«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013




Название«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013
страница9/20
Дата публикации17.08.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20
ГЛАВА 20
Спина хрустит и болит, когда я пытаюсь разогнуться. Смеркается, и мой рабочий день почти закончился. Держась за поясницу, я медленно распрямляюсь, словно древняя старуха.

Руки покраснели и распухли всего за один день стирки. Мне приходилось слышать о сухой потрескавшейся коже, но только теперь я понимаю, что это означает. Через несколько минут после того, как я вынимаю руки из воды, на ладонях видны трещины, словно кто-то рассек кожу бритвой. Кожа настолько сухая, что даже не кровоточит.

Когда другие прачки предлагали мне утром желтые резиновые перчатки, я отказалась, решив, что ими пользуются лишь жеманные старушки. На меня посмотрели столь многозначительно, что гордость не позволила попросить перчатки после обеда, о чем я теперь искренне жалею. Хорошо, что в мои планы не входит делать это завтра.

Я оглядываюсь вокруг, разминая руки и думая о том, скоро ли на меня соберется напасть эта самая Анита. Если она дожидается, когда закончится мой наряд, я разозлюсь по-настоящему. Какой смысл ввязываться в драку, если не можешь даже увильнуть от часа тяжкой работы?

Я тяну время, разминая спину.

У меня болит шея, болит поясница, болят руки и ноги, болят даже глаза. Кажется, будто от боли кричит каждая онемевшая мышца. При таком раскладе даже не придется поддаваться, я просто честно проиграю.

Я разминаю ноги, делая вид, будто не замечаю идущих к нам со стороны туалетов мужчин. Их около десятка. Раффи держится позади.

В нескольких шагах от нас они снимают с себя грязную одежду. На землю летят рубашки, штаны, носки. Кое-что отправляется прямо в кучу мусора. Раффи копал канаву, вместо того чтобы заниматься по-настоящему грязной работой, но не всем настолько повезло. На них не остается ничего, кроме трусов.

Изо всех сил стараясь не смотреть на Раффи, я вдруг понимаю — от него ждут, что он тоже снимет рубашку. Бинты под ней он еще смог бы как-то объяснить, но как быть с кровавыми пятнами в тех местах, где должны быть крылья?

Я вытягиваю руки над головой, пытаясь не показывать страха. Затаив дыхание, я надеюсь, что мужчины пойдут дальше и не заметят отставшего Раффи.

Но вместо того чтобы направиться к зданиям, где находятся душевые, они хватают шланг, из которого мы наполняли ванны для стирки, и выстраиваются в очередь. И как я сразу не сообразила, — естественно, сперва они польют друг друга из шланга. Мыслимо ли, чтобы работавшие в уборных сразу направились в общую душевую?

Я искоса бросаю взгляд на Раффи. Он держится все так же хладнокровно, но, судя по тому, как медленно расстегивает рубашку, он тоже этого не ожидал.

Вероятно, он рассчитывал ускользнуть, как только остальные войдут в здание, поскольку в душе все одновременно не поместятся. Но сейчас у него нет никакого предлога, чтобы уклониться от данной части процедуры, и нет никакой возможности остаться незамеченным.

Раффи заканчивает расстегивать рубашку и, вместо того чтобы снять ее, начинает медленно расстегивать штаны. Все вокруг уже разделись, и он выглядит подозрительно. Когда я задумываюсь о том, не стоит ли нам внаглую драпануть сломя голову, в нашу сторону не спеша направляется на длинных изящных ногах решение этой проблемы.

Женщина, которая шла вместе с Раффи на обед, отбрасывает назад медовые волосы и улыбается ему.

В то же мгновение появляются Тра-Тру.

— О, привет, Анита! — с деланым удивлением говорят оба чуть громче обычного, словно специально для того, чтобы я их услышала.

Анита яростно смотрит на них, как будто они только что харкнули ей под ноги. Я миллион раз видела этот взгляд, его эффектная девушка бросает на придурка, слишком часто попадающегося на глаза в ее окружении. Она снова поворачивается к Раффи и с лучезарной улыбкой кладет ладонь ему на руку как раз в тот момент, когда он начинает снимать штаны. Больше мне ничего и не требуется.

Выхватив из серой воды намыленную рубашку, я швыряю ее в Аниту.

Рубашка с хлюпаньем облепляет ей голову. Безупречная прическа превращается в бесформенную массу, тушь для ресниц размазывается. Мокрая ткань сползает по ее блузке. Анита издает пронзительный визг, и все головы поворачиваются в ее сторону.

— О, прости, — сладким голосом говорю я. — Что, не понравилось? А я думала, ты этого и хотела. Зачем еще стала бы лапать моего парня?

Небольшая толпа вокруг нас растет с каждой секундой. Что ж, давай, детка, действуй. Приходите посмотреть на шоу уродов. Раффи исчезает в растущей толпе, осторожно застегивая рубашку. Вид у него еще мрачнее, чем во время прошлой драки.

Анита беспомощно смотрит на Раффи, широко раскрыв глаза. У нее вид испуганного котенка, загнанного в угол. Бедняжка. Я начинаю сомневаться, сумею ли я выполнить задуманное.

Потом она переводит взгляд на меня. Удивительно, с какой быстротой может меняться выражение ее лица в зависимости от того, на кого она смотрит. Сейчас эта женщина просто брызжет слюной от ярости. Анита направляется ко мне, и ярость переходит в бешенство.

Порой потрясает, сколько злобы может таиться даже в самой красивой женщине. Или она чертовски хорошая актриса, или у Тра-Тру какие-то свои скрытые мотивы. Уверена, она даже не знает о предстоящей драке. Зачем делиться прибылью, когда можешь просто отомстить? Наверняка это далеко не первый раз, когда Анита унизила Тра-Тру. Впрочем, я ни на секунду не поверю, что их чувства от этого хоть как-то пострадали.

— Думаешь, что бы ты ни делала, парень вроде него хоть раз на тебя взглянет? — Теперь Анита швыряет в меня мокрой рубашкой. — Хорошо, если какой-нибудь одноногий старик тобой заинтересуется.

Что ж, похоже, я все-таки сделаю, что хотела.

Я слегка наклоняюсь, чтобы рубашка точно в меня попала.

А потом мы бросаемся в бой, во всей своей женской красе — таскаем друг друга за волосы, осыпаем пощечинами, рвем одежду, царапаемся и визжим, словно свалившиеся в яму с грязью девчонки из группы поддержки.

В этом безумном танце мы налетаем на ванну с водой. Она опрокидывается, заливая все вокруг.

Анита спотыкается, продолжая цепляться за меня, и мы обе падаем. Сцепившись, катаемся по земле вокруг ванн.

Трудно выглядеть достойно, когда твою голову тянут за волосы. Я пытаюсь изо всех сил делать вид, будто дерусь по-настоящему. Толпа безумствует, крича и аплодируя. Я замечаю Тра и Тру, которые буквально сияют от счастья.

И как проиграть в такой драке? Разразиться рыданиями? Упасть лицом в грязь, свернуться в клубок и дать противнице себя исцарапать? Я в полной растерянности.

Мои мысли о том, как выйти из боя, прерывает выстрел.

Он раздается где-то в стороне, но достаточно близко для того, чтобы все замерли.

За ним следуют еще два выстрела, один за другим.

А потом в лесу эхом отдается крик. Очень человеческий и очень испуганный.
ГЛАВА 21
В кронах деревьев шелестит ветер. В моих ушах гулко стучит кровь.

Несколько мгновений все вглядываются в сумерки, широко раскрыв глаза, словно ожидая появления чудовища из кошмара. Затем, как по команде, в лагере воцаряется хаос.

Солдаты, хватая оружие, бегут в ту сторону, откуда раздался крик. Все говорят одновременно, кто-то кричит. Всеобщий шум и замешательство граничат с паникой. Здесь не одни собаки, но и люди не настолько хорошо обучены, как хотелось бы Оби.

Анита слезает с меня, широко раскрыв глаза от ужаса, и устремляется следом за самой большой толпой в сторону столовой. Я поднимаюсь, разрываясь между желанием узнать, что происходит, и спрятаться в относительной безопасности среди бегущих.

Неожиданно рядом со мной появляется Раффи.

— Где крылья? — шепчет он.

— Что?

— Где ты их спрятала?

— В дупле.

Он вздыхает, с трудом сохраняя терпение:

— Где именно?

Я показываю туда, где скрываются последние из солдат.

— Можешь объяснить, как его найти, или тебе нужно показать?

— Нужно показать.

— Тогда пошли.

— Прямо сейчас?

— Разве это не самый подходящий момент?

Я оглядываюсь вокруг. Все хватают снаряжение и бегут в здание. Никто не обращает на нас внимания. Никто не заметит, если мы исчезнем среди этой сумятицы.

Впрочем, сумятица возникла явно не просто так.

Похоже, мои мысли отражаются на лице, поскольку Раффи говорит:

— Либо скажи, либо покажи. Немедленно.

Сумерки быстро сменяются темнотой. У меня бегут мурашки при мысли о том, что придется идти ночью по лесу, где так страшно кричал вооруженный солдат.

Но я не могу позволить, чтобы Раффи сбежал без меня.

Мы пробираемся в сгущающейся темноте к ближайшей лесной тропинке и бежим на цыпочках сквозь кусты.

В лесу слышится беспорядочная стрельба из нескольких ружей. Возможно, ускользнуть этим путем не самая лучшая идея.

Словно этого мало для того, чтобы как следует меня напугать, в наступающей ночи раздаются крики.

Когда мы пробегаем через лагерь и оказываемся среди деревьев, наступает тишина. Не слышно ни шороха, даже птицы или белки не нарушают безмолвия. Быстро темнеет, но света еще достаточно, чтобы увидеть жуткую картину.

На крик побежали около десятка солдат. Теперь на ногах стоят только пятеро.

Остальные лежат на земле, словно сломанные рассерженным ребенком куклы. И, как у сломанных кукол, у них не хватает частей тела — руки, ноги, головы. Из рваных ран торчат окровавленные кости.

Все вокруг забрыэгано кровью — деревья, земля, солдаты. В сгущающейся темноте уже не различить цветов, и кажется, будто: с ветвей стекает масло.

Оставшиеся бойцы выстроились в круг, выставив перед собой ружья.

Направление их стволов кажется мне странным. Не прямо или вверх, как если бы противник шел пешком или летел. Не смотрят они и в землю, как если бы солдаты не собирались стрелять.

Вместо этого стволы наклонены, словно цель находится на уровне пояса. Горный лев? В этих холмах есть горные львы, хотя их редко можно увидеть. Но эти животные не устраивают подобной бойни. Может, дикие собаки? Но опять-таки сцена выглядит неестественно. Скорее похоже па итог яростного смертоносного нападения, чем на результат охоты или оборонительного боя.

Я вспоминаю слова Раффи о том, что на ту семью могли напасть дети. Но вооруженные солдаты нипочем не испугались бы банды детишек, как бы те ни одичали. Выжившие так напуганы, что кажется, они ударились бы в бегство, если бы не парализующий страх. Сжимающие ружья пальцы побелели, локти плотно прижаты к бокам, словно для того, чтобы подавить дрожь в руках, и люди держатся тесной группой, будто косяк рыбы в непосредственной близости от хищника.

Никакие естественные причины не вызовут подобного ужаса. В нем есть нечто мистическое, словно бойцы страшатся лишиться разума, лишиться души.

Чем больше я смотрю на солдат, тем сильнее бегут мурашки у меня по коже. Страх заразителен. Возможно, это наследие древних времен, когда шансы на выживание были больше у того, кто перенимал тревогу у ближнего, не тратя времени на раздумья. Или, возможно, я непосредственно ощущаю некий потусторонний ужас.

Мой желудок сжимается, пытаясь исторгнуть содержимое. Я сглатываю, не обращая внимания на кислый привкус в горле.

Мы прячемся за большим деревом. Я бросаю взгляд на сидящего рядом на корточках Раффи. Он смотрит на что угодно, только не на солдат, будто они — единственное в лесу, о чем не стоит беспокоиться. Вид у него встревоженный, и это беспокойство передается мне.

Что может напугать ангела, который сильнее и быстрее человека и обладает намного более острыми чувствами?

Солдаты двигаются, их круг превращается в каплю. Они медленно отступают в сторону лагеря. Похоже, враг, напавший на них, исчез. Или, по крайней мере, они так считают.

Мои инстинкты в этом не уверены. Судя по всему, не уверены и солдаты — они готовы при малейшем звуке открыть огонь во все стороны.

Быстро холодает, и моя мокрая футболка липнет к телу, отнимая тепло. Но по вискам все равно стекает пот, и под мышками хлюпает. Я гляжу вслед уходящим солдатам, и кажется, будто передо мной закрывается дверь подвала, отрезая меня от света, оставляя одну в полной чудовищ тьме. Каждая мышца кричит о том, что нужно бежать следом за солдатами. Каждый инстинкт лихорадочно требует не оставаться отбившейся от косяка рыбешкой.

Я смотрю на Раффи, надеясь на поддержку. Он напряженно вглядывается в темнеющий лес, насторожив уши, словно вслушиваясь в стереозвук.

— Где они? — шепчет он столь тихо, что я скорее читаю по губам, чем слышу его слова.

Сперва я решаю, что он имеет в виду чудовищ, способных на подобное зверство. Но прежде чем успеваю произнести: «Откуда мне знать?» — я понимаю, что он спрашивает про крылья. Я показываю туда, где до этого стояли солдаты.

Он молча перебегает через место побоища, не обращая внимания на трупы. Я на цыпочках бегу следом, смертельно боясь остаться одна в лесу.

Мой взгляд невольно падает на разбросанные части тел. Трупов явно меньше, чем отступивших солдат. Надеюсь, кто-то просто сбежал. Я поскальзываюсь в луже крови, но удается удержаться на ногах. Мысль о том, что я могла бы свалиться лицом вниз в груду человечьих потрохов, подстегивает меня, и я перебегаю на другую сторону.

Раффи стоит посреди деревьев, высматривая то, что с дуплом. На поиски уходит несколько минут. Вытащив крылья, он облегченно вздыхает и обнимает сверток, прижавшись к нему щекой.

Мне вполне хватает света, чтобы прочитать по губам: «Спасибо». Похоже, нам суждено регулярно обмениваться благодарностями.

Я снова думаю о том, сколько пройдет времени, прежде чем станет слишком поздно пришивать крылья к его спине. Будь это части человеческого тела, все возможные сроки давно бы уже истекли. Но кто знает, как с этим у ангелов? И даже если ангельские хирурги, или маги, или кто-нибудь еще сумеет пришить крылья, будут ли они действовать или превратятся в простое украшение вроде стеклянного глаза, который служит лишь для того, чтобы люди могли взглянуть тебе в лицо без содрогания?

Холодный ветер ерошит мне волосы, словно касаясь затылка ледяными пальцами. Лес полон движущихся теней. Шелест листвы напоминает шипение тысячи змей над головой. Я поднимаю взгляд, чтобы убедиться, нет ли там и в самом деле змей, но вижу лишь поднимающиеся к черному небу стволы. Раффи дотрагивается до моей руки, и я едва не подпрыгиваю от неожиданности. Он протягивает мне рюкзак, оставив себе крылья и меч.

Кивнув в сторону лагеря, ангел идет следом за солдатами. Я не понимаю, зачем он хочет вернуться, когда нам нужно бежать в другую сторону. Но в лесу так страшно, что я не собираюсь оставаться одна, и нарушать тишину тоже нет никакого желания. Надев рюкзак, я следую за Раффи и стараюсь не отставать. Мы доходим до края леса.

В лагере тихо. Сквозь полог ветвей падает неровный свет луны. Ни в одном из окон не горит свет, хотя, вглядевшись, я замечаю за некоторыми окнами отблеск металла. Интересно, сколько ружей сейчас нацелено сквозь стекло?

Я не завидую Оби, которому приходится поддерживать порядок в этих зданиях. Паника в замкнутом пространстве — штука не из приятных.

Раффи наклоняется ко мне и едва слышно шепчет:

— Я прослежу, чтобы ты целой и невредимой добралась до здания. Иди.

Я тупо моргаю, пытаясь понять, что он имеет в виду.

— Но... а ты?

Он качает головой — похоже, не слишком охотно:

— Тебе здесь будет безопаснее. И тебе будет безопаснее без меня. Если все еще хочешь найти свою сестру, отправляйся в Сан-Франциско. Обитель там.

Он бросает меня. Бросает в лагере Оби, а сам идет дальше, в обитель.

— Нет. — Я едва не выпаливаю: «Ты мне нужен». — Я тебя спасла. Ты передо мной в долгу.

— Послушай, тебе одной безопаснее, чем со мной. Это не несчастный случай. Подобный конец... — он показывает в сторону бойни, — такое слишком часто случается с моими товарищами. — Он проводит рукой по волосам. — Прошло слишком много времени с тех пор, как кто-то прикрывал мне спину... Я поверил... по глупости... Все могло быть иначе. Понимаешь?

— Нет. — Я не столько отвечаю на вопрос, сколько не приемлю все им сказанное.

Он несколько мгновений смотрит мне в глаза. Взгляд пронизывает меня насквозь.

Я затаиваю дыхание.

Могу поклясться — он пытается запомнить мой облик, словно фотографируя мысленной камерой. Он даже делает глубокий вдох, как будто насыщается моим запахом.

Но он тут же отводит взгляд, оставляя меня в недоумении — не показалось ли мне?

Затем поворачивается и уходит.

Едва я успеваю сделать шаг, его очертания полностью сливаются с тенями. Хочется позвать его, но я не осмеливаюсь крикнуть.

Тьма смыкается вокруг меня. Сердце отчаянно колотится в груди, словно говоря: беги, беги, беги!

Не могу поверить, что он меня бросил. Одну, в темноте, в окружении чудовищных демонов.

Я сжимаю кулаки, вонзая ногти в ладони и пытаясь сосредоточиться. Некогда жалеть себя. Нужно собрать волю, если я хочу выжить и спасти Пейдж.

Безопаснее всего провести ночь в лагере. Но меня не отпустят, пока не будут готовы перебраться в другое место. А это может случиться через несколько дней и даже недель. У Пейдж нет нескольких недель. Что бы с ней ни делали, это происходит прямо сейчас. Я уже потратила впустую слишком много времени.

С другой стороны, какой у меня выбор? Бежать через лес? В темноте? В одиночку? Когда рядом чудовище, растерзавшее полдюжины вооруженных людей?

Я отчаянно пытаюсь придумать третий вариант, но тщетно.

Я слишком долго колеблюсь. Попасть в лапы монстра, нерешительно топчась на месте, — самый глупый способ погибнуть. Молот или наковальня?

Собравшись с духом и пытаясь не обращать внимания па ползущие по спине мурашки, я глубоко вдыхаю и медленно выдыхаю, надеясь, что это поможет успокоиться, — но не помогает.

Повернувшись спиной к лагерю, я ныряю в лес.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

Похожие:

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconSuzanne McLeod «The Cold Kiss of Death», 2009
Сьюзан Маклеод «Холодный поцелуй смерти»: Азбука, Азбука-Аттикус, Санкт-Петербург, 2011

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПассажир Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-04580-4
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКристоф Гранже Пассажир Scan: utc; ocr&ReadCheck: golma1 «Пассажир»:...
Да он и сам не уверен в своей невиновности… Как ему выбраться из этого лабиринта? Быть может, лейтенант полиции Анаис Шатле, для...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconЦветочная азбука тайный язык цветов
Азбука цветов. В подробности цветочного этикета посвятит азбука цветов. На протяжении многих лет люди пытались разгадать тайну символики...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСлова рассказы о науке этимологии Издание четвертое Авалон Азбука-классика Санкт-п е т е
О83 к истокам слова. Рассказы о науке этимологии. 4-е изд., перераб. – Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 352 с

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconНа улице нашей любви hl «Саманта Янг "На улице нашей любви"»: Азбука-Аттикус;...
Джосселин Батлер молода, хороша собой и весьма состоятельна, но ей причиняют жестокие мучения воспоминания о прошлом: когда Джосселин...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconСправочник сталкера. Азбука выживания «Справочник сталкера. Азбука выживания»
Удивительное и таинственное бывает и величественно‑притягательным, и смертельно опасным…

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconПрограмма курса «Азбука бухгалтера» Курс «Азбука бухгалтера» (для начинающих бухгалтеров)
Полученные знания дают возможность выпускнику самостоятельно вести бухгалтерский учет малого и среднего предприятия, заполнять формы...

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconКруиз по балтийскому морю из санкт-петербурга 6 дней! Санкт-Петербург...
Класс «B2V 365/292 325/260 305/244 665/532 Класс «B»

«Нашествие ангелов. Книга Последние дни»: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург, 2013 iconМарк Леви Похититель теней «Леви M. Похититель теней»: Иностранка,...
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов