«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013




Название«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013
страница19/20
Дата публикации17.08.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
ГЛАВА 43
— Тсс... — говорит Раффи, покачивая меня на руках.

Свет вокруг головы Раффи сменяется тенью.

Позади него появляется темный силуэт Велиала.

Одно его новое крыло почти полностью оторвано и болтается на нескольких стежках. Лицо искажено от ярости, и он заносит над головой Раффи что-то вроде холодильника — примерно так же Каин мог заносить валун над головой Авеля.

Я пытаюсь закричать, предупредить Раффи, но с моих губ срывается лишь шепот.

— Велиал!

Велиал разворачивается на зов. Поворачивается и Раффи, продолжая держать меня в объятиях.

В дверях стоит Политик. Я узнаю его даже без свиты из перепуганных женщин.

— Положи немедленно!

Политик хмуро смотрит на ангела-гиганта.

Велиал тяжело дышит, держа холодильник над головой. Неясно, намерен ли он подчиниться.

— У тебя был шанс убить его на улице, — говорит Политик, входя в зал. — Но ты отвлекся на пару красивых крыльев. А теперь, когда его видели и ходят слухи о его возвращении, ты хочешь его убить? Что с тобой?

Велиал швыряет холодильник через зал с таким видом, будто с удовольствием запустил бы его в Политика. Холодильник с грохотом приземляется где-то вдалеке.

— Он напал на меня! — Велиал тычет пальцем в Раффи, словно избалованный ребенок, наевшийся стероидов.

— Меня это не волнует, даже если он налил кислоты тебе в штаны. Я говорил тебе, чтобы не трогал его. Если он сейчас умрет, из него сделают мученика. Ты хоть представляешь, как сложно вести кампанию против ангела-мученика? Появится множество теорий о том, как он мог бы противостоять той или иной политике...

— Какое мне дело до вашей ангельской политики?

— Дело есть, поскольку так говорю я. — Политик поправляет манжеты. — Впрочем, какая разница? Тебе никогда не подняться выше среднего демона. Ты попросту не способен понять политическую стратегию.

— Все я прекрасно понимаю, Уриил. — Велиал вздергивает губу, словно рычащий пес. — Ты сделал из него парию. Все, во что он когда-либо верил, все, что он когда-либо говорил, станет лишь бредом падшего ангела с крыльями демона. Я понимаю это даже лучше тебя. Я это пережил, помнишь? И если это дает тебе какое-то преимущество — мне плевать.

Уриил яростно смотрит на Велиала снизу вверх:

— Делай, что я сказал тебе. Ты получил крылья в качестве платы за услуги. А теперь уходи.

Здание сотрясается от нового взрыва.

Остатки воли покидают меня, и я больше не могу удерживать голову. Я обвисаю в руках Раффи. Глаза открыты, но ничего не видят, дыхание едва заметно.

Я почти труп.

— Нет! — Раффи крепко сжимает меня, словно надеясь удержать душу в моем теле.

В поле зрения появляется перевернутая дверь. Из-за нее плывут клубы дыма.

Хотя боль не дает мне ощутить тепло Раффи, я чувствую его объятия, чувствую, как он раскачивается, раз за разом повторяя:

— Нет...

Его близость успокаивает меня, и страх слегка отступает.

— Над чем он там убивается? — спрашивает Уриил.

— Над дочерью человеческой, — отвечает Велиал.

— Нет! — с нарочитым возмущением заявляет Уриил. — Не может быть! После всех предупреждений, что от них следует держаться подальше? После его крестового похода против этого низменного отродья?

Уриил кружит вокруг Раффи, словно акула.

— Посмотри на себя, Раффи. Великий архангел стоит на коленях с парой крыльев демона за спиной. И держит в объятиях дохлую дочь человеческую? — усмехается он. — Похоже, Бог и впрямь меня любит. Что случилось, Раффи? Неужели жизнь на земле стала для тебя слишком одинокой? Столетие за столетием, и никого рядом, кроме нефилимов, на которых ты столь храбро охотился?

Раффи не обращает на него внимания, продолжая поглаживать мои волосы и раскачиваясь вместе со мной, словно убаюкивает ребенка.

— Как долго ты сопротивлялся? — спрашивает Уриил. — Отталкивал ли ее? Говорил ли, что она значит для тебя не больше любого другого животного? О Раффи, неужели она умерла, думая, что ты к ней безразличен? Как трагично! Душераздирающее зрелище!

Раффи пронзает его убийственным взглядом:

— Не говори так о ней!

Уриил невольно пятится.

Здание снова содрогается. На умирающих скорпионов сыплется пыль. Раффи отпускает меня и осторожно кладет на бетон.

— Мы закончили, — говорит Уриил Велиалу. — Можешь убить его после того, как он станет известен как падший ангел Рафаил.

Его плечи властно расправлены, но ноги явно спешат к выходу. Велиал следует за ним, волоча в пыли оторванное крыло. При виде перепачканных в грязи белоснежных крыльев Раффи моя душа разрывается на части.

Раффи наклоняется надо мной, откидывая волосы с моего лица, а затем бросается бежать следом за Уриилом и Велиалом. Рыча от ярости, он распахивает дверь и молнией взбегает по лестнице.

Впереди Раффи слышатся быстрые шаги двух пар ног.

Наверху с грохотом захлопывается дверь.

От двери и стен эхом отдаются удары. Что-то с грохотом падает, затем с лязгом катится по лестнице. Раффи рычит, словно рвущийся с поводка бешеный пес. Что его удерживает? Почему он прекратил погоню?

Он сбегает по лестнице и останавливается в дверях, тяжело дыша. Бросив взгляд на меня, лежащую на бетонном полу, он набрасывается на один из резервуаров.

Слышен его яростный вой. Стекло разбивается вдребезги, хлещет вода.

Что-то с влажным звуком падает на пол. Слышен визг чудовищ, разлученных с их жертвами. Я не могу понять, какие взрывы и крики доносятся сверху, а какие — результат неистовства крушащего лабораторию Раффи.

Наконец, когда уже больше ничего не остается, он замирает, окруженный осколками. Его грудь тяжело вздымается, он оглядывается по сторонам в поисках того, что еще можно разбить.

Оттолкнув ногой битое стекло и остатки лабораторного оборудования, он смотрит на пол, затем нагибается и подтаскивает ко мне какой-то предмет.

Это его меч. Раффи поворачивает меня так, чтобы оружие можно было вложить в ножны, которые до сих пор висят за моей спиной. Я ожидаю, что сейчас на меня навалится вес меча, но почти ничего не чувствую.

Раффи берет меня на руки. Боль ушла, но я полностью парализована. Мои голова и руки безвольно свисают, как у трупа, не успевшего окоченеть.

Он несет меня через дверь на лестницу, и мы поднимаемся туда, где раздаются взрывы.
ГЛАВА 44
Сперва Раффи спотыкается, едва держась на ногах. Не знаю, что тому причиной — последствия операции или прилив адреналина после приступа бешенства.

Порезы на его шее и ухе уже перестали кровоточить, они заживают у меня на глазах. С каждым шагом он должен становиться сильнее, но дыхание все еще тяжелое и неровное.

В какой-то момент он прислоняется к стене и прижимает меня к себе.

— Почему ты не убежала, когда я приказал? — шепчет он возле моих волос. — Я с самого начала знал: твоя преданность тебя погубит. Просто никогда не думал, что это будет преданность мне.

Лестницу сотрясает очередной взрыв, и мы движемся дальше.

Раффи перешагивает через лежащие на лестнице исковерканные перила. В стенах с обеих сторон зияют рваные дыры.

Наконец добираемся до верха. Раффи наваливается на дверь, и мы оказываемся на первом этаже.

Это зона военных действий.

Кажется, будто всякий, кто не стреляет, уворачивается от пуль.

В конце вестибюля ангелы срывают с себя пиджаки, бросаются к входной двери и взмывают в воздух, едва оказавшись снаружи. Но пули находят цель, и каждый третий падает вниз окровавленным комом перьев. Их расстреливают, словно в тире, поскольку с этой стороны есть только один выход.

Раздается взрыв, сверху падают обломки мрамора и светильников.

На нас сыплется пыль и мусор.

Во все стороны разбегаются люди. Многие женщины на высоких каблуках, они скользят и спотыкаются на битом стекле. Могу поклясться, что некоторые, минуту назад бежавшие в одну сторону, теперь бегут в другую, перепрыгивая через людей и ангелов, неподвижно лежащих на полу.

Раффи теперь куда более заметен с новыми крыльями за спиной. Даже охваченные паникой, все смотрят на нас, когда мы пробегаем мимо.

Некоторые ангелы, особенно из числа воинов, ошеломленно останавливаются. Какую бы политику Уриил ни вел против Раффи, мы оказываем ей сейчас немалую поддержку. Мы с Раффи — словно ходячий плакат кампании со стороны демонов. Меня беспокоит, как сложится его судьба, если мы выберемся из этого кошмара.

Я пытаюсь отыскать мать и сестру, но трудно что-либо разглядеть в таком хаосе, особенно если нет возможности двигать глазами.

Некоторые ангелы решают остаться внутри и бегут прочь от входных дверей — вероятно, в сторону лифтов, где они смогут подняться в воздух и вылететь наружу из верхней части здания. Я испытываю странную радость, видя, как вечеринка в буквальном смысле рассыпается в прах, как ангелы сбрасывают изысканные костюмы и бегут, спасая свою жизнь.

Остатки входных дверей разваливаются под градом шрапнели.

Стрельба заглушает все прочие звуки. Пол покрыт битым стеклом, и некоторым, кто пытается бежать босиком, приходится нелегко.

Хочется броситься к двери и крикнуть, что мы люди. Сказать, чтобы атакующие перестали стрелять, дав нам уйти отсюда, как заложникам в телефильме. Но даже если бы я смогла это сделать, вряд ли бойцы Сопротивления остановились бы ради нас. Эпоха, когда человеческую жизнь пытались спасти любой ценой, закончилась несколько недель назад. Человеческая жизнь теперь самый дешевый товар, за одним исключением. Рядом с людьми лежат ангелы, словно разбросанные по сцене тряпичные куклы.

Мы движемся вглубь здания. Все уступают нам дорогу.

Пол возле лифтов устлан ковром из сброшенных пиджаков и разорванных блузок. Вероятно, ангелам легче летать, не будучи скованными одеждой, даже если эта одежда сшита специально для них.

Они толпятся в воздухе над нами, но уже не выписывают величественные спирали. Слышится лишь беспорядочное хлопанье крыльев.

Отражения в разбитых настенных зеркалах лишь усиливают ощущение хаоса. Над вестибюлем доминирует фигура скользящего сквозь столпотворение Раффи, с крыльями демона и мертвой девушкой на руках.

Хотя кажется, будто мне вырвали горло, я едва различаю красную отметину в том месте, где в мою шею вонзилось жало. Я полагала, что там должны болтаться кровавые полосы мяса, но на самом деле след выглядит не страшнее укуса насекомого.

Несмотря на хаос, я замечаю некую закономерность. Ангелы в основном бегут в одну сторону, в то время как большинство людей — в другую. Мы следуем за потоком людей. Толпа расступается перед нами, словно застежка-молния.

Мы вваливаемся через распашные двери в огромную кухню, заставленную сверкающим хромированной сталью оборудованием. В воздухе клубится темный дым. Стены возле плит объяты пламенем.

От дыма жжет в горле и слезятся глаза. Для меня это настоящая пытка, поскольку я не могу ни закашляться, ни моргнуть. Но, похоже, это признак того, что последствия яда проходят, раз теперь я могу испытывать и другие чувства, такие как раздражение от дыма.

В дальнем конце кухни проталкивается через служебную дверь толпа людей. Несколько человек отступают к стене, давая нам пройти.

Раффи молчит. Я не вижу его лица, но люди смотрят так; словно перед ними сам дьявол.

Здание сотрясает очередной взрыв, качаются стены. Позади нас слышны испуганные вопли.

— Уходите! Уходите! Сейчас взорвется газ! — кричит кто-то.

Мы выскакиваем за дверь, в ночную прохладу.

Крики и взрывы становятся громче. В уши врывается треск автоматных очередей, легкие наполняются едким запахом перегретого металла и пороховым дымом.

Впереди виднеется колонна грузовиков, окруженная небольшой толпой гражданских и солдат. За ними открывается апокалиптическая картина.

После того как ангелы взлетели, сражение приняло иной оборот. Солдаты продолжают бросать гранаты из отступающих грузовиков, но здание уже охвачено огнем, и взрывы лишь добавляют шума ко всеобщей сумятице.

Бойцы Сопротивления стреляют из пулеметов по летящим врагам, но при этом сами рискуют оказаться мишенью. Несколько ангелов поднимают два грузовика и бросают их на другие.

Люди бросаются врассыпную по всем переулкам, пешком и на машинах. Ангелы то и дело пикируют, хватая и разрывая на куски как солдат, так и гражданских.

Раффи все так же идет размеренным шагом в сторону грузовиков и толпящихся вокруг них людей.

Что он делает? Меньше всего хочется, чтобы какой-нибудь обезумевший солдат расстрелял нас из пулемета.

Солдаты заталкивают гражданских в кузовы больших военных автомобилей. Бойцы Сопротивления в камуфляжной форме сидят на корточках возле колес, направив стволы в небо и стреляя в кружащих ангелов. Один из бойцов перестал выкрикивать команды и смотрит на нас. Свет фар грузовика падает на его лицо. Я узнаю Оби, лидера Сопротивления.

Стрельба и крики смолкают, словно разговоры на вечеринке при появлении полицейского. Все застывают, глядя на нас. На их лицах отражаются отблески пламени, вырывающегося из дверей и окон кухни.

— Что это, черт побери? — спрашивает один из солдат.

Его голос полон страха. Другой крестится, не осознавая, насколько нелеп подобный жест для того, кто сражается с ангелами.

Третий поднимает винтовку и направляет ее на нас.

То же делают со своими пулеметами и присевшие возле грузовиков солдаты, явно напуганные донельзя.

— Не стрелять! — говорит Оби.

Свет фар снова падает на его лицо, и я вижу, что командира сдерживает лишь любопытство. Только благодаря ему мы все еще живы, но вряд ли это продлится долго.

Раффи продолжает идти. Хочется крикнуть, чтобы он остановился, что мы оба погибнем, но я не могу. Наверняка он считает меня мертвой, а собственная безопасность, похоже, его волнует мало.

Слышится истерический женский вопль, заставляя меня вспомнить о матери.

Я вижу женщину, которая кричит. Конечно же, это моя мать. На ее искаженное ужасом лицо падают красноватые отсветы пожара. Она кричит и кричит и, похоже, не собирается умолкать.

Я вполне могу представить, как мы выглядим в ее глазах. Крылья Раффи развернуты за его спиной, словно у демонической летучей мыши из преисподней. Отблески огня наверняка подсвечивают острые лезвия на их краях. Позади него зловеще пылает здание на фоне почерневшего от дыма неба. Вне всякого сомнения, темные угрожающие очертания придают ему вид классического демона.

Мама не знает, что крылья он держит так для того, чтобы не поранить себя и меня. Для нее он наверняка выглядит как Тот, Кто Ее Преследует. И сегодня стал реальностью самый худший ее кошмар — дьявол, выходящий из пламени с ее мертвой дочерью на руках.

Вероятно, она узнала меня по одежде. Или, может быть, столько раз представляла себе эту сцену, что у нее не возникло никаких сомнений: в объятиях демона именно я. Ужас мамы столь глубок и неподделен, что я мысленно съеживаюсь от ее крика.

Один из солдат вздрагивает, не сводя с нас ствола. Не знаю, как долго эти люди еще способны сдерживаться. Если они начнут стрелять, я даже не смогу зажмуриться.

Раффи опускается на колени и кладет меня на асфальт. Приподняв мои волосы, пропускает их сквозь пальцы, давая им упасть на мое плечо.

Его голову подсвечивают отблески огня, на лицо падает тень. Он медленно и нежно проводит пальцами по моим губам, затем с трудом поднимается, словно ему отказывают мышцы.

Хочется попросить его, чтобы не уходил. Сказать, что я все еще жива. Но я лишь лежу без движения, и все, что я могу, — смотреть, как он встает. И исчезает.

А потом не остается ничего, кроме пустого неба, в котором отражается пламя пожара.
ГЛАВА 45
Где-то в городе воет собака. Протяжный звук наверняка должен был затеряться в шуме сражения, утонуть среди моего страха и боли, но разум сосредоточивается именно на нем, пока он не затмевает все остальное.

Я лежу парализованная на холодной мостовой, и собачий вой кажется самым тоскливым звуком из всех, что я когда-либо слышала.

Мама бросается ко мне, продолжая кричать, и с истерическими рыданиями припадает ко мне. Она думает, что я умерла, но ей все равно страшно. Страшно за мою душу. Ведь она только что видела демона, принесшего мое мертвое тело.

Вокруг слышатся испуганные голоса:

— Что это было, черт побери?

— Она мертвая?

— Он ее убил?

— Ты должен был его пристрелить!

— Я не знал, жива ли она.

— Мы только что видели дьявола?

— Проклятье, что он тут делал?

Он нес меня моему народу.

Его могли застрелить. На него могли напасть другие ангелы. Будь я в самом деле мертва, он должен был оставить тело в подвале, где его похоронило бы под обломками. Он должен был погнаться за Велиалом и вернуть себе крылья. Он должен был разрушить планы Уриила и не попасться на глаза другим ангелам.

Вместо этого он принес меня моей семье.
— Это она. Пенрин.

В поле моего зрения возникает Тра-Тру. Он перемазан копотью, вид у него измученный и печальный.

Появляется Оби и несколько мгновений мрачно смотрит на меня.

— Идем, — устало говорит Оби. — Вперед! — кричит он солдатам. — Уводим людей отсюда!

Люди плетутся мимо меня к грузовикам, и каждый бросает в мою сторону взгляд.

Мама крепче прижимает меня к себе, продолжая всхлипывать.

— Прошу вас, помогите положить ее в грузовик, — просит она.

Оби останавливается и сочувственно смотрит на нее:

— Мне очень жаль, мэм, но, боюсь, у нас нет места для... Боюсь, придется ее оставить. — Он поворачивается и кричит солдатам: — Кто-нибудь, помогите женщине забраться в грузовик!

Подходит солдат и пытается оторвать маму от меня.

— Нет! — кричит она, рыдая и извиваясь в руках солдата.

Когда мне уже кажется, что тот готов сдаться и отпустить ее, я чувствую, как меня поднимают с земли и несут. Голова откидывается назад, и я вижу, кто держит меня на руках.

Это малышка Пейдж.

Я вижу грубые швы, тянущиеся по ее щеке к уху. Канареечный мамин свитер косо закрывает швы на горле и плече. Мне приходилось множество раз носить ее на руках, но я никогда не думала, что однажды мы поменяемся местами. Она идет обычным шагом, даже не пошатываясь под моим весом.

Толпа смолкает. Все смотрят на нас.

Пейдж без чьей-либо помощи укладывает меня в кузов грузовика. Стоящий наверху солдат пятится, сжимая в руках винтовку. Люди, которые уже в кузове, беспорядочно толкаются, словно согнанные вместе животные.

Я слышу тяжелое дыхание забирающейся в грузовик Пейдж. Никто ей не помогает. Наклонившись, она снова берет меня на руки.

Она улыбается, глядя на меня, но тут же болезненно морщится из-за растягивающихся швов. Я замечаю среди ее ровных острых зубов волокна сырого мяса.

Хочется зажмуриться, но я не могу.

Сестренка кладет меня на скамейку у борта. Люди поспешно отодвигаются. Появляется мама и садится рядом, положив мою голову себе на колени. Она все еще плачет, но в ее рыданиях больше нет истерических ноток. Пейдж садится у моих ног.

Оби, видимо, где-то рядом, поскольку все в кузове смотрят в одну сторону, словно ожидая приговора. Позволят ли мне остаться?

— Надо убираться отсюда, — говорит Оби. — Мы и так уже потеряли слишком много времени. Сажайте оставшихся в грузовики, и поехали, пока она не взорвалась!

Она? Обитель?

Грузовик заполняется людьми, но каким-то образом вокруг нас остается свободное пространство.

Крики перемежаются выстрелами. Все крепко держатся за борта и друг за друга. Грузовик трогается с места, лавируя среди брошенных машин и набирая скорость.

Мы на что-то наезжаем, и моя голова подпрыгивает на коленях матери. Чей-то труп? Треск стреляющих в воздух пулеметов не прекращается ни на секунду. Я лишь надеюсь, что яростный поток пуль не заденет Раффи, где бы он ни был.

Вскоре после нашего отъезда в охваченное пожаром здание врезается большой грузовик.

Первый этаж обители взрывается, превращаясь в огненный шар.

Во все стороны летят осколки стекла и бетона. Люди и ангелы разбегаются и разлетаются от обители, словно испуганные муравьи.

Величественное здание покачивается, словно в шоке.

Из нижних окон вырывается пламя. Мое сердце сжимается при мысли о том, что Раффи мог находиться в обители. Я не видела, куда он пошел после того, как оставил меня, и могу лишь надеяться, что он цел и невредим.

А затем обитель рушится.

К небу, словно в замедленной киносъемке, поднимается облако пыли, сопровождаемое грохотом, похожим на отзвук бесконечного землетрясения. Все ошеломленно смотрят в ту сторону.

В воздухе кружат орды ангелов, наблюдая за катастрофой.

Грибовидное облако пыли устремляется к ним, и они разлетаются в разные стороны. Роскошный фасад обители валится на груду обломков, и наступает благоговейная тишина.

Ангелы по двое и по трое исчезают в затянутом дымом небе.

Все вокруг разражаются овациями. Кто-то плачет, другие радостно кричат. Люди подпрыгивают и хлопают в ладоши. Те, кто еще недавно был готов направить друг на друга оружие, теперь обнимаются.

Мы нанесли ответный удар.

Мы объявили войну любому, кто осмелится подумать, что может стереть нас с лица земли без борьбы. Сколь бы могущественными ни были ангелы, это наш дом, и мы будем за него сражаться.

Победа далеко не окончательна. Я знаю, что многим ангелам удалось уйти лишь с незначительными ранениями. Возможно, некоторые погибли, но остальные быстро выздоровеют.

Но, глядя на ликующих людей, можно подумать, будто война уже выиграна. Теперь я понимаю, что имел в виду Оби, когда говорил: цель этой атаки не в том, чтобы убедить в своей силе ангелов. Цель в том, чтобы убедить в своей силе людей.

До сегодняшнего дня никто не верил, что у нас есть хоть малейший шанс дать сдачи. Мы думали, что война закончилась, и не в нашу пользу. Оби и его бойцы показали нам, что она лишь начинается.

Никогда об этом прежде не думала, но горжусь тем, что я человек. У нас множество недостатков. Мы слабы, нерешительны, жестоки, и нам приходится бороться слишком со многими проблемами. Но так или иначе, я горжусь, что я — дочь человеческая.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconSuzanne McLeod «The Cold Kiss of Death», 2009
Сьюзан Маклеод «Холодный поцелуй смерти»: Азбука, Азбука-Аттикус, Санкт-Петербург, 2011

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПассажир Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-04580-4
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКристоф Гранже Пассажир Scan: utc; ocr&ReadCheck: golma1 «Пассажир»:...
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconЦветочная азбука тайный язык цветов
Азбука цветов. В подробности цветочного этикета посвятит азбука цветов. На протяжении многих лет люди пытались разгадать тайну символики...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСлова рассказы о науке этимологии Издание четвертое Авалон Азбука-классика Санкт-п е т е
О83 к истокам слова. Рассказы о науке этимологии. 4-е изд., перераб. – Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 352 с

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconНа улице нашей любви hl «Саманта Янг "На улице нашей любви"»: Азбука-Аттикус;...
Джосселин Батлер молода, хороша собой и весьма состоятельна, но ей причиняют жестокие мучения воспоминания о прошлом: когда Джосселин...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСправочник сталкера. Азбука выживания «Справочник сталкера. Азбука выживания»
Удивительное и таинственное бывает и величественно‑притягательным, и смертельно опасным…

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПрограмма курса «Азбука бухгалтера» Курс «Азбука бухгалтера» (для начинающих бухгалтеров)
Полученные знания дают возможность выпускнику самостоятельно вести бухгалтерский учет малого и среднего предприятия, заполнять формы...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКруиз по балтийскому морю из санкт-петербурга 6 дней! Санкт-Петербург...
Класс «B2V 365/292 325/260 305/244 665/532 Класс «B»

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconМарк Леви Похититель теней «Леви M. Похититель теней»: Иностранка,...
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов