Дитер Визнер «Правдивая история»




НазваниеДитер Визнер «Правдивая история»
страница16/17
Дата публикации19.07.2013
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Глава 60. Распродажа.

В 2008 долги Майкла достигли размера приблизительно в 400 миллионов американских долларов, причем вопрос касался крупных банков, таких, как Банк Америки, которые предоставили соответствующие кредиты. В противовес им имелись текущие доходы Майкла от половины каталога Beatles, которой он еще владел, и от каталога MiJac, прав на его собственные песни. Они составляли примерно 50 миллионов долларов (Beatles) и около 25 миллионов долларов (MiJac) в год. Это были доходы, которые создавались сами собой благодаря тому, что по всему миру тысячекратно проигрывались или раскупались песни. Следует добавить, что, хотя Майкл обладал правами на каталог MiJac и половину каталога Beatles, эти активы было не так легко преобразовать в денежные средства. Помимо того, что часть была отдана в залог, все время стоял вопрос о цене для продажи - прежде всего, в затруднительном положении, когда следовало ожидать давления. Начиналась фаза реструктуризации долга, в этом участвовали многие банки, финансовые компании и заинтересованные стороны.

Летом 2008 начался происходивший из США глобальный, затронувший весь мир банковский кризис. На мой взгляд, крупные банки хотели избавиться от кредитов или, по меньшей мере, не предавать огласке свое имя относительно этого и передать их небольшим финансовым компаниям. В случае с Майклом было не исключено, что его кредитоспособность перед известными банками пострадала из-за процесса, что было бы еще одним «достижением» фильма Башира.

Внезапно появился некий доктор Томе Томе, ливанец по происхождению, который то утверждал, что он врач, то, что он посол из Сенегала, и который, как ходили слухи, был близок к Нации ислама. Доктор Томе Томе работал на компанию Colony Capital, так называемого «финансового инвестора», которого, пожалуй, более справедливо было бы назвать кредитной акулой. Их принцип состоял в том, чтобы «скупить» неплатежеспособные предприятия с долгами, получив их по низкой цене, затем разделить на части и выгодно перепродать. Томе внушал Майклу, что он абсолютный банкрот, но с его помощью сможет снова разбогатеть. Против Томе уже тогда имелись некоторые сообщения относительно экономических преступлений, и Эвви Тавасси, секретарь Майкла, позже сказала о Томе, что, вероятно, с Майклом не могло случиться ничего хуже, чем встретиться с ним.

Томе полностью завладел Майклом, его жизнью и его делами, он называл себя «президентом» MJJ Productions, компании, которая принадлежала Майклу, и больше никого туда не допускал. Однако я полагаю, что со своей стороны Томе был не более, чем инструментом компании Colony Capital, возглавляемой человеком по имени Том Баррак, которая, с другой стороны, находилась в тесной связи с инвестиционной группой Fortress в Нью-Йорке. Компания Fortress приобрела у Банка Америки часть кредитов Майкла, и поскольку Colony Capital предоставила Майклу ссуду в 23 миллиона долларов, на основании этого кредитор по праву, полученном задним числом, претендовал на ранчо Неверленд, чтобы сбыть его за 100 миллионов долларов, как было слышно. Томе убеждал Майкла, что ранчо потеряно навсегда, он может забыть о нем, если не займет ради этого денег. В то же время Colony Capital, которая владела казино и отелями в Лас-Вегасе, настоятельно призывала его дать там шоу, чтобы вернуть 23 миллиона долларов. К этому добавилось еще и то, что к нему обратилась фирма All Good Entertainment, которая хотела призвать Майкла дать воссоединяющий семью концерт, чтобы вместе с его братьями возродить Jackson Five. Удивительно, но снова появился и Фрэнк Дилео, который в 1980-х являлся менеджером Майкла, но был освобожден от этой должности в 1989. В то время Дилео был также вице-президентом звукозаписывающей компании Epic (которая в 1988 вошла в состав Sony). Он действовал так, как будто являлся единственным представителем интересов Майкла. Он совершил сделку о концерте воссоединения для All Good Entertainment, под чем Майкл, разумеется, не подписывался.

Как это могло зайти настолько далеко? Несмотря на то, что он был оправдан, Майкла уничтожили, и он все еще находился как будто в шоке. В своей одиссее после процесса он прошел дальний путь, сейчас он вернулся и словно застыл.

Почти каждый из старой системы хотел сейчас быть с ним снова, каждый боялся, что поезд может отправиться без него. Странным было то, что, хотя Майкл был повержен, казалось, что многие верят, - внезапно он снова воспрянет и сможет добиться новых ошеломительных успехов, - и тогда всем хотелось быть рядом. Его все еще считали способным на что-то, и стало очевидным, что его, уже начавшего обращаться к совершенно другим вещам, хотели чуть ли не вынудить к новым концертам, которые должны были принести большие деньги. Майкл вернулся из Лас-Вегаса в ЛА, где Томе и Colony Capital предоставили ему загородный дом. Было ли здесь удобнее контролировать его? Это был дом, где впоследствии он ушел из жизни. Есть слух, который не был опровергнут, что Томе должен был породниться с сестрой Рэнди Филиппса, главы AEG Live – Anschutz Entertainment Group.

Появились крупные игроки – сам Филип Фредерик Аншутц, нефтяной магнат, владелец компании AEG, создатель и собственник крупных площадок для мероприятий, участник трагедии (ему также принадлежит Стейплс-центр в ЛА, в котором в конце концов была устроена церемония прощания с Майклом). Аншутц был связан узами дружбы с Томом Барраком из Colony Capital. Из-за Colony Capital Аншутц оказался в той лодке, которая подчинялась лишь шефу AEG Рэнди Филиппсу, – на Майкла оказывалось давление, чтобы он дал концерты на аренах, принадлежащих AEG. Должны были состояться десять концертов под названием тура This Is It. Вероятно, Майклу давали понять, что он разорен, если не станет участвовать, только концерты еще могут его спасти. Я знал, что это было не так, но тогда у меня вряд ли получился бы контакт с ним, он был окружен и недоступен.

Совместно с одной канадской компанией я получил финансирование в размере около 140 миллионов долларов для создания большого Интернет-портала MJ Universe. Прежде всего, портал позволил бы Майклу получать прибыль без физических усилий и стресса. Так он вышел бы из трудного положения, и больше никто не мог бы давить на него. Я написал Эвви Тавасси, персональному секретарю Майкла, и попросил ее непременно известить Майкла о бизнес-плане, но ей не удалось предоставить набросок ему на рассмотрение. Также я отправил план Рэнди Филиппсу из AEG. После этого я получил ответ от его ассистента Пола Гонгвэйра, что мой проект передали Фрэнку Дилео, – это показалось мне отвлекающим маневром. На самом деле впоследствии я больше вообще ничего не услышал. Со временем я становился все более скептически настроен: Майкл готовился к десяти концертам для «последнего выхода», своего окончательного прощания со сценой. То, что он изначально не подозревал, - люди из AEG хотели продать все это как тур возвращения. Это совершенно не соответствовало представлениям Майкла и потому не было согласовано. Для него «This Is It!» значило ничто иное как «Конец! Вот и все!»

При этом было ясно, какой резонанс будет иметь подготовленный в спешке тур в тот момент. Несомненно, его фанаты были бы благодарны и без конца пребывали бы в эйфории, но я опасался критиков: у Майкла не было нового материала, и критика разнесла бы его в пух и прах, что он только ради денег использует старые песни. То, что мне сообщил Джей Коулмен, делало все еще более угрожающим, поскольку, по непроверенным данным, число концертов должно было увеличиться, ходили слухи о 25. За закрытыми дверями уже говорили, что должно быть «мировое турне», и Фрэнк Дилео, у которого был контакт с Sony и который выступал в качестве представителя Майкла, даже продал билеты на два концерта в Карибском море. Майкл не выдержал бы мирового турне, едва возможными были бы 10 концертов, ни в коем случае 25. Он бы не хотел продавать их, это убило бы его, так как не соответствовало его собственным потребностям, его желаниям, его планам.

Тем временем снова появился доктор Томе Томе с планом – как устроить продажу ранчо Неверленд за бесценок, речь шла о почти 2000 пунктов – предметы антиквариата, сувениры, мебель, картины, личные предметы одежды и многое другое – то есть обо всем, что составляло жизнь Майкла. Богатства должны были быть проданы с торгов на аукционе Julien в Беверли-Хиллз. Контракт с сотрудниками аукционного дома заключил Томе. Майкл, который ничего не знал об этом, смог остановить дело в последний момент, и с большим трудом нашел альтернативное решение, чтобы не продавать свои сокровища, а разрешить только показать их на выставках по Азии. Одну из таких выставок я позднее видел в Японии, она представляла лишь немногое и была сделана очень сдержанно. После этой истории Майкл прекратил сотрудничество с доктором Томе Томе.

5 марта 2009 года в своем знаменитом анонсе в Лондоне Майкл объявил о десяти концертах, первый из которых должен был состояться 8 июля 2009 на лондонской О2 арене. На этой пресс-конференции он еще говорил о «последнем турне», то есть о прощании. Билеты на эти десять концертов были распроданы в кратчайшие сроки, это был мировой рекорд продаж, спрос намного превысил предложение. Предлагавшие билеты Интернет-сайты были обрушены. Тогда AEG начала поднимать ставки и предлагать все больше выступлений, чтобы заработать доход, который только был возможен. Официально речь шла уже о 50 концертах, что было подтверждено организаторами. Они даже не исключали возможность дальнейших концертов, и я снова подумал о дошедшем до меня слухе о «мировом турне», для которого AEG наметили тур продолжительностью в три года по Европе, Азии и США. Затем Рэнди Филиппс действительно объявил об этом официально. Видимо, в связи с высоким спросом в Лондоне AEG ощущала воодушевление и повышала цены. Они заключили сделку с одним поставщиком онлайн-билетов, позволяющую продавать до 1000 билетов на лучшие места за концерт по 500 британских фунтов на человека, причем 80 процентов от этого, разумеется, отходили к AEG.

Майкл с большим усилием согласился на десять концертов; о том, что должно было состояться после этого, он ничего не знал. Позднее он сказал, что не знал о том, что было согласовано, он готовился к десяти концертам, о 50 никогда не упоминалось. Когда он высказался против этого некоторым фанатам, его изоляция стала еще сильнее, больше никто не мог к нему приблизиться.

Благодаря 15-страничному контракту я узнал, что Томе действовал под руководством Рэнди Филиппса из AEG, с которым он заключил соглашение. Хотя Майкл дважды подписал контракт, остается под вопросом, точно ли он вообще его прочитал. Также примечательно, что он сказал о том, что никогда не получал копию контракта. Насколько мне известно, копии были переданы только Томе и AEG. Это может показаться спекулятивным, но после всего, что произошло, я считаю людей, имевших контроль над Майклом, способными на многое. В контракте был пункт, в соответствии с которым количество концертов могло быть увеличено до 31 – или более – по согласованию сторон. Это в высшей степени необычно. Возможно ли это, что после подписания даже страницы могли быть заменены, или соглашения были бы дополнены? Условия этого контракта были для Майкла хуже всего, что он уже критиковал раньше, он должен был быть полностью выжатым и принести благодаря этому огромную прибыль. Майкл жаловался на убыточные для него поступления от тура HIStory и критиковал Sony, и он поссорился с Томми Моттолой, затем отделился от этой системы, чтобы с большим мужеством на свой страх и риск действовать в одиночку. Но империя наносила ответный удар. Перед ним стоял единственный выбор – принять участие или быть уничтоженным. Мои планы для Интернет-проекта держали от него в стороне. Он казался мне жертвой диктатуры и ее палачей, шпионов и доносчиков. Моим единственным вопросом в те дни было не то, отменит ли он концерты, а когда он это сделает. Уже срок первых концертов должен был быть перенесен, и в целом проект был подготовлен крайне плохо.

Поскольку я очень беспокоился за него, я полетел в ЛА, чтобы еще раз попытаться известить Майкла о моих планах по реорганизации MJ Universe в большую Интернет-платформу. Я добился финансирования, проект был бы осуществлен быстро, и я хотел заранее позаботиться на случай, если он по какой-либо причине отменит концерты тура This Is It. Уже издали я увидел, что его особняк окружен многочисленными фанатами. Новые телохранители полностью блокировали дом. Неудивительно, что СМИ подняли шум по поводу новых концертов, о его «возвращении», которое он сам хотел бы понимать как прощание. Уже из такси я увидел, что не имело смысла навестить Майкла в такой ситуации, и я повернул назад с пустыми руками. В городе я встретил его звукоинженера, который так же, как и я, был шокирован из-за того, что происходило с Майклом. Также темой разговора было то, что в последнее время Майкл не раз говорил о том, что он боится за свою жизнь и своих детей. Я мог подтвердить это, потому что именно так он сказал мне на автоответчик: «Я боюсь за свою жизнь и за своих детей». Он знал, что речь шла о его жизни. Он предвидел, что с ним вскоре должно было случиться.

Его мать Кэтрин позже подтвердила страхи Майкла, а также старшая сестра Ла Тойя сообщила, что он действительно боялся умереть, и одной из причин было то, что он владел половиной каталога Sony/ATV. И каждый знал, что он расстался бы с этим только с большой неохотой.

Пару дней спустя Майкла больше не было в живых.

Глава 61. Побочные эффекты.

Часто предполагалось или даже утверждалось, что Майкл Джексон был наркоманом. Я уверен, – он им не был. Когда мы обсуждали деловые вопросы или вели личные беседы, он вне всяких сомнений производил на меня впечатление, что далек от мыслей о наркотиках или чем-то подобном, ему просто не нужно было такое.

Известно, что после ожога головы, который произошел с ним в 1984 году на съемках рекламного ролика Pepsi из-за преждевременно воспламенившейся пиротехники, ему были назначены обезболивающие. Когда позднее боль время от времени возвращалась, он снова принимал обезболивающее. Майкл нанимал врачей, которые круглосуточно заботились о нем и стоили больших денег. В последние годы жизни, когда его все чаще мучили бессонница и беспокойство, он начал спрашивать также о снотворных, о транквилизаторах, которые на пару часов давали ему покой. Он жаждал сна и отдыха. Возможно, после всего, что должен был пережить, он хотел забыться немного. Он хотел покоя, но без потери контроля над своим телом. Тем не менее, всегда были врачи, которые сразу оказывались тут как тут, если речь шла о том, чтобы дать Майклу какое-нибудь лекарство. Случалось, что они предлагали ему новое средство, которое будто бы было выпущено совсем недавно, которое было очень эффективным и пойдет ему на пользу – и которое, разумеется, должно было оплачиваться отдельно.

Во время перелета из ЛА в Берлин на церемонию награждения Бэмби мы все спали в первом классе Боинга 747 – Майкл, дети, Грейс и я – а также сопровождавший Майкла врач. Состояние здоровья Майкла было хорошим, и мы с Грейс знали, что он ни в коем случае не нуждался в лекарствах от какого-либо врача, потому мы оба легли спать в салоне самолета так, чтобы сидевший неподалеку врач должен был пройти мимо нас, чтобы добраться до Майкла. Несмотря на это, он попытался так сделать, я пробудился от полусна и отправил его назад на свое место. Майкл его не звал.

В другой раз я уже попрощался с Майклом в Хилтоне в Беверли-Хиллз. Но затем мне нужно было вернуться в отель, куда я снова приехал где-то 45 минут спустя. Я знал, что Майкл никуда не ушел, и несколько раз постучал нашим тайным стуком в дверь его номера. Но, вопреки ожиданиям, он не открыл. Под дверным проемом я заметил мелькающую тень человека, который двигался по комнате, и тут же громко крикнул, что мне должны открыть, иначе номер откроют телохранители. Впустивший меня человек оказался врачом Майкла. Сам Майкл лежал в кровати в спальне, полностью апатичный, и я начал спорить с врачом, так как мне казалось совершенно излишним давать Майклу снотворное.

Когда в ноябре 2003 полиция обыскивала ранчо Неверленд, были показаны и съемки о запасах медикаментов, но ими удивительным образом никто, казалось, не заинтересовался. Мне бы хотелось, чтобы хотя бы один из должностных лиц осмотрел все это подробнее, не для того, чтобы обвинить Майкла еще и в злоупотреблении лекарствами, а чтобы проконтролировать лечащего врача.

В качестве хорошего врача мне вспоминается лишь доктор Алекси из Лас-Вегаса. Прежде всего, он лечил детей при простудах и других, более обычных жалобах. Кроме того, в общении он был спокойным и объективным, а также компетентным человеком, и при случае я мог поговорить с ним и о Майкле. Он советовал проявлять осторожность и умеренность в приеме лекарств, и у меня сложилось впечатление, что у него тоже вызывали подозрения личные врачи Майкла. Поэтому во время моей работы с Майклом мы постоянно пытались держать врачей на некотором расстоянии от него, и внушали ему самому не позволять сразу навязывать все то, что они расхваливали ему как новые чудодейственные средства.

«Я убежден в том, что, когда Майкл расстался с Вами, он подписал свой смертный приговор», – как-то написал мне Алекси по электронной почте. Несомненно, это сказано с преувеличением, но, по крайней мере в течение лет, когда мы работали над проектом MJ Universe, у меня было чувство, что Майкл едва ли принимает наркотики, потому что они просто не были ему нужны.

^ Глава 62. Конец.

Прежде я ничего не слышал о лечащем враче, который присутствовал в особняке Майкла при его кончине, докторе Конраде Мюррее. Позже я смог разузнать, что его предоставили AEG Live, организаторы тура This Is It, которые – при подготовке фильма This Is It – вновь поддерживали связь с Sony. Также сохранялась прямая и беспрерывная информационная связь между приближенными к Майклу и до уровня AEG Live и Sony. Джон Бранка тоже объявился снова.

В четверг, 25 июня 2009 года доктор Конрад Мюррей дал Майклу в его особняке в ЛА несколько лекарств, среди которых были валиум и анестетик пропофол. В то время, когда Майкл впал в кому, и произошла остановка сердца, Мюррей был занят продолжительными разговорами по телефону за пределами комнаты, а когда он уже слишком поздно начал реанимационные мероприятия – как следует из реконструкции событий, – это делалось совершенно непрофессионально. Массаж сердца производился на постели (причем ребра пациента оказались сломанными) вместо твердой поверхности – например, на полу. Санитары реанимации, которых следовало вызвать намного раньше, доставили его в медицинский центр UCLA Лос-Анджелеса, где в 14.26 по местному времени о его смерти было объявлено официально. Во время допроса Мюррей сообщил, что Майкл перестал дышать приблизительно в 11 часов. Позднее при расследовании переговоров по мобильному телефону Мюррея были определены различные телефонные разговоры, о которых он ничего не сказал на первом допросе. Семь месяцев спустя Мюррею было предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве. После сообщений в СМИ об издании этой книги дело еще находилось на рассмотрении в суде против доктора Мюррея, обвиняемого прокурором в том, что эти «неоднократные некомпетентные и неумелые действия привели к смерти Майкла Джексона». При этом в защиту доктора Мюррея высказывалось, что Майклу без ведома его врача потребовалось принять еще успокоительных, чье взаимодействие привело затем, к несчастью, к кончине. Позднее Ла Тойя высказалась о враче, что он был лишь «козлом отпущения» для других, на заднем плане, к которым нужно присмотреться поближе.

Принадлежащая Майклу половина каталога Sony/ATV находится сейчас – вместе со многими другими составляющими наследия Майкла, прежде всего бесчисленными авторскими правами, каталогом MiJac и именным брендом – в собственности управления наследием, Эстейтом Майкла Джексона в Нью-Йорке, при участии в управлении Джона Бранки. Этот Эстейт назначен в соответствии с последней волей Майкла, его завещанием. Но не вызывает ли это завещание каких-либо сомнений? К примеру, доктор Арнольд Кляйн, бывший пластический хирург Майкла, объясняет, что ему бросается в глаза, что в завещании ошибочно записаны имена детей Майкла, и под подписью Майкла в качестве места указан ЛА, в то время как в день подписания он был в Нью-Йорке. Я лично также могу подтвердить, что в указанный день получил звонок от Майкла из Нью-Йорка. Что-то здесь выглядит не так. У меня было странное чувство.



Данное письмо подтверждает, что Майкл звонил мне в день предполагаемого подписания завещания из отеля Garden City в Нью-Йорке. Соответственно, 7 июля он не мог быть в ЛА.

К тому же, доктор Кляйн задается вопросом, который, правда, тоже не является бесспорным, почему Майкл выбрал Джона Бранку, к которому чувствовал расположение не больше, чем к Sony, и должен был поставить подпись, если он был в трезвом уме, то есть, мог быть совершенно одурманен лекарствами. В последние недели жизни Майкл уже не был самим собой. Также доктор Кляйн не забыл указать, что Джон Бранка и Говард Вайцман (также из Эстейта Майкла Джексон) при подготовке тура This Is It находились в контакте с AEG Live и Рэнди Филиппсом, которые предоставили врача, доктора Мюррея, для круглосуточного наблюдения с вознаграждением в 150 000 долларов в месяц. Было ли это захватом контроля, словно в детективе, как утверждает доктор Кляйн? Мне кажется по меньшей мере странным, что Бранка, который совершенно официально был уволен Майклом – с помощью письма, которое есть у меня, – и, вероятно, как это принято обычно, должен был передать все документы бывшим партнерам по бизнесу, сейчас снова выступил с завещанием.

Все началось с Томми Моттолы, главы Sony в США, от которого Майкл хотел отдалиться, затем он уволил Джона Бранку и остальных; следом был фильм Башира, который не только по моему мнению имел решающее значение для «компании уничтожения» Майкла. В Интернете есть сайты о тайных заговорах, которые уверяют, что брат Башира раньше был водителем Моттолы. Тем не менее, тут не приводятся ни доказательства, ни опровержения от участников событий.

^ Глава 63. Неверленд. Последний раз.

Прошел почти год после смерти Майкла, и в начале лета 2010 года я полетел в США, чтобы еще раз посетить Неверленд. Майк, бывший начальник охраны Майкла, который с тех пор работал в полиции, помог мне попасть на территорию. Маркус Ланц, немецкий тележурналист и ведущий, сопровождал меня с небольшой съемочной группой. Был прекрасный солнечный день. Я заметил, что многие аттракционы выглядят потрепанными; их давно и выгодно продали. Жилой дом был пуст, и сквозь пыльные, затянутые паутиной окна можно было увидеть, что мебель полностью убрана.

Садовник поливал некоторые растения, но кругом господствовали сорняки. Двое или трое секьюрити со скучающими минами стояли недалеко друг от друга, охраняя пришедшее в упадок поместье. На ум приходила какая-нибудь развалившаяся империя, как затонувшая Атлантида. Я был убит горем и чуть не расплакался, когда увидел дерево, которое Майкл посадил в честь основания нашего канадского проекта CineGroupe.

На какое-то мгновение мне показалось, что я все еще слышу в жарком полуденном воздухе, как Майкл зовет меня, слышу смех детей и гостей ранчо, трубные возгласы слонов и отдаленный шум моторов квадроциклов. Но теперь это действительно была всего лишь мечта.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Похожие:

Дитер Визнер «Правдивая история» iconИсповедь демона
Правдивая история о нелегкой жизни простых нью-йоркских демонов! Впервые на русском языке!

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭверет Тру nirvana: Правдивая история
Вы заметили, что в последнее время среди рок‑музыкантов стало модно носить футболки с символикой «Ramones»?

Дитер Визнер «Правдивая история» iconКлаус Дж. Джоул жизнь полная любви посланни к правдивая история про любовь
Если вы человек, перелистывающий множество книг в поисках того, что позволит продвинуться вперёд, то в этой книге вы найдёте то,...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconПервая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе
Первая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе Metallica. Очень интересное и познавательное чтиво! Узнай...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconДжеймс Грэм Баллард Империя Солнца ocr by Ustas; Spellcheck by Satok
Эта правдивая и жестокая история о выживании в условиях голода, смертей и жестокости людей по отношению друг к другу не содержит...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconСодержание
Маленький Дитер или как я научился любить

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки
Это правдивая история, расска­занная автору принцессой Султаной. За словами автора стоят за­писки и дневники принцессы. Все человеческие...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconНовая версия; точнее, правдивая история
Сегодня трудно представить себе, что каких-нибудь сто лет назад матрёшки вообще не существовало. Первая русская матрёшка появилась...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconАрнольд Шварценеггер Вспомнить все: Моя невероятно правдивая история
Австрии. Поэтому мне не пришлось притворяться, изображая восторг и счастье, когда я играл сцену, в которой мой герой Геркулес попадает...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconОтветы на билеты к экзамену по курсу “всемирная история”
История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история); история мировых цивилизаций;...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов