«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013




Название«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013
страница7/20
Дата публикации17.08.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
ГЛАВА 16
— Резать веревки я тебе не позволю, — произносит чей-то низкий голос. — У нас их и без того не хватает.

Кто-то выхватывает нож из моей руки и грубо толкает меня на стул. Фонарь гаснет, и приходится несколько раз моргнуть, чтобы зрение вновь приспособилось к тусклому лунному свету. К тому времени, когда возвращается способность видеть, мне уже связывают руки за спиной.

Их трое. Один проверяет веревки на запястьях Раффи, пока другой стоит, прислонившись к двери, словно просто зашел в гости. Я напрягаю мышцы, пытаясь ослабить путы, но мои запястья связаны так крепко, что боюсь, как бы не треснули кости.

— Придется извинить нас за отсутствие света, — говорит тот, что стоит у двери. — Мы прячемся от непрошеных гостей.

Все в нем — от командного голоса до небрежной позы — говорит о том, что он тут главный.

— Я что, и впрямь такая неуклюжая?

Главный наклоняется ко мне, глядя прямо в глаза:

— В общем-то, нет. Наши часовые тебя не видели, а им приказано следить, не появишься ли ты. Так что — не столь уж и плохо.

В его голосе слышится одобрение.

Раффи издает горловой звук, напоминающий рычание собаки.

— Вы знали, что я здесь? — спрашиваю я.

Мужчина снова выпрямляется. В лунном свете трудно разглядеть детали внешности, но он высок и широкоплеч. Волосы по-военному коротко пострижены, и шевелюра Раффи по сравнению с ними выглядит постыдно растрепан-ной. В чертах лица чувствуется решимость и уверенность в себе.

Он кивает:

— Точно мы этого не знали, но, судя по содержимому его рюкзака, он нес лишь половину припасов. У него походная горелка, но нет спичек, котелков или сковородки. У него две миски и две ложки. И все такое прочее. Мы решили, что оставшуюся половину нес кто-то еще. Хотя, честно говоря, я не ожидал, что его попытаются спасти. И уж точно — не девушка. Без обид. Я всегда был современным человеком. — Он пожимает плечами. — Но времена изменились. А у нас в лагере полно мужиков. — Он снова пожимает плечами. — Для такого требуется немалая смелость. Или отчаяние.

— Ты забыл про отсутствие мозгов, — рычит Раффи. — Вам нужен я, а не она.

— Почему ты так решил? — спрашивает главный.

— Тебе нужны мужчины вроде меня в качестве солдат, — говорит Раффи. — А не тощая девчонка.

Главный откидывается назад, скрестив руки на груди:

— С чего ты взял, будто нам нужны солдаты?

— Пять человек и стая собак поймали одного парня, — отвечает Раффи. — С такими темпами вам понадобится три армии, что бы вы ни собирались сделать.

Главный кивает:

— А у тебя явно есть военный опыт.

Я удивленно поднимаю брови, думая о том, что произошло, когда его схватили.

— Ты и глазом не моргнул, когда мы направили на тебя оружие, — говорит главный.

— Не столь уж он и хорош, как ему кажется, — говорит тот, что охраняет Раффи. — Раз уже попадал в плен.

Раффи не клюет на приманку.

— Может быть, он спецназовец, обученный действовать в самых худших ситуациях, — говорит главный.

Он делает паузу, ожидая ответа Раффи. В лунном свете, просачивающемся в окно, видно, что главный наблюдает за ангелом, словно волк за кроликом. Или, возможно, словно кролик за волком. Но Раффи молчит.

Главный поворачивается ко мне:

— Есть хочешь?

Мой желудок выбирает именно этот момент, чтобы издать громкое урчание. В иных обстоятельствах это могло бы показаться забавным.

— Нужно принести им что-нибудь поужинать.

Все трое уходят.

Я проверяю веревки на запястьях.

— Высокий, смуглый, дружелюбный. Что еще требуется девушке?

Раффи фыркает:

— После того как появилась ты, они стали намного добрее. А то весь день не предлагали мне еды.

— Они что, просто развлекаются? Или от них на самом деле не стоит ждать ничего хорошего?

— От любого, кто привязывает тебя к стулу под дулом ружья, не стоит ждать ничего хорошего. Мне что, и впрямь нужно это объяснять?

Я чувствую себя маленькой девочкой, сказавшей глупость.

— Так что ты тут делаешь? — спрашивает он. — Я рискую быть растерзанным стаей собак, чтобы ты успела удрать, а ты вместо этого прибегаешь сюда? Твое чувство справедливости противоречит здравому смыслу.

— Извини, больше не буду.

Я начинаю жалеть, что нам не заткнули рот кляпом.

— Самое здравое из всего, что я от тебя услышал.

— Так кто эти люди?

Благодаря своему выдающемуся слуху Раффи наверняка многое узнал об их намерениях.

— А что? Собираешься к ним присоединиться?

— Что-то не испытываю такого желания.

Несмотря на ангельские черты лица, сейчас, в лунном свете, он выглядит довольно жутко из-за запекшейся на лице крови. На мгновение представляю его себе классическим падшим ангелом, явившимся, чтобы проклясть чью-то душу.

Внезапно он спрашивает:

— С тобой все в порядке?

Его голос звучит удивительно мягко.

— Все отлично. Ты ведь понимаешь, что нам нужно убраться отсюда до утра? Иначе они обо всем догадаются.

Ни у кого из людей раны не заживают столь быстро.

Дверь открывается, и запах тушеного мяса едва не сводит меня с ума. С начала Нашествия мне не приходилось по-настоящему голодать, но и веса я особо не набрала.

Главный пододвигает ко мне стул и подносит к лицу миску. Желудок мой урчит, стоит мне ощутить аромат мяса и овощей.

Он набирает полную ложку и держит ее на полпути между миской и моим ртом. Я с трудом подавляю нетерпеливый стон, пытаясь сохранить приличия. Прыщавый солдат пододвигает стул к Раффи и проделывает то же самое с другой миской.

— Как тебя зовут? — спрашивает главный.

Есть что-то интимное в том, как он задает этот вопрос, собираясь кормить меня с ложечки.

— Друзья называют меня Гнев, — отвечает вместо меня Раффи. — Враги — Смилуйся-над-Нами. А тебя как звать, солдатик?

От насмешливого тона Раффи у меня отчего-то краснеют щеки. Однако главный полностью спокоен.

— Овадия Уэст. Можешь звать меня Оби.

Ложка слегка отдаляется от меня.

— Овадия. Прямо как в Библии, — говорит Раффи. — Овадия укрывал пророков от преследования.

Раффи смотрит на повисшую перед ним в воздухе ложку с мясом.

— А ты, я вижу, знаток Библии, — говорит Оби. — Жаль, что у нас уже есть один. — Он смотрит на меня. — А тебя как зовут?

— Пенрин, — быстро отвечаю я, прежде чем Раффи успевает сделать какое-нибудь саркастическое замечание. — Пенрин Янг.

Я предпочитаю не настраивать против себя тех, кто держит нас в плену, особенно если учесть, что они собираются нас накормить.

— Пенрин, — шепотом повторяет Оби, словно наслаждаясь каждым звуком. Отчего-то меня смущает, что это происходит на глазах Раффи, хотя сама не знаю почему. — Когда ты в последний раз по-настоящему ела, Пенрин?

Он держит ложку почти возле самого моего рта. Я сглатываю слюну:

— Довольно давно.

Я бодро улыбаюсь, думая, позволит ли он мне съесть хоть кусочек. Он подносит ложку к своему рту, и я смотрю, как он ест. Мой желудок протестующе урчит.

— Скажи-ка, Оби, — говорит Раффи, — а что это за мясо?

Я перевожу взгляд с одного солдата на другого, внезапно усомнившись, настолько ли голодна.

— Вам наверняка нужно много охотиться, чтобы прокормить столько народу, — продолжает Раффи.

— Как раз хотел спросить, на каких животных охотились вы, — говорит Оби. — Парню твоего роста требуется немало белка, чтобы поддерживать мышечную массу.

— На что ты намекаешь? — спрашиваю я. — Мы не из тех, что нападают на людей, если ты об этом.

Оби пристально смотрит на меня:

— Откуда ты знаешь? Я ничего не говорил о нападениях на людей.

— Да не смотри на меня так. — Я строю физиономию обиженного подростка. — Неужели ты способен представить, что мне захотелось бы человечины? Ну и гадость!

— Мы видели семью, — говорит Раффи. — Наполовину съеденную. На дороге.

— Где? — спрашивает Оби. Похоже, он удивлен.

— Недалеко отсюда. Ты уверен, что это не поработал кто-то из ваших?

Раффи ерзает на стуле, словно напоминая Оби, что он и его люди не те, кого можно счесть друзьями.

— Никто из наших не поступил бы так. Им просто ни к чему. У нас хватает еды и оружия. К тому же на прошлой педеле сожрали двоих наших. Подготовленных, с ружьями. Как думаешь, почему мы вас преследовали? Мы обычно не трогаем чужаков. Нам просто хотелось бы знать, кто это сделал.

— Это не мы, — говорю я.

— Конечно не ты.

— И не он тоже, Оби, — говорю я.

Имя кажется мне чужим. Странным, но не таким уж и плохим.

— Откуда мне знать?

— Нам теперь что, доказывать собственную невиновность?

— Мы живем в новом мире.

— А ты кто, шериф Нового Порядка? Сперва арестовать, потом задавать вопросы? — спрашиваю я.

— Что бы вы с ними сделали, если бы поймали? — спрашивает Раффи.

— Мы могли бы использовать... скажем так, менее цивилизованных людей. Естественно, приняв определенные меры предосторожности.

Оби вздыхает. Ясно, что идея ему не нравится, но, похоже, другого выхода у него нет.

— Не понимаю, — говорю я. — Что бы вы стали делать со стаей каннибалов?

— Натравили бы их на ангелов, само собой.

— Это безумие, — заявляю я.

— Если ты не заметила, весь мир обезумел. Пришло время приспособиться или умереть.

— Бросив безумцев в бой против безумцев?

— Бросив в бой все, что может сбить врага с толку или отвлечь, а то и прогнать их, если это вообще осуществимо. Все, что позволит нам выиграть время и организоваться, — говорит Оби.

— Во что организоваться? — спрашивает Раффи.

— В армию, достаточно сильную для того, чтобы вышвырнуть их из нашего мира.

Все мое тело холодеет.

— Вы формируете армию Сопротивления?

Я изо всех сил стараюсь не смотреть на Раффи. До этого я пыталась собирать информацию об ангелах, просто на всякий случай. Однако надежда на организованную борьбу улетучилась в облаках дыма вместе с Вашингтоном и Нью-Йорком.

А теперь Раффи сидит посреди лагеря мятежников, отчаянно пытающихся сохранить свое существование в тайне от ангелов. Если ангелы узнают об этом, они раздавят Сопротивление в зародыше, и кто знает, сколько потребуется времени на организацию нового.

— Мы предпочитаем считать себя обычной человеческой армией, но да — полагаю, можно рассматривать нас и как Сопротивление, поскольку в конечном счете мы — аутсайдеры в этом мире. В данный момент мы копим силы, проводим набор и организацию. Но у нас есть далеко идущие планы. Нечто такое, о чем ангелы не скоро забудут.

— Вы собираетесь нанести ответный удар? — При мысли об этом мне становится страшно.

— Да, мы собираемся нанести ответный удар.
ГЛАВА 17
— И какой вред вы можете причинить? — спрашивает Раффи.

Внутри у меня все холодеет при мысли о том, что я единственный человек в этой комнате, который знает, что Раффи — их враг.

— Достаточный, чтобы доказать: мы тоже чего-то стоим, — отвечает глава Сопротивления. — Не ангелам доказать. Нам плевать, что они думают. Людям. Дать им понять, что мы здесь, мы существуем и всех вместе нас не отодвинуть на обочину.

— Вы хотите атаковать ангелов, чтобы к вам пошли люди?

— Ангелы думают, будто они уже победили. И, что гораздо хуже, люди тоже так думают. Мы должны объяснить им, что война только начинается. Это наш дом. Наша земля. И никому ее не захватить.

Меня переполняют смешанные чувства. Кто враг в этой комнате? На чьей я стороне? Я пристально смотрю в пол, изо всех сил избегая смотреть на Раффи или Оби.

Если Оби что-то почувствует, он начнет подозревать Раффи. Если что-то почувствует Раффи, то вряд ли он станет мне доверять. Господи, если я разозлю Раффи, он может изменить своему обещанию и сбежать в обитель без меня.

— У меня голова болит, — всхлипываю я.

Следует долгая пауза — Оби о чем-то размышляет. Я почти уверена, что сейчас он крикнет: «Боже мой, это же ангел!»

Но ничего такого не происходит. Вместо этого он встает и опускает миску с мясом на свой стул.

— Продолжим утром, — говорит Оби.

Он ведет меня наверх по нескольким ступеням к стоящей в тени койке, которую я до этого не замечала. Охранник сопровождает Раффи к койке в другом конце комнаты.

Я неуклюже ложусь на бок со связанными за спиной руками. Оби сидит на койке, связывая мои лодыжки. Так и подмывает подколоть его, потребовав сперва ужин и кино, но я сдерживаюсь. Еще не хватало шуточек насчет секса в полном вооруженных мужчин лагере, где нет законов.

Он подкладывает мне под голову подушку, затем откидывает волосы с моего лица, заправляя их за ухо. Прикосновение его руки теплое и мягкое. Мне следовало бы испугаться, но я не боюсь.

— Все будет хорошо, — говорит он. — Мужчинам дан строгий приказ вести себя с тобой по-джентльменски.

Вряд ли требуется умение читать мысли, чтобы понять, что данный вопрос вполне может меня волновать.

— Спасибо, — отвечаю я.

Оби и солдат забирают миски и уходят. Щелкает замок.

— Спасибо? — переспрашивает Раффи.

— Заткнись! Я устала. Мне в самом деле нужно поспать.

— Что тебе нужно, так это решить, на чьей ты стороне.

— Ты им скажешь?

Мне не хочется уточнять на случай, если нас подслушивают. Надеюсь, он понимает, что я имею в виду. Если мы с Раффи доберемся до обители, он будет знать о зарождающемся движении Сопротивления. Если расскажет другим ангелам и они уничтожат движение, я стану иудой рода человеческого.

Долгая пауза.

А если он не расскажет — станет ли он иудой своего рода?

— Зачем ты сюда пришла? — спрашивает он, откровенно меняя тему. — Почему не убежала?

— Глупо, да?

— Весьма.

— Я просто... не могла.

Хочу спросить его, почему он рисковал своей жизнью, спасая мою, когда его народ убивает нас каждый день. Но я не могу. Не здесь и не сейчас, пока нас могут подслушать.

Мы молча лежим, прислушиваясь к стрекотанию сверчков.

Какое-то время спустя, когда я уже начинаю засыпать, он шепчет в темноте:

— Они все спят, кроме часовых.

Я мгновенно просыпаюсь:

— У тебя есть план?

— Конечно. А у тебя нет? Ты же у нас спасатель.

Луна переместилась, и падающий в окно свет стал более тусклым. Но его вполне достаточно, чтобы увидеть темный силуэт поднимающегося с койки Раффи. Он подходит ко мне и начинает развязывать мои путы.

— Как, черт побери, тебе это удалось?

— Чем-чем, а веревками ангелов не удержать.

Я забыла, насколько он сильнее человека.

— Хочешь сказать, ты все это время мог освободиться? Я тебе даже не нужна. Почему не сделал этого раньше?

— Разве не забавно, как они станут напрягать свои крошечные мозги, пытаясь сообразить, что случилось?

Он быстро развязывает меня и ставит на ноги. Его уклончивый ответ не ускользает от моего внимания.

— А, поняла. Предпочел сбежать ночью. Ты ведь не можешь обогнать пулю?

Как и большинство людей, я впервые узнала об ангелах из видеозаписи, показывавшей, как застрелили в воздухе архангела Гавриила. Я не в силах избавиться от мысли, что, возможно, ангелы вели бы себя не столь враждебно, если бы мы сразу же не убили их предводителя. По крайней мере, они считают его убитым. Никто этого точно не знает, поскольку тела так и не нашли, — по крайней мере, так говорилось. Легион крылатых созданий, паривших позади него, рассеялся вместе с охваченной паникой толпой, быстро исчезнув в затянутом дымом небе. Не был ли и Раффи в составе этого легиона?

Он поднимает брови, явно отказываясь обсуждать воздействие пуль на ангелов.

Я насмешливо улыбаюсь: «Ты не столь совершенен, как выглядишь».

Подойдя к двери, прикладываю к ней ухо.

— В здании есть кто-нибудь еще?

— Нет.

Я пытаюсь повернуть ручку, но дверь заперта.

Раффи вздыхает:

— Я надеялся, что не придется применять силу, вызывая лишние подозрения.

Он берется за ручку, но я его останавливаю:

— На наше счастье, у меня кое-что есть.

Достаю из заднего кармана набор отмычек. Солдат, который меня обшаривал, не особо усердствовал. Он искал оружие или нож, а не тонкие проволочки.

— Что это?

Я принимаюсь за замок, довольная, что могу поразить Раффи талантом, которым ангелы не обладают.

Щелк.

— Вуаля!

— Немногословно, но результативно. Кто бы мог подумать?

Я открываю рот, собираясь выдать язвительную реплику, но понимаю, что ему только это и нужно.

Мы выбираемся в коридор и останавливаемся у задней двери.

— Слышишь часовых?

Он несколько мгновений прислушивается, затем показывает сначала в одну, потом в другую сторону. Мы ждем.

— Что там? — спрашиваю я, показывая на закрытые двери.

— Кто знает? Может, кладовые?

Я направляюсь к одной из дверей с мыслями об оленине или даже об оружии.

Он хватает меня за руку и качает головой:

— Не будь жадиной. Если ограбим их, уходя, меньше шансов, что о нас просто забудут. Зачем нам лишние неприятности?

Конечно, он прав. Да и кому хватило бы глупости держать оружие там же, где и пленников. Но при мысли об оленине мой рот наполняется слюной. Нужно было выпросить у них то мясо...

Несколько секунд спустя Раффи кивает, и мы выскальзываем в ночь.
Мы бежим со всех ног. Мое сердце отчаянно колотится в груди, изо рта вырывается пар. Запах земли и деревьев указывает путь к лесу. Шелест ветвей на ветру заглушает наш топот.

Раффи может бежать намного быстрее, но держится рядом.

Луна скрывается за облаками, и в лесу темнеет. Едва мы оказываемся среди деревьев, я перехожу на шаг, чтобы не врезаться в ствол.

Я боюсь, что часовые услышат мое тяжелое дыхание. Адреналин иссякает, и я снова чувствую себя напуганной и усталой. Останавливаюсь и сгибаюсь, пытаясь перевести дух. Раффи кладет ладонь мне на спину, мягко поторапливая. Он даже не запыхался.

Он указывает вглубь леса. Я качаю головой, показывая па лагерь. Нужно обойти его кругом, чтобы забрать крылья. Мой рюкзак можно заменить, но крылья — нет. После короткой паузы Раффи кивает. Я знаю, что он никогда не перестает думать о своих крыльях, так же как и я о маленькой Пейдж.

Мы по лесу обходим лагерь, стараясь не терять его из виду. Порой это непросто, поскольку луны почти не видно, а сам лагерь закрыт пологом из веток. Мне приходится полагаться на ночное зрение Раффи больше, чем хотелось бы.

Даже зная, что он все видит, я не могу идти быстрее, не рискуя налететь на ветку или споткнуться. Чтобы пробраться через лес в темноте, требуется немало времени, а еще больше — чтобы найти тайник.

Когда я уже вижу дерево, под которым спрятано наше добро, за спиной раздается отчетливый щелчок предохранителя.

Я поднимаю руки, прежде чем солдат успевает сказать:

— Стоять!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20

Похожие:

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconSuzanne McLeod «The Cold Kiss of Death», 2009
Сьюзан Маклеод «Холодный поцелуй смерти»: Азбука, Азбука-Аттикус, Санкт-Петербург, 2011

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПассажир Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-04580-4
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКристоф Гранже Пассажир Scan: utc; ocr&ReadCheck: golma1 «Пассажир»:...
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconЦветочная азбука тайный язык цветов
Азбука цветов. В подробности цветочного этикета посвятит азбука цветов. На протяжении многих лет люди пытались разгадать тайну символики...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСлова рассказы о науке этимологии Издание четвертое Авалон Азбука-классика Санкт-п е т е
О83 к истокам слова. Рассказы о науке этимологии. 4-е изд., перераб. – Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 352 с

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconНа улице нашей любви hl «Саманта Янг "На улице нашей любви"»: Азбука-Аттикус;...
Джосселин Батлер молода, хороша собой и весьма состоятельна, но ей причиняют жестокие мучения воспоминания о прошлом: когда Джосселин...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСправочник сталкера. Азбука выживания «Справочник сталкера. Азбука выживания»
Удивительное и таинственное бывает и величественно‑притягательным, и смертельно опасным…

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПрограмма курса «Азбука бухгалтера» Курс «Азбука бухгалтера» (для начинающих бухгалтеров)
Полученные знания дают возможность выпускнику самостоятельно вести бухгалтерский учет малого и среднего предприятия, заполнять формы...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКруиз по балтийскому морю из санкт-петербурга 6 дней! Санкт-Петербург...
Класс «B2V 365/292 325/260 305/244 665/532 Класс «B»

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconМарк Леви Похититель теней «Леви M. Похититель теней»: Иностранка,...
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов