Дитер Визнер «Правдивая история»




НазваниеДитер Визнер «Правдивая история»
страница14/17
Дата публикации19.07.2013
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Глава 52. Охота облавой.

Когда лайнер вновь совершил посадку в аэропорту Henderson Executive в Лас-Вегасе, Гари, водитель, телохранители и я уже ожидали на стоянке у взлетно-посадочной полосы. Мы с ужасом наблюдали демонстрацию по ТВ наручников и фотоснимка. «Майкл Джексон – преступник?» – это было главной сенсацией тех дней, и я догадывался, что нам еще предстоит в ближайшее время. Погоня, осада – сейчас каждое СМИ хотело сказать свое мнение о Майкле. Он оступился, начинает бороться или предпочтет обратиться в бегство? Уже сразу после посадки Майкл крикнул мне, что он хотел бы немедленно снова взлететь. Что бы он отдал за то, чтобы сейчас иметь возможность просто улететь, все равно куда, главное – подальше! Он выглядел совершенно опустошенным. Я объяснил ему, что после 11 сентября 2001 года Управление воздушным движением тщательно регистрирует каждый полет, что они, полицейские, всегда будут знать, куда он полетит. Выхода не было. Я взял детей с собой в аэропорт и в конце концов убедил его вернуться в отель с нами. Это было трагично и абсурдно – к детям возвращался отец, который незадолго до этого стоял в наручниках перед прокурором, потому что ему вменяется растление малолетних. Уже здесь, в здании аэропорта, нашим телохранителям пришлось растянуть большое полотно, чтобы прикрыть Майкла от ожидающих журналистов. Их количество измерялось сотнями, и это число становилось все больше.

Того, что случилось затем, мне еще не доводилось переживать. Целая толпа представителей СМИ следовала за нами по пятам. Разноцветные автомобили со спутниковыми передатчиками на крышах были не только за нами, но и надвигались со всех сторон, с пересекающих улиц или даже со встречной полосы. Путь по улицам Лас-Вегаса стал пыткой. Я постоянно звонил и узнал из отеля, что можно «видеть» нас, наш автомобиль, и на какой мы улице, так как CNN ведет прямой репортаж из вертолета, который кружит над нами. Демонстрировались даже фрагменты карты города и графики, которые должны были показывать стрелками и мерцающими комментариями, какую дорогу мы, пожалуй, могли бы выбрать. Сами полицейские тоже были бессильны в этом хаосе и стояли в пробке. Майкл сидел в автомобиле то с безразличным видом и опущенной головой, то затем снова взволнованно вертел головой во все стороны и наблюдал все более угрожающие по действию сцены, которые разворачивались снаружи. Это больше не было игрой в кошки-мышки, это была уже охота облавой. В конце концов мы оказались окружены посреди перекрестка и больше не могли двигаться ни вперед, ни назад. Так как я увидел, что на расстоянии нескольких метров стоит полицейский, я вышел из автомобиля, прошел к нему и попытался вести с ним разумный разговор. Когда я подошел к нему, сначала он держался непреклонно и угрожающе. Но мне как-то удалось объяснить ему, что ни полиция, ни город Лас-Вегас не могут продолжать пребывать в этом хаосе. С помощью некоторых своих коллег он взял управление на себя, отдал нам полосу движения и указал другим водителям освободить место. И не только это – дальнейший путь мы проделали в сопровождении полиции. Я был бесконечно благодарен этому человеку за помощь.

Вернувшись на место нашей остановки, Green Valley в Хендерсоне, мы уже снова были окружены автомобилями с радио-передатчиками. Повсюду поджидали репортеры с их съемочными группами; фотовспышки, оклики «Майкл» – настоящая осада. Поэтому вечером я в одиночку и инкогнито на неприметном лимузине среднего класса направился к отелю Ritz Carlton Lake Las Vegas, который идиллически расположен на берегу озера на юго-западной окраине Лас-Вегаса. Я долго и подробно разговаривал наедине с управляющим директором, и мы договорились, что получим роскошный этаж в отдельном крыле здания, которое имеет свой собственный вход. Он даже был готов утверждать на запросы СМИ, что его отель отказал нам в проживании. В операции под покровом темноты мы разместили наших людей в Ритц-Карлтоне.

Глава 53. Часть 1. Нация ислама.

Количество сообщений о «падении Майкла Джексона» все возрастало, но здесь, в Ритц-Карлтоне, хотя бы было ощущение, что мы можем перевести дух. Однако вскоре после нашего приезда Грейс Руарамба, няня детей Майкла, предложила мне поговорить: придут люди, которые могут помочь Майклу, они уже известили о своем визите. Эти люди помогли также Майклу Тайсону и Уитни Хьюстон.

Как выяснилось, на самом деле речь шла о делегации от Нации ислама, религиозно-политической организации темнокожих американцев, возглавляемой человеком по имени Луис Фаррахан. Он прибыл со своими сыном и зятем, Леонардом Мухаммадом. Фаррахан был крупным, излучал уверенность в себе, доминировал над своими сторонниками, но выглядел дружелюбно. Я встретил этих людей, когда они зашли в отель. При этом я обратил внимание, что Грейс обняла его, установила с ним контакт и явно была сторонницей этого движения. После приветствий я привел Майкла в одну из комнат.

Фаррахан поприветствовал его как «брата Майкла» и не замолкая начал давать наставления, говорил тихо, но очень убедительно. Странное, почти медитативное настроение исходило от «паствы», этих сильных цветных братьев по вере, которые с опущенными головами и в застывших в благоговении позах служили фоном для беседы.

По-видимому, непрерывный монотонный поток слов Фаррахана и его безмолвные спутники должны были внушать торжественное чувство. Если слово «мантра» тут уместно, бесконечная речь Фаррахана напоминала именно ее. Ни к чему не обязывающее приветствие незаметно превратилось в проповедь. Фаррахан превозносил таланты и успехи Майкла, анализировал его слабости и поражения, сопоставлял плюсы и минусы, искусно обрисовывал порочный круг, из которого мог быть только один спасительный выход, – Майкл немедленно должен обрести убежище в Нации ислама. Майкл же был всего лишь чересчур восприимчивым. За предшествовавшие дни отчаяния, с тех пор как полиция заполонила ранчо, он стал подходящей жертвой для такого ловца душ, как Фаррахан. Майкл не видел другого выхода. «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас», – это библейское изречение приходило мне в голову, когда мусульманский проповедник выдавал свои тезисы так, словно высекал из гигантской глыбы мрамора сияющую статую явленного миру освобожденного от всех страданий Майкла Джексона, которому должно быть предначертано навеки прославленное будущее.

Майкл был отверженным. Безмолвный, с опущенными плечами, со сложенными на коленях руками, он сидел на диване и внимал каждому слову, словно утопленник, который хватает свежий воздух. Майкл был в ловушке, и он с благодарностью хватался за соломинку, которую ему протягивали. Адъютант Фаррахана Леонард Мухаммад стенографировал выступление своего наставника. Для Майкла вся сцена была очень впечатляющей, и он ни секунды не колебался, когда Фаррахан пригласил его помолиться вместе с ними. Мне подумалось о термине «промывание мозгов». Когда Майкл попросил меня отвести его в номер, я быстро попрощался с братьями по вере и проводил их наружу. В ту ночь я не мог заснуть, и все время размышлял о необычном поведении Майкла. Хотя он уже с детства принадлежал к Свидетелям Иеговы, по сути его религия никогда особенно не проявлялась в действии.

Уже в 1993, во время разбирательства по делу Джордана Чендлера, Нация ислама попыталась оказать влияние на Майкла. Тогда они предложили ему свою «защиту» («We deliver services» – «Мы предоставляем услуги»), сопровождая это утверждением, что обвинения против суперзвезды основывались на расистских мотивах белых, которые завидовали его успеху. В то время у них ничего не получилось, но сейчас, казалось, настал подходящий момент: Майкл был повержен. В свою очередь, Нация ислама обвинялась в расизме и экстремизме, так как, согласно их мнению, только афроамериканцы и все темнокожие являются «истинными» людьми, белые же – «дьяволы», которые искусственно были выведены в пробирке злобными учеными, чтобы завоевать и поработить людей другого цвета. Чтобы окончательно освободиться от этого порабощения, итоговой целью Нации ислама в соответствии с вольной трактовкой Корана является проект создания собственного, независимого государства на территории США.

Также организация запомнилась мне тем, что задолго до этого они уже склонили в свои ряды другую мировую знаменитость, что вызвало тогда огромный резонанс: в 1964 году Кассиус Клэй публично заявил о принадлежности к Нации ислама и отказался от своего так называемого «рабского имени», чтобы впредь именоваться Мухаммедом Али. В то время Нация ислама была особенно сильной с ее харизматичными лидерами Элайджой Мухаммадом и Малкольмом Иксом, которые искали другой путь, в отличие от ненасильственного подхода Мартина Лютера Кинга. Влияние руководителя Нации ислама на личную жизнь Мухаммеда Али зашло в итоге так далеко, что под их давлением в 1966 он развелся со своей первой женой Соней Рой, которая ради него приняла ислам. Несмотря на это, для братьев по вере она все еще была слишком «западно-ориентированной».

Часть 2.

На следующий день я занимался своими обычными делами - много звонил по телефону и постоянно следил за новостями, чтобы подумать о дальнейших контрмерах. Нужно было много чего сделать, от Майкла же ничего не было слышно. Я не увидел его и после обеда – в то время, когда он по обыкновению просыпался, – и даже вечером. Мы не виделись весь день.

Следующий день я также провел в Ритц-Карлтоне, и, когда хотел заглянуть к Майклу, неожиданно увидел перед собой совершенно незнакомого темнокожего телохранителя, который преградил вход в номер. Когда я объяснил ему, что все-таки являюсь менеджером Майкла, он, не говоря ни слова, после некоторого промедления скрылся в номере, в то время как я должен был ждать снаружи. Наконец он вышел и легким кивком дал мне знак пройти. В номере я увидел человек двадцать из Нации ислама - крепкие мужчины, которые разместились на сидениях и занимали все пространство. Никаких следов Майкла. Луис Фаррахан был тогда в отъезде, но Леонард Мухаммад присутствовал и сообщил мне только, что прежние телохранители должны быть уволены, и его собственные люди из Нации ислама в будущем возьмут на себя охрану «брата Майкла». Меня он называл в том же духе – «брат Дитер». То, что я видел здесь, было не дружеским участием, а вражеским вторжением. Затем Леонард Мухаммад, который начал представлять для себя организацию вокруг фигуры Майкла Джексона, хотел узнать от меня, в какие предприятия вовлечен Майкл в настоящее время. Было очевидно, что с этого момента все станет иначе, и я чувствовал себя очень неловко. Майкл с большим трудом пытался избавиться от своей старой «системы», и вот прямо здесь он очутился внутри новой. Прежде в его номере всегда было светло, просторно и приветливо, а сейчас Майкл находился в затемненном пространстве. Луис Фаррахан хорошо выполнил свою работу. Насколько мне известно, участники Нации ислама утверждали ему, что могут покончить с трудностями, в которых он оказался. Его адвокат Марк Герагос перешел на их сторону, как и няня Грейс. Чтобы держать его подальше от ЛА, я хотел отвезти Майкла в Финикс, Аризона, но сейчас имелись его новые покровители, которые взяли это на себя. Майкл настоял на том, чтобы я сопровождал его, но – так решили люди из Нации ислама – я не должен был ехать в автомобиле с ним, а находиться отдельно во втором. На этом пункте с меня было довольно, и я вылетел назад в Германию.

Находясь снова дома, некоторое время спустя я позвонил Майклу, но услышал лишь Леонарда Мухаммада, с которым у нас завязался спор. Наконец, я получил звонок от него, в котором он сообщал, что Майкл не хочет со мной разговаривать. «Ты уволен!» – объяснил он. Тут неожиданно Майкл подошел к аппарату и сказал только: «Дитер!» Он помолчал немного, а затем спросил меня: «Дитер, ты когда-нибудь слышал от меня, что ты уволен?» Я мог ответить только «Нет!» «Дитер, тогда ты не уволен!» – сказал он и добавил: «Пожалуйста, приезжай». Все-таки сейчас у меня было ясное сообщение от Майкла. Я решил в ближайшее время лететь в США, чтобы встретиться с ним.

Я беспокоился, поскольку предстоял процесс, а когда приготовления и стратегии защиты разрабатывались в действительно смутном окружении из Нации ислама, я опасался дальнейших несчастий. Том Снеддон демонстрировал прямо-таки навязчивое поведение. Кто мог знать, что он – после уже состоявшегося обыска – еще предпримет, какие мнимые показания или свидетелей он держал в руках в качестве оснований для обвинения? Я уже имел опыт с семьей Арвизо. Предпочесть основываться только на их заявлениях для обвинительного заключения казалось мне слишком малым. Но исход дела зависел от многих факторов: от способностей защитника, от судьи, от состава присяжных заседателей и не в последнюю очередь от освещения событий СМИ и общественного мнения. Как раз о последнем – задолго до самого процесса – я особенно беспокоился. То, что Майкл все больше отождествлялся с Нацией ислама, принималось не очень хорошо многими его фанатами.

18 декабря 2003, как раз в день, когда прошел уже месяц после обыска на ранчо, прокурор округа Санта-Барбара огласил официальное обвинение против Майкла Джексона. Ему вменялись семь пунктов обвинения по растлению малолетних и два по умышленной даче алкоголя несовершеннолетним. Еще в тот же день адвокат Майкла Марк Герагос дал комментарий происходящему на пресс-конференции. Следует отметить, что Леонард Мухаммад молчал, но совершенно не скрываясь стоял за ним. Марк Герагос не хотел потерять Майкла в качестве клиента, поэтому работал сообща с Нацией ислама. Следовательно, сейчас Нация ислама всегда была рядом. Казалось, что в PR-вопросах Майкл получает от них в самом деле неважные советы.

20 декабря 2003, всего через два дня после зачитывания обвинения, им не пришло в голову ничего лучше, чем устроить с Майклом большую вечеринку на ранчо Неверленд. Хотя перед воротами ранчо при этом стояли некоторые верные поклонники и демонстрировали ему свою преданность, само мероприятие стало полной PR-катастрофой. Около 600 гостей были приглашены, среди них Серена Уильямс и MC Hammer, а также вся семья Джексон. Ввиду серьезных обвинений, выдвинутых против Майкла, проведение такой вечеринки было воспринято СМИ действительно негативно. Более того – это было провокацией. Шумное празднество полностью находилось в руках Нации ислама, и беспомощный адвокат Марк Герагос был среди них. К досаде телевизионщиков, Леонард Мухаммад категорически запретил любые репортажи. Его люди сами сняли подробный документальный фильм, который должен был принести доход. Дурное влияние на Майкла Нации ислама обнаружилось и в интервью CBS для передачи 60 Minutes 28 декабря 2003. Помимо того, что в этот период лучше было бы отказаться от интервью, с точки зрения PR было сделано плохо все, что только возможно. Майкл не был подготовлен к вопросам ведущего, и случилось так же, как и в передаче Башира, - все его собственные ответы и высказывания изобличали Майкла в обвинениях в педофилии. Чем больше в ответ на расспросы ведущего Эда Брэдли Майкл уверял, что не находит ничего плохого в том, чтобы спать в кровати с чужими детьми, тем более неправдоподобно это выглядело. Уже то, что ему вообще задавались такие вопросы, создавало впечатление публичного признания вины. Но хуже всего было то, что Майкл заявил в интервью, что в день задержания полицейские жестоко с ним обращались и продержали его в закрытом туалете 45 минут. Заявления, которые оказались ложными. Я никогда не понимал, как ни Марк Герагос, ни новые советчики не остановили его. Надеялись ли они, что благодаря этому общественность снова окажется на стороне Майкла?

Тем не менее, расчет не оправдался: интервью стало очередной катастрофой для Майкла, я уже больше не мог смотреть на это.

^ Глава 54. Начало военных действий.

В январе 2004 года «Нация ислама» перевезла Майкла в похожую на замок виллу в Беверли Хиллз, где почти не было мебели. Помимо вышеперечисленного, они выставили ему колоссальную месячную оплату. Их «помощь» обходилась дорого, с финансовой точки зрения этот дом стал для него лишь еще одной обузой.

Новые охранники из «Нации ислама» также требовали высоких гонораров, кроме того, появилось множество «советников» высокого ранга, которые теперь постоянно окружали Майкла. Выглядело это так, словно он попал в руки «джентльменов удачи».

16 января 2004 года, окруженный своими новыми защитниками в черных костюмах, он предстал перед судом в Санта Марии, чтобы выслушать, в чем его обвиняют. Кроме того, Майкла сопровождали Марк Герагос и адвокаты Стив Кокран (Лос Анжелес), Бен Брафман (Нью-Йорк) и Роберт Сангер (Санта-Барбара). И здесь тоже организация была никудышной: Майкл опоздал более чем на полчаса, за что позднее получил выговор от судьи Родни Мелвилла. Перед зданием суда он появился в сопровождении своих родителей, братьев и сестер. Майкл явно наслаждался овациями, которые устроили ему многочисленные фанаты, пришедшие поддержать своего идола – они не бросили его в беде.

Никто никогда не узнает, что тогда чувствовал Майкл. Часто он выглядел погруженным в свои мысли, потом снова искал близости со своими поклонниками, чтобы убедиться в их поддержке. Но при этом он все равно казался самым одиноким и отчаявшимся на свете человеком. Был ли еще кто-то, кому он мог и хотел доверять в этой ситуации? В апреле он уволил Марка Герагоса и нанял адвоката по уголовным делам Томаса Месеро. Месеро согласился при условии, что Майкл укажет «Нации ислама» на дверь. Так и произошло, по крайней мере, на словах.

Во время одного из предварительных слушаний 16 августа 2004 года Месеро сразу же показал, на что способен, и вызвал свидетелем Тома Снеддона. Рассматривались уже известные, выдвинутые Джанет Вентура-Арвизо и ее сыном Гэвином обвинения (семь обвинений в растлении и два – спаивание несовершеннолетнего алкоголем), далее следовали обвинения против служащих Майкла, касающиеся и меня. C помощью формулировки Unindicted-Co-Conspiracy (Unindicted = обвиненный, но еще не обвиняемый. – прим. автора) нам предъявили обвинение в создании организованной преступной группы. Нас подозревали в том, что мы похитили Гэвина Арвизо, его мать Джанет, или обоих, и других членов семьи, лишили свободы и шантажировали. Подоплекой этих обвинений было желание надавить на нас и заставить высказываться против Майкла ради смягчения наказания.

Джанет Вентура-Арвизо пошла еще дальше, утверждая, что мы держали их семью на ранчо, как заложников. Она совершенно спокойно перевернула все с ног на голову: никто ее не удерживал, наоборот, пришлось приложить немало усилий, чтобы избавиться от нее! Джанет, казалось, хотела как можно больнее отомстить за то, что Майкл больше не хотел видеть ее рядом. Она хотела возмездия, на худой конец возмещения ущерба. Ведь было совершенно ясно, что обвинения Тома Снеддона большей частью базируются на фильме Башира, в котором Майкл и Гэвин Арвизо искренне признались, что спали в одной комнате. После показа многие обеспокоенные зрители высказывали свое мнение о возможном растлении ребенка, и среди них – множество учителей, родителей и психологов. В конце концов, заинтересовались и соответствующие инстанции. Как окружной прокурор Снеддон публично высказался о документальном фильме Башира и объявил, что не хочет далее расследовать этот случай, поскольку предположительная жертва недостаточно заслуживает доверия. Это был грубый обманный маневр, потому что на самом деле он добивался как раз противоположного. Не демонстрируя интерес к этому «делу» с самого начала, он мог исходить из следующих соображений – общественному мнению нужно время, чтобы «раскачаться». Это было бы ему на руку. В итоге лос-анжелесский департамент по делам детей и семьи (Department of Children & Family Services, DCFS) объявил 14 февраля 2003 года, что будет проводить расследование случая Майкла Джексона. Независимо от них 18 февраля Снеддон начал собственное расследование. 20 февраля 2003 года служащие DCFS устроили обстоятельный опрос Джанет Вентура-Арвизо, Гэвину, его брату и сестре, и, отдельно от остальных, отцу семьи Дэвиду Арвизо. В тот же день по всей стране показали наш фильм-ответ (The Michael Jackson Interview – The Footage You Were Never Meant To See), в котором можно было видеть, что Арвизо были целиком и полностью на стороне Майкла, и очень достоверно уверяли, что никогда не замечали с его стороны каких-либо безнравственных или противоправных действий по отношению к их детям или любому другому ребенку. То же самое они повторили и сотрудникам DCFS, после чего те пришли к заключению, что обвинения против Майкла Джексона являются «необоснованными». Тогда и Снеддон в Санта-Барбаре прекратил свое расследование; ему были известны результаты DCFS, и для него это дело было лишь «предполагаемым» сексуальным домогательством, обстоятельства которого он не станет выяснять дальше.

После этого Майкл и его команда вздохнули с облегчением, потому что полагали, что последствия фильма Башира уже миновали. Но я был настроен скептически. Я знал Джанет Вентура-Арвизо и не доверял ей. Возможно, постепенно Джанет заметила, что ее высказывания сняли с Майкла подозрения, но она не получила соответствующего вознаграждения в ответ. Ожидала ли она большего? В любом случае, в течение следующих недель из некоторых источников поползли неясные, не поддающиеся дальнейшей проверке слухи: Джанет Арвизо вдруг начала утверждать, что сделанные ею и ее детьми высказывания, оправдывающие Майкла – и соответствующие истине! – ложны. Позднее я узнал, что она навещала некоего Ларри Фельдмана, адвоката, который в 1993 году добился 22 миллионов долларов для семьи Джордана Чандлера вне суда. Фельдман поручил психологу Стэну Катцу обследовать детей Джанет Арвизо – человеку, который в 1993 году беседовал с Джорданом Чандлером. Джанет Вентура-Арвизо отговорилась тем, что искала юридической помощи из страха, что ей тоже могут предъявить обвинения, потому что она оставила своих детей без присмотра и доверила их 45-летнему мужчине, а именно – Майклу Джексону.

Благодаря Фельдману и Катцу Джанет Вентура-Арвизо пришла к заключению, что все ее прошлые оправдательные высказывания фальшивы, поскольку она говорила это по принуждению. А правда состоит в том, что Майкл Джексон все же виновен. Факт, что она сразу же втянула в это дело адвоката и психолога, которые поддержали ее заявления, указывал нам на то, что Джанет Арвизо заинтересована во внесудебном решении проблемы, т.е. в выплате кругленькой суммы. Она хотела сделать деньги на своем последнем козыре: знакомстве с Майклом Джексоном, который однажды уже повел себя необычайно щедро по отношению к ней. Не стоит и говорить, что новый сценарий обвинения, состряпанный Фельдманом, Катцем и Арвизо, попал и в Санта-Барбару, на рабочий стол окружного прокурора Тома Снеддона. Психолог Катц даже по закону был обязан из-за свидетельств детей проинформировать соответствующее ведомство. Снеддон начал новое расследование в июне 2003 года, а в июле уже допрашивал семью Арвизо, что и дало ему повод к полицейскому налету на ранчо Неверленд 18 ноября 2003 года. Для него теперь не было препятствий в организации процесса, хотя даже ФБР не советовало Снеддону начинать подобное. Травля началась, а закончиться она должна была лишь с оправдательным приговором 13 июня 2005 года в зале суда Санта-Марии. Но к тому времени Майкл уже давно сломался.

^ Глава 55. Интермеццо.

Между обвинениями в ноябре 2003 и началом процесса 31 января 2005 года компания Sony снова появилась на горизонте и напомнила Майклу о его договорных обязательствах. После этого 26 ноября 2004 года вышел сборник The Ultimate Collection, бокс-сет из четырех аудио-дисков и одного DVD (на нем был записана полная версия концерта тура Dangerous в Бухаресте). На дисках также находились 12 ранее не выпускавшихся демо-треков и песен, например «We`ve Had Enough». С выпуском этой коллекции обязательства Майкла по отношению к Sony были полностью выполнены. Майкл был «свободен». Какая ужасная ирония, ведь сейчас его свободе угрожало нечто совершенно иное: его судебный процесс.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Похожие:

Дитер Визнер «Правдивая история» iconИсповедь демона
Правдивая история о нелегкой жизни простых нью-йоркских демонов! Впервые на русском языке!

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭверет Тру nirvana: Правдивая история
Вы заметили, что в последнее время среди рок‑музыкантов стало модно носить футболки с символикой «Ramones»?

Дитер Визнер «Правдивая история» iconКлаус Дж. Джоул жизнь полная любви посланни к правдивая история про любовь
Если вы человек, перелистывающий множество книг в поисках того, что позволит продвинуться вперёд, то в этой книге вы найдёте то,...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconПервая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе
Первая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе Metallica. Очень интересное и познавательное чтиво! Узнай...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconДжеймс Грэм Баллард Империя Солнца ocr by Ustas; Spellcheck by Satok
Эта правдивая и жестокая история о выживании в условиях голода, смертей и жестокости людей по отношению друг к другу не содержит...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconСодержание
Маленький Дитер или как я научился любить

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки
Это правдивая история, расска­занная автору принцессой Султаной. За словами автора стоят за­писки и дневники принцессы. Все человеческие...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconНовая версия; точнее, правдивая история
Сегодня трудно представить себе, что каких-нибудь сто лет назад матрёшки вообще не существовало. Первая русская матрёшка появилась...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconАрнольд Шварценеггер Вспомнить все: Моя невероятно правдивая история
Австрии. Поэтому мне не пришлось притворяться, изображая восторг и счастье, когда я играл сцену, в которой мой герой Геркулес попадает...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconОтветы на билеты к экзамену по курсу “всемирная история”
История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история); история мировых цивилизаций;...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов