Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2




НазваниеПитер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2
страница3/20
Дата публикации08.08.2013
Размер1.73 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

3



Ни толпы, ни очередей. Никаких сотрудников службы безопасности с мрачными лицами. Ни возни с багажом, ни споров за место у окна, ни соседей с вездесущими локтями. Никаких ревущих детей и очередей в грязный туалет. Словом, никаких «радостей», без которых не обходится ни одно воздушное путешествие в двадцать первом веке. Зато Сэму и Элене были предложены совсем другие удовольствия.

Принадлежавший Ребулю «Гольфстрим Джи‑550» принимал на борт не больше шести пассажиров, а также двух пилотов и одну стюардессу. Его интерьер можно было описать всего двумя словами: «Luxe et volupté».8 Стены салона были окрашены в аппетитные сливочно‑карамельные тона, а кресла – язык не поворачивался назвать их просто «сиденьями» – обтянуты шоколадно‑коричневой замшей. Имелась здесь и небольшая обеденная зона. В крошечной кухне и баре хозяйничала Матильда, красивая женщина неопределенного возраста в элегантном костюме от Ива Сен‑Лорана, удивительно чутко реагирующая на малейшие проявления голода или жажды у пассажиров. На борту авиалайнера можно было при помощи телефона или Интернета поддерживать связь с остальным миром, выбрать любой фильм из обширной видеотеки и посмотреть его на большом экране, даже беспрепятственно выкурить сигару. Словом, Ребуль сделал все для того, чтобы полет в воздухе стал максимально комфортным и приятным, решили Сэм и Элена, принимая поданные Матильдой бокалы с холодным пузырящимся «Крюгом».

– Ты знаешь, я ведь могу очень быстро к этому привыкнуть, – задумчиво произнесла Элена.

Она сияла: ее светло‑оливковая кожа, казалось, светилась, глаза блестели, а в черных волосах отражался свет. Сэм мысленно поздравил себя с тем, что принял предложение Ребуля.

– Отпуск тебе к лицу, дорогая, – сказал он. – И почему только мы не делаем этого чаще? Ты слишком много работаешь. Ну разве можно сравнить всю эту возню со страховками с шикарным путешествием на юг Франции в обществе обожающего тебя, неотразимого кавалера?

– Как только встречу неотразимого кавалера, попробую сравнить и непременно сообщу тебе о результате, – усмехнулась Элена.

* * *


– О, les amoureux,9 – раздался за их спиной голос Ребуля.

Он появился из миниатюрного кабинета, расположенного в самом хвосте самолета. В руках держал увесистую папку с документами.

– Прошу меня простить, – обратился он к Элене, – но я вынужден похитить у вас Сэма. Нам надо поработать над презентацией, пока есть такая возможность. Потому что, как только мы прилетим в Марсель… – он развел руками, – нас ждут дела, дела, дела.

Элена поудобнее устроилась в кресле и открыла старый, порядком потрепанный «Путеводитель по югу Франции», выпущенный издательством «Кадоган Гайдз». Это был любимый путеводитель Сэма: исчерпывающий, точный в деталях, написанный хорошим литературным языком и с юмором, придающим ему живость. Она открыла главу, посвященную Марселю, надеясь найти там подтверждение слов Ребуля о том, что Париж и Марсель ненавидят друг друга вот уже несколько веков. И действительно, в очерке, посвященном истории города, она обнаружила то, что искала. Узнав, что Марсель, упорно стремящийся к независимости, добрых сорок лет раздражал Людовика XIV, Элена прочла: «В 1660 году терпение короля лопнуло и он, частично разрушив стены города, направил пушки марсельцев на них же самих, что считалось страшным оскорблением». Ранее эти пушки смотрели на море, отпугивая пиратов и захватчиков, но Людовик, очевидно, решил, что жители города представляют для него гораздо большую угрозу. Но этим дело не кончилось: «Городские власти, назначенные королем, уделяли слишком мало внимания работе порта, и строго соблюдавшиеся прежде правила, вроде обязательного карантина, скоро стали забываться. В результате в 1720 году в городе вспыхнула эпидемия чумы, быстро охватившая весь Прованс».

Элена представила себе объятый чумой город, на который направлены его же собственные пушки, и все благодаря вмешательству Парижа. Да, такие «подарки» нескоро забываются, и от поколения к поколению память о них становится только горше. Теперь слова Ребуля, которые сначала она сочла несколько преувеличенными, казались ей куда более убедительными.

Элена опустила книгу на колени и посмотрела в иллюминатор. Бледно‑синее вечернее небо было безоблачным, спокойным и бесконечным. Пилот на хорошем английском с очаровательным акцентом, которому, наверное, обучают специально, объявил, что благодаря попутному западному ветру они приземлятся в Марселе как раз к завтраку – к горячему café au lait10 и круассанам. Элена глубже погрузилась в замшевый кокон и закрыла глаза, вполуха прислушиваясь к неразборчивым голосам Сэма и Ребуля.

Сэм прав: она действительно слишком много работает, и уже скоро ей придется сделать выбор между бизнесом и личной жизнью. Фрэнк Нокс, основатель «Нокс иншуренс», собирался отойти от дел и уже сказал Элене, что, если она захочет, кресло генерального директора перейдет ей. Но готова ли она провести следующие тридцать лет, тесно общаясь с клиентами вроде Дэнни Рота? И найдется ли в этой жизни, до отказа наполненной деловыми встречами, конференциями, командировками и неизбежными бизнес‑ланчами, место для Сэма? И что она будет делать, если откажется от работы? Усилием воли Элена заставила свои мысли переключиться на то, что ждало ее в ближайшие две недели: средиземноморские пляжи, дни, не подчиненные расписанию, и долгие, упоительные ужины под звездами. Она задремала.

Разбудил ее Сэм, нежно поглаживающий ее лоб.

– Ты улыбалась во сне, – сказал он.

– Я же в отпуске.

– Прости, что разбудил, но Ребуль приглашает нас за стол. Он называет это пикником.

Элена вдруг вспомнила, что, занятая упаковкой вещей – делом сложным и требующим большой сосредоточенности, – она пропустила ланч.

– Кажется, я не прочь перекусить, – объявила она. – Вернее, я умираю от голода.

Матильда накрыла стол белоснежной скатертью, разложила льняные салфетки и расставила хрустальные бокалы. В вазе изящно красовалась одинокая белая орхидея. Не хватало только Ребуля в поварском колпаке, для того чтобы представить себя в restaurant de luxe. Вскоре появился и хозяин, но в своей рабочей одежде: ни пиджака, ни галстука и расстегнутые верхние пуговки шелковой рубашки. Элена заметила, что на кармане вместо монограммы владельца вышиты крохотные китайские иероглифы. Ребуль проследил ее взгляд.

– Их шьют для меня в Гонконге, – объяснил он. – Портной, месье Ванг, любит пошутить, вот он и вышил это вместо моих инициалов. Сказал, что это цитата из Конфуция, сулящая долгую и счастливую жизнь.

– И что в ней говорится?

– «Пожалуйста, убери свою руку с моей левой груди». Такое вот китайское чувство юмора. Итак, Матильда, что у нас припасено для пикника?

– Копченая лососина. Фуа‑гра, разумеется. Последняя в этом сезоне спаржа. – Матильда сделала паузу и поцеловала кончики пальцев – типичный для французов жест, выражающий восхищение. – Несколько видов сыра. И главное, месье Франсис, ваш любимый salade tiède aux fèves et lardons.

Она с улыбкой ждала реакции Ребуля.

– О! – воскликнул тот. – Я умер и уже в раю! Элена, Сэм, вам знакомо это блюдо? Теплый салат из зеленой фасоли и рубленого бекона! Не знакомо? Тогда начнем с него, а уж потом займемся фуа‑гра или лососиной. А можно и тем, и другим. Ланч‑то был уже очень давно.

Он заглянул в большое ведерко со льдом, которое Матильда поставила на стойку бара.

– Что будете пить? Шампанское? Есть еще «Пулиньи Монраше» тысяча девятьсот восемьдесят шестого года, а к фуа‑гра – «Сотерн» тысяча девятьсот восемьдесят четвертого. Извините меня, – повернулся он к Элене, – но я никогда не беру с собой в полет красное. Даже лучшие вина Бордо и Бургундии плохо переносят турбулентность и смену высот. Вам наверняка это известно.

Элена покивала с видом знатока, хотя на курсах им ни слова не говорили о поведении вина в частных джетах.

– Ну разумеется, – мило улыбнулась она. – А не могли бы вы рассказать мне об этом салате? Никогда о таком не слышала.

– Этому рецепту я научился у своей матери. Большой кусок бекона порубите на кубики и поджарьте на сковородке на медленном огне. Пока бекон жарится, положите фасоль в кастрюлю с холодной водой и поставьте ее на сильный огонь. Как только вода закипит, слейте ее – фасоль готова. Переложите ее в миску, а сверху посыпьте поджаренным беконом и – самое главное! – вылейте туда весь оставшийся в сковородке жир. Et voilà. Хорошенько перемешайте и ешьте сразу же, пока не остыло. Вкус божественный. Сейчас убедитесь сами.

Салат и правда оказался божественным, впрочем, все остальное тоже. Наблюдая, как Ребуль с удовольствием расправился с салатом, целой тарелкой спаржи и двумя толстыми ломтиками фуа‑гра, Элена недоумевала, как же он умудряется оставаться таким поджарым. Она уже задавалась подобным вопросом в Париже, где ее поразило отсутствие толстяков на улицах. Рестораны всегда были полны, французы ели и пили, как тяжелоатлеты, и тем не менее большинство из них, кажется, совершенно не прибавляли в весе. Странно и очень несправедливо.

– Почему так, Сэм?

– Почему что?

– Почему французы едят и не толстеют?

Сэм уже задавал этот вопрос Софи, своей сообщнице в деле похищения вина. Та ответила очень уверенно, как истинная француженка, вооруженная безупречной логикой, здравым смыслом и опытом многих поколений правильно питавшихся предков. Сэм в точности запомнил ее слова.

– «Мы едим меньше, чем вы, мы едим медленнее, чем вы, и мы не кусочничаем в перерывах. Все совершенно просто», – процитировал он почти дословно.

Пока Элена обдумывала эту новую для нее мудрость, в разговор вмешался Ребуль.

– Теперь во Франции все изменилось, – сокрушенно покачал головой он. – Меняются наши привычки, меняется диета, и меняются наши фигуры: слишком много фастфуда и сладких напитков. – Он похлопал себя по животу. – Наверное, мне тоже пора отказаться от «Сотерна», но я пока не готов.

За иллюминаторами было уже совсем темно. Матильда разложила кресла, превратив их в кровати, и приглушила свет в салоне. День для Элены и Сэма выдался нелегкий, и они попрощались с Ребулем, который, прихватив с собой бокал «Сотерна», отправился в кабинет, чтобы сделать несколько звонков.

Элена зевнула, с удовольствием вытянулась на удобном ложе и погасила лампочку у изголовья. Два года она не была в отпуске и теперь с радостью думала о том, что принесет ей завтрашний день.

– Сэм? – сонно позвала она.

– Что?

– Спасибо, что взялся за эту работу. Знаешь, нам и правда надо делать это почаще.

Сэм улыбнулся в темноте:

– Спокойной ночи, Элена.

– Спокойной ночи.
Матильда, свежая и бодрая, одетая Сен‑Лораном в цвета французского флага – красный шелковый шарф, белая рубашка и синий костюм, – разбудила их ароматом апельсинового сока, свежего кофе и круассанов. Жизнерадостный голос пилота объявил, что через полчаса самолет приземлится в Марселе, где их ожидает ясный солнечный день с температурой воздуха около двадцати пяти градусов.

Они уже заканчивали завтрак, когда к ним присоединился свежевыбритый Ребуль, чтобы выпить чашку кофе. Выяснив, что его гости хорошо провели ночь и отлично выспались, он наклонился к Сэму.

– Когда мы окажемся в Марселе, важно, чтобы нас не видели вместе, – понизив голос, сказал он. – Это может все испортить. Поэтому вы покинете самолет первыми, а я через полчаса после вас. Машина и ваш шофер Оливье уже ждут вас. Он отвезет вас в дом, где вы будете жить. Там вас встретит Клодин, которая обо всем позаботится. Она даст вам мобильный телефон с французским номером. Сразу же позвоните мне, чтобы проверить связь, – мой номер уже внесен в память. Ну а потом… – Ребуль широким жестом обвел город внизу, – Марсель принадлежит вам. На ланч советую зайти в «Перон», или, если захотите, Оливье может отвезти вас в Кассис, Экс или Люберон. Работа начнется завтра. А сегодня вечером давайте созвонимся, чтобы обговорить все детали.

Самолет уже начал снижение, и Элена не отрываясь смотрела на сверкающее внизу Средиземное море и очертания города вдали. Не обернувшись, она взяла Сэма за руку.

– Посмотри, это фантастика! Как будто город вымыли с мылом. А где же смог?

Сэм сжал ее пальцы:

– Скучаешь по дому? Боюсь, смога здесь не будет. Его разгоняет мистраль или, может, запах чеснока в буйабесе.11 Тебе понравится Марсель, это чудесный старинный город. Сегодня останемся здесь или покатаемся по побережью?

Элена не успела ответить, потому что Матильда подошла проверить, пристегнуты ли у них ремни безопасности, и объяснить, что произойдет после посадки.

– Вам понадобятся только паспорта. Багаж пронесут через таможню и положат в машину. Оливье будет ждать вас на парковке. Желаю вам приятного пребывания в Марселе.

Шасси коснулись земли, и довольно скоро самолет подкатил к маленькому частному терминалу. Совсем не похоже на посадку в Лос‑Анджелесе, думала Элена, наблюдая, как внизу суетятся грузчики. Она бы не удивилась, если бы и ее бережно подхватили на руки и отнесли на паспортный контроль.

Попрощавшись с Ребулем, Матильдой и пилотом, они сделали первый шаг в восхитительное провансальское утро: ясное, свежее и яркое до боли в глазах. Паспортный контроль занял буквально несколько секунд. На площадке перед терминалом их уже ждал длинный черный «пежо» и молодой человек в костюме. Он распахнул дверцу для Элены, продемонстрировал Сэму их чемоданы в багажнике, и очень скоро они тронулись с места. С момента, как они вышли из самолета, прошло не больше пяти минут.

– Прямо не знаю, что и сказать, – покачала головой Элена. – Зато теперь я точно знаю, какой подарок хочу на Рождество.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconПитер Мейл Афера с вином Джону Сегалю, avec un grand merci Глава первая
...

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconСтивен Д. Левитт фрикономика мнение экономиста-диссидента о неожиданных...
Стивен Д. Левитт фрикономика мнение экономиста-диссидента о неожиданных связях между событиями и явлениями

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconНадпись на скамейке в Центральном парке
Нью-Йорке встречаются двое: Жюльет и Сэм. Они были вместе всего несколько дней, но за эти дни прожили целую жизнь и поняли, что созданы...

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconЕ. П. Психология воли. Спб., «Питер» 2003. С
Иванников В. А. Психологические механизмы волевой регуляции. – Спб: Питер, 2006. С. 18-73

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconГийом Мюссо Спаси меня Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv...
Нью-Йорке встречаются двое: Жюльет и Сэм. Они были вместе всего несколько дней, но за эти дни прожили целую жизнь и поняли, что созданы...

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconРеклама новые технологии в россии
Почтовая рассылка («директ мейл») и почтовый маркетинг («директ маркетинг») как форма убеждения в рекламе

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconДжеймс Барри Питер Пен Джеймс Барри Питер Пен Глава первая питер пэн нарушает спокойствие
Венди знала это наверняка. Выяснилось это вот каким образом. Когда ей было два года, она играла в саду. Ей попался на глаза удивительно...

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconБольшая Игра-3: с любовью к узнику Азкабана
И вовсе не потому, что им, авторам, нечего сказать. Напротив, вся эта авантюра с би есть, собственно, долгий и любовный разбор уа....

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconПитер Ф. Друкер. "Эффективный управляющий"
Перу Питера Друкера принадлежит 31 книга, посвященная различным вопросам менеджмента. Последние годы основными вопросами, которым...

Питер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2 iconКнига рассчитана на студентов, аспирантов и преподавателей психологических...
А64 Человек как предмет познания — спб.: Питер, 2001. — 288 с. — (Серия «Мастера психологии»)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов