Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"




НазваниеДуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"
страница16/63
Дата публикации31.07.2013
Размер3.79 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   63
20


^ Сент-Фрэнсисвилль, штат Луизиана

Д’Агоста остановился перед особняком, гордо возвышавшимся над высохшими клумбами среди голых деревьев. С зимнего неба брызгал дождь, на асфальте стояли лужи. Д’Агоста посидел несколько секунд в прокатном автомобиле, дослушивая последние слова осточертевшей песни и пытаясь преодолеть раздражение: гоняют его, как мальчика на посылках! Разве ж он разбирается в дохлых птицах?!

Наконец песня кончилась, и д’Агоста заставил себя оторвать зад от сиденья, схватил зонт и вылез из машины. Он поднялся по ступеням плантаторского дома и оказался на веранде – ставни-жалюзи были закрыты из-за дождя.

Сунув мокрый зонт в стойку, лейтенант скинул плащ, повесил его на вешалку и вошел в дом.

– Вы, наверное, доктор д’Агоста, – сказала, вставая из-за стола, яркая, похожая на птичку женщина и устремилась к нему, топая короткими ножками в туфлях без каблуков. – В это время посетителей у нас мало. Я – Лола Маршан. – Она протянула руку.

Д’Агоста взял ее и почувствовал на удивление крепкое пожатие. Женщина – сплошные румяна, пудра и помада – была маленькая, полненькая и энергичная, лет шестидесяти на вид.

– Это вы нам привезли плохую погоду! – Она переливчато рассмеялась. – Но все равно, исследователям Одюбона мы рады всегда. А то у нас в основном туристы.

Д’Агоста последовал за ней в зал с выкрашенными в белый цвет деревянными панелями на стенах и массивными потолочными балками. Лейтенант уже начал жалеть о том, что наговорил по телефону. Он очень мало знал и про Одюбона, и про птиц, а потому самый простой разговор мог вывести его на чистую воду. Лучше вообще рта не раскрывать.

– Итак, все по порядку. – Маршан подошла к другому столу и подвинула д’Агосте огромную книгу для посетителей: – Пожалуйста, напишите ваше имя и цель визита.

Д’Агоста написал имя и выдуманную заранее причину.

– Спасибо. Теперь начнем. Что именно вы хотели бы видеть?

Лейтенант прокашлялся.

– Я – орнитолог. – Это слово он запомнил правильно. – Мне хотелось бы посмотреть чучела работы Одюбона.

– Прекрасно. Как вы, конечно, знаете, Одюбон провел здесь только четыре месяца – в качестве учителя рисования Элизы Пирри, дочери мистера и миссис Джеймс Пирри, владельцев плантации Окли, – радостно затараторила Маршан. – После размолвки с миссис Пирри он вернулся в Новый Орлеан, забрав отсюда все чучела и рисунки. Однако когда сорок лет назад нам присвоили статус государственного музея, нам передали рисунки Одюбона, письма и некоторые чучела птиц – эту коллекцию мы потом пополнили, и теперь она одна из лучших в Луизиане!

Свой рассказ Маршан сопроводила радостной улыбкой.

– Совершенно верно, – пробормотал д’Агоста, доставая из кармана блокнот в надежде, что это придаст сцене правдоподобия.

– Прошу сюда, доктор д’Агоста.

«Доктор»! Д’Агоста даже сам себя зауважал.

Маршан повела его к лестнице по анфиладе комнат с крашеными сосновыми полами. Поднявшись на второй этаж, они миновали несколько залов, уставленных исторической мебелью и всевозможными экспонатами, и подошли к запертой двери, за которой оказалась узкая и крутая лестница на чердак. Следом за Маршан Д’Агоста двинулся наверх. На чердаке – просторном, безупречно чистом и ухоженном помещении – пахло свежей краской. Вдоль стен стояли старинные дубовые шкафы с рифлеными стеклами, а у дальней стены – более современные стеллажи. Через запотевшие окна лился прохладный белый свет.

– У нас тут около ста птиц из личной коллекции Одюбона, – сообщила Маршан, живо двигаясь по проходу. – К сожалению, таксидермистом Одюбон был неважным… большинство чучел в плохом состоянии. Их, конечно, дополнительно обрабатывали, но… Впрочем, вы сами увидите.

Они остановились перед большим серым металлическим шкафом, больше похожим на сейф. Маршан повернула круглую ручку, потянула за рычаг, и тяжелая дверь с чмоканьем отворилась, открыв деревянное нутро: каждый выдвижной ящик был снабжен табличкой, вставленной в медный держатель. На д’Агосту хлынул запах нафталина. Маршан вытянула один ящик, и лейтенант увидел три ряда птичьих чучел: пожелтевшие бирки на лапках, из глазниц торчат клочья ваты…

– Бирки делал Одюбон, собственноручно, – с гордой улыбкой пояснила Маршан. – Птиц я буду доставать сама, и прошу не прикасаться к ним без моего разрешения. Итак, что именно вы хотели бы посмотреть?

С веб-сайта, где перечислялись все работы Одюбона и места их хранения, Д’Агоста предусмотрительно переписал в блокнот названия некоторых птиц и теперь мог щегольнуть познаниями.

– Давайте начнем с луизианского речного певуна.

– Прекрасно. – Она вернула ящик на место и вытащила другой. – Будете смотреть на столе или прямо в ящике?

– Можно и в ящике.

Д’Агоста вставил в глазницу лупу и стал пристально разглядывать птицу, непрерывно что-то бормоча и хмыкая. Чучело было старое, выцветшее и побитое молью, перышки обтрепались и повыпадали, набивка вылезла. Д’Агоста как мог изображал заинтересованность и иногда неразборчиво строчил в блокноте.

Наконец он выпрямился.

– Дальше у меня в списке американский чиж.

– Уже достаю.

Лейтенант опять изобразил, что разглядывает птицу, – щурился сквозь лупу, писал, бормотал себе по нос.

– Надеюсь, вы нашли, что вам нужно, – с намеком произнесла Маршан.

– Да-да, спасибо. – Д’Агосте уже начинало надоедать, да и от запаха нафталина подташнивало. Он сделал вид, будто смотрит в блокнот. – А еще я бы взглянул на каролинского попугая.

В комнате наступила тишина. К удивлению д’Агосты, Маршан вдруг слегка покраснела.

– Простите, этого чучела у нас нет.

На д’Агосту накатила волна раздражения: здесь нет птицы, ради которой он приехал!

– Однако если верить справочникам, попугай у вас, – бесцеремонно заявил он. – И не одно чучело, а целых два.

– Теперь нет ни одного.

– А где же они? – Д’Агоста уже не скрывал недовольства.

– Исчезли, – неохотно призналась Маршан после долгого молчания.

– Как исчезли? Потерялись?

– Нет, не потерялись. Их украли. Много лет назад, я тогда работала ассистентом. Осталось только несколько перышек.

Д’Агосте вдруг стало интересно: сработало его чутье копа. Наконец-то он не бродит на ощупь в потемках.

– Расследование проводили?

– Проводили, но чисто формально. Не станет же полиция суетиться из-за двух птичьих чучел, пусть даже это вымерший вид.

– Копии отчета у вас не осталось?

– У нас прекрасный архив.

– А можно взглянуть?

– Простите, доктор д’Агоста, но зачем? – удивленно спросила Маршан. – Птиц украли больше десяти лет назад.

«Ага, обстоятельства изменились!» – подумал д’Агоста и решительно достал из кармана полицейский жетон.

– Боже мой! – испуганно воскликнула Маршан. – Вы не орнитолог, вы полицейский!

– Верно. Отдел расследования убийств, нью-йоркское управление полиции. А теперь, будьте добры, принесите мне документы.

Маршан с готовностью кивнула и спросила, с трудом скрывая волнение:

– А что случилось?

– Убийство, ясное дело, – улыбнулся лейтенант.

Маршан вышла и через несколько минут вернулась с тонкой папкой, в которой обнаружился великолепный экземпляр полицейской отписки – несколько коряво нацарапанных строк, из которых явствовало, что при очередной проверке коллекции была обнаружена пропажа. Признаков взлома не имеется, ничего другого не украли, свидетелей нет, отпечатков нет, подозреваемых нет. Единственная полезная информация: проверка проводится раз в месяц, а значит, преступление совершено между первым сентября и первым октября.

– Вы записываете всех научных работников, которые получают доступ к коллекции?

– Да. И всегда проверяем коллекцию, когда они уходят, – чтобы убедиться, что ничего не прихватили.

– Тогда круг сужается. Принесите мне, пожалуйста, записи.

– Сию минуту. – Маршан торопливо убежала, громко шлепая туфлями по ступенькам.

Через несколько минут она принесла толстый регистрационный журнал в клеенчатой обложке, раскрыла его на нужном месяце. Лейтенант просмотрел записи. За месяц с коллекцией работали трое исследователей; последний – двадцать второго сентября. Имя было написано размашистым почерком с завитушками.
^ Матильда В. Джонс, 18 Агассис-драйв, Куперстаун,

Нью-Йорк, 27490
«И имя фальшивое, и адрес, – подумал д’Агоста. – Агассис-драйв, черта с два. И все почтовые индексы в штате Нью-Йорк начинаются с единицы».

– Скажите-ка, а посетители показывают вам какое-нибудь служебное удостоверение, права или еще что-нибудь?

– Нет, мы людям доверяем. Наверное, зря. Но конечно, присматриваем за посетителями. И как это кто-то ухитрился украсть птиц прямо у нас из-под носа!

«Влегкую», – усмехнулся про себя д’Агоста, но вслух ничего не сказал. Дверь на чердак запиралась на старый замок, а шкаф с чучелами был дешевой модели с шумным запорным механизмом; опытный взломщик легко бы с таким справился. Да и в этом нет нужды… Д’Агоста припомнил, что перед тем, как подниматься по лестнице, Маршан повесила связку ключей на стену в приемной. Наружная дверь не заперта; стоит подгадать момент, когда куратор отлучится – например, в уборную, – и дорога в зал открыта. А там проще простого снять ключи с гвоздика – и прямиком к птичкам. Да вот хотя бы только что Маршан оставила посетителя у незапертого шкафа и пошла за документами. «Имей эти чучела хоть какую-нибудь ценность, их бы давно поперли», – уныло думал д’Агоста.

Он ткнул пальцем в запись:

– А вы ее видели?

– Я тогда ассистентом работала. Посетителей принимал куратор, мистер Хочкисс.

– А где он теперь?

– Скончался несколько лет назад.

Д’Агоста вернулся к регистрационному журналу. Если кражу совершила Матильда В. Джонс, то вряд ли она такая уж ушлая штучка. Имя, конечно же, не настоящее, а вот почерк на измененный не похож. Видимо, кража произошла двадцать третьего сентября, на следующий день после того, как дамочка под видом исследователя установила точное местонахождение чучел. Ночевала она наверняка в каком-нибудь местном мотеле, это можно проверить по регистрационным записям гостиниц.

– А где обычно останавливаются приезжие орнитологи? – спросил лейтенант.

– Мы им рекомендуем мотель «Хума-хаус», в Сент-Фрэнсисвилле. Единственное приличное место, – объяснила Маршан и взволнованно поинтересовалась: – Ну что? Есть зацепки?

– Сделайте мне, пожалуйста, копию этой страницы, – уклончиво ответил д’Агоста.

– Разумеется. – Она сняла со стола тяжеленный регистрационный журнал и удалилась, оставив лейтенанта в одиночестве. Он тут же набрал номер на мобильнике.

– Пендергаст слушает.

– Привет, это Винни. Вам знакомо имя Матильда В. Джонс?

После непродолжительного молчания Пендергаст холодно произнес:

– Где вам встретилось это имя, Винсент?

– Некогда сейчас объяснять. Так вы его знаете?

– Да. Так звали кошку моей жены. Русская голубая порода.

– А какой у вашей жены был почерк? – ошарашенно спросил Д’Агоста. – Крупный и с завитками?

– Да. Может, объясните мне, в чем дело?

– Два чучела каролинского попугая работы Одюбона хранились в Окли, так? От них осталось только несколько перышек. И представьте – украла их ваша жена!

Секунда молчания, потом спокойный ответ:

– Понятно.

Тут на лестнице послышалось шлепанье туфель.

– Все, закругляюсь, – быстро сказал д’Агоста и закрыл телефон.

Из-за угла возникла Маршан с копиями записей регистрационного журнала.

– Вот, лейтенант, – сказала куратор, кладя бумаги на стол. – Так вы раскроете нам преступление? – Она одарила его жизнерадостной улыбкой. Д’Агоста заметил, что она успела подрумяниться и подкрасить губы.

«Все-таки для нее это поинтереснее, – подумал он, – чем непрерывно смотреть „Она написала убийство“». Лейтенант сложил копии в портфель и поднялся.

– Похоже, след простыл. Давным-давно. Впрочем, огромное вам спасибо за помощь.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   63

Похожие:

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов
«Дуглас Престон, Линкольн Чайлд "Граница льдов"»: Эксмо, Домино; Москва, Санкт‑Петербург; 2007

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Танец смерти
Диоген поставил себе целью не просто уничтожить всех близких людей брата, но и повесить эти убийства на него

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Огонь и сера
Как удалось преступнику сжечь заживо в запертых изнутри комнатах знаменитого критика и известного коллекционера произведений искусства...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Штурвал тьмы
Старинные друзья Алоиза Пендергаста – монахи из уединенного буддистского монастыря – просят его о помощи. Из их горной обители исчез...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconПрестон Дуглас, Чайлд Линкольн Танец на кладбище
Но восставшие мертвецы – явный перебор даже для современного Нью-Йорка. И тут Пендергасту приходит в голову мысль, что убийство журналиста...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Натюрморт с воронами
Работа маньяка? Об этом буквально кричит картина убийства. И в этом совершенно уверен местный шериф. Но многоопытный агент фбр пендергаст...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconФормат дебатов «линкольн дуглас» Введение
Сенат Соединенных Штатов Америки для проведения ряда дебатов по теме рабства. Стивен Дуглас принял вызов, за которым последовал ряд...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k...
Чердаке Дьявола. Ужас, который, вторгаясь в жизни людей, оставляет за собой обезглавленные трупы. Ужас, который становится все сильнее,...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconГордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации
«Чайлд Гордон. Арийцы. Основатели европейской цивилизации»: Центрполиграф; Москва; 2010

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Грэм Диета 80-10-10

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов