защититься. Двое его дружков шарахнулись в сторону, явно изумленные таким безрассудным поведением. Ведь если подумать здраво, это было чистейшей воды безумием – один против пятерых в замкнутом пространстве. Шансы практически нулевые. Но Падалеки рискнул, и ему повезло: воспользовавшись драгоценными секундами замешательства амбалов, он сумел вырубить второго, а затем и третьего, который, наконец, очнувшись, рванул на него. К тому моменту, когда подоспело подкрепление, за спиной Джареда была стена, а в ногах валялись трое обезвреженных громил. С прикрытыми тылами было гораздо спокойней.
Джаред не стал ждать, пока подоспевшие нападут – он сделал это первым, как только они приблизились на достаточное расстояние, помня, что нападение – лучшая защита. Сначала ему даже повезло: он без проблем отправил в нокаут первого нападавшего, а вот со вторым пришлось туго. Хлипковатый на вид парень, едва достающий ему до плеча, оказался весьма умелым и опытным бойцом. С ним Джареду, имевшему обширный опыт уличных боев и владевшему некоторым количеством профессиональных приемов, оказалось очень сложно справиться. Потому что в настоящем бою сила играет не первостепенную роль. А потом удача окончательно ему изменила: только он собрался провести комбинацию, которая должна была отправить его противника в отключку, как очнулся один из тех, кого он вырубил раньше. Переключивший все внимание на противника Падалеки понял, что у него кто-то за спиной, слишком поздно: лишь когда тонкое лезвие самодельного ножа полоснуло его по боку, заставив невольно шарахнуться в сторону, прямо на несущийся к лицу кулак. Удар, к счастью, пришелся по касательной, задев скулу, но абсолютно неощутимым его все равно нельзя было назвать. На короткое мгновение у Джареда все поплыло перед глазами, этого времени и его замешательства вполне хватило для того, чтобы вооруженный громила нанес второй удар ножом, который на этот раз вошел глубже, вспарывая кожу и царапая ребра. Боль оглушила, волной накатила паника, а за ней последовал огромный выброс адреналина в кровь. Опасный коктейль подействовал, как невероятно мощный допинг, и Джаред полностью утратил контроль.
Он дрался, как раненый зверь, загнанный в ловушку, из которой только один выход – смерть врагов. Это не был вопрос чести и достоинства – это был вопрос выживания. Самым главным было устоять на ногах: Джаред знал, что если сейчас упадет, то потом вряд ли сможет подняться. Он наносил удары практически вслепую и только по болезненному ощущению на наверняка сбитых костяшках знал, что не промахивается. Его противники тоже не промахивались: удары сыпались градом, от одних ему удавалось уйти, от других – нет. Он продолжал драться, когда услышал топот множества ног, означавший приближение охраны. Он продолжал драться, даже когда ему заломили руку за спину и попытались оттащить в сторону. Он, не глядя, нанес удар локтем и почувствовал почти животный восторг, когда нападавший выпустил его. Но свобода продлилась всего мгновенье, потому что на Джареда набросилось сразу несколько человек, и, так как он не прекратил вырываться, его частично оглушили ударом дубинки.
- Сильный, тварь, - услышал он словно издалека.
- Не то слово, - отозвался второй охранник. – Раскидал громил Томсона, как младенцев.
- Парень явно метит в авторитеты.
Кто-то хмыкнул, и Джаред почувствовал, как его потянули за волосы, задирая голову. Все еще разъяренный после схватки, он невольно оскалился.
- Ого!
- Аккуратно, а то еще укусит.
Охранники засмеялись.
- Так что с ним делать?
- Сначала в лазарет, потом в карцер.
- Стандартная процедура.
- Стандартней некуда.
Джаред чувствовал, что его куда-то тащат, но куда именно, он понять не мог, слишком занятый тем, чтобы не провалиться в темноту. Перед глазами все плыло, кровь молотом стучала в ушах, а боль то притуплялась, то возвращалась яркими, острыми вспышками. Он дернулся, когда зацепился за что-то ногой, но его сразу же довольно сильно встряхнули.
- Ух, какой тяжелый!
- При таком росте неудивительно. Он, наверное, под сотню килограммов весит.
- Но все равно парень молодец. Сразу поставил себя, как надо. Как он Картера…
- Это еще не показатель. Посмотрим, что дальше будет. Его вполне могут этой ночью в лазарете прирезать.
- Не думаю, что он так просто сдастся. Он же дрался, как зверь.
- Когда ты под завязку накачан лекарствами, то особо не помашешь кулаками.
Джареда весьма неаккуратно вписали в поворот, так что он ударился порезанным боком, невольно застонав. Удар на короткое мгновение вернул ясность мысли и оглушил болью, разлившейся по всем телу.
- Что такое?
- Черт, у него кровища хлещет!
- Давай быстрей, Чак, а то еще окочурится у нас на руках, проблем потом не оберешься.
- Да не паникуй ты. Его, скорее всего, ударили заточкой. Если он все еще в сознании, то все в порядке. Он – здоровый лось.
- Да, но кровь…
- Давай ты будешь меньше трындеть, чтобы мы быстрее доставили его к доку, и тогда, что с ним будет дальше, уже не наша забота.
После этих слов Джаред окончательно потерял сознание.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconКоны внутреннего мироздания
Кон, по-кон, за-кон

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconVK. com / klmn 123 «Одеваем рюкзак и открываем мир с улыбкой»
Киновстреча: «Легендарный фильм Тура Хейердала» (на материале фильма «Кон-Тики») кон-тики (12+)

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconТур Хейердал Путешествие на «Кон‑Тики»
Размышления. Старик с острова Фатухива. Ветры и морские течения. По следам Тики. Откуда пришли люди в Полинезию? Загадка Южных морей....

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconБразильский кофе
Предупреждения Гомосексуальные отношения, ненормативная лексика, больной на голову

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconЕлена Прокофьева, Татьяна Умнова
Предупреждение: в книге наличествуют гомо- и гетеро-эротические сцены, жестокие сцены, а так же ненормативная лексика

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconСписок литературы (обновленный) Конституция Российской Федерации...
О судебной системе Российской Федерации: Федеральный кон­ституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-фкз // сз РФ. 1997. № Ст. 1

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconОсновные особенности периода развитого средневековья (сер. Xi– кон. XV вв.)
Тема основные особенности периода развитого средневековья (сер. Xi– кон. XV вв.)

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей iconТемы кон работы по курсу «Технологии найма персонала»

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей icon-
Рой М. Кон — преуспевающий Нью-Йоркcкий адвокат и неофициальный политический босс

АУ, оос, нон-кон, даб-кон, херт/комфорт, ненормативная лексика, смерть второстепенных персонажей icon-
Рой М. Кон преуспевающий Нью-Йоркcкий адвокат и неофициальный политический босс

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов