Республика Карелия, г. Петрозаводск




НазваниеРеспублика Карелия, г. Петрозаводск
страница8/9
Дата публикации02.09.2013
Размер1.92 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Янмат…», – вспомнила Кшара, – «…или плотоядные черви».

Не решаясь приступить к казни, сторожилы держались в стороне от ямы, наблюдая за реакцией толпы. Мужчина, стоящий перед воровкой, затрясся, упал на колени и стал молить о пощаде, вцепился в деревянный настил пяльцами и дико закричал, его охватила паника.

Кшара крутила головой, пытаясь найти возможность для спасения или путь к бегству, но ничего не попадалось на глаза. Вокруг эшафота стояли сторожилы, а в тех местах, где их не было, ярилась толпа, готовая кого угодно забить насмерть.

Всё шло к тому, что ужасная смерть становилась неизбежной. В голове крутилась только одна мысль – «бежать и погибнуть, или ждать, но всё равно умереть».

Кшара всматривалась в лица толпы, надеясь увидеть что-то, что может подарить ей так нужную в этот момент надежду. Её взгляд упёрся в воина, стоящего в первых рядах. Ноги девушки подкосились от неожиданного открытия. Разгорелся маленький огонёк надежды в её сердце, ведь это был Рогнар. Выражение его лица отражало только безразличие. Но девушка видела, что воин рассматривает толпу рипотов, сжимая кулаки, едва сдерживая кипящую в нём ярость. Кшара встретилась взглядом с Рогнаром, но не смогла понять, как он собирается поступить.
Поднялся крик толпы. Сторожилы взяли мужчину под руки и потащили к краю ямы. Внизу, в бурлящей чёрной жиже, неустанно шевелилась масса червей. Они тянулись вверх, пытались взобраться по отвесным стенкам ямы, что вызывало особое отвращение.

Мужчина упёрся ногами и стал вырываться, но сторожилы исполняли приказ, потому сопротивление только злило их. Кто-то ударил мужчину по спине и толкнул вперёд. Пленник закричал и рухнул вниз, окунувшись в шевелящуюся массу. Одного из сторожил стошнило прямо в яму, он тут же отошел и громко раскашлялся.

Юноша наблюдал за происходящим. Только сейчас он сумел отрешиться от всего происходящего. Мир стал для него глупой фантазией, басней или страшной сказкой, однажды поведанной бардом.

«^ Люди сильно боятся смерти», – сказал кок-то бард. – «Но самое страшное в том, что они обожают смотреть на смерть и страдание других. Это мерзкое и отвратительное желание наблюдать за казнями и убийствами; извращенный интерес ко всему опасному и страшному. Быть может, они представляют на месте убиенных себя? Хотя, скорее всего дело только в злобе», – эти слова надолго отпечатались в памяти Алгона. И сейчас он видел всё своими глазами: видел толпу, которая радостно кричала и ликовала. Видел людей, готовых убить своих недавних друзей, лишь с одной целью – посмотреть на человеческие страдания. Алгон слышал страшные крики, доносящиеся из ямы, зажимал уши, но это не спасало. Впрочем, не помогало и чувство отрешенности…
Кшара стояла близко к краю ужасной ямы. Она видела всё происходящее внизу, и медленно осела, едва не потеряв сознание. В голове у неё проскользнули все мысли, все желания, всё, что она не успела сделать в этой жизни. Девушка уже ощущала ту боль, которая ждёт её внизу, и слышала ликующий крик толпы, когда её собственные вопли донесутся из ямы.

Мужчина метался в черной жиже. Кричал так громко и так пронзительно, что на площади на миг воцарилась тишина. Все слышали эти вопли боли. Мужчина раздирал себе кожу, пытаясь вынуть червей, вгрызающихся плоть, буравящих его тело словно пиявки.

Сторожилы отступили, зажали себе уши и закрыли глаза. Некоторые из них отказались подходить к яме. Но к несчастью далеко не всех тронул крик мужчины. Ещё остались люди, способные исполнять приказ.

Кшара почувствовала, как её берут за плечи. Девушка не сопротивлялась, на подобную роскошь не осталось сил. Она смотрела на Рогнара, взглядом моля его о помощи, но воин отвёл глаза, развернулся и ушел. Внутри девушки всё упало, она почувствовала себя одинокой и преданной. Не осталось ужаса, только желание закончить всё как можно быстрее.
Тем временем вдоль толпы перемещались люди в темно-серых плащах. Они старались не обращать на себя чужого внимания, но едва ли это удавалось. Толпа гудела, угрозы и проклятия сыпались со всех сторон. Люди взбесились, превратившись в стадо животные, подчинённых одному-единственному желанию – выместить злобу. Взыскать с неповинных в бедах этого города людей, всю плату без остатка – дань кровью, мясом, телом и душой.

Бессмысленные крики били по ушам, вводили в ступор и заставляли вливаться в общую массу. Стадный инстинкт работал в полной мере. Только люди в плащах никак не хотели становиться единым целым с толпой, они всё продолжали перемещаться, выискивая нужное положение.
Крик мужчины, всё ещё корчащегося в яме, до сих пор разносился по площади. Узники отрешились, они были в шоке. Чувство единого, всепожирающего ужаса сковало их тела.

Всё стало каким-то непонятным. Словно нет неба, земли и воздуха вокруг, а в бесконечной пустоте есть только эшафот и эта яма.

Кшара сидела на деревянном настиле, не в состоянии сделать хоть что-нибудь, заставить себя подняться. Несмотря на усилия сторожил, она была прикована к земле. Ей стало тяжело дышать, тяжело мыслить, тяжело жить. Сердце бешено билось, кровь стучала в висках, а кожа стала мертвецки бледной. Пропало даже жжение в раненной руке.

Сторожилы застыли словно статуи, превратились в единое белое полотно, даже яркий герб на их груди сейчас побледнел. А крик всё продолжался, обжигая, кромсая и режа слух. Толпа гудела, всё громче и громче. Она требовала следующей жертвы. И этому монстру с сотней голов, было безразлично, пусть дальше умрёт даже его собственный ребёнок. Главное кровь, главное крик и страдание.

С первой казни минуло полчаса. Сторожилы подняли девушку, готовясь и ей сбросить вниз. Их не волновало за что и ради чего. Они тоже отстранились от мира, следуя только воле бумажки, требующей казни.

Девушка оказалась почти невесомой. Она не сопротивлялась, волочила ноги по земле, словно уже умерла. Почти сразу край ямы оказался перед её глазами, ужас заставил биться сердце, ломая рёбра вырываться наружу.

Сторожилы с опаской приблизились к краю, взяли девушку за руки и за ноги, раскачали и сбросили в яму. В этот момент фигуры в плащах побежали к эшафоту. Один за другим от их прикосновений сторожилы падали без создания. Мечи и доспехи их не спасали. Странные люди исчезали в серой дымке и появлялись вновь уже в другом месте.

Толпа загудела. Люди не успели даже понять, что произошло. Просто в один момент все сторожилы оказались на земле.

Но для девушки было уже поздно. Кшара окунулась в слизкую жидкость, чувствуя, как тело обволакивает неприятный холодок, предрекая скорое сумасшествие. Что-то поползло по её коже. И в тело разом вонзились десятки иголок, принося ужасную боль, ослабляющую и сводящую с ума. На грани безумия девушка почувствовала, как масса янмата всколыхнулась. Что-то твёрдое коснулось её тела. В один миг ужас сменился надеждой. Сумасшествие сбежало от сильных мужских рук, которые вырвали Кшару из пруда полного червей. Девушка ощутила тяжесть своего тела и оказалась на деревянном настиле эшафота. Сознание поплыло. Боль не прекратилась, она только сильнее обожгла рассудок. Что-то чужеродное шевелилось на её коже и глубоко внутри. Но холод пропал, осталось только тепло солнца, лучи которого пробивались сквозь дымку скверны, заполонившую город.
Рогнар схватился за край ямы и вылез наружу. Сорвал с себя плащ пронизанный червями и стал отдирать пиявок прилипших к доспеху. Он сделал это всё так быстро, что уже спустя несколько секунд склонился над девушкой. Она лежала без создания, её дыхание было обрывистое и непостоянное. А сердце колотилось так, будто знало, что бьётся последние мгновения.

Толпа гудела. Люди в мантиях пропали, понимая, что их задача выполнена, и казни не суждено продолжиться. Остальные узники убежав во дворы, как только представилась такая возможность.

Кшара стонала, у неё начались судороги. На шее и руках виднелись кровавые подтёки. Темная жидкость стекала с её одежды и впитывалась в помост.

Рогнар дёрнул воротник девушки, разрывая на ней одежду. Воин обнажил её грудь и увидел множество кровавых отверстий на коже. Рядом с ранами были пиявки, присосавшиеся во многих местах. Их было невозможно оторвать, не обрекая девушку на смерть от потери крови.

Рогнар взял воровку на руку и побежал навстречу толпе, где тут же встретился с сопротивлением. Его не хотели выпускать с площади. Тогда воин двинулся в противоположном направлении, но и там были разъярённые горожане. В Рогнара полетели камни.

Впервые за долгое время воин по-настоящему разозлился. Он вернулся к яме, аккуратно положил девушку на эшафот и взял свой плащ, всё ещё шевелящийся от массы червей. Рогнар подошел к толпе, выставил перед собой грязную ткань и что было сил закричал:
–Хотите смерти?! Хотите Янмата?! – в гневе Рогнар плеснул темную массу в толпу.

Горожане отпрянули. Часть из них бросила прочь, спасаясь от червей. Началась давка, поднялся ужасающий крик.

–Мразь и погань! Испорченные ублюдки! – бросая плащ вслед толпе, крикнул воин. Сейчас Рогнару хотелось только одного, согнать горожан в яму и посмотреть, как их пожирают черви. Но разум был превыше всего. Время не терпело, Кшара умирала.

Воин взвалил девушку на плечи и побежал к таверне, ощущая жар и дрожь даже сквозь доспехи.
Бегом воин преодолел несколько кварталов и вломился в таверну, едва не выбив входную дверь. Внутри его ждала чаровница, она хотела что-то сказать, но увидела кровавые подтёки на теле девушки и бросилась на помощь.

Трактирщик застыл, видя окровавленное тело в руках у воина. Он не знал как поступить, потому просто остался стоять с приоткрытым ртом за стойкой, крутя в руках кружку. Подобное оцепенение охватило все посетителей таверны.

Рогнар не обратил внимания на людей, ногой отворил дверь в переход между зданиями, пересёк его и повалил вышибалу, случайно оказавшегося посреди прохода. Воин взбежал по хрупкой лестнице, добрался до комнаты и положил девушку на кровать. Чаровница пришла следом, села рядом с Кшарой и брезгливо начала рассматривать червей присосавшихся к коже, коснулась одного из них и тут же отдёрнула руку.

Только сейчас Рогнар заметил чаровницу, схватил её за плечи и встряхнул.

–Ты с янматом хоть раз сталкивалась?! – прокричал он.

Чаровница замялась, достала тонкую книжку и принялась листать.

–Я… не знаю… не уверена… – замялась она.

–Действуй! – Рогнар был не в силах сдерживать эмоции, с размаху ударил по столу, переломив его пополам.

–Отойди… – чаровница склонилась над девушкой, коснулась первой пиявки и начала читать заклинание. Черный червяк высох и отвалился. Коснулась второго, третьего, всё повторилось. Чаровница покраснела от напряжения, стараясь со всех сил. Позже её пробил холодный пот, но в воздухе повисла магия, она чувствовалась всюду, казалось, стоит протянуть руку и вот она – осязаемая и доступная.

Минул час. Кшара побледнела, её колотил озноб, температура тела повысилась. Чаровница радела девушку догола. Читая заклинания, она снимала одну пиявку за другой, при этом слабыми чарами заживляя раны. Так продолжалось до тех пор, пока на коже не осталось паразитов. Видимая часть тела воровки очистилась, чаровница попыталась встать, но не удержалась на ногах и рухнула на пол. Рогнар помог её подняться, после чего взглянул на воровку. Девушка всё ещё тряслась, сгорая изнутри. Её пожирали изнутри.

–Я… я больше не могу ничего сделать… – прошептала чаровница. – Я не в состоянии изъять червей из её тела… – она отвернулась. – Я не справилась, прости, Рогнар…

В гневе Рогнар ударил ногой о стену, с потолка посыпался песок.

–Ты не можешь, но другие, более сильные маги, смогут? – поинтересовался он, после секундного раздумья.

Чаровница посмотрела на него с тоской.

–Другие, может и смогут. Но здесь есть только я, – сообщила она.

Рогнар вынул меч и вонзил его по самую рукоятку в пол. Сделал круг по комнате, собираясь с силами, подошел к окну и что было духу, закричал:

–МАГОТ!!!
Некромант услышал зов. Серая птица, кружащая над Карилосом, сложила крылья и рухнула в свободное падение, направляясь к таверне. Она влетела в окно и тут же распалась на серый пух. Вырисовались очертания мужчины в белом, он сделал несколько шагов вглубь комнаты, и наконец, облик белого некроманта завершился. Магот явился.

Напуганная чаровница отступила в угол комнаты, скрываясь за обломками стола.

Некромант даже не взглянул на неё, а сразу обратился к Рогнару.

–Зачем кричишь? – удивился он.

Помня про умирающую Кшару, Рогнар подавил желание ударить Магота. Он подошел к кровати и указал на девушку.

–С янматом сможешь справиться? – поинтересовался он, с надеждой в голосе.

Магот обошел кровать, посмотрел на воровку и покачал головой.

–Изрядно её погрызли, – насмешливо сообщил он.

Рогнар подошел к своему мечу, выдернул его из пола и приставил к лицу некроманта.

–Я задал тебе вопрос! Ты сможешь или нет?

Магот скривил губы, указательным пальцем небрежно отодвинул меч и подошел к воровке.

–Я подумал, что произошло что-то серьёзное… – утомлённо сообщил он. – А здесь всего-навсего умирает ещё одна жертва этого никчёмного и прогнившего мира, – некромант ухмыльнулся. – Ты согласен со мной, Рогнар? В том, что этот мир слишком жесток, чтобы сохранять кому-то жизнь?

–Хватит болтать! Ты справишься? – в третий раз спросил воин.

Магот обречённо вздохнул.

–С каких пор ты бросаешься спасать женщин?.. – некромант сделал вид, что раздумывает. – Я смогу её спасти, но есть одна проблема… Меня здесь нет! – разведя руками, пришел он к выводу.

Рогнар убрал меч в ножны, подошел к некроманту и положил руку ему на плечо.

–Я редко о чём-то тебя прошу, – начал он. – Это один из таких случаев! Умоляю, спаси её! – опуская взгляд, попросил воин.

–Ты меня удивляешь, Рогнар. Уже не в первый раз, – заключил некромант. – Но раз ты просишь, то я не могу отказать. Особенно в этом, частном случае…

Магот сел на кровать, коснулся лба девушки и закрыл глаза.

–Что? – не выдержал молчания Рогнар.

Чаровница приблизилась, но старалась держать дистанцию от некроманта, словно для неё он был прокаженным.

–Вижу, здесь уже поработали ничтожной магией, первой степени, не больше, – проговорил Магот. – В теле этой девочки находятся около трёх десятков игольчатых червей… Жить ей осталось не больше часа – столько времени потребуется червям, чтобы добраться до сердца и мозга… – некромант встал. – Но я не смогу помочь, так как не в состоянии применять сильную магию на большом расстоянии. Я обычная копия самого себя. Мне нужно тело, желательно мага или чародея, – Магот взглянул на чаровницу. – Она слаба, но может сгодиться.

Рогнар взглянул на женщину, её глаза были полны ужаса, и казалось, что её сейчас стошнит. Чаровница попятилась, стала размахивать руками перед собой и отрицательно покачала головой.

–Никогда!!! – закричала она. – Некромант никогда не прикоснётся к моему телу, не овладеет им!.. – чаровница взглянула на воина и увидела в его взгляде отчаяние. Она поняла, что, несмотря на протесты, не сможет ему отказать, так как, по сути, обязана ему жизнью.
***

Наступил вечер. Солнце отправилось к горизонту. Начали появляться первые звезды. Чаровница села на табурет, закрыла глаза и почувствовала прикосновение некроманта к лицу. Всё вокруг закружилось, ощущение полного расслабления заполнило тело, появилось впечатление, что она спит. Неожиданно чаровница поняла, что больше не контролирует своё тело, что внутри неё кто-то другой, чужеродный и по-своему ужасный. Появилось желание выгнать его, отторгнуть, но некромант словно вцепился в её горло руками и сжимал пальцы каждый раз, когда женщина начинала сопротивляться.

Её глаза открылись, зрачки в одно мгновение расширились, делая взгляд пустым, от того пугающим. Рогнар сразу понял, что всё прошло успешно. Воин протёр лоб Кшары мокрой тряпкой и отступил.

–Я готов, – заговорила чаровница голосом Магота. – Тело очень слабое, постараюсь его не повредить. Кстати, – некромант запустил руку в карман и достал треугольный черный камень. – Интересно, зачем силонитар Ошген раздал эти камни? Как амулет они бесполезны, как символ… талисман?.. – Магот не стал заканчивать, убрал камень обратно, подошел к кровати и сел Кшаре не живот, придавив её своим весом.

–Рогнар, держи её за руки. Не позволяй шевелиться, – попросил он.

Некромант пошевелил кистью, удивляясь женским пальцам и непривычным ощущениям, опустил руку на грудь воровки, скользнул по кровоточащему отверстию и сжал кулак. Кшара открыла глаза и истошно закричала, начала вырываться, но Рогнар прижал её к кровати, не позволяя сбросить некроманта.

Магот вынул из тела девушки белого червя, покрытого множеством мелких иголок, с конца которых стекала черная слизь. Рука чаровницы двинулась дальше, Кшара пыталась поднять голову и посмотреть, что происходит, но Рогнар закрыл ей глаза ладонью.

Воровка в очередной раз закричала, её дыхание участилось, тело обмякло, но сознание не угасло, издеваясь над обезумевшим от боли рассудком. Так продолжалось до наступления темноты, пока солнце окончательно скрылось за горизонтом.

Этим вечером люди в таверне выпивали в полно тишине, не решаясь подать голос, и вздрагивая от ужасного крика. Чаровница вспотела, её одежда промокла и облепила тело, но она продолжала двигать руками, ведомая некромантом. И когда стало уже невыносимо терпеть крик и мучения, Магот остановился, слез с кровати и упёрся рукой о стенку.

–С такого расстояния, я не могу полностью контролировать процесс, – сообщил некромант. – Девочка отторгает моё вмешательство, не понимая, что я ей помогаю…

С трудом удерживая вырывающуюся Кшару, Рогнар взглянул на чаровницу. Она была бледна, её одежда промокла, словно она только что окунулась в прорубь с ледяной водой.

–И что ты предлагаешь? – спросил воин.

Некромант молчал, по выражению лица чаровницы было понятно, что он в раздумьях.

–Коснись её! – сообщил Магот. – Это должно помочь…

Рогнар нахмурился, левой рукой придавил воровку, и зубами стянул перчатку, на кровать закапала кровь, проступающая через крупные язвы на его запястье.

–Больше я ничего не могу сделать… – прошептал он и окровавленной рукой коснулся лба Кшары. Она замерла, отдаваясь магическому сну.

Магот устало ухмыльнулся, вернулся на кровать, тяжело вздохнул и продолжил вынимать червей. Так продолжалось до тех пор, пока в теле воровке не осталось ни фрагмента янмата.
***

–…говорю же, это было сегодня в полдень! Прибежал к нам воин, у него шрам на половину лица, поверх доспеха грязный плащ, из-под которого выпирает рукоятка меча. В общем, вошел он к главе сторожил, и давай кричать. Брани такой я в жизни не слышал, слова странные, на разных языках. Самое главное, конечно, что понятно-то все… Я стоял в коморке, приемной именуемой, так всё видел. Начальник наш-то, не то, чтобы испугался… Он просто сначала побледнел, что рыбина тухлая, потом покраснел, как рак из котла вылезший. Но видно, что не испугался. Даже обрадовался скорее. Сказал мужику этому, что сам не желает этой казни… Якобы ему пригрозили расправой… Ну мужик этот потребовал воровку отпустить… В это время чаровница прибывшая с обозом пришла в приёмную, увидела, что мужик этот руками машет и на сторожилу кричит. Она сразу начала его расспрашивать, а он её в таверну отправил какую-то… Начальник то наш, осмелел вообще – говорит, ворону нашу убьешь, тогда он узников и выпустит. Ну, мужик согласился, быстро так, будто самому ему эта ворона за шиворот нагадила. В общем, начальник сторожил мужику бумагу выписал, и мужик убежал куда-то… – не совсем вразумительно поведал сторожила своему другу.

–Неслабо тут дел-то творилось… – подхватил его друг. – Мне тоже довелось чудеса увидеть около ямы с червями. В общем, потащили стражники воровку в яму. В это время появились странные люди в плащах, слежу я за ними и вижу – когтистые лапы из рукавов вылезают... Упаси темный горалл такое увидеть… Подбегают эти чудища к стражникам, а те падают все до единого будто прокаженные… А мечи и вовсе сквозь этих чудищ проходили, словно под плащами никого и нет. Я испугался и сбежал в толпу. Смотрю, воин, подходящий под твоё описание, выбегает, прямо с помоста прыгает в яму, и вытаскивает воровку. Тут и остальные узники сбежали, двое их было, воришка, Алгон, тоже убежал. Народ ошалел, началась давка, когда этот мужик стал червями кидаться. Кошмар…

–Ну, дела… – подтвердил сторожила.
***

Алгон смотрел на закат, наблюдая, как прогорает день, чтобы после исчезновения солнечного огня, укутать мир в покрывало темноты. От жилых районов юношу отделяло множество заброшенных домов трущоб. Сквозь щели в стенах он видел длинную извилистую дорогу, уходящую в центр города. Юноша забрался на чердак, скрываясь от ночных тварей, и улёгся на солому, чтобы можно было спокойно провести эту ночь за пределами дома. Наблюдая за одиноким пауком, плетущим паутину, Алгон заснул, отдавшись сновидениям.
«В таверне было многолюдно, но стояла приятная слуху тишина. Бард сидел свесив ноги со стола, он был одет в кожаный костюм с множеством украшений. На его ногах красовались темные замшевые сапоги, немного грязные, но дорогие и красивые.

Вокруг него толпились дети, мальчишки и девчонки пришли этим вечером, чтобы узнать очередную увлекательную историю. Один парень отделился от группы, подошел к барду и скромно спросил:

^ Почему вы никогда не поёте?

Бард пробежал пальцами по струнам, не спеша отвечать.

Не всегда песня помогает сказанию. Порой она мешает и даже становится наваждением. Ненужная рифма придает историям скучный лоск. Я пытаюсь донести до вас все в первозданном виде… – он вновь коснулся струн. – Итак, что же поведать вам сегодня?... – бард задумался. – Ах да, расскажу я вам об одном воине. История эта считается выдумкой, быть может, она ей и является, или нет…. Сейчас я поведаю её скромный, немного надуманный вариант…

В далёких восточных лесах, где царит варварство, жил юноша. Он не подозревал о своей судьбе и о своём предназначении. Было ему шестнадцать лет отроду, и видел он себя бардом или летописцем, а не охотником или воином. Отец его был богатым лордом. Множество деревень попадало под его власть, но были все они в столь диких местах, что туда наведывались только редкие торговцы.

Промышлял тамошний люд охотой и собирательством, ибо леса были богаты на дичь и плоды природы. Но был у них один запрет, неведомая черта, которую нельзя пересекать. Черту это обозначил древний и могущественный Хозяин леса.

Герой моего повествования был дерзок и юн. Ему приходилось охотиться, и однажды, он пересёк эту черту. Но не знаю юноша, что его отец, который коротал последние годы в замке у реки, хранил страшную тайну. Давным-давно он тоже углубился в лес и встретился с его Хозяином. Было то чудовище, страшнее и темнее самого горалла. Хозяин леса проклял его на вечные муки и страдания. Лорд обращался в смертоносную тварь и губил всех, в итоге не тронув только сына.

Герой нашей истории направился в чащобу лесную, под странный дуб, каких не могло существовать. Длинные золотые цепи опутывали его крону, сдерживая его, или напротив, делая свободнее. Длинные ветви были увешаны серебристыми листьями, которые сыпались как камни на дерн. Желуди, будто драгоценные камни. Смола этого древа была не хуже меда пчелиного. У дуба сидел пожилой старец, а может и не пожилой, кто упомнит… Увидел Хозяин леса нарушителя своих границ, и проклял его на вечные муки от руки собственной и деяний своих.

Перепуганный юноша бросился прочь, возвращаясь в деревушку, где жили его названные братья и сестры, и мать молочная. Но достигнув деревни, юноша рухнул без сознания, а когда очнулся, то не мог поверить, что не спит, и едва не сошел с ума от ужаса. Люди, которых он любил, оказались мертвы, а руки юноши были по локоть в крови. В опустевшей деревне он плакал, страдал и молил о пощаде, желал проснуться и осознать, что всё это сон. Но проснуться он не мог, вместо пробуждения явился старец, встреченный в лесу. Смотрел он на юношу свысока.

^ И заговорил Хозяин леса: “Теперь ты тварь ужасная, и будешь сеять смерть”.

А юноша кричал, что не желает всего этого. Тогда старец, воткнул в землю меч и ответил: “Будь зверем или жертвой. Но знай, что, будучи жертвой, ты умрешь в страшных муках телесных, а будучи тварью, останешься жить в муках душевных.… Ежели возьмешь меч этот, не обычный, а почти деревянный, то примешь смерть свою с честью. Отречешься от клинка, примешь проклятье”.

Юноша стал выбирать, собирался с мыслями он долго, уже зашло солнце, и поднялась луна. Черный как смоль меч, сделанный словно из дерева, торчал перед ним из земли. И юноша сделал свой выбор.

^ Лучше я умру, чем буду сеять смерть”, – гордо ответил он, и вырвал клинок из земли.

Поднялась пурга, снег засыпал землю, деревья погнулись, и увидел юноша лики погубленных им существ. И не только людей, а животных и птиц. Эти лики стали рвать его на части. Обдирали кожу, вырывать мясо, грызть кости, но смерть не приходила. Страшная боль, адская муки – агония длилась три дня, а когда лики убиенных решили завершить потеху, неведомо откуда пришел спаситель.

Высокий статный рыцарь в бурых доспехах, разогнал ликов и остановил боль юноши. Ехал он на черном коне и держал в руке меч, да необычный, а меч Ароганов… – бард замолчал. Он наблюдал за реакцией детей.

^ А дальше? Что было дальше? – спросила беловолосая девчушка.

Дальше юноша стал великим воином, – ответил бард.

Проклятие исчезло? – поинтересовались остальные. – Что стало с его отцом?

Никто не знает. Ведь вы, наверное, помните? Эта история вымысел… Или вы считаете по-другому?.. – бард усмехнулся».
***

Рогнар следил за тем, как грудь воровки вздымается и опускается в такт равномерному дыханию, её тело расслабилось, жар спал.

Чаровница сидела на полу в луже собственного пота, её волосы слиплись от влаги, губы потрескались, а лицо покрывали синяки, словно её кто-то бил. Некромант покинул её тело, как только изъял последнего червя из Кшары. Видимо ему было не слишком приятно находиться в чародее низшей степени, потому он даже не попрощался, а попросту исчез.

Временами Кшара вздрагивала. Её тело покрывали красные пятна – напоминания о недавней близости смерти. Под действием магии раны стянулись, чтобы вскоре исчезнуть без следа. К сожалению, воспоминания о пережитом, нельзя было стереть.

Только сейчас Рогнар заметил, что потерял плащ, с трудом вспоминая, как отбивался им от толпы. Громко рассмеялся, помня свои действия и свою ярость. На его доспехе виднелись грязные пятна и следы от пиявок, которые безуспешно пытались впиться в металл.

Чаровница захрипела, приложила руку к груди и попыталась успокоить взбесившееся сердце. Понемногу она приходила в себя, хотя во взгляде еще виднелся отзвук магического транса. Она посмотрела на смеющегося Рогнара и грустно улыбнулась.

–Такое чувство, что меня отодрал целый полк… – сообщила женщина. – Ух… никогда такого не испытывала. И знаешь… – её тон стал серьёзен. – Магот странный… Я чувствовала его присутствие внутри себя, но магии не было. Была непонятная, необузданная сила…

Рогнар взял тряпку и стал оттирать грязь с доспеха.

–Магот пользуется другой магией, – устало ответил он. – Поэтому его и прозвали некромантом.

Чаровница встала, опёрлась о стену, чтобы не упасть, она видела всё расплывчатым и едва ли полностью воспринимала окружающий мир.

–Магия некромантов, нагирон, не сильно отличается от степеней. Сегодня, я почувствовала что-то совершенно иное – третий тип магии, с каким ещё никогда не сталкивалась…

Рогнар встал.

–Ты первой степени, а он выше третьей. Ничего удивительного, что ты запуталась.

Чаровница скривилась, её оскорбляли слова воина.

–Может и так, – согласилась она. – Сейчас позволь мне найти Ворона, чтобы исполнить обещание, данное главе сторожил.

Рогнар поднял руку, останавливая чаровницу.

–Подожди… – он на секунду замолчал, к чему-то прислушиваясь. – Сюда кто-то идёт, точнее, уже бежит… – пришел к выводу воин.

Из коридора донеслись шаги, кто-то отбивал сапогами по деревянному полу с такой частотой, что поражал воображение. Заскрипели ступени, потом послышалась ругань. В комнату вбежал извозчик, тот самый, который доставлял обоз с золотом для графа.

Рогнар потянулся к мечу, но замер. Извозчик был залит кровью, длинные красные борозды уродовали его светлый костюм.

–Помогите! – закричал он. – Только вы можете это сделать!

–Что произошло?! – изумилась чаровница.

–Они… он… этот ваш… как там его… Ворон! Он увел мою племянницу! Убил главу сторожил прямо в доме! – мужчина сел на пол. – Пропорол его от живота до шеи, – извозчик провел рукой по груди. – А мою племянницу забрал… Бедняжка, она даже не может позвать на помощь… И он… требовал, чтоб я привел тебя! Ворон ждет тебя около трущоб! Скорее! Он ее умучает насмерть, а то и убьет!

Глядя на извозчика, воин устало вздохнул.

–Видимо наш уговор с главой сторожил потерял актуальность, – проговорил Рогнар. – Впрочем, мне не привыкать делать вещи, которые никому не нужны…
***

Алгон проснулся из-за кошмара: во сне его ели черви, пытались выколоть глаза, а юноша пытался выбраться из ямы, хватался за края, но они осыпались под его пальцами.

Сегодняшнее происшествие оставило свой след, руки еще дрожали, хотя уже не так ощутимо, а каждый шорох заставлял нервно озираться.

С моря тянуло прохладой, было темно, луна уже взошла, но на горизонте всё ещё маячило алое зарево. Это напоминало о дне Кразильера, который наступит следующей ночью.

Алгон поднялся с соломы, его мучил голод, но к сожалению утолить его было нечем. Домой возвращаться было неразумно, там могли ждать сторожилы. Во всяком случае, юноше так думалось.

На улице было тихо. В трущобах не было даже крыс. Они не заходили в эти места, так как здесь было нечем поживиться. Заброшенные дома напоминали о трагедии десятилетней давности, когда от страшной болезни погибла четверть населения города. Люди гнили заживо, огромные бубоны покрывали их тела, а из лёгких вырывалась кровь. Только немногие выжили, навсегда оставаясь калеками.

Алгон плохо помнил те времена, он был слишком юн, но запах тлена и горелого мяса навсегда отпечатался в памяти. Юноша припоминал смутные образы людей, истребляющих крыс и лекарей в странных масках, которые резали больных, выпуская из их тела гной. Трущобы хотели сжечь, но передумали, так как мог выгореть весь город, в итоге их просто забросили.

Юноша лег обратно, но почти сразу его внимание привлёк странный шум. Помимо него в доме был ещё кто-то. Неприятные скрежещущие звуки и шарканье ног доносились с первого этажа. Алгон выглянул в окно и увидел, что на улице собирается туман, принесённый с болот. Поднялся ветер, начал тревожить повисшие в округе доски и обломки. Нарастал пугающий хлопающий звук, что-то упало, и покатилось.

Юноша подкрался к лестнице, свесился с края, изучая комнату внизу, при этом оставляя себе путь к отступлению. Но там никого не было. Алгон начал спускаться, ступеньки заскрипели под его весом, несмотря на то, что он осторожно выбирал опору. В помещении было очень холодно, клоки тумана принесло внутрь через открытую дверь и выбитое окно. Гнилой стол лежал ножками вверх, а пивная кружка валялась на полу, она легонько покачивалась, давая понять, что упала совсем недавно с полки, повисшей на одном штыре.

Казалось, всё в порядке, но юноша никак не мог отделаться от чувства опасности. Краем глаза он заметил, что скамейка, лежащая в углу комнаты, оказалась не там, где Алгон видел её днём. В подтверждение его опасений, в стенку что-то ударилось, послышалось сопение. В памяти юноши возродился образ упырей. Он задрожал, понимая, что на этот раз ему уже никто не придёт на помощь. Алгон дотронулся до красного кольца, понимая, что сейчас он сам по себе. Юноша обогнул перегородку, отделяющую одно помещение от другого, и тут же пошатнулся, начал отступать. В комнате витало полупрозрачное существо с вытянутым телом, расширяющимся книзу. Оно напоминало бревно, а длинные руки больше походили на щупальца, какие Алгон видел у осьминогов. У существа не было глаз, что особо его напугало. Юноша вспомнил сказки об этих существах. В них говорилось о Ночном Кошмаре, который якобы обитает в заброшенных домах и поедает забредших туда путников. Сейчас он убедился, что многие из слышанных им рассказов являются правдой. Алгон осознал, что практически все его знания об окружающем мире исходят из уст бардов, которых он любил слушать холодными зимними вечерами.

Юноша попятился, направляясь к выходу. Белое существо показалось в комнате, медленно скользя навстречу добыче. Каждый вздох Алгона давал понять кошмару, где находится желанная пища. Юношу стало колотить от страха, что только усугубляло его положение.
***

Воин шел неспешно, изредка оглядываясь на чаровницу, плетущуюся позади. Она едва держалась на ногах, но при этом, всеми доступными средствами, пыталась убедить Рогнара в своей незаменимости на предстоящей встрече. Впрочем, Рогнар не возражал, он подозревал, что впереди его ждёт засада, и лишняя помощь могла стать неоценимой, даже если чаровница сможет отвлекать разбойников, это уже сильно увеличивает шансы на успех. Воин заметил, что она всё время держит руку в кармане, очевидно сжимая треугольный камень, которые он видел у неё уже не один раз.

–Для тебя важен этот камень? – поинтересовался воин. – Это твой талисман?

Чаровница ускорила шаг, нагоняя Рогнара, она показала ему черный камень с выемкой по центру и вновь сжала его в кулаке.

–Нельзя недооценивать значимость талисманов. В нашем мире они играют огромную роль… – заговорила она. – Этот камень напоминает мне о доме, о Башне и о моём хорошем друге, который сейчас очень далеко…

–Он принадлежит ему? – поинтересовался Рогнар.

Чаровница покачала головой.

–Нет, но у него есть такой же, потому я знаю, что временами он тоже смотрит на камень, а значит, даже на расстоянии мы едины… – женщина улыбнулась, вспоминая прошлое. – Сейчас он в Бакларе, двойной город в это время года прекрасен…

–У меня тоже есть своего рода талисман, – Рогнар похлопал ладонью по ножнам. – Я и этот меч неразлучны…– Рогнар остановился напротив одноэтажного косого дома, в стенах которого зияли дыры, что непрозрачно намекало на начало трущоб.

Этот район был ещё более убог, чем ожидал воин. Насколько хватало глаз, располагались обрушившиеся дома, засыпанные горами грязи, нанесенной ветром. Дороги вовсе были размыты и напоминали глубокие, заполненные мутной водой, канавы. Воздух полнился навязчивой гарью, заставляющей морщиться. Рогнар пересёк руины дома и вышел во двор, где на него сразу набросился разбойник.

Чаровница отпрянула, скрываясь позади Рогнара. Воин пригнулся, уклоняясь от удара, внушительного размера топора и отошел в сторону, следя за тем, чтобы женщина не пострадала. Как и предполагалось, здесь была засада.

Настала очередь ещё одного разбойника, он набросился на Рогнара сзади, пытаясь поразить его в предположительно уязвимое место доспехов, но удар прошел мимо, разбойника повело вперед, и воин неряшливо рубанул его по спине, но не дотянулся, только порвал тому куртку. Разбойник запутался в рваной одежде, что и стало причиной его гибели. Рогнар вскрыл ему глотку, окропляя землю кровью. Булькающий хрип донесся изо рта разбойника, перед тем как он рухнул в канаву.

В это время разбойник с топором попытался напасть на чаровницу, она читала заклинание, но слова путались, а положение не позволяло заглянуть в книгу. Первая степень магии не была рассчитана на бой, и Рогнар это хорошо знал, потому поспешил на помощь.

Разбойник замахнулся на женщину топором, но услышал шаги позади и резко развернулся, после чего рухнул на землю, сраженный ударом.

Рогнар отодвинул ногой топор и стряхнул кровь с меча.

–Это ловушка! – воскликнула чаровница.

Рогнар посмотрел на неё с упреком.

–Только сейчас догадалась?

Послышались шаги, к месту боя сбегались разбойники, они появлялись со всех сторон, человек десять, на вид обычные крестьяне, но никак не обученные бойцы.

Неспешно, из толпы вышел Ворон, с презрением взглянул на тела разбойников и пожал плечами, дескать “бывает”.

–Предлагаю тебе сделку, Рогнар, – подал голос Ворон. – Мы оставляем в живых девку, – из толпы вытолкнули избитую и измученную племянницу извозчика, – а взамен ты убираешься из города? Наша с тобой схватка добром не закончится, вы с Маготом хорошо меня обучили. Ты знаешь, на что я способен. В свою очередь я знаю, что ты можешь одолеть меня. Так к чему трудности? Просто уезжай и всё!

Рогнар посмотрел на разбойников, вооруженных серпами и короткими ножами, не сдержал смех.

–Если ты хочешь меня напугать Натир, тебе потребуется маленькая армия, а не кучка крестьян с вилами, – сообщил он. – Это всё напоминает сборище детей вооруженными игрушечными мечами, отправившихся в лес охотиться на матёрого волка!

Ворон плюнул под ноги, взял дочку извозчика за шиворот и потащил прочь.

–Подумай о спутнице Рогнар! Для неё этот бой, верная смерть. Да и весь этот сброд, – Ворон указал на разбойников, – все они тоже хотят жить, у них есть семьи и может жалкое, но существование!

Рогнар посмотрел на толпу. У многих мужчин дрожали руки.

–Все, кто хочет остаться в живых, уходите прочь! – громко, с расстановкой сообщил он. – И не бойтесь гнева Ворона, он до вас не доберётся, я обещаю!

Разбойники зашептались, несколько человек бросили ножи на землю, и пошли прочь, даже не взглянув на вожака, который не изменился в лице, наблюдая, как ряды его банды редеют. Отсталость пятеро крупных разбойников, с множеством шрамов на лице, с настоящим оружием, хотя бы не похожим на крестьянский инвентарь.

Ворон посмотрел на своих подчинённых, искривил губы прямо как Магот и сказал:

–Убить ловчего! – развернулся и двинулся прочь.

Рогнар отодвинул чаровницу и принял боевую стойку. Его взгляд был прикован к Ворону, который неспешно покидал поле боя и вскоре исчез за домами. Воин даже не смотрел на разбойников, мысленно он уже устремился вперёд, нагоняя своего давнего врага, своего единственного настоящего ученика.

Но разбойники никуда не делись, они бросились на Рогнара, неряшливо размахивая оружием. Короткий меч уже был нацелен в горло воина, когда Рогнар отошел в сторону и поймал разбойника за руку, резко отклонился вправо и услышал хруст. Разбойник закричал, упал на колени и схватился за окровавленную руку, из которой торчал отломок кости. Второй разбойник на мгновение замер, наблюдая судьбу своего компаньона, оценил ситуацию и швырнул в Рогнара меч, в итоге пролетевший мимо и оказавшись наполовину в податливом грунте. Воин усмехнулся и проткнул разбойника насквозь, резко выдернул меч, сделал быстрый разворот и поразил третьего врага, тут же отсекая ему руку. Четвёртый разбойник бросился прочь, ему казалось, что Рогнар может догнать его в любой момент, но воину было безразлично, убегает он или нет. Рогнар отразил выпад последнего разбойника, отодвинулся в сторону и позволил чаровнице прочитать короткое заклинание. Женщина была счастлива, что её удалось поучаствовать в бою, разбойник схватился за грудь и рухнул на землю, истекая кровью.

Доспех Рогнара покрылся толстым слоем крови, его лицо больше напоминало красную маску, на которой не отражалось ничего кроме трезвого расчёта. Только сейчас чаровница, наконец, смогла осознать, что за воин стоит перед ней. Всю дорогу до Карилоса она гадала, насколько правдивы истории трактирщика о победе Рогнара над разбойниками. Теперь она видела всё своими глазами и понимала, что рядом с ней один из лучших мечников королевства, для которого разбойники являются не больше, чем надоедливой мошкарой.

Рогнар безразлично взглянул на тела и на кровь. Его не интересовали эти люди, не заботила судьба их семей. Воин хотел закончить давно начавшееся противостояние. Он бросился вслед за Вороном. Чаровница пыталась не отставать, но получалось это у неё довольно плохо.
***

Алгон бросил в кошмар глиняную кружку, она пролетала насквозь. Стало понятно, что обычным способом это существо не одолеть. Юноша продолжал пятиться, видя, как кошмар приближается, монотонно перемещая щупальца, при этом открывая небольшое отверстие, изображающее рот. Хотя, сложно было определить, где у него находится голова. Щупальца устремились к юноше, он отмахнулся, рука прошла сквозь кошмар, кожу ошпарило.

Пятясь, Алгон переступил порог дома, развернулся и бросился бежать, тут же окунувшись в плотный туман. Существо выскользнуло следом, его нельзя было различить в белой дымке. Но юноша догадывался, что кошмар движется следом, потому бежал сломя голову, надеясь поскорее покинуть трущобы и спастись у сторожил, которых совсем недавно он не хотел видеть. Перед Алгоном показались две фигуры, юноша едва не свалил одну из них с ног, после чего понял, что это низенькая девушка. Раздался едва различимый скрежет металла, и прямо перед лицом юноши пропорхнуло остриё меча. Туман на миг рассеялся и перед ним оказался мужчина в чёрном плаще, напоминающем птичье оперение.

–Проклятье! – воскликнул Ворон.

–Здесь чудовище! – закричал Алгон, удивляясь удивительному стечению обстоятельств.

Ворон всмотрелся в туман, пытаясь разглядеть причину паники юноши. Почти сразу перед глазами появилось белое существо, едва отличимое от тумана. Алгон ещё раз взглянул на кошмар и побежал прочь, надеясь, что Ворон сумеет его одолеть или хотя бы сдержать.
***

Рогнар бежал вперёд на пределе своих возможностей. Чаровница давно отстала, еле волоча ноги где-то позади. Перед глазами воина образовалась стена тумана, словно непреодолимый занавес, она перекрыла дорогу, давая понять, что впереди ждёт что-то нехорошее, возможно, даже неестественное.

Сделал несколько шагов, Рогнар остановился. Навстречу ему из тумана выскочил Ворон, за ним бежала перепуганная девушка, её взгляд отражал немой крик, лишний раз напоминая, что она не может говорить.

Рогнар приготовился к бою, принял боевую стойку, замахнулся на Ворона, тот неряшливо отразил удар, тут же контратаковал. Клинок скользнул по доспеху воина, казалось, Ворон собирается применить магию, но ничего не произошло. Он всмотрелся в туман и побежал прочь, забывая о пленнице и о своём противнике. Рогнар озадачено посмотрел на белую пелену и увидел существо, словно призрак, выплывающее из тумана.

–Рогнар, отступай! – послышался голос чаровницы, которая признала кошмар. – Тебе его не убить!

Повторять не пришлось, воин схватил за руку племянницу извозчика и начал отступать, девушка рухнула на колени и свободной рукой закрыла лицо. Она оцепенела от ужаса, не в состоянии даже сдвинуться с места.

Чаровница приблизилась к туману, достала книжку и начала читать заклинание, ничего толкового не вышло. Напротив, кошмар почувствовал магию, которая его привлекла и чаровница стала для него желанной добычей. Женщина закричала, когда увидела длинные щупальца, тянущиеся к её горлу, попятилась.

Рогнар отпустил перепуганную девушку и попытался поразить кошмар мечом, но лишь рассёк воздух. Воин попытался снова и вновь ничего не вышло.

–Беги отсюда, Рогнар! – голос чаровницы стал хриплым. – Спасай девочку! – она почувствовала, как её оплетают щупальца существа, вновь закричала, но в этом крике не было ужаса, только вызов.

Рогнар продолжил рассекать воздух, тщетно пытаясь повредить призрачную сущность. Воин ощущал, что сражается с туманом. Рогнар сдёрнул перчатку и попытался схватить кошмара голыми руками, но не смог, так как не почувствовал ничего, кроме пустоты.

Из груди чаровницы раздался хруст, существо начало обволакивать её. Рогнар обнял чаровницу и попытался сдвинуть с места, но не сумел, её держало что-то невероятно сильное, словно она вросла в землю.

–Ну не может эта тварь быть неуязвимой!!! – закричал воин. – Почему тогда подобные твари не перебили весь город, да и вообще, всё население Ануа?!

–Беги… – услышал Рогнар голос чаровницы. Она застонала, с уголка её губ потекла струйка крови.

Рогнар отступил, понимая, что всё бесполезно. Сейчас важно было спасти племянницу извозчика. Воин взял её за руку и насильно повёл прочь.

Всполохи пламени заполнили округу. Чаровница принялась отбиваться всеми возможными средствами. Рогнар не оглядывался, понимая, что бессилен. Это его злило, потому что он ненавидел неподвластные ему вещи. Наконец воин взял девушку на руки и побежал прочь от буйства магии.

«^ В конечном счёте, кто она для меня?» – успокоил себя Рогнар. «Очередная несчастная душа, ставшая жертвой жестокого мира».
Чаровница продолжала бороться, она опустила руку в карман и с силой сжала треугольный камень, ища в нём поддержку, вынула его и увидела, что в его центре мерцает светло-голубой огонёк. Камень набирал силы, поглощая чужеродную магию.

–Кто же ты на самом деле? – сквозь зубы проговорила чаровница. – Не бывает настолько сильных ночных кошмаров! – женщина застонала, из-за невыносимой боли она не устояла на ногах и опустилась на колени. – Тебе нужно это? – чаровница протянула вперёд черный камень. – Всё дело в нём?! – и словно в ответ, её рука по воле кошмара сжалась, превращая камень в черную пыль. – Значит я права… – прошептала она в последний раз.

Сильная боль сковала тело. Женщина стиснула зубы, пытаясь бороться. Казалось, ещё есть надежда, но она была настолько туманна, что ухватиться за неё было уже невозможно. Чаровница поборола страх, вспоминая занятия в Башне. С её губ сорвалось заклинание второй степени. Существо на миг отпрянуло, но тут же вернулось к жертве. К сожалению никто не видел, что женщина наконец-то достигла высот в магии. Она улыбнулась, понимая, что подавила боль. Щупальца кошмара впились ей в кожу, он начал разрывать её плоть, вырывать кости, сводя жертву с ума. Когда чаровница испустила дух, кошмар распался на серый пух, который медленно растаял в воздухе. На земле осталась только груда смятой плоти и маленькая книжка, страницы которой были заляпаны кровью.
***

Сознание возвращалось к Кшаре рывками, будто вода наполняла пустую бочку. Сначала вернулись ощущения, потом слух, а следом возникло непреодолимое желание подняться, но девушку кто-то прижимал к кровати. Открыв глаза, воровка не увидела ничего, кроме серого тумана. Слабые, едва уловимые прикосновения, почувствовались от груди до пупка, отдаваясь мурашками по всему телу. Кшара провела ладонью по животу и поняла, что обнажена.

–Где я?! – в панике воскликнула она.

На сей раз, чьи-то пальцы коснулись лица, обвели глаза и мимолётно скользнули по губам. Кшара вздрогнула, вновь попыталась сесть и почувствовала боль во всём теле, словно под кожу вонзили сотни игл, погружая их глубоко в мышцы.

–Не шевелись, – услышала он хрипловатый голос Лара.

Воровка попыталась разглядеть его лицо, но тщетно, перед глазами была всё та же серая дымка. Тогда она протянула руки, но захватила только воздух.

–Как я?.. – начала она и раскашлялась, во рту появился привкус крови.

Лар накрыл её тонким пледом, и подогнул края девушке под спину.

–Лежи, кошка… – нежно прошептал он.

Кшара передёрнулась, попыталась хотя бы сесть, но не смогла.

–Что со мной? – с трудом спросила она.

Лар убрал руки, которыми сдерживал её неловкие попытки поменять положение.

–Ты умирала. Магия спасла твою жизнь. Слепота и головокружение, побочный эффект, он вскоре пройдёт, – Лар помолчал. – Ты была беспечна, кошка. Ты же знаешь, что не можешь распоряжаться своей жизнью…

Кшара попробовала повернуться на бок, но головная боль оказалась крепче любых пут, сразу приковав девушку к месту.

–Я не могу так. Лар, я не хочу… – едва слышно, прошептала она.

Вор сел на край кровати, рывком сдёрнул плед, несмотря на неуклюжее сопротивление со стороны девушки.

–Ты… – начал он. – Принадлежишь только ему. Каждый твой волос, каждая частичка тела, от глаз и до пальцев ног… всё это принадлежит ему! Ты ничего… – он осёкся, – абсолютно ничего не сможешь изменить. Король-вор будет обладать тобой, хочешь ты того, или нет. С детства ты обещана ему и только ему… – Лар встал, накрывать девушку он не стал, а начал её рассматривать. – Эх, кошка, если бы я мог, – он замолчал.

Кшара натянула плед, ощущая на коже его возбуждённый взгляд.

–Он, Хогелан, прибыл? – дрожащим голосом поинтересовалась девушка.

Лар пнул какой-то предмет, и направился к выходу.

–Да,
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconОсобо сильные сочетания приемов и физэффектов
Нить в лабиринте// Маленькие необъятные миры. Петрозаводск: Карелия, 1988. с. 168-230

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconУтвержден
Ставропольский край, Карачаево-Черкесская республика, Кабардино-Балкарская республика, Республика Ингушетия, Республика Дагестан,...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconРеспублика карелия закон
Настоящий Закон в соответствии с Федеральным законом "О приватизации государственного и муниципального имущества" регулирует отношения,...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconИтак, стандарты это правила синтеза и преобразования технических...
Альтшуллер Г. С. В сб. "Нить в лабиринте". Петрозаводск: Карелия, 1988. С. 165-230

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconЗакон Республики Карелия от 27. 11. 2012 n 1646-зрк «О внесении изменений...
На территории Республики Карелия для индивидуальных предпринимателей с 1 января 2013 года вводится патентная система налогообложения...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconПробы и пробирование. Фальшивые клейма. Советы и решения
Республика Мордовия, Республика Марий Эл, Республика Татарстан (Татарстан), Чувашская Республика Чувашия, Владимирская, Кировская...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconКонцепция социально-экономического развития Республики Карелия на период до 2017 года
Республики Карелия. Данный документ определяет цели и приоритеты социально-экономической политики Правительства Республики Карелия...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconО проведении республиканского конкурса
Республики Карелия, направленных на развитие новых форм работы библиотек, содействие повышению эффективности и качества услуг, оказываемых...

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconУчебное пособие Петрозаводск Петрозаводский государственный университет...
Министерство образования Российской Федерации Петрозаводский государственный университет

Республика Карелия, г. Петрозаводск iconЧувашской республики
Чувашская Республика Чувашия есть республика (государство) в составе Российской Федерации

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов