Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие




НазваниеЛеонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие
страница1/14
Дата публикации02.09.2013
Размер1.45 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Леонид Попов. «Страстная неделя»
Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме

Предисловие автора
Дорогой читатель, книга, которую Вы держите в руках, не для легкого чтения. Если Вы ищете сенсацию, если Вам захотелось отдохнуть или просто развлечься чем-то остреньким, то не трудитесь и отложите эту книгу в сторону.

Не каждый прочитавший ее разберется до конца в событиях и обозначенных проблемах. Достаточно того, что Вы запомните какие-то имена и образы прекрасных людей, посвятивших себя авиации, ее самой яркой и драматической части - летным испытаниям. Подлинный трагизм книги - в том, что она описывает в строго хронологическом порядке гибель нескольких десятков испытателей всего-навсего в одном, пусть наиболее крупном, летно-испытательном подразделении авиационной промышленности - в Летно-исследовательском институте имени М.М.Громова - за период ровно в двенадцать лет.

Этот период ни легче, ни труднее остальных, не привязан он и к эпохальным событиям в истории авиации, но в этом и заключается особый смысл летных испытаний. Они либо предвосхищают главные события, которые когда-нибудь попадут в фокус зрения журналистов, либо отзываются запоздалым эхом когда-то с хрипотцой пропевших славу фанфар.
   Начало этого периода для меня совпало с поступлением в Школу летчиков-испытателей, а в конце я остановился в изнеможении, когда подумал, что сил продолжать уже не будет никогда.
   Основа повествований о погибших летчиках-испытателях - устные рассказы на Быковском кладбище возле города Жуковского, ветеранов для вновь прибывших летчиков и штурманов о технических, сугубо профессиональных обстоятельствах летных происшествий, закончившихся катастрофами.
   Я слушал такие рассказы от более старших товарищей, потом стал рассказывать сам. Конечно, не для техучебы приходили мы туда, а по печальным событиям да в положенные сроки улучали время постоять у дорогих могил не вернувшихся из полета товарищей и тоже вспомнить дела, тревоги, рукопожатия, улыбки.
   Но скажите, дорогой читатель, как, описывая страница за страницей гибель и только гибель летчиков-испытателей, маститый и молодых, убедить Вас, что мы - не заложники, что идем мы в полет не как на подвиг, не с чувством обреченности, а просто готовимся к встрече с неизвестным, гордимся своей причастностью к удивительному летному братству, живем полной жизнью и при этом счастливы. Так возникла составная часть записей о летчиках ныне живущих и о полетах с ними в период работы над книгой.
   И еще одна метаморфоза произошла с книгой памяти. Дело в том, что каждое летное происшествие связано с широким кругом проблем различного плана: технического, нравственного, личного характера и других. Если технические аспекты в оценках более или менее однозначны, то в остальном - изложенное в данных записях является только мнением автора, которое может не совпадать с точкой зрения даже его коллег. Так или иначе, книга получилась не только эмоциональной, но и глубоко личной.
   Я старался быть предельно искренним, как на исповеди. Как известно, исповедь в течение Страстной недели особенно строга, но без нее нет духовного очищения, невозможен внутренний рост. Отсюда возникло название главной части, и всей книги - "Страстная неделя".
   Пользуясь случаем, выражаю признательность всем, кто помогал в работе над книгой памяти. Назову лишь некоторых, без них записи были бы менее точными и менее полными. Это - летчики-испытатели Петр Максимович ОстапенкоБорис Антонович ОрловВладимир Михайлович ГорбуновРоман Петрович ТаскаевАнатолий Николаевич Квочур, Николай Никифорович Казанцев, это - писатель Нонна Николаевна Орешина, доктор технических наук Александр Иванович Акимов, инженеры Елена Александровна Хропотинская, Лидия Аркадьевна Богородская, Владилен Давлетович Гараев, Андрей Борисович Аносович, Юрий Тихонович Клепов. В книге использованы фотографии из архива ЛИИ, выполненные в разное время Евгением Петровичем Козаревым, а подписи к ним частично заимствованы из альбома "Испытатели ЛИЦ" (Летно-исследовательский центр ЛИИ имени М.М.Громова).
   Насколько удалось передать светлое чувство памяти к погибшим испытателям и выразить в полной мере любовь и уважение к товарищам по работе, судить Вам, дорогой читатель.

    Конец долгого лета в низовьях Волги по-особому хорош. Точно желая загладить вину за сушь да жару, за комарье и мошку - сущее зло тех мест, за цветение амброзии, вызывающее у многих здоровых людей жестокий насморк, природа спешит приласкать нежгучим уже солнышком, понежить прохладой ночей без грохота кондиционера, накормить прозапас каждого арбузами. На базарах и пристани аппетитно разложены кучками и в ведрах помидоры, виноград, огурцы, яблоки, лук и арбузы, арбузы, арбузы...
    Но и в такую благодать случаются черные тучи, как в жизни...
    Испытания сверхзвукового истребителя нового поколения подходили к завершению. Уже готовились документы для решения о принятии на вооружение-Темп событий и состояние подъема участников работ в такой период непрерывно нарастают, как будто это еще возможно. Оказывается, что это возможно, наоборот, это - как упоение, как постижение особенного смысла, заключенного в работе. Сколько времени приходилось ждать каждого полета поначалу. Было, что один полет, словно гора. Потом - два полета за неделю. Потом - два подряд за два дня! Вдруг - два за один день! А теперь... нет, хорошо работается, просто хорошо!..

    - Ленечка, догоняй!
    - Да-да, командир, сейчас. - отвечаю, защелкивая фиксатор на "ошейнике" - солидном металлическом кольце размером до полплеча для крепления гермошлема к высотному костюму.
    Не слушая ответа, ^ Петр Максимович Остапенко выходит из "высотной" комнаты. На самом деле "высотная" - это неказистая комнатенка, в которой мы надевали тогда высотное снаряжение. Твердо и широко шагая, Петр Максимович уже выходит из ангара, здороваясь одними глазами со встречными.
    Я здорово отстал, но все равно не бегу, просто спешу и все.
    Шофер видавшего виды "жука" "Коля-милый" - курчавый, с дубленым загаром лица парень, которому трудно сдерживать улыбку, лихо катит, притормаживая около часового, чтобы показать каким-то неприметным образом, мол, некогда - летчиков везу - не видишь что ли. И тот ловко открывает проезд, опуская на дорогу цепочку, заменяющую шлагбаум.
    Ведущий инженер по испытаниям Андрей Борисович Аносович показывает жестом, что можно садиться в кабину. Разрешение на запуск двигателей дали сразу, а обычно приходится ждать и подолгу, пока группа соберется. Правда, на этот раз мы будем одни, без самолетов взаимодействия. Нам надо выполнить наборы высоты и снижения по программе в автоматическом режиме полета. Задание практически совпадает с предыдущим, которое выполнялось сегодня же, на этом же самолете с номером на борту 011.
    Взлетели, взяли курс отхода в зону, заняли исходную высоту и стали ждать команды от руководителя полетов на включение форсажа.
    - 631, я - Лайнер. Разрешаю " факел", работайте по плану. - командует земля. - Разрешили "факел", набор по плану. Я - 631. - ответил командир по радио и потом мне: - Ленечка, включай приборы, поехали.
    - Включил, командир. Можно.
    Включение форсажа на этих самолетах плавное, только нарастание скорости таково, что спиной ощущаешь, как тело вдавливается в кресло, хотя и притянут ремнями к катапульте, сколько хватило сил еще там, на земле.
    Указатель скорости только "разменял" тысячу километров в час, как в привычную и рабочую тишину кабины ворвался женский голос:
    - Борт 011, пожар левого двигателя, пожар левого двигателя. - это сработал блок речевой информации, который автоматически извещает экипаж об аварийной ситуации и отказах на борту самолета.
    Для меня всегда загадка, откуда берутся и где находят женщин с такими отвратительными голосами, одновременно тягучими и резкими. Наверное, фразы, произносимые ими для нас об аварийной ситуации на борту, превращают их, обычных и милых в жизни, в злобных фурий, подкарауливших, наконец-то, свою жертву. Но это сейчас можно порассуждать о голосах, а в то мгновение...
    Меньше секунды понадобилось командиру, чтобы приступить к действиям по инструкции. Как колеса железнодорожного вагона на стыке рельсов, торопливо отстучал РУД левого двигателя по упорам и остановился в положении "СТОП", а я запустил секундомер, чтобы по времени можно было судить о развитии ситуации.
    - Доложи на землю.
    - Лайнер, 631-ый, сработала сигнализация пожара левого двигателя. Выполняю правый разворот на точку.
    Пауза на земле, потом команда:
    - 631-ый, повторите, я - Лайнер
    Плавно набирая высоту для перехода на дозвуковой режим полета, Петр Максимович выигрывал время и возможность максимально приблизиться к аэродрому: с таким остатком топлива на одном двигателе удержаться в горизонтальном полете-практически невозможно.
    Не успел я повторить доклад на землю о ситуации на борту, как в наушниках раздалась теперь уже новая команда.
    - Борт 011, пожар двух двигателей, пожар двух двигателей... Отмечаю - 20-ая секунда, и вижу, как РУД второго двигателя рывком перемещается на уменьшение режима, в район малого газа.
    - Лайнер, я - 631. По сигналу "Пожар левого двигателя" остановили левый. В правом развороте на точку, высота 7300, сработал сигнал "Пожар двух двигателей".
    Положение становится незавидным, но лететь еще можно.
    - Командир, вправо 15 градусов, включаю "Возврат" на большую полосу.
    - Леня, здесь Хаки, буду обходить их слева. Хаки - это обширное озеро соленой грязи, из которого не выберешься, если приземлиться на него в случае чего, да и слева от озера расположены измерительные позиции, где связь, люди.
    - 631, ваши действия? - запросили с земли.
    - Следую на точку. Высота 6300. По возможности обеспечьте посадку сходу курсом 276. Если поблизости кто есть, пусть осмотрят.
    Высота таяла стремительно. Вес, вес слишком велик! Как же много топлива! Но сливать его аварийно нельзя - неизвестно как горит и что, а при сливе так плесканешь "на камелек", что мало не будет.
    - Запускаю левый двигатель. - сообщает мне командир.
    - Понял, обороты авторотации 34, время запуска... 16 секунд, генераторы норма. - Докладываю командиру, а сам продолжаю отсчитывать пройденное расстояние за 1000 м высоты, чтобы определить возможность дотянуть до аэродрома. Цифра никудышная, а надо иметь качество, то есть отношение расстояния к потерянной высоте, больше десяти. Да еще выпуск шасси и механизации своего потребуют... Радости мало.
    Петр Максимович в это время осторожно пробует левый двигатель, при запуске которого "баба" снова заверещала про пожар двух двигателей. Вроде, управляется... дошли до 80% и параметры нормальные - тогда правому двигателю "СТОП", а левому поддать... Но что это? Обороты левого зависли чуть больше 80, зато начала медленно расти температура газов за турбиной. Вертикальная скорость снижения, которая чуть было приуменьшилась, снова неумолимо возросла. Веду связь с землей, точнее информирую руководителя полетов, не получая квитанции о приеме сообщений, стараюсь делать пометки на планшете о параметрах полета и двигателей по времени от начала аварийной ситуации. Это обычный штурманский подход - разгрузить командира от вспомогательной работы в полете, когда основная, смысловая часть деятельности приходится на летчика. Сейчас все определяет именно летчик.
    Командир анализирует ситуацию, принимает решение, информирует о каждом последующем действии, борется за каждый метр вертикальной скорости снижения, экономно уменьшает скорость полета, "затыкает бабе рот", когда та снова и снова начинает заикаться о распрекрасном пожаре двух двигателей.
    - Леня, запускаю правый двигатель. Температура левого на пределе. Поедем на двоих-своих.
    - Понял, командир. - отвечаю и снова докладываю обороты авторотации, время запуска, включение генераторов, а командир по привычной схеме сообщает температуру газов при запуске двигателя в воздухе.
    Стрелка оборотов левого двигателя постояла немного, потом медленно поползла к малому газу вслед за РУДом.
   - Параметры правого пока в норме. Левый выключать не будем.
   - Да, я понял. - говорю. - Командир, с этого удаления на одном двигателе не доходим.
   - Вижу, Ленечка, но не сливать же аварийно через горящие двигатели.
   Та-ак, и правый двигатель завис вблизи 80 процентов, и теперь уже его температура стала медленно подрастать.
   - Левому добавляю, наверное, остыл немного, а правый буду прибирать по температуре, - просто, по-домашнему, говорит Петр Максимович, и после некоторой паузы уже другим голосом, - следи за высотой.




П.М.Остапенко
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconОп.: Брюссель: Жизнь с Богом, 1995
Предисловие автора. Происхождение и предки Иисуса. Предтеча и выход на проповедь. Весть и обетование (Евангельская этика). Выбор...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconСпортсмена
Учиться лётному делу с полным приложением сил и способностей, быть технически и теоретически грамотным, методически подготовленным,...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconПроект положения о проведении добровольческой акции «Весенняя неделя добра 2013»
Настоящее положение определяет цели, задачи и условия проведения городской добровольческой акции «Весенняя неделя добра» (далее Акция),...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconЛазарев Н. Н., Соловьев А. А, Попов С. Я., Алпатова И. Н
Подготовка выпускной квалификационной работы бакалавра: Методические указания /М. А. Мазиров, Н. С. Матюк, Лазарев Н. Н., Соловьев...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconПрограмма обучения командам Первая неделя: привлечение внимания вашей...
Роль питания и специальных упражнений при обучении послушанию с целью изменения поведения к чему ведет подкуп собаки

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconЛеонид Николаевич Андреев Дневник Сатаны Романы и повести Леонид...
Этот каторжный инженерный путь называется у них, кажется, логикой и последовательностью и обязателен для тех, кто хочет быть умным;...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconПоложение о проведении добровольческой акции
Настоящее положение определяет цели и задачи областной добровольческой акции «Весенняя неделя добра», проходящей в рамках Всероссийской...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconАнтон Валерьевич Попов Блоги. Новая сфера влияния Интернет-бизнес...
Заменят ли они привычный мир книг, писем и телефона? Спорить об этом так же бессмысленно, как спорить о том, кто кого победит – удав...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие iconОбязанности дежурного администратора
...

Леонид Попов. «Страстная неделя» Неполная хроника лётных происшествий на опытном аэродроме Предисловие icon2013 «Весенняя неделя добра» ежегодная общероссийская благотворительная...
«Весенняя неделя добра» – ежегодная общероссийская благотворительная добровольческая акция

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов