«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013




Название«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013
страница17/20
Дата публикации17.08.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
ГЛАВА 37
Сперва разум отказывается верить тому, что сообщают ему глаза. Мозг пытается интерпретировать увиденное как огромную кучу брошенных кукол из ткани и пластика, созданных обозлившимся на весь мир игрушечным мастером. Но я не в силах убедить себя в этой иллюзии, и перед глазами помимо моей воли предстает реальная картина.

Возле белой стены грудами свалены дети.

Некоторые неподвижно стоят у стены, выстроенные в полдюжины рядов. Некоторые сидят, прислонившись к ногам других детей. Некоторые лежат на спине или животе друг поверх друга, словно дрова в поленнице.

Они разного роста — от совсем малышей до десяти-двенадцатилетних, все совершенно голые и беззащитные. На всех телах видны отчетливые следы швов, начинающиеся с груди и заканчивающиеся в паху.

У большинства есть и другие швы, идущие вдоль рук, ног, шеи, промежности. У нескольких швы поперек лица. Глаза одних широко раскрыты, у других закрыты. Белки глаз у некоторых стали желтыми или красными. У кого-то вместо глаз лишь зияющие дыры, у других веки зашиты большими уродливыми стежками.

Я едва не проигрываю битву с собственным желудком, и вся недавно съеденная роскошная еда подкатывает к горлу. Приходится судорожно сглотнуть, чтобы удержать ее. Собственное дыхание кажется чересчур горячим, а воздух столь холодным, что меня бросает в озноб.

Хочется крепко зажмуриться, чтобы ничего больше не видеть. Но я не могу. Я вглядываюсь в каждого изуродованного ребенка в поисках эльфийского личика сестры. Меня начинает бить неудержимая дрожь.

— Пейдж, — срывается с моих губ хриплый шепот.

Я повторяю ее имя снова и снова, словно это может хоть чем-то помочь. Меня влечет к груде изуродованных тел, словно в кошмарном сне, и я не могу ни остановиться, ни отвести взгляд.

Пожалуйста, пусть ее здесь не окажется! Пожалуйста! Только не это...

— Пейдж? — Голос мой полон ужаса, но в нем теплится ниточка надежды, что ее здесь все-таки нет.

В груде покрытой швами плоти что-то шевелится.

Я отшатываюсь, чувствуя, как подгибаются ноги.

С верха груды скатывается маленький мальчик и падает лицом вниз.

Двумя телами ниже высовывается детская ручонка, неуклюже хватаясь за плечо упавшего. Тела над ней раскачиваются туда-сюда, пока не обрушиваются следом за мальчиком.

Наконец я вижу ребенка, которому принадлежит судорожно шарящая рука. Это девочка с непропорционально худыми ногами. Густые каштановые волосы полностью скрывают ее лицо. Она с трудом ползет в мою сторону.

Над ее ягодицами тянется разрез, который пересекается с другим, идущим вдоль позвоночника. Большие неровные стежки удерживают вместе ее изрезанную плоть. Такие же стежки идут вдоль рук и ног. Красно-синие порезы и синяки резко контрастируют с мертвенно-бледной кожей.

Застыв от ужаса, я пытаюсь зажмуриться и убеждаю себя в нереальности происходящего. Но все, что я могу, — лишь смотреть, как девочка с трудом ползет вдоль груды тел, подтягиваясь на руках. Ноги волочатся сзади мертвым грузом.

Проходит целая вечность, прежде чем девочка наконец поднимает голову. Спутанные волосы соскальзывают с ее лица.

Это моя сестренка.

Измученный взгляд огромных глаз на ее личике встречается с моим. Она видит меня, и ее глаза наполняются слезами.

Я падаю на колени, почти не ощущая удара о бетон.

По личику сестренки пролегли швы от ушей до губ, будто кто-то отогнул верхнюю часть ее лица, а потом пришил обратно. Все ее лицо распухло и покрылось синяками.

— Пейдж... — Мой голос срывается.

Я подхожу к ней и беру на руки. Она холодна, словно бетонный пол.

Пейдж сворачивается в клубок у меня на руках, как делала в младенчестве. Я пытаюсь удержать ее на коленях, хотя теперь она для этого слишком велика. Даже ее дыхание на моей щеке холодно, словно арктический ветер. Возникает безумная мысль, что из нее, возможно, выкачали всю кровь и она никогда больше не будет теплой.

Мои слезы текут по ее щекам, словно наши мучения слились воедино.
ГЛАВА 38
— Как трогательно, — произносит за моей спиной бесстрастный голос.

К нам идет ангел со столь отрешенным выражением лица, что в нем невозможно различить ничего человеческого. Так может смотреть акула на двух плачущих девочек.

— Впервые вижу, что кто-то из вас ворвался сюда, вместо того чтобы попытаться вырваться.

В двустворчатых дверях позади него появляется слуга с очередным грузом ящиков для трупов. На его лице отражаются вполне человеческие чувства — удивление, беспокойство, страх.

Прежде чем я успеваю ответить, ангел быстро поднимает взгляд к потолку и наклоняет голову, словно собака, прислушивающаяся к тому, что могут услышать только собаки.

Я крепче прижимаю к себе худое тельце сестры, словно пытаясь защитить ее от всех мыслимых и немыслимых чудовищ.

— Зачем вам это? — шепотом выдавливаю я из себя.

Позади ангела предупреждающе качает головой грузчик. Вид у него такой, будто ему хочется спрятаться позади своих ящиков.

— Нет нужды что-либо объяснять мартышке, — говорит ангел. — Положи экземпляр туда, где взяла.

Экземпляр? Меня охватывает ярость. Сердце жаждет крови. Руки дрожат от желания придушить эту тварь.

Как ни странно, мне удается сдержаться, и я лишь бросаю на него гневный взгляд.

Моя цель — вытащить отсюда сестру, а не получить кратковременное удовлетворение. Я поднимаю Пейдж на руки и, шатаясь, иду навстречу ангелу.

— Мы уходим. — Едва эти слова срываются с моих губ, я осознаю, что лишь принимаю желаемое за действительное.

Ангел откладывает в сторону папку, которую держал в руках, и преграждает нам путь к двери.

— Кто разрешил? — Его голос звучит негромко и угрожающе.

Он полностью уверен в себе.

Внезапно он снова наклоняет голову, прислушиваясь к чему-то, чего не слышу я. На гладком лбу возникает хмурая морщина.

Я делаю два глубоких вдоха, пытаясь побороть гнев и страх, и осторожно укладываю Пейдж под стол.

А затем бросаюсь на ангела.

Я бью его со всей силы — без какого-либо расчета, мыслей, плана. Это всего лишь безумная, безудержная ярость.

Естественно, это ничто по сравнению с мощью ангела, даже самого слабого. Но у меня есть преимущество — неожиданность.

Мой удар отбрасывает его на стол, и я успеваю удивиться, как выдержали его полые кости.

Я выхватываю из ножен меч. Ангелы намного сильнее людей, но на земле они вполне уязвимы. Ни один ангел, мало-мальски умеющий летать, не стал бы работать в подвале, где нет окон, через которые можно выпорхнуть. Вполне вероятно, что он не способен слишком быстро подняться в воздух.

Прежде чем ангел успевает прийти в себя, я делаю выпад мечом, целя в шею.

Вернее, пытаюсь.

Он быстрее, чем я думала. Схватив меня за запястье, ударяет им о край стола. Руку пронизывает мучительная боль. Пальцы разжимаются, выпуская меч, который с лязгом падает на бетонный пол. Слишком далеко падает — не дотянуться.

Пока ангел неспешно встает, я хватаю с подноса скальпель — на вид хрупкий и бесполезный. Мои шансы победить врага или даже ранить близки к нулю.

Мысль об этом лишь добавляет мне злости.

Я швыряю в него скальпель, который попадает в горло. Пузырящаяся кровь пятнает его белый халат.

Схватив стул, я с размаху бросаю его в ангела, прежде чем тот успевает опомниться.

Он отшвыривает стул в сторону, словно скомканную бумагу.

Прежде чем я спохватываюсь, он швыряет меня на бетонный пол и душит, перекрывая мне не только воздух, но и доступ крови в мозг.

Еще пять секунд, и я потеряю сознание.

Резко подняв руки, я бью по его предплечьям.

Это должно сработать против удушения. На тренировках у меня всегда получалось.

Но сила захвата нисколько не ослабевает. В панике я не учла его сверхъестественную мощь.

В последней отчаянной попытке я сплетаю пальцы и с силой бью кулаками по сгибу его руки.

Его локоть на мгновение дергается назад, но тут же возвращается на место.

Время вышло.

Я инстинктивно вцепляюсь ногтями в его руки, словно и не было в моей жизни уроков самообороны. Но он продолжает сжимать мое горло словно стальными клещами.

В ушах отдается бешеный стук сердца, голова кружится.

Лицо ангела холодно и безразлично. На нем проступают темные пятна. Я понимаю, что мне уже отказывает зрение.

Перед глазами все плывет.

На меня накатывает тьма.
ГЛАВА 39
Кто-то с силой врезается в ангела. Передо мной мелькают волосы и зубы, слышно звериное рычание.

На мою рубашку капает что-то теплое.

Руки ангела отпускают мое горло. Исчезает и его вес.

Я судорожно вздыхаю, обжигая воздухом легкие, и сворачиваюсь в клубок, заходясь в кашле.

На рубашке кровь.

Моих ушей достигает дикое ворчание и рык. Слышны также звуки рвоты.

Позади ящиков для трупов блюет слуга-грузчик. Даже при этом взгляд его устремлен куда-то за мою спину, а глаза раскрыты так широко, что кажутся белыми вместо карих. Он смотрит на источник крови, пропитывающей мою одежду.

Отчего-то у меня нет никакого желания оборачиваться, хотя я знаю, что надо.

Я поворачиваюсь, и увиденное повергает меня в ужас. Не знаю, что потрясает меня больше, и мой несчастный разум мечется от одного к другому.

Белый халат ангела намок от крови. Вокруг него валяются куски подрагивающего мяса, похожие на разбросанные по полу клочья печени.

Кусок плоти оторван и от его щеки.

Он бьется в судорогах, словно одержимый чудовищным кошмаром. Возможно, так оно и есть. Возможно, то же происходит и со мной.

Над ним склоняется Пейдж, вцепившись ручками в его рубашку, чтобы крепче удерживать содрогающееся тело.

Ее волосы и одежда забрызганы кровью. Кровь стекает по лицу.

Ротик раскрывается, обнажая ряды блестящих зубов. Сперва мне кажется, будто кто-то поставил ей длинные коронки. Но это не коронки.

Это лезвия.

Она вгрызается в горло ангела, мотая его, словно собака игрушку, и отрывает окровавленный кусок плоти.

Затем Пейдж выплевывает этот кусок, который с влажным шлепком падает на пол рядом с другими такими же.

Она с отвращением хрипит и отплевывается, хотя трудно понять, что тому причиной — то, что она делает, или просто вкус мяса. В голове у меня мелькают воспоминания о том, как отплевывались демоны, кусая Раффи.

Они не привыкли питаться мясом ангелов, проносится в мозгу мысль, но я тут же заталкиваю ее обратно.

Слуга снова начинает блевать, и мой желудок судорожно сжимается, явно желая к нему присоединиться. Пейдж по-звериному оскаливается, чтобы вновь вгрызться в содрогающуюся плоть.

— Пейдж! — в панике кричу я срывающимся голосом.

Девочка, когда-то бывшая моей сестрой, останавливается перед умирающим ангелом и оборачивается. Ее широко раскрытые карие глаза полны младенческой невинности. С длинных ресниц свисают капли крови. Она внимательно и послушно глядит на меня, как это всегда бывало. Ее взгляд не выражает ни гордости, ни жестокости, ни голода, ни ужаса. Она смотрит так, будто я позвала ее, когда она завтракала хлопьями с молоком.

У меня все еще дерет в горле, и я судорожно сглатываю, пытаясь удержать в желудке свой ужин. Звуки, которые издает грузчик, нисколько этому не способствуют.

Пейдж отворачивается от ангела и встает на ноги, ни за что не держась.

А потом она делает два грациозных, два чудесных шага ко мне!

Сестра останавливается, словно вспомнив, что она калека.

У меня перехватывает дыхание. Я гляжу на нее, с трудом подавляя желание подбежать и подхватить, если она упадет.

Пейдж тянется ко мне, словно прося взять ее на руки, как просила, когда была совсем маленькой. Если бы не стекающая по ее лицу и покрытому швами телу кровь, она показалась бы столь же милой и невинной, как и прежде.

— Рин-Рин!

Кажется, будто она сейчас расплачется. Пейдж ведет себя будто перепуганная малютка, уверенная, что старшая сестра прогонит чудовищ из-под ее кровати. Она уже давно не называла меня Рин-Рин, как в раннем детстве.

Я гляжу на пересекающие ее лицо и тело зловещие швы, на красные и сизые синяки. Это не ее вина. Что бы с ней ни сделали, она жертва, а не чудовище.

Где я уже слышала подобное?

Перед моими глазами возникает образ висящих на дереве обглоданных девочек. Не говорили ли их обезумевшие родители о том же, о чем только что подумала я? Не начинает ли обретать смысл их казавшийся бредом разговор?

Даже думать об этом слишком жутко.

И сейчас это не имеет никакого значения.

Нет никаких причин полагать, что Пейдж нужно кого-то есть. Пейдж — не низший демон. Она всего лишь маленькая девочка. Вегетарианка и прирожденный гуманист. Можно сказать, реинкарнация далай-ламы. Она напала на ангела лишь для того, чтобы защитить меня. Только и всего.

К тому же она его даже не ела, просто... слегка погрызла.

На полу подрагивают куски мяса. Мой желудок снова подступает к горлу.

На меня смотрят карие глаза Пейдж, окаймленные мягкими ресницами. Я пытаюсь сосредоточиться на них, не обращая внимания на стекающую с ее подбородка кровь и идущие от губ до ушей жуткие швы.

Позади нее бьется в конвульсиях ангел. Его глаза закатываются так, что видны только белки, голова раз за разом ударяется о бетонный пол. Я думаю о том, сможет ли он выжить, если плоть его разорвана в клочья, а большая часть крови вытекла на пол. Вероятно, даже сейчас его тело отчаянно пытается восстановиться. Неужели это чудовище останется в живых после всего, что с ним случилось?

Я поднимаюсь с полу, стараясь не обращать внимания на тошнотворную влагу под ладонями. В горле жжет, я чувствую себя обессилевшей и побитой.

— Рин-Рин!

Пейдж все так же с несчастным видом тянет ко мне руки, но я не могу заставить себя ее обнять. Вместо этого я наклоняюсь и хватаю с полу меч, после чего подхожу к ангелу, постепенно вновь привыкая к собственному телу.

Я смотрю в ничего не выражающие глаза, на окровавленный рот. Голова ангела вздрагивает, ударяясь о пол.

Я вонзаю клинок в его сердце.

Мне никогда еще не приходилось убивать. И больше всего пугает не то, что я кого-то убиваю, но то, насколько это просто.

Клинок пронзает ангела, словно прогнивший плод. Во мне нет ни капли сочувствия. Я не ощущаю ни вины, ни ужаса, ни горя из-за того, что отнимаю чужую жизнь, и из-за того, кем я стала. Я чувствую лишь, как затихает дрожь в теле, как заканчивается последний медленный вздох.

— Боже милостивый!

Я удивленно поднимаю взгляд, услышав новый голос. Это еще один ангел в белом халате. Прежде чем в дверь позади него протискиваются еще двое, я замечаю свежую кровь на его халате и перчатках. То же самое и у остальных.

Я с трудом узнаю Лейлу, золотистые волосы которой связаны сзади в тугой узел. Что она тут делает? Разве она не должна сейчас оперировать Раффи?

Все таращатся. Я пытаюсь понять, почему они смотрят на меня, а не на мою забрызганную кровью сестру, как вдруг спохватываюсь, что мой меч до сих пор воткнут в тело ангела. Наверняка они сразу же узнали этот меч. Вне всякого сомнения, у них есть по крайней мере десяток законов, запрещающих людям иметь ангельское оружие.

Мой разум отчаянно ищет путей к спасению. Но прежде чем кто-то из ангелов успевает произнести хоть слово, все они одновременно поднимают глаза к потолку. Как и тот ангел перед своей гибелью, они слышат что-то, чего не слышу я. Тревога на их лицах не добавляет мне уверенности.

Потом я тоже это слышу и ощущаю. Сперва грохот, потом дрожь.

Неужели уже прошел час?

Ангелы снова смотрят на меня, затем поворачиваются и выскакивают за двустворчатые двери, которыми пользовался грузчик.

Никогда не думала, что когда-нибудь испытаю такой ужас.

Атака Сопротивления началась.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconSuzanne McLeod «The Cold Kiss of Death», 2009
Сьюзан Маклеод «Холодный поцелуй смерти»: Азбука, Азбука-Аттикус, Санкт-Петербург, 2011

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПассажир Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-04580-4
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКристоф Гранже Пассажир Scan: utc; ocr&ReadCheck: golma1 «Пассажир»:...
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconЦветочная азбука тайный язык цветов
Азбука цветов. В подробности цветочного этикета посвятит азбука цветов. На протяжении многих лет люди пытались разгадать тайну символики...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСлова рассказы о науке этимологии Издание четвертое Авалон Азбука-классика Санкт-п е т е
О83 к истокам слова. Рассказы о науке этимологии. 4-е изд., перераб. – Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 352 с

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconНа улице нашей любви hl «Саманта Янг "На улице нашей любви"»: Азбука-Аттикус;...
Джосселин Батлер молода, хороша собой и весьма состоятельна, но ей причиняют жестокие мучения воспоминания о прошлом: когда Джосселин...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСправочник сталкера. Азбука выживания «Справочник сталкера. Азбука выживания»
Удивительное и таинственное бывает и величественно‑притягательным, и смертельно опасным…

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПрограмма курса «Азбука бухгалтера» Курс «Азбука бухгалтера» (для начинающих бухгалтеров)
Полученные знания дают возможность выпускнику самостоятельно вести бухгалтерский учет малого и среднего предприятия, заполнять формы...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКруиз по балтийскому морю из санкт-петербурга 6 дней! Санкт-Петербург...
Класс «B2V 365/292 325/260 305/244 665/532 Класс «B»

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconМарк Леви Похититель теней «Леви M. Похититель теней»: Иностранка,...
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов