А. Л. Чижевский На берегу Вселенной




Скачать 11.46 Mb.
НазваниеА. Л. Чижевский На берегу Вселенной
страница1/65
Дата публикации01.08.2013
Размер11.46 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65
А.Л.Чижевский



На берегу Вселенной


Годы дружбы с Циолковским
Воспоминания


Спасибо - http://ww.xpomo.com/rusograd/tch2/tch2.html

Данная книга печатается по рукописи автобиографических очерков, представленной А. Л. Чижевским в начале 1962 г. в Издательство Академии наук СССР главному редактору Н. М. Сикорскому. Из издательства она была переслана в Институт истории естествознания и техники, где встретила противоречивую реакцию, и там на какое-то время «пропала». Автору сказали, будто бы ее «запросил» А. Н. Туполев, что вызвало крайнее недоумение А. Л. Чижевского. «Я оборвал сотни телефонов, но ничего выяснить не мог», – писал он 17 мая 1963 г. в своем дневнике. В конце концов выяснилось, что сказанное ему – чистый вздор, а на рукопись «положил глаз» определенный круг лиц, начавший уже тогда «пастись» около темы истории космонавтики. «Издательство Академии наук в замешательстве?! Кажется, чтобы вырвать рукопись, придется писать в высокие инстанции: ЦК или Шелепину [А.Н.Шелепин занимал в то время пост Председателя Комитета партийно-государственного контроля при ЦК КПСС и Совете Министров СССР.]. Как вам это понравится?» (там же).

А в конце того же месяца в калужской газете «Знамя» появилась ядовитая статья некоего Александра Ерохина, связанного с названным кругом лиц: «Солнце, мечта и формула», в которой всячески «доказывалось», что А. Л. Чижевский не что иное, как нуль без палочки, и что никогда он не был другом К. Э. Циолковского.

Через десять дней после этой публикации А. Л. Чижевский вместе с женой Ниной Вадимовной был в Калуге, навестил дочь Циолковского Марию Константиновну, сильно страдавшую в ту пору полиартритом. Близкие Циолковского приняли их как родных. От них Александр Леонидович узнал, что в местную газету поступили протесты против злокозненной публикации. Чуть позже, уже в Москве, Чижевских посетил заместитель директора калужского Дома-музея Циолковского Владимир Семенович Зотов. Он поведал, что интриги идут от некоторых приближенных Главного конструктора космических кораблей. 27 сентября А. Л. Чижевский запишет в дневнике: «Книга о К. Э. Циолковском до сих пор не разыскана». 20 ноября у него состоялся телефонный разговор с Сергеем Павловичем Королевым. Как выяснилось, тому передали рукопись с просьбой «подмахнуть» отрицательный отзыв, но он отказался. «Королев был чрезвычайно со мною любезен и просил подождать еще полмесяца для личной встречи», – пометил в дневнике Чижевский. «Королев посоветовал убрать «некоторые божественные имена», чтобы на книгу не обрушились современные начетчики. Это следует из слов Королева, и в этом есть сама истина. Я же писал о К. Э. Циолковском так, как было на самом деле. Без показухи. Теперь же (1963 г. – Л. Г.) показуха – самое важное в СССР. Все – ясно...» Через полторы недели новая запись: «Только что говорил по телефону с Главным конструктором космических кораблей С. П. Королевым о моей книге «Годы дружбы с К. Э. Циолковским». Он «работает над книгой». Сказал: «Голубчик мой, а книгу вашу придется сократить процентов на тридцать. Позвоните мне, Александр Леонидович, через недельку, я всю ее закончу. Да и название книги надо изменить... Да и Ветчинкина можно пробрать не более раза...» Ведь С. П. Королев учился у Ветчинкина, кончил МВТУ.

Увы, крайняя занятость и нездоровье С. П. Королева не позволили выполнить обещание, а с начала следующего, 1964 г. у А. Л. Чижевского обострилось опасное заболевание, лечение, увы, не помогало, и вскоре стало стремительно прогрессировать ухудшение... После смерти мужа Нина Вадимовна обратилась к С. П. Королеву с просьбой вернуть рукопись.

Только спустя десять лет удалось опубликовать фрагменты из книги в издательстве «Советская Россия» (см.: Вся жизнь. М., 1974 – 208 с.).

Прошло еще двадцать лет, и вот наконец открылась возможность полностью издать рукопись А. Л. Чижевского. Ее авторское название оставлено в подзаголовке, заглавие дано редакцией. Мы постарались отнестись к ней крайне бережно, сохранить ее в изначальной целостности, лишь убрав незначительные повторы, устранив частные, неизбежные для любой рукописи погрешности. Оставлены нетронутыми стилистика и структура данного труда.

Некоторые страницы, возможно, кому-то покажутся спорными, но корректировать и согласовывать их с автором теперь уже нет возможности. Ясно, что на некоторых из них лежит печать сугубо личных восприятий событий и фактов, свидетелем которых он был, однако и в этой субъективности отражались объективные отношения и известные противоречия, – снимать и сглаживать их было бы безнравственно. Сам же А. Л. Чижевский не стеснялся открыто выражать свою точку зрения, заявлять о своей позиции, и если в чем-то способен был ошибиться, то виной тому могли быть сложившиеся обстоятельства и неполнота сведений, – и нет повода усомниться в его добросовестности и порядочности вопреки уже отмеченным нами попыткам внести такое сомнение (см. с. 27-28).

На высокие достоинства рукописи указывали ее первые рецензенты: доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Академии строительства и архитектуры СССР Генрих Маврикиевич Людвиг, известный калужский врач-хирург Владимир Иванович Смирнов и его жена Варвара Александровна Сухорукова-Смирнова. Первый признал работу А. Л. Чижевского «совершенно исключительной по своему биографическому значению. Нигде личность К. Э. Циолковского, как человека, не изображена так ясно и отчетливо, как в рассматриваемой книге... В литературе о К. Э. Циолковском ничего более сильного вообще не существует... Труд профессора А. Л. Чижевского, очевидца и друга гениального ученого, следует назвать классическим...» (20.01.1962).

Вторые, непосредственные свидетели беспримерной дружбы двух ученых, писали: «Мы очень рады тому, что профессор Александр Леонидович Чижевский взялся за перо... Он был частым гостем семьи Константина Эдуардовича и спутником его прогулок. Целыми часами они оживленно беседовали, обсуждали, вычисляли, спорили, доказывали друг другу свои точки зрения по тем или иным вопросам... Мы знаем, как Константин Эдуардович радовался научным успехам тогда еще совсем молодого Александра Леонидовича, хвалил его за настойчивость в исканиях, за смелость и новизну его биофизических и медицинских идей, некоторые из которых надеялся применить в космических кораблях. Знаем также, что Константину Эдуардовичу приходилось печатно выступать в защиту научных трудов Александра Леонидовича, трудов, которые были признаны значительно позже, после долгой и настойчивой борьбы... В свою очередь Александр Леонидович опубликовал ряд статей в защиту космонавтики и ракетодинамики еще в те годы, когда они не были признаны и шла упорная, не всегда справедливая борьба... когда почти никто, даже прозорливые ученые, не допускали и даже не могли представить себе, что отечественный приоритет создания именно этих наук будет иметь эпохальное значение для оборонной мощи, научного престижа и всемирной славы Советского Союза... Объективную и правильную оценку научного предвидения и настойчивости Александра Леонидовича можно сделать лишь теперь, когда труды Константина Эдуардовича получили в последние годы завершение в блестящих достижениях советских ученых, конструкторов и инженеров, пославших в Космос первые мощные ракетные корабли и шеститонный ракетный космический корабль с первым космонавтом Ю. А. Гагариным на борту... Мы желаем книге Александра Леонидовича самого широкого распространения и большого успеха» (15 июля 1961 г. Калуга).

И вот теперь, когда книга выходит в свет, к этому пожеланию с радостью присоединяются те, к сожалению уже немногие, кто лично знал А. Л. Чижевского, а также продолжатели его дела и почитатели.

Одновременно это и дань памяти его жене Нине Вадимовне Чижевской, урожденной Энгельгардт (1903-1983), замечательной женщине, верному другу ученого, его секретарю и первому критику, чьими руками перепечатывались как данная, так и вообще все его работы, настойчивому ходатаю по учреждениям, издательствам и инстанциям, воительнице в борьбе за распространение и утверждение идей, творческого наследия Чижевского.

«Она – мой большой помощник во всех делах», – отметит Александр Леонидович однажды в своем дневнике. Большая, хотя и внешне сдерживаемая признательность сквозит в его словах. И мы со своей стороны разделяем ее.

Л.В.Голованов

 Информация об издании: Чижевский Александр Леонидович. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским. Воспоминания. – М.: Мысль, 1995. – 715, [2] с.: ил. – ISBN 5-244-00767-X. – ББК 20Г, Ч-59. – Подписано в печать 15.03.95. Формат 60х90 1/16. Усл.печ.листов 46. Тираж 10000 экз. Заказ №447. Отпечатано в Государственном ордена Октябрьской Революции, ордена Трудового Красного Знамени Московском предприятии «Первая Образцовая типография» Комитета Российской Федерации по печати.

Л.Голованов

Сродство сердец и дум

 

Таланты все в родстве; источник их один,
Для них повсюду мир; нет ни войны, ни грани,
От Вислы до Невы, чрез гордый Апеннин
Они взаимно шлют приязни братской дани.

^ Иван Дмитриев, 1822

На исходе двадцатого столетия мы невольно, как бы подводя итог, оглядываемся назад, и перед нашими глазами развертывается сложная, противоречивая картина стремительного восхождения мировой цивилизации к новым и притом необычайным высотам. Восхождения, ознаменованного великими завоеваниями и горькими утратами, замечательными положительными достижениями и их неожиданно отрицательными последствиями, приливами социально-политической активности масс во имя утверждения высших общечеловеческих ценностей и ее отливами с обнажением подспудно закосневших рудиментов варварства. Эпоха ярких цветов и черно-белых контрастов, поразительных человеческих подвигов и подчас поражающей человеческой низости в услужение спорной конъюнктуре, верности классическим идеалам и бессовестной измены им... Но не будем всуе сетовать на что-либо – примем как объективно данное, всемерно способствуя лучшему, защищая то, что достойно Жизни в высшем смысле этого слова, и в меру своих сил приближая будущее, которое, несомненно, будет совершеннее, отвечая вековым чаяниям.

Оно, разумеется, не придет само, автоматически, как некое абстрактное воплощение промысла Божьего,- оно может быть лишь результатом совокупных сознательных усилий, в равнодействующей которых есть место и каждому из читающих эти строки. И не будем наивными идеалистами: на пути к этому будущему не всегда удастся избежать нежелательного – чему-то история нас все-таки учит, хотя бы осознанию того, что, образно говоря, едва Господь Бог придумает нечто хорошее, как дьявол немедленно протягивает свою руку... Опорой же историческому оптимизму служит нравственный пример наших глубоко почитаемых предшественников.

Вспомним, как в минуты раздумий в своей светелке в домике над Окой «звездный мечтатель» писал:

– Основной мотив моей жизни – сделать что-нибудь полезное для людей, не прожить даром жизнь, продвинуть человечество хоть немного вперед. Вот почему я интересовался тем, что не давало мне ни хлеба, ни силы. Но я надеюсь, что мои работы, может быть, скоро, а может быть, в отдаленном будущем дадут человечеству горы хлеба и бездну могущества. [Циолковский К. Э. Впереди своего века. М., 1970. С. 3.]

Мечтатель, чудак, Жюль Верн-самоучка – подобные определения не без иронии сопровождали его имя всю жизнь. Калужане настороженно косились на скромного учителя математики и физики женского епархиального училища. А он шел своим путем, не замечая вокруг никого, весь, казалось, в себе, переполненный мыслями, о которых отчасти можно было догадаться по брошюркам, изданным в местной типографии и появлявшимся время от времени за стеклом в аптеке Каннинга.

Во второй половине десятых годов его нередко стали видеть в сопровождении молодого человека; их возраст, манеры, одежда составляли столь резкую противоположность, что было просто удивительно, о чем это так увлеченно могут они вести беседу между собой. «Подружился черт с младенцем!» – ворчал обыватель.

Миновали годы, десятилетия. Новые поколения наполняют утопающий в зелени город. И вот уже какой-то нереальностью, едва ли не мифом представляются те некогда дружившие здесь сердца. А в Калугу со всех концов Земли приезжают люди, чтобы поклониться праху одного из них и сыскать хотя бы следы другого.

Не будет преувеличением, если мы назовем Циолковского апостолом космической эры. По-гречески апостолос – «посланник», «вестник». Своими идеями, расчетами, проектами и экспериментами, осуществленными в весьма непритязательных домашних условиях, он действительно возвестил человечеству неизбежный выход его за пределы Земли, в просторы Вселенной. Мало того, он приблизил это будущее своими трудами, из-за которых недоедал, недосыпал и своей мыслью озарил незримые до него горизонты. А технический способ, указанный им, был осуществлен гораздо раньше, чем он предполагал: через двадцать два года после смерти Циолковского на околоземную орбиту был выведен искусственный спутник, и затем, подобно спущенной с чеки пружине, ускоренно стала развертываться разносторонняя космическая практика, осваиваться внеземное пространство.

Ныне каждый новый успех в освоении Космоса напоминает нам о его гениальных идеях и прогнозах. Не все бесспорно в отдельных рукописях Циолковского, не все идеально было и в личной жизни, но не будем уподобляться литературным лавочникам, самодовольно умничающим и ищущим ничтожные огрехи в живом творчестве самоотверженной жизни, целиком сгоревшей на алтаре науки. Несомненно одно: чем дальше время уносит нас от него, тем убедительнее и выразительнее предстает нам титанизм этой личности и всего созданного ею. Рядом с именем Циолковского по праву стоит имя Александра Леонидовича Чижевского.

На память невольно приходит античная легенда о детях Зевса, братьях Диоскурах, единых по духу и отважных в любых смелых начинаниях, неразлучимых и по смерти, чья тень покровительствует первопроходцам и воинам.

И еще третье имя непременно тут следует назвать: Владимир Иванович Вернадский.

Три имени – три звезды первой величины на небосклоне естествознания XX века, осветившие самое главное в сегодняшней естественнонаучной картине мира и в дальнейшей судьбе познания и практики человечества. А ведь совсем недавно и сказать в полный голос об этом было небезопасно.

В конце 1964 года, когда на смену периоду, получившему название «хрущевская оттепель», пришла новая историческая полоса, с которой советские люди в ту пору связывали многие надежды, в печати появилась хлесткая статья А. Ерохина под заголовком «Темные пятна». [Ерохин А. Темные пятна//Партийная жизнь. 1964. № 24. С. 66-69.] В ней в совершенно непозволительном тоне, в пасквильном свете изображались научный облик и творческое наследие одного из основоположников современного космического естествознания, профессора Александра Леонидовича Чижевского. Само определение «космическое» подвергалось осмеянию: находятся же люди, которые верят, что помрачение солнечного диска отзывается на статистически описываемых массовых явлениях на Земле. «Едва ли в наше время есть необходимость доказывать несостоятельность и вред этой «ученой» белиберды...- писал автор.- Несколько раньше о значении темных пятен на солнце говорил в кругу своих приятелей бравый солдат Швейк: «Однажды появилось на солнце пятно, и в тот же самый день меня избили в трактире «У Банзетов», в Нуслях. С той поры, перед тем как куда-нибудь пойти, я смотрю в газету, не появилось ли опять какое-нибудь пятно. Но стоит появиться пятну – «прощаюсь, ангел мой, с тобою», никуда я не хожу и пережидаю». Все это было бы смешно, если бы не было печально. А печальное заключается вот в чем. То, над чем издевается Швейк, что так едко высмеял Гашек четыре с лишним десятилетия назад, как это ни удивительно, находит оправдание и поддержку в наши дни. Л. Голованов в № 9 журнала «Юный техник» за 1964 год восхваляет «исследования» А. Чижевского, произведенные им «около пятидесяти лет назад», и вслед за ним утверждает, что ритмика в деятельности Солнца «находит свое отражение в ритмике всего земного», сокрушается, что «многие люди науки яростно восставали против него... Его мысли были встречены в штыки» ». [Там же. С. 67.]

Автор статьи ссылался на оценки, дававшиеся Чижевскому в середине 30-х годов: «Правда», мол, справедливо «квалифицировала его писания как антиобщественные, лженаучные». [Там же. С. 68.]

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconСуть: прошу Вас рассмотреть возможность ограничения выезда частного...
От котлована с/т Мичуринец по берегу Волга до Ратмино и по берегу Дубны до пляжа профилактория

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconРитмы Вселенной и человеческого организма
Многие важные динамические процессы в природе имеют ритмический характер. Наша галактика представляет собой дисковый объект во Вселенной...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconГеометрическая эволюция вселенной
Пифагор, известный многим своей знаменитой теоремой, наблюдал проявления Священной Геометрии в окружающем мире. Пифагор и его ученики...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconВ концепции глобального эволюционизма Вселенная представляется в...
Вся история Вселенной от "Большого взрыва" до возникновения человечества рассматривается как единый процесс, в котором космический,...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconНайдутся ли среди поклонников `Алхимика` и `Вероники`, `Воина света`...
Пятой горы` и `На берегу Рио-Пьедра` люди, которых не интересует воин и маг, этот удивительный человек — Пауло Коэльо? Наверное,...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconТем не менее, Большой взрыв не дает ответов на многие вопросы. Например,...
Большого Взрыва, Вселенная в момент образования была в тысячи раз более плотном и горячем состоянии, чем сейчас. Этот период рождения...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconКнига "Как договориться со Вселенной, или о влиянии планет на судьбу...
Так как же наладить связь со Вселенной, стать мастером по привлечению удачи, укрепить здоровье и заглянуть за завесу будущего?

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconКармическое Исцеление Исцеление прошлого, настоящего и будущего с...
Богом, Богиней, Буддой, Аллахом, Вселенной, Единством-во-всём или как-то по-другому, концепция остается неизменной. Без божественной...

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconМонастыри приладожья
Отдых на берегу живописного Люговского озера в комфортабельных коттеджах и отеле

А. Л. Чижевский На берегу Вселенной iconНа скалистом берегу, озаряемый первыми лучами восходящего солнца,...
На скалистом берегу, озаряемый первыми лучами восходящего солнца, на коленях стоял эльф. Его абсолютно седые волосы трепетали при...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов