Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"




НазваниеДуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"
страница17/63
Дата публикации31.07.2013
Размер3.79 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   63
21


^ Плантация Псиумбра

– Вы уверены, Винсент? Абсолютно?

– Я проверил местную гостиницу, «Хума-хаус», – пояснил д’Агоста. – После изучения птиц в доме на плантации Окли – под именем своей кошки – ваша жена переночевала в гостинице. Там она назвалась настоящим именем: наверное, у нее потребовали какой-нибудь документ, особенно если она расплачивалась наличными. Зачем ей там ночевать, если она не запланировала на следующий день вернуться потихоньку в музей и стащить чучела? – Он протянул Пендергасту листок. – Вот копия записи в регистрационном журнале.

Пендергаст мельком глянул.

– Почерк моей жены. – Он отодвинул страничку; лицо у него было неподвижно, как маска. – А насчет даты кражи вы тоже уверены?

– Двадцать третье сентября, плюс-минус пару дней.

– Примерно через полгода после нашей свадьбы.

В кабинете на втором этаже повисло неловкое молчание. Д’Агоста смущенно разглядывал звериные головы на стенах, шкуру зебры на полу. Потом взгляд его упал на громоздкий деревянный шкаф, в котором красовались замечательные мощные винтовки с прекрасной гравировкой. Какая же из них принадлежала Хелен?

В кабинет заглянул Морис.

– Не угодно ли еще чаю, господа?

Д’Агоста покачал головой. Морис казался ему слегка надоедливым – старый дворецкий хлопотал над ними как наседка.

– Нет, спасибо, Морис, – сказал Пендергаст.

– А вы что раздобыли? – спросил д’Агоста.

Пендергаст ответил не сразу. Медленно сплетя пальцы, он положил руки на колени.

– Я был в отеле «Байю-Гранд» – там раньше размещалась лечебница «Мез Сен-Клер», где Одюбон написал свою «Черную рамку». Моя жена и там побывала, расспрашивала про картину. Это, видимо, произошло через несколько месяцев после того, как мы познакомились. И еще один человек – то ли коллекционер, то ли торговец, весьма сомнительной репутации, – тоже узнавал про картину, примерно годом раньше, чем Хелен.

– Выходит, «Черной рамкой» интересовались и другие.

– И похоже, весьма активно. В подвале лечебницы мне удалось найти несколько интересных документов, в которых описаны история болезни Одюбона, курс лечения и прочее. – Пендергаст достал из портфеля обернутый в пленку пожелтевший обрывок ветхой страницы. – Отчет доктора Арне Торгенссона, лечащего врача Одюбона. Я прочитаю нужную часть.
Состояние больного улучшилось, как физическое, так и душевное. Он находится на амбулаторном лечении и развлекает пациентов рассказами о своих приключениях на Фронтире. На прошлой неделе он послал за красками, холстами и подрамниками и начал писать – да как! Смелые мазки, удивительные краски! Он изобразил совершенно необычн…
Пендергаст аккуратно вложил листок в портфель.

– Как видите, недостает важнейшей части – описания картины. Сюжет ее никому не известен.

Д’Агоста отхлебнул чаю, жалея, что это не пиво.

– А тут и гадать нечего: на картине изображен каролинский попугай.

– Аргументы, Винсент?

– Потому Хелен и украла чучела в Окли. Чтобы отследить – точнее, идентифицировать – картину.

– Логика хромает. Зачем их непременно красть? Достаточно просто изучить.

– Вовсе нет. Если за картиной охотятся конкуренты и ставки высоки, то важно самое незначительное преимущество. Вдобавок ни к чему оставлять весомые доказательства, которые могут попасть в руки соперников. Кстати, вполне возможно, что это наведет нас на след убий… – Д’Агоста осекся, не желая высказывать вслух догадки.

Пендергаст испытующе взглянул на лейтенанта и, понизив голос до шепота, произнес:

– Похоже, эта загадочная «Черная рамка» и есть то, чего до сих пор мы не знали, – причина преступления.

В комнате наступила тишина.

Наконец Пендергаст шевельнулся.

– Впрочем, не будем забегать вперед. – Он достал из портфеля еще одну бумагу. – Я нашел также и вот это – видимо, фрагмент отчета о выписке Одюбона.
был выписан из лечебницы ноября четырнадцатого дня

1821 года. Перед отъездом он передал только что законченную картину доктору Торгенссону, директору лечебницы «Мез Сен-Клер» – в благодарность за возвращенное ему здоровье.

^ При выписке присутствовало несколько врачей и пациентов,

и все проща…
Пендергаст убрал листок и с решительным видом закрыл портфель.

– А где же картина теперь? – спросил д’Агоста.

– Доктор Торгенссон вышел на пенсию и поселился в Порт-Ройяле. Туда я и направлюсь. Есть и еще один вопрос, имеющий косвенное отношение к делу. Помните, Джадсон упомянул, что Хелен как-то ездила в Нью-Мадрид, штат Миссури?

– Да.

– В тысяча восемьсот двенадцатом году там произошло мощное землетрясение – больше восьми баллов по шкале Рихтера. В результате образовалось несколько озер, изменилось русло Миссисипи, город лежал в руинах… А вдобавок…

– Что?

– Во время землетрясения Джон Джеймс Одюбон находился в Нью-Мадриде.

– А в чем суть? – Д’Агоста непонимающе пожал плечами.

– Совпадение? Возможно.

– Я старался разузнать про Одюбона как можно больше, но, по правде сказать, студент из меня никудышный, – сказал д’Агоста. – А вам что про него известно?

– Теперь – очень много. Расскажу вам вкратце. – Пендергаст помолчал, собираясь с мыслями. – Одюбон, незаконнорожденный сын французского морского офицера и его возлюбленной, родился на Гаити, детство провел во Франции у мачехи. Когда ему исполнилось восемнадцать, его послали в Америку, чтобы он не попал в наполеоновскую армию. Одюбон поселился в Филадельфии, где и занялся изучением и рисованием птиц. Он женился на местной девушке, Люси Бейквелл. Супруги переехали в Кентукки, к самой границе Фронтира и открыли лавку. Однако Одюбон большую часть времени посвящал птицам – охотился, обрабатывал, изготовлял чучела. Он увлекался их рисованием, но его ранние работы были слабыми и неуверенными. Сохранившиеся ранние наброски столь же безжизненны, как и мертвые птицы, которых он рисовал. Торговец из него не вышел; в тысяча восемьсот двадцатом году он обанкротился и перевез семью в Новый Орлеан, в развалюху на Дофин-стрит, где они жили в нищете.

– Дофин-стрит, – пробормотал д’Агоста. – Так вот как он познакомился с вашей семьей?

– Да. Человек он был обаятельный: красивый, темпераментный, прекрасный стрелок, ловкий фехтовальщик. Он подружился с моим прапрадедом Боэцием, и они часто вместе охотились. В начале тысяча восемьсот двадцать первого года Одюбон заболел – настолько серьезно, что потерял сознание. Его увезли в лечебницу «Мез Сен-Клер», где он долго выздоравливал. Во время лечения, как вы уже знаете, он написал картину, которую называют «Черная рамка». Что на ней изображено – неизвестно.

Пендергаст отпил чаю и продолжил:

– Когда Одюбон поправился, то, по-прежнему не имея ни цента, вдруг задумал изобразить – в натуральную величину – всех представителей американской птичьей фауны и таким образом составить огромный труд по естественной истории. Люси работала учительницей и кормила семью, а Одюбон бродил по стране с ружьем, красками и планшетом. Он нанял себе помощника и спустился по Миссисипи. Одюбон изобразил сотни птиц в их естественной среде – как живых; ничего подобного раньше не создавалось. В тысяча восемьсот двадцать шестом году он уехал в Англию и нашел там гравера, который изготовил по его акварелям медные пластины для гравюр. Потом Одюбон объездил Америку и Европу в поисках подписчиков на издание, которое назвал «Птицы Америки». Последний том вышел в тысяча восемьсот тридцать восьмом, и к этому времени Одюбон уже прославился. Несколько лет спустя он приступил к работе над другим грандиозным проектом – «Живородящие четвероногие Северной Америки». Однако разум у него начал слабеть, и работу пришлось заканчивать его сыновьям.

В последние годы жизни Одюбон страдал от буйного помешательства и умер в тысяча восемьсот шестьдесят пятом году, в Нью-Йорке.

– Интересная история! – воскликнул д'Агоста.

– Несомненно.

– И никто понятия не имеет, куда девалась «Черная рамка»?

– Похоже, что для исследователей творчества Одюбона это прямо-таки святой Грааль. Завтра я побываю в доме, где жил Арне Торгенссон, всего в пяти милях к западу от Порт-Аллена. Надеюсь найти там след картины.

– Если судить по датам, которые вы упоминали, то… – Д’Агоста замолчал, пытаясь подобрать слова потактичнее, – ваша жена интересовалась Одюбоном и «Черной рамкой» еще до вашего знакомства?

Пендергаст не отвечал.

– Раз уж я вам помогаю, – сказал лейтенант, – нечего вам всякий раз замолкать, как только я касаюсь какой-нибудь щекотливой темы.

– Вы совершенно правы, – со вздохом согласился Пендергаст. – Похоже, Хелен была увлечена, а точнее – одержима, Одюбоном с самого детства. Ее желание узнать о нем как можно больше частично и привело к нашему знакомству. Видимо, больше всего ее интересовала «Черная рамка».

– Но для чего было скрывать этот интерес от вас?

– Она не хотела, чтобы я узнал, что наше знакомство состоялось не благодаря счастливой случайности, а было спланировано заранее – и довольно ловко. – Лицо у Пендергаста потемнело, и д’Агоста пожалел, что спросил.

– Наверное, она опасалась конкурентов, – заметил он. – Как она вела себя в последние недели? Нервничала, волновалась?

– Да, – медленно ответил Пендергаст. – Я всегда объяснял это проблемами на работе, подготовкой к сафари.

– А что еще необычного вы заметили?

– В те дни я совсем мало бывал в Пенумбре.

За спиной д’Агосты кто-то кашлянул. Опять этот Морис!

– Я только хотел предупредить, что иду спать, – сказал дворецкий. – Не будет ли каких распоряжений9

– Один вопрос, Морис. Перед нашей последней с Хелен поездкой я почти не бывал дома.

– Вы месяц провели в Нью-Йорке, – кивнул дворецкий. – Готовились к сафари.

– За время моего отсутствия Хелен не совершала каких-нибудь странных, нехарактерных для нее поступков? Быть может, она получила взволновавшее ее письмо или же ее расстроил какой-нибудь телефонный звонок?

Старый слуга задумался.

– Не припоминаю, сэр. Хотя она вообще нервничала, особенно после той поездки.

– Поездки? Какой?

– Однажды рано утром, часов около семи, я проснулся от шума ее мотора – он громкий был, помните? Она мне ничего не сказала, не предупредила – уехала невесть куда и возвратилась через двое суток, сама не своя. Что-то ее расстроило, но она и словом не обмолвилась – ни куда ездила, ни что произошло.

– Понятно, – сказал Пендергаст, переглядываясь с д’Агостой. – Спасибо, Морис.

– Не за что, сэр. Доброй ночи. – Старый слуга повернулся и бесшумно скрылся.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   63

Похожие:

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов
«Дуглас Престон, Линкольн Чайлд "Граница льдов"»: Эксмо, Домино; Москва, Санкт‑Петербург; 2007

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Танец смерти
Диоген поставил себе целью не просто уничтожить всех близких людей брата, но и повесить эти убийства на него

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Огонь и сера
Как удалось преступнику сжечь заживо в запертых изнутри комнатах знаменитого критика и известного коллекционера произведений искусства...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Штурвал тьмы
Старинные друзья Алоиза Пендергаста – монахи из уединенного буддистского монастыря – просят его о помощи. Из их горной обители исчез...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconПрестон Дуглас, Чайлд Линкольн Танец на кладбище
Но восставшие мертвецы – явный перебор даже для современного Нью-Йорка. И тут Пендергасту приходит в голову мысль, что убийство журналиста...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Натюрморт с воронами
Работа маньяка? Об этом буквально кричит картина убийства. И в этом совершенно уверен местный шериф. Но многоопытный агент фбр пендергаст...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconФормат дебатов «линкольн дуглас» Введение
Сенат Соединенных Штатов Америки для проведения ряда дебатов по теме рабства. Стивен Дуглас принял вызов, за которым последовал ряд...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k...
Чердаке Дьявола. Ужас, который, вторгаясь в жизни людей, оставляет за собой обезглавленные трупы. Ужас, который становится все сильнее,...

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconГордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации
«Чайлд Гордон. Арийцы. Основатели европейской цивилизации»: Центрполиграф; Москва; 2010

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд \\\"Наваждение\\\" iconДуглас Грэм Диета 80-10-10

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов