Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1




НазваниеЛиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1
страница1/16
Дата публикации16.07.2013
Размер2.22 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Лиза Джейн Смит

Ритуал




Тайный круг — 1




Аннотация



Автор нашумевшего цикла «Дневники вампира» представляет новую серию: Тайный Круг.

Тихая и застенчивая старшеклассница Кэсси вместе с матерью переезжает из солнечной Калифорнии в мрачный городок Нью-Салем, к бабушке, которая увлечена мистикой и до странного много знает о травах. Поначалу Кэсси скучает по дому и прежним друзьям, но вскоре знакомится с компанией подростков, которые держат в страхе всю школу. Они принимают ее в свой тайный круг, и после особого ритуала Кэсси становится частью клана могущественных ведьм. А потом Кэсси влюбляется, и ей предстоит сделать непростой выбор: остаться с возлюбленным или шагнуть в мир темной магии.

^

Лиза Джейн Смит

Ритуал



Посвящается моей матери, столь же любящей и терпеливой, как мать наша Земля, и отцу, кроткому рыцарю без страха и упрека.
Ночью Кэсси приснился сон, слишком похожий на явь. Ей пригрезилось, что мама с бабушкой незаметно проникли в комнату, вытащили ее сонное тело из кресла, освободили его от одежды и переложили на кровать. Потом, склонившись над нею, скованной и будто застывшей, долго внимательно вглядывались в нее. Глаза матери смотрели на девочку темными бездонными омутами, исполненными беспокойства и загадки.

— Маленькая моя, — горестно вздохнула бабушка, — вот и ты с нами. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь.

— Тсс! — оборвала ее мать. — Разбудишь.

Бабушка опять вздохнула.

— Ты же видишь, по-другому никак не получается...

— Да, — в голосе матери звучали опустошенность и смирение, — я вижу, что от судьбы не скрыться. И пытаться не стоило.

«Надо же, и я так думала! — искренне удивилась Кэсси, отмахиваясь от странного сна, как от назойливого насекомого. — От судьбы не скрыться».

Потом она наблюдала, как, удаляясь, размываются фигуры мамы и бабушки, слушала, как постепенно стихают их голоса, пыталась разобрать слова, но не могла, и все же одно — зловеще-шипящее — расслышала:

Жертвоприношение...

Некоторое время слово еще пометалось внутри ее черепной коробки, потом вроде бы угомонилось. И все же до тех пор, пока Кэсси не забылась новым, на этот раз бессюжетным и ничем не примечательным сном, шипение продолжало то и дело мучить ее своим мрачноватым рефреном: жертвоприношение... жертвоприношение... жертвоприношение...

1



На Кейп-Коде стояла удушающая жара, и это было нечестно: Кэсси заранее тщательно изучила путеводитель: в нем сообщалось, что здесь все должно быть идеально, как в эльфийском Лотлориэне.

В книжке, правда, вскользь упоминалось, что есть парочка вещей, способных отрезвить обалдевшего от сей благодати путешественника: во-первых, это растение под страшным названием ядовитый сумах1, во-вторых, клещи, тля, какие-то ядовитые креветки и, напоследок, подводные течения в спокойных, на первый взгляд, водах.

В книге также отмечалось, что следует с осторожностью относиться к прогулкам по узким мысам, поскольку приливная волна может, сама того не желая, отрезать вас от берега. Хотя Кэсси, по правде сказать, ни о чем большем сейчас и мечтать не смела, кроме как о том, чтобы оказаться отрезанной от берега на далеко уходящем в Атлантический океан мысе — да где угодно, лишь бы Порция Бейнбридж осталась с другой стороны.

Никогда еще Кэсси не чувствовала себя так гадко.

— Так вот, мой второй брат, ну, тот, что состоит в дискуссионном клубе ЭмАйТи2, тот, который два года назад ездил на чемпионат мира в Шотландию... — разглагольствовала Порция.

Кэсси ненадолго вынырнула из своего безотрадного ступора и сразу же вернулась обратно. Оба брата Порции учились в ЭмАйТи, и оба чертовски преуспели, причем не только на интеллектуальном поприще, но и на спортивном. Порция и сама чертовски преуспела, хотя, равно как и Кэсси, всего лишь перешла в 9-й класс. А поскольку любимой темой Порции являлась сама Порция, весь прошедший месяц она щедро делилась с Кэсси всевозможной информацией об этом интереснейшем предмете.

— Так что, когда я заняла пятое место в категории «неподготовленное выступление» на соревновании Национальной судейской лиги, мой парень сказал:

«Ну, теперь-то ты, без вопросов, поедешь на чемпионат страны».

«Всего одна неделя, одна малюсенькая неделечка, и мы поедем домой».

Мысль о доме наполняла сердце девушки такой неизбывной тоской, что слезы сами собой начинали сочиться из ее грустных глаз. Домой, где друзья. Домой, где она не будет чувствовать себя лишней, нудной, бессмысленной. Где никто не сочтет ее тупой только потому, что ей неизвестно, что за птица этот венус3. Где она сможет посмеяться над собственными рассказами о стремных каникулах на восточном побережье.

— И тогда папа сказал: «Послушай, давай уже, наконец, купим ее!», а я говорю ему — «Нет», хотя потом подумала, а почему бы и нет?..

Кэсси переключилась на изучение окрестностей.

Сам по себе Кейп-Код был очарователен: домики с черепичными крышами, белые изгороди, увитые розами, на крылечке — непременное кресло-качалка, на окнах — непременная герань: не вид — картинка! Прибавьте к этому тучные сельские пастбища, старинные здания школ и островерхие церквушки; Кэсси казалось, что ее посадили в машину времени и перевезли в другую эпоху.

И все бы ничего, но каждый чертов день приходилось общаться с Порцией. И хотя каждый божий вечер Кэсси придумывала по пачке разгромно-остроумных комментариев к текстам болтливой приятельницы, она так ни разу и не блеснула ни одним из них. Хуже всего был даже не беспрерывный словесный поток, которым постоянно фонтанировала Порция, а тоскливое холодное чувство, охватывающее Кэсси при каждом их общении: чувство, будто она сама — чужая, случайная гастролерша не с того побережья, рыба, выброшенная на сушу. Неудивительно, что крошечный домик в родной Калифорнии казался ей раем.

«Всего одна неделя! — успокаивала себя девушка. — Потерпи капельку».

А тут еще мама, которая в последнее время кажется такой бледной и притихшей... Кэсси на секунду запаниковала, но тут же взяла себя в руки.

«С мамой все в порядке, внушала она себе, — просто ей, наверное, тоже не очень тут нравится, хоть она и родом откуда-то из этих мест. Вдруг она так же, как и я, считает дни, оставшиеся до отъезда?!»

Ну, конечно, мама считает дни, и поэтому переживает, видя, как Кэсси скучает по дому, корит себя за то, что притащила дочь сюда на каникулы, что преподнесла ей Кейп-Код в каком-то радужно лучезарном свете. Ничего, дома все образуется.

— Кэсси! Ау-у! Ты меня слушаешь или опять витаешь в облаках?

— А? Что? Конечно, слушаю, — Кэсси быстренько вернулась на землю.

— Тогда скажи, о чем я тут сейчас распиналась перед тобой битых пять минут.

Кэсси попала в затруднительное положение; извилины ее мозга скрипели, как старые уключины: дискуссионный клуб, университет, Национальная судейская лига... Ее и раньше называли мечтательницей, но чтобы так часто, как здесь?!

— А говорила я о том, что таким людям на приличном пляже не место, особенно, если они с собаками, — нудела Порция. — Я понимаю, мы, конечно, находимся не в Бухте Устриц, но здесь, по крайней мере, чисто. Ты только посмотри! — Кэсси поглядела в ту сторону, куда указывал негодующий перст Порции, но увидела всего лишь парня, неспешно прогуливающегося вдоль моря.

Она обратила к приятельнице полный непонимания взор.

— Он работает на рыболовецком судне, — все существо Порции полыхало праведным гневом, раздувшиеся от возмущения ноздри ходили ходуном. — Ты пойми, утром я видела, как он выгружал рыбу на пирсе. Спорим, он даже не переоделся с тех пор. Господи, какая мерзость!

Кэсси силилась, но никак не могла понять, чем именно заслужил такое отвращение бредущий по берегу высокий рыжеволосый улыбающийся парень, у ног которого радостно виляла хвостом собака.

— Мы никогда не общаемся с теми, кто работает на рыболовецких судах, мы даже не смотрим в их сторону — объясняла Порция особенности местного этикета.

И буквально через минуту, к своему вящему удивлению, Кэсси обнаружила, что приятельница не врет. На пляже в этот момент отдыхало около десятка девушек. Сбившись в группки по двое-трое, они занимались тем, что старались обзавестись ровным загаром. Некоторым повезло привести с собой молодых людей, но большинству приходилось довольствоваться подружками. Так вот, когда рыжий юноша проходил мимо любой из этих группок, девушки демонстративно отворачивались и начинали смотреть в другую сторону. Нет, они не манерничали и не играли в недоступных снежных принцессок, которые потом тают и провожают молодых людей детсадовским хихиканьем; они натурально отбраковывали его по классовому признаку. Парень шел по пляжу, как по минному полю, и с каждым шагом его улыбка угасала.

Наконец он приблизился к двум красоткам, раскинувшимся по соседству с Кэсси и Порцией; моментально отвернувшись, барышни презрительно фыркнули. Парень только плечами пожал: он уже понял, что здесь живут странные люди. Кэсси никак не могла взять в толк, чем так ужасен рыжий и что заставляет девиц воротить носы. На нем был обычный прикид — потертые джинсовые шорты, разношенная футболка — сейчас так одеваются все парни. Собака тихонечко брела рядом, дружелюбно повиливая хвостиком, никого не трогая, но контролируя ситуацию. Наша героиня переключилась на лицо молодого человека: что может быть интереснее, чем глаза у незнакомцев?!

— Глаза вниз! — тут же послышалось змеиное шипение Порции: рыжеволосый как раз поравнялся с ними.

Подчинившись ее команде, Кэсси резко потупила взор. Вся ее сущность бурлила от возмущения: «убого, уродливо, бессмысленно, жестоко»; стыд терзал добрую душу подростка, однако сопротивляться приказам надутой снобки-приятельницы пока не получалось.

Пытаясь отвлечься, наша героиня принялась за детальное изучение песка, который словно оживал под ласковыми лучами солнца. Белый издалека, при ближайшем рассмотрении песок оказывался пестрым, как радуга: тут были и крупицы темно-зеленой слюды, и пастельно-розовые сколы ракушек, и микроскопические гранаты красного кварца.

«Нечестно, — мысленно обратилась Кэсси к юноше, который, понятное дело, ее не слышал. — Прости меня, я знаю, что это несправедливо! Будь моя воля, все было бы по-другому, понимаешь?..»

Вдруг в руку девушке ткнулось что-то мокрое и теплое.

Кэсси ойкнула от неожиданности. Пес, а это был именно он, снова с еще большей настойчивостью защекотал ее ладошку. Устоять перед таким напором было невозможно, и она потянулась к жизнерадостному созданию, потрепала мягкую спинку, почесала ласково покалывающую пальцы щетинку носа. Пес был большой и умный, с карими глазами и довольной мордой — немецкая овчарка или что-то в этом роде. Он подействовал на девушку расслабляюще и ободряюще, как всегда действуют на нормальных людей собаки и дети. Кэсси растроганно улыбнулась.

Потом быстро, чтобы успеть до очередного указания Порции, перевела взгляд на хозяина пса.

Впоследствии девушка будет часто вспоминать это мгновение: она, сидящая на песке, поднимает к нему глаза, а он, стоящий рядом, опускает к ней свои. И сразу выясняется, что у него серо-голубые глаза, похожие на море в самые-самые загадочные мгновения. И что у него необыкновенное лицо, чуждое расхожих представлений о привлекательности, но такое, что оторваться невозможно. Высокие скулы, волевой подбородок. Гордое, независимое, остроумное, утонченное лицо! Взгляд, брошенный парнем на Кэсси, явно поднял ему настроение, потому что в серо-голубых глазах сверкнули какие-то искры — будто солнце решило прогуляться по поверхности волн.

Наша героиня, как правило, стеснялась незнакомых мужчин, но этот был обыкновенным рыбаком, к тому же, незаслуженно обиженным, поэтому она вела себя с ним по-другому: ей хотелось сделать ему приятное, чтобы загладить стыд и неловкость. Но дело было не только в этом. Искорки, так неожиданно появившиеся во взгляде юноши, отразились бесовскими огонечками в глазах Кэсси, а улыбка, возникшая на лице рыжеволосого, вызвала у нее желание немедленно громко рассмеяться. И когда она, наконец, сделала это, между ними возникла маленькая тайна, их личный секрет, недоступный никому вокруг, кроме, может быть, собаки, которая носилась в полном экстазе, будто была в курсе происходящего.

— Кэсси! — злобное шипение Порции нарушило хрупкую идиллию.

Наша героиня опомнилась: оторвать взгляд от лица рыжего незнакомца оказалось совсем не просто.

— Радж! — парень сразу все понял и, оборвав смех, отозвал собаку.

Радж, продолжая бешено вилять хвостом, с явной неохотой оставил Кэсси и метнулся к хозяину, подняв маленькую песчаную бурю.

«Это несправедливо», — опять подумала девушка.

И вдруг произошло нечто из ряда вон выходящее.

— Жизнь вообще несправедливая штука, — произнес рыжеволосый.

Ее глаза, как испуганные птенчики, вспорхнули к загадочному лицу в поисках разъяснений. Но его мысли были уже далеко, а глаза потемнели, как море в непогоду. На секунду ей показалось, будто она заглянула туда, куда воспрещается смотреть смертным, туда, где заканчиваются пределы человеческого понимания и начинается неизвестность — мощная и чужая.

А потом он ушел, и собака потрусила следом... Он ни разу не оглянулся.
Кэсси осталась в полнейшем недоумении. «Как он услышал, ведь я не произнесла ни слова?!» — думала девушка.

Порция нарушила ее раздумья, издав какой-то свистящий звук, и Кэсси съежилась, заранее зная, что скажет ее приятельница: у пса, конечно же, чесотка, блохи, понос и золотуха, поэтому полотенце Кэсси нужно выкинуть, а ее саму — сдать в инфекционную клинику.

Но Порция молчала, не менее пристально, чем Кэсси, вглядываясь в удаляющиеся фигуры юноши и собаки. Ее взгляд долго следил за тем, как они поднялись на дюну, свернули на заросшую тропку и побрели по дорожке вдоль пляжа. И, хотя в глазах снобки, как и прежде, читалось отвращение, в них появилось и нечто новое — то ли подозрение, то ли злой умысел. Во всяком случае, Кэсси впервые видела такое выражение на лице приятельницы.

— Порция, что случилось?

Глаза надменной барышни сузились до щелок.

— Мне кажется, — медленно процедила она сквозь плотно сжатые губы, — я его уже где-то раньше встречала.

— Сегодня утром на пирсе. Ты мне рассказывала.

Порция раздраженно затрясла головой.

— Не то. Замолкни и дай подумать.

Кэсси замолкла.

Порция еще некоторое время сверлила пространство въедливым взглядом, потом легонько кивнула головой, будто утвердилась в собственных догадках. Ее лицо пошло пятнами, имеющими мало отношения к загару. Продолжая кивать и бормоча что-то про себя, Порция резко вскочила. Она выглядела возбужденной; ее дыхание участилось, а глаза казались безумными.

— Порция?

— Я пошла, у меня срочное дело, — выдавила та и помахала приятельнице. — Оставайся здесь.

— Объясни, что-то стряслось?

— Ничего! — Порция жестко зыркнула на мечтательницу. — Ничего не стряслось. Не забивай себе голову. Пока! — она почти побежала к дюнам, в сторону своего дома.

Поразительно — еще десять минут назад Кэсси отдала бы все на свете, чтобы Порция испарилась, но теперь ее уход не принес никакой радости. Девушка не знала, что делать, и чувствовала себя встревоженной, расстроенной и испуганной.

Еще одна деталь: перед тем, как исчезнуть, Порция пробурчала себе под нос нечто очень странное. Кэсси даже подумала, что ослышалась, настолько непонятным и невразумительным показалось ей это тихо произнесенное Порцией слово. Наверняка, приятельница сказала что-то вроде: «эх-ма» или «тюрьма», или «дурман». Не могла же она, в самом деле, сказать про парня «ведьма»!

«Расслабься, — внушала себе кроткая героиня. — Don't worry, be happy4. Ты наконец-то одна, сбылась твоя мечта».

Однако расслабиться не получалось. Кэсси встала, завернулась в полотенце и пошла по пляжу туда, куда ушел незнакомец.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира: Сумерки Дневники Вампира 5
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира \The Vampire Diaries Ярость \The Fury Книга 3
Под ее ногами, в замороженной луже плавали осенние листья. Наступал сумрак и хотя шторм потихоньку замирал, в лесу все еще было холодно,...

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Сумерки Дневники вампира 5
Кэролайн Форбс на третьем этаже, и он сделал удобные спинки. Он удобно расположился в развилке дерева, сложив вместе руки за головой,...

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Сумерки Дневники вампира – 5
Кэролайн Форбс на третьем этаже, и он сделал удобные спинки. Он удобно расположился в развилке дерева, сложив вместе руки за головой,...

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза Джейн Смит Темный ангел
Это тайное общество вампиров, оборотней, колдунов, ведьм и прочих порождений тьмы, которые живут среди нас. Они красивы и опасны,...

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconСмит Лиза Джейн Дневники Стефана. Начало Перед вами захватывающая...
Перед вами захватывающая предыстория событий, описанных в книгах серии «Дневники вампира». Рассказ о любовном треугольнике, жажде...

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconЛиза в окружении барышень. Барышни поют песню
Наташа. Ах, Лиза, душа моя, право, мне так тебя жаль! Ты одна ещё не видела нашего нового кумира!

Лиза Джейн Смит Ритуал Тайный круг 1 iconГэри Голдшнайдер Тайный язык дня рождения
Исключительное право публикации на русском языке книги Г. Голдшнайдера «'Тайный язык дня рождения» принадлежит Издательскому дому...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов