Дитер Визнер «Правдивая история»




НазваниеДитер Визнер «Правдивая история»
страница5/17
Дата публикации19.07.2013
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 13. Размер имеет значение.

Церемония вручения наград проходила в клубе Monaco Sporting Club. Майкл должен был выступать последним, как несомненный гвоздь программы. Я уже был на месте и позвонил ему лишь незадолго до выступления, чтобы он приехал прямо сейчас. Согласно мнению устроителей, его преждевременный приезд внес бы слишком большую сумятицу. Когда он прибыл, все остальные артисты выстроились вдоль прохода к сцене, и принц Альберт торжественно вручил ему награду «Artist of the Millennium Award», подчеркнув ее значимость полными энтузиазма словами: «Когда через тысячу лет будут оглядываться на историю поп-музыки, ни об одном артисте не станут вспоминать с таким глубоким почтением, как о Майкле Джексоне». Майкл вежливо поблагодарил принца, но затем обратился к бушевавшим от восторга фанатам и заверил их:
– You are the reason why I continue to do what I do! (Я продолжаю делать то, что делаю, только ради вас!) – что было встречено бурными овациями.

После этого снова появились представители «Мерседеса», чтобы, наконец, подарить Майклу смарт. Они вручили ему техпаспорт автомобиля и ключи, а после вручения наград продемонстрировали нам маленькую машину в подземном гараже. Майкл не смог сдержать смех при виде этого автомобиля. Заглядывая внутрь через открытую дверь, он прикидывал: может быть, смарт – это вроде электромобилей на ранчо, игрушка. Он не совсем понимал, что хотят от него ребята из «Мерседеса», но учтиво поблагодарил их за чудесный подарок: «Oh, thanks so much!!!» (О, большое спасибо!). Смарт явно был маловат для него, ведь Майклу всегда не хватало размаха. Когда мы вечером вместе листали посвященный смарту рекламный проспект, который нам оставили служащие «Мерседеса», он увидел фото стеклянной «башни» с машинками-смартами внутри. Подобные «башни», что-то вроде многоэтажных гаражей с прозрачными стенами, вмещающих до тридцати смартов, в то время возводились некоторыми автоторговцами в рекламных целях. Фотография полностью очаровала Майкла, и теперь он во что бы то ни стало хотел точно такую же «smart tower» на своем ранчо! «Dieter, that´s what I want!» (Дитер, это именно то, что мне нужно!). На следующее же утро я позвонил в «Мерседес», и они, к моему удивлению, согласились: «Окей, вы получите «башню».

Майкл действительно один раз прокатился по Монако на черном смарте, который он получил в подарок. Правда, далеко мы не уехали. Он собирался за покупками в FNAC, крупный торговый центр, и маленький автомобильчик сопровождали два наши больших микроавтобуса. Майкла вез шофер. Движение было такое медленное, что охранники могли бежать рядом. Но поклонники, которые в огромном количестве тоже бежали следом, становились все навязчивей. Все больше фанатов прорывали оборону, трясли и раскачивали маленький смарт, так, что я даже испугался, что они вот-вот перевернут его. Поэтому в более-менее защищенном месте Майкл пересел к нам в машину.

Позже Майклу пришелся по вкусу автомобиль Mercedes Benz S 600 Pullman. Его по-настоящему восхитил лимузин, и ему захотелось владеть таким же. Он практически принуждал меня найти ему эту машину, а лучше сразу три. Лимузины, которые изготовлялись по запросам глав государств, дворянских семей, представителей королевских домов, нескольких шейхов и немногих владельцев крупных фирм, были верхом совершенства с технической точки зрения, оснащены всем, что только можно пожелать, и соответствовали самым высоким стандартам роскоши и безопасности.

В ответ на настойчивые требования Майкла я сначала достал ему другую глянцевую рекламную брошюру «Мерседеса», сделанную очень добротно; там были представлены многие различные модели. Особенно ему понравилась многочисленная аудио- и видеоаппаратура, а также большие мониторы. Техническое оснащение самого высокого уровня. Он взял толстый маркер и спонтанно набросал свои пожелания прямо на брошюре. В заднюю часть салона нужно было, конечно же, встроить как можно больше экранов. У меня оставались связи с «Мерседесом» еще с того времени, когда я не работал на Майкла, и я использовал их, чтобы от его имени вести переговоры о покупке. Оснащенный многочисленным дополнительными приборами лимузин был чуть позже переправлен в США, в «Неверленд».

Глава 14. Кнут и пряник.

Просыпаясь, Майкл сразу же был бодр и готов к работе, и тогда мы плотно завтракали у него в офисе или на кухне. Он просыпался и засыпал, когда ему было угодно, без разницы, днем или ночью. Если он завтракал утром, мы садились за стол вместе с детьми. Для него это было невероятно важно, он проводил эти совместные трапезы с ритуальной торжественностью как можно чаще, насколько позволяло расписание.

Он со всей серьезностью рассказывал, какие вредные вещества содержатся в продуктах питания, предостерегал от холестерина и вел себя как человек, придающий огромное значение здоровью. Со словами «Dieter, you have to take this!» (Дитер, ты просто обязан это попробовать) он протянул мне через стол странную желтую банку, на которой было написано: This is not butter! (Это не масло!) Внутри находилась гладкая масса из сгущенной пахты, масла соевых бобов и соли с лецитином и витамином А, как он мне объяснил. Таким образом, дети получали максимально здоровое питание. Но, каким бы аскетичным и придерживающимся здорового образа жизни человеком Майкл ни пытался выглядеть в ваших глазах, он с удовольствием поглощал куриные крылышки и прочий фаст-фуд, когда его никто не видел.

Если дети ссорились за завтраком, он вмешивался: «Paris, don`t do this!» (Пэрис, не делай этого) или «Prince, stop!» (Принс, хватит). А я пытался уладить спор: «Michael, just let them eat…» (Майкл, просто дай им поесть). Но у него были собственные воззрения на этот счет: «You know, Dieter, I have to take care, they have to be smart» (Знаешь, Дитер, я должен следить за этим, они должны быть хорошо воспитаны). Они с раннего детства должны были усвоить правила поведения за столом и хорошие манеры.

После завтрака Майкл с детьми часто стоял у окна посредине верхнего этажа, когда кто-нибудь из смотрителей проводил мимо дома слонов. Самый большой – его подарила Майклу на день рождения Элизабет Тейлор – шел впереди. Еще более своеобразной эту сцену делало то, что вместе со слонами постоянно бегал верблюд. Эта странная процессия почти каждый день проходила по просторам ранчо мимо вышеназванного окна к озеру, где слоны купались и с удовольствием плескались в воде. Их мыли, животные пускали фонтаны хоботами и трубили, как сумасшедшие, а потом отдыхали на небольшом пляже. Что и говорить, для детей это представление было прекрасным развлечением, которое никогда не надоедало. Они росли в сказочной стране, но для них сказка была явью. Дети не знали другой жизни, и звери под окнами были для них в порядке вещей.

Иногда детям разрешалось покормить слонов. Майкл нанял ветеринара и множество служащих, которые постоянно находились рядом с животными и заботились о них. И хорошо, что это было так, потому что я могу подтвердить: если ты, погруженный в свои мысли, совершаешь прогулку по ранчо, и вдруг перед тобой возникает слон, явно пребывавший в скверном настроении – у тебя серьезная проблема. Поэтому к надзору за животными – наряду со слонами на ранчо жили ламы, змеи, попугаи, тигры, верблюды и жирафы – относились очень серьезно.

Хоть Майкл и знал, что его дети растут совсем не так, как большинство их сверстников, тем не менее, он всегда старался привнести в их жизнь немного нормальности. У детей были собственные няни и учителя, но ему было важно самому участвовать в воспитании своих детей и организовывать их ежедневный досуг. Он часто приводил детей в школу – ее специально устроили в «Неверленде». Майкл позаботился, чтобы на занятия приходили и другие дети, таким образом, Принс и Пэрис могли пообщаться с ровесниками. Если дети не хотели идти в школу, тогда, как и в других семьях, у них возникали проблемы с отцом. Майкл охотно брал детей с собой в путешествия, и даже во время этих многочисленных путешествий он придавал огромное значение тому, чтобы они не прекращали занятия. Поэтому в гостиничных номерах устраивали что-то вроде классной комнаты с доской, партами, книгами и прочим учебным материалом, чтобы учительница (которую тоже брали с собой) могла проводить уроки. Эти занятия регулярно проверялись представителями соответствующего ведомства.

Прежде всего Майкл хотел защитить своих детей, он тщательно оберегал их, чтобы по возможности оградить их от дурного влияния. К примеру, в возрасте от пяти до семи лет детям не разрешалось смотреть телевизор и пользоваться интернетом, чтобы они не увидели программы или новости, которые могли бы их напугать или смутить. Вместо этого Майкл часто ходил с ними в кино на ранчо, и они все вместе смотрели старые диснеевские фильмы и мультфильмы. Или же играли в видео- и компьютерные игры, подходящие детям их возраста. Причем Майкл, вопреки собственным убеждениям, очень часто сидел рядом с детьми на полу и ел пиццу.

^ Глава 15. Навык мастера ставит

Иногда Майкл шутки ради притворялся, будто Принс и Пэрис и сами стали мировыми звездами, и пробовал взять у них интервью. Для этого он брал, к примеру, толстый маркер, подзывал к себе сына, и спрашивал, держа маркер у его лица, как микрофон: «Prince, you know what? What about an interview? Prince, what do you think about…?» (Принс, а знаешь что? Как насчет интервью? Принс, что ты думаешь о…?). Принс отвечал очень бойко и быстро расправлялся со всеми вопросами, один за другим. Но если Майкл звал: «Paris, now you!» (Пэрис, а теперь ты!), малышка с обиженным видом отворачивалась и уходила в угол. «Paris, give me an answer, c`mon! Let`s have an interview, okay?» (Пэрис, да ладно тебе, ответь мне! Давай проведем интервью!), наседал на нее Майкл, почти как настоящий репортер. Но Пэрис лишь строила обиженную физиономию и не произносила ни звука. Иногда он по полчаса стоял перед ней на коленях, уговаривая ее. Как-то раз я отвел Майкла в сторонку и спросил: «Michael, can`t you see, she doesn`t wanna give an interview, you know?» (Майкл, ты что, не видишь, она не хочет давать интервью, ты же понимаешь, правда?) Он не поддавался: «But she should learn this…» (Но она должна научиться этому). Только после того, как я еще раз подчеркнул: «She doesn`t wanna do this, Michael! C`mon, it`s enough!» (Майкл, она не хочет это делать, хватит уже!) - тогда он оставил ее в покое.
Если на ранчо приезжали гости, а это случалось часто, дети должны были одеться покрасивее. Если Пэрис не была готова вовремя, Майкл терял терпение, хотя ему самому требовалось намного больше времени, чтобы одеться и привести себя в порядок. «Why isn`t she done?» (Почему она до сих пор не готова?). Когда она, наконец, выходила из своей комнаты, в длинном белом платье и с лентой в волосах, то была похожа на маленькую принцессу. Лицо Майкла сразу же прояснялось: «Oh, you look beautiful! Prince, doesn`t she look beautiful? Tell her she looks so fantastic! Give her a hug!» (О, ты прекрасна! Принс, правда, она прекрасна? Скажи ей, что она восхитительно выглядит! Обними ее!). И Принс подходил к сестренке и обнимал ее.
Затем Майкл, держа детей за руки, спускался по лестнице вниз, в большую гостиную в главном доме. Незадолго до того, как он входил в помещение, в большинстве случаев его можно было буквально «учуять». У Майкла была привычка использовать в подобных случаях сразу два парфюма – один он получал в подарок от отца, другой от матери, и за ним тянулся сильный аромат роз. И Майкл, и дети никогда не пожимали руки в знак приветствия. «In this family we don`t shake hands, we give hugs» (В нашей семье мы не пожимаем руки, мы обнимаемся.). И они обнимали людей, которые часто бывали растроганы этим жестом, а те наклонялись к детям для объятий. Торжественные выходы, похоже, были у Принса и Пэрис в крови. После приветственных объятий дети садились на диван, держась очень прямо, и вели себя тихо. Пэрис при этом была погружена в себя, а Принс – наоборот, маленький проказник. Он бы с удовольствием дал свое собственное представление, спел и станцевал для гостей. Когда Майкл вместе с детьми уходил, его запах оставался в комнате, и тебе еще долго казалось, словно ты сидишь в розарии.
Когда в «Неверленде» не было посторонних, я видел Майкла совершенно в другом свете: в джинсах и пуловере, без макияжа и небритого. Однажды я пришел к нему в новой одежде – кроссовках, спортивных штанах и куртке с капюшоном, поскольку в то время чувствовал себя у него почти как дома. Когда Майкл увидел меня, то ошеломленно воскликнул: «Wow, Dieter, that looks great!» (Ух ты, Дитер, это шикарно смотрится!), поскольку раньше он видел меня только в строгом костюме и галстуке. Но в «Неверленде» все просто было по-другому. Ты заражался этим радостным настроением. И можно было заниматься тем, чем взрослые, в общем-то, не занимаются. Среди всех этих игрушек, каруселей, железных дорог и парков развлечений ты и сам снова становился ребенком. Иногда в мою голову закрадывался вопрос: ты что, в самом деле это делаешь? Но тогда я снова садился на квадроцикл и гонял с Майклом по огромному поместью, причем, он всегда оказывался впереди. Он был очень хорошим водителем.
Как только он уезжал с ранчо, то снова становился Майклом Джексоном – суперзвездой. Он должен был «работать» звездой, и Майкл довел эту роль до совершенства

^ Глава 16. Подарки

Майкл очень серьезно относился к дням рождения и подаркам для других людей. Я ни в коем случае не хотел мешать праздникам его детей, но очень скоро услышал, как он зовет: «Where is Dieter? He should come, food is ready…» (Где Дитер? Ему пора присоединиться, еда уже готова…), и поэтому присоединился к ним. Майкл никогда не устраивал чересчур помпезные детские праздники, но ему хотелось, чтобы дети вспоминали о своих днях рождения как о чем-то особенном.
Однажды во время моего пребывания в «Неверленде» меня навестил мой племянник Даниэль и его друг Йерезит. Майкл во что бы то ни стало хотел сам, в качестве приветствия, купить им обоим подарки. Вскоре после этого я стал свидетелем того, как звезда мировой величины с заговорщицким видом устроилась в комнате и с большим интересом и любовью занималась упаковкой подарков в красивую бумагу, даже завязывала на них красивые бантики. Затем на двух открытках он написал поздравления персонально для каждого гостя, подписал их и прикрепил к пестрым коробкам. Они выглядели как маленькие произведения искусства, и он сделал все это своими руками – терпеливо, с большой любовью и мастерством. Когда Майкл закончил, то хотел поручить мне передать детям подарки. Я отказался: «No, no, no, Michael! You have to do it yourself!» (Нет-нет, Майкл, ты должен сделать это сам.) Ведь это были в самом прямом смысле его подарки. «No, no, I can`t do this…» (Нет-нет, я не могу), – воскликнул он сначала, но позже все-таки вручил их детям сам. Мальчики были вне себя от счастья, и, несмотря на то, что уже давно выросли, все еще хранят эти подарки как зеницу ока – вместе с упаковкой, бантиками и открытками.

^ Глава 17. Ревность

Принс, Пэрис и рожденный в 2002 году младший сын, Бланкет, были самым главным в жизни Майкла, они были ее смыслом. Он был с ними так часто, как только мог, и тогда по дому беспрерывно разносилось: «У вас все хорошо? Чем хотите заняться сегодня? Что будем делать? What`s the plan?». Правда, иногда его любовь обращалась в ревность, а именно в тех случаях, когда Майкл замечал, что внимание сыновей и дочери достается не только ему одному. К примеру, дети были очень привязаны к своей няне Грейс, которая многие годы была близким человеком, очень важным для них. Разумеется, Майкл понимал, что это правильно и хорошо, но если эта привязанность, по его мнению, становилась слишком сильной, детям запрещалось видеть Грейс целую неделю. Они любили няню и в таких случаях плакали. Когда Грейс возвращалась, и они неслись к ней, и обнимали ее, ревность Майкла только усиливалась.

Он демонстрировал эту ревность и во время нашего пребывания в Лас Вегасе. Мы собирались идти на концерт Селин Дион в Caesаrs Palace. Майклу нравилась Селин, и он уже посвятил ее в свои планы. Дети оставались в отеле, и мы как раз собирались уходить, когда я услышал, как Бланкет кричит в своей комнате. Я сразу же бросился к нему: «What happened, what happened?» (Что случилось?). Мальчик плакал, потому что Грейс, по указанию Майкла, не могла быть с ним этим вечером. Майкл тоже пришел к сыну в комнату и пытался урезонить малыша:
– Blanket, stop! Don`t cry! Stop now!» (Бланкет, хватит. Не надо плакать. Перестань немедленно!).
Но тот просто не мог остановиться. Я поторопил его: «Michael, we have to leave» (Майкл, нам пора идти). И попросил все-таки привести Грейс. Но Майкл стоял на своем, да и мы все равно уже опоздали. Бланкет не прекращал реветь, но Майкл не позволил себя разжалобить. Я позвонил Селин, извинился и сказал, что придется отложить наше посещение до завтрашнего вечера, когда у нее снова будет очередной концерт. Но на следующий день все повторилось: Бланкет плакал не переставая, а Майкл оставался непреклонен. Мне очень хотелось положить этому конец и позвать Грейс, но Майкл упорствовал:
– No, he has to sleep! She should not come in, you know! He loves Grace, he should love me! (Нет, ему нужно ложиться спать. Ей не следует сюда приходить! Он любит Грейс, а должен любить меня!). Я попытался объяснить ему, что ничего плохого в этом нет, и дети все равно остаются его детьми, даже если требуют Грейс, это же совершенно нормально. Между тем, Селин и ее муж Рене уже раз пятнадцать звонили мне и спрашивали, куда мы запропастились. Ведь если такая звезда, как Майкл Джексон, собирается посетить концерт в качестве зрителя, Селин и ее подчиненные должны быть уведомлены, когда именно он приедет. Я ответил, что мы уже в пути и будем с минуты на минуту. Когда во время следующего звонка меня спросили, где мы пропадаем, пришлось приврать: «Мы в машине, скоро будем!». На самом деле Майкл и я все еще оставались в номере у кровати Бланкета. В конце концов, он заснул. Наконец-то! Мы на цыпочках вышли из комнаты и отправились в путь. Но, перед тем как уйти, я, конечно, на минутку заглянул к Грейс и попросил ее обязательно присмотреть за детьми.

Мы опоздали на час. Селин оттягивала начало концерта, потому что ждала Майкла. Но так как никто больше не знал, что он должен придти, публика беспокоилась, многие свистели. Менеджеры Селин были на нас обижены. Когда мы прибыли, Рене уже ждал на улице и проводил нас к черному ходу. Мы следовали за ним за кулисами. Затем зрительный зал погрузился в полную темноту. Майкл вошел в зал, и на него направили сверкающий луч прожектора, пока он шел к своему месту в первом ряду. Публика завопила от восторга при виде неожиданного гостя, люди вскакивали и аплодировали с высоко поднятыми руками. Майкл Джексон среди них! Майкл повернулся к зрителям и указал на Селин: мол, сегодня она – звезда вечера, а не он.
Я догадывался, что менеджеры Селин захотят пригласить Майкла на сцену, и знал, что он бы этого не желал ни в коем случае.
– Don`t let them pick me up! We can`t do this! I don`t go on stage! They want me to dance, I don`t do this! (Не позволяй им вызывать меня туда! Мы не можем это сделать! Я не выхожу на сцену, они хотят, чтобы я танцевал, но я так просто не делаю!), – просил он. Он хотел в кои-то веки просто посидеть в зале, наслаждаясь представлением. Но Селин уже обращалась к нему с речью. Я вышел вперед и сказал ее людям, что Майкл не может выйти на сцену, потому что у него что-то с ногой, и что мы увидимся после концерта.
Позже мы встретились и общались с Селин за кулисами.
– Dieter, do you wanna see my son? I have a picture (Дитер, хочешь увидеть моего сына? У меня есть с собой фотография), – неожиданно спросила она.
– Of course, show me (Конечно, покажи), – ответил я.

Она вышла, затем вернулась к нам с огромным плакатом в руках. Я рассмеялся и сказал ей, что ожидал скорее фотографию в портмоне. Мы немного поговорили. Она была такой непринужденной, невероятно предупредительной и очаровательной. Майкл и Селин провели вместе прекрасный вечер.

Что касается Бланкета, то первое слово, которое он произнес в своей жизни, было «Dieter!». Мне даже было немного неудобно перед Майклом, он все-таки его отец. Но тот только смеялся: «Hey, did you hear that?» (Эй, ты слышал?). Просто для Бланкета мое имя было словом, которое очень часто и громко повторяли в его присутствии, потому что его папа постоянно так меня называл. Бланкет всего-навсего прилежно подражал своему отцу.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Дитер Визнер «Правдивая история» iconИсповедь демона
Правдивая история о нелегкой жизни простых нью-йоркских демонов! Впервые на русском языке!

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭверет Тру nirvana: Правдивая история
Вы заметили, что в последнее время среди рок‑музыкантов стало модно носить футболки с символикой «Ramones»?

Дитер Визнер «Правдивая история» iconКлаус Дж. Джоул жизнь полная любви посланни к правдивая история про любовь
Если вы человек, перелистывающий множество книг в поисках того, что позволит продвинуться вперёд, то в этой книге вы найдёте то,...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconПервая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе
Первая в России (и весьма правдивая) книга о любимой миллионами группе Metallica. Очень интересное и познавательное чтиво! Узнай...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconДжеймс Грэм Баллард Империя Солнца ocr by Ustas; Spellcheck by Satok
Эта правдивая и жестокая история о выживании в условиях голода, смертей и жестокости людей по отношению друг к другу не содержит...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconСодержание
Маленький Дитер или как я научился любить

Дитер Визнер «Правдивая история» iconЭта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки
Это правдивая история, расска­занная автору принцессой Султаной. За словами автора стоят за­писки и дневники принцессы. Все человеческие...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconНовая версия; точнее, правдивая история
Сегодня трудно представить себе, что каких-нибудь сто лет назад матрёшки вообще не существовало. Первая русская матрёшка появилась...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconАрнольд Шварценеггер Вспомнить все: Моя невероятно правдивая история
Австрии. Поэтому мне не пришлось притворяться, изображая восторг и счастье, когда я играл сцену, в которой мой герой Геркулес попадает...

Дитер Визнер «Правдивая история» iconОтветы на билеты к экзамену по курсу “всемирная история”
История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история); история мировых цивилизаций;...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов