Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма




НазваниеКами Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма
страница14/43
Дата публикации02.09.2013
Размер4.69 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   43
^

6.15

ТОННЕЛЬ ЛЮБВИ



– Если станет еще жарче, люди начнут дохнуть, как мухи. А мухи начнут дохнуть, как мухи. – Линк вытер пот со лба потной рукой, и на стоявших рядом полетели частицы Линка в жидкой форме.

– Спасибо, конечно, – отозвалась Лив, одной рукой вытирая лицо, а другой пытаясь обмахнуться прилипшей к телу футболкой, вид у нее был жалкий.

Шатер с баннером «Южной корочки» был забит до отказа, на сколоченной накануне деревянной сцене выстроились финалисты. Я встал на цыпочки, пытаясь разглядеть что‑то через головы стоящих перед нами внушительного размера женщин, но безрезультатно – все равно что стоять в очереди в школьной столовой за свежими пирожками.

– Мне сцену почти не видно, – пожаловалась Лив. – А что там должно быть? Мы уже все пропустили?

– Погоди. – Линк попытался протиснуться между двумя женщинами наименее внушительных размеров. – Нет, ближе нам не подобраться, сдаюсь.

– Вон Эмма, – показал я на сцену. – Она занимает первое место почти каждый год.

– Эмма Тродо, – отозвалась Лив.

– Точно! А ты откуда знаешь?

– По‑моему, доктор Эшкрофт про нее рассказывала.

Карлтон Итон суетился вокруг переносного микрофона. Наконец из динамиков раздался его гулкий голос. Победителей всегда объявлял он – не считая чтения чужих писем, больше всего на свете наш почтальон любил покрасоваться в свете прожекторов.

– Позвольте немного побеспокоить вас, почтенная публика, у нас тут возникла небольшая техническая заминка… подождите‑ка… кто‑нибудь, позвоните Реду! Откуда мне знать, как работает этот проклятый микрофон. Черт подери, да здесь жарко, как в гостях у Гадеса!

Карлтон Итон утер пот со лба носовым платком. Он из года в год забывал, что микрофон уже работает.

Справа от него с гордо поднятой головой стояла Эмма в своем самом нарядном платье в мелкую фиалку и держала пирог‑призер – сладкий картофельный пирог. Рядом с ней стояли Сноу и миссис Эшер со своими творениями. Они уже переоделись в костюмы для персикового маскарада «Дочки‑матери», который начинался сразу же после объявления победителей по категории «Пироги». Обе выглядели одинаково пугающе в нарядах розового и аквамаринового цветов, дамы были похожи на стареющих барышень из восьмидесятых. Слава богу, хотя бы миссис Линкольн не собиралась участвовать в маскараде, поэтому она стояла рядом с миссис Эшер в одном из платьев, в которых по воскресеньям ходила в церковь. Мне до сих пор было тяжело смотреть на маму Линка – в памяти сразу всплывало безумие, творившееся в день рождения Лены. Не так уж часто увидишь, как мама твоей девушки выходит из тела матери твоего лучшего друга. Я вспомнил, как Сэрафина выскользнула из ее тела, словно змея, сбрасывающая кожу, и поежился.

– Чувак, ты глянь на Саванну, – ткнул меня локтем в бок Линк. – Такая вся из себя в короне! Палец в рот не клади!

Саванна, Эмили и Иден сидели в первом ряду рядом с остальными претендентками на звание «персиковой принцессы» и беспощадно потели в своих липких вечерних нарядах. На платье Саванны ушло дикое количество блестящего атласа «гэтлинский персик», на голове красовалась усыпанная стразами корона, а шлейф нелепо зацепился за спинку дешевого складного стула. Местный магазин вечерних платьев «Маленькая мисс», должно быть, неплохо разжился: наряд наверняка выписали аж из Орландо.

Лив протиснулась поближе ко мне, чтобы получше разглядеть культурное явление под названием «Саванна Сноу».

– Хочешь сказать, что это и есть королева «Южной корочки»? – сверкнув глазами, спросила она.

– Именно так, – с улыбкой ответил я, подумав, как странно это все должно смотреться со стороны.

– А я и не знала, что американцы придают такое большое значение выпечке! Ну, в антропологическом смысле.

– Не знаю, как в других местах, а здесь, на Юге, выпечка – важнейший элемент жизни женщины! Ты присутствуешь на самом большом конкурсе на лучший пирог в округе Гэтлин.

– Итан, мы здесь! – раздался голос бабушки Мерси.

Она махала мне носовым платком из своего инвалидного кресла, держа под мышкой знаменитый кокосовый пирог. Позади нее шла Тельма, креслом распихивая всех на своем пути. Бабушка Мерси участвовала в конкурсе каждый год, и ее кокосовый пирог всегда получал заслуженные похвалы, хотя она уже лет двадцать как забыла рецепт, и никто из судей не решался попробовать ее творение.

Бабушка Грейс и бабушка Пру шли под ручку и тащили за собой йоркширского терьера бабушки Пру Харлона Джеймса.

– Итан! Не ожидали тебя здесь увидеть! Пришел, чтобы порадоваться за очередную ленточку Мерси?

– Ну конечно, Грейс! А что он, по‑твоему, забыл в шатре, до отказа набитом дамами почтенного возраста?

Я хотел познакомить их с Лив, но Сестры не оставили мне ни единого шанса. Они все время перебивали друг друга, не давая мне и слова сказать. Бабушка Пру, естественно, сделала всю работу за меня.

– Итан, а это кто такая? Твоя новая подружка?

– А что случилось с предыдущей? – поправив очки, спросила бабушка Мерси. – С девочкой Дачанисов, ну с той, темненькой?

– Мерси, вообще‑то это не наше дело! – возмущенно взглянула на нее бабушка Пру. – Нельзя задавать мальчику такие вопросы! А вдруг она его бросила?

– С какой радости? Итан, ты же не просил ту девушку раздеться? – затаив дыхание, поинтересовалась бабушка Мерси.

– Мисс Мерси Лайн! Если Господь не поразит нас на месте из‑за твоего длинного языка…

Лив смотрела то на одну, то на другую в полной растерянности. Она не привыкла выслушивать пререкания трех столетних старушек, да еще и с сильным южным акцентом и хромающей грамматикой.

– Никто никого не бросал и не просил раздеваться! У нас с Леной все отлично, – нагло соврал я.

При этом я отдавал себе отчет в том, что они скоро обо всем узнают – для этого надо всего лишь пойти в церковь и настроить слуховые аппараты на максимальную мощность.

– Это Лив, ассистентка Мэриан, проходит у нее летнюю практику. Мы вместе работаем в библиотеке. Лив, познакомься: бабушка Грейс, бабушка Мерси и бабушка Пруденс – мои троюродные бабушки.

– Поосторожней с «бабушками», молодой человек, – нахмурилась бабушка Пру, расправив плечи.

– Лена! Ее зовут Лена! У меня прямо на языке ее имя крутилось! – улыбнулась Лив бабушка Мерси.

– Очень рада с вами познакомиться, – с не менее лучезарной улыбкой ответила Лив.

В этот момент Карлтон Итон, слава богу, наконец‑то постучал по микрофону:

– Отлично, ну что ж, думаю, можно начинать!

– Девочки, надо подойти поближе! Мое имя может прозвучать в любой момент! – засуетилась бабушка Мерси и бодро покатила вперед, расталкивая толпу – настоящий танк!

– Скоро увидимся, малыш, и глазом моргнуть не успеешь! – бросила на прощание Тельма.

Все три прохода в шатре до отказа забились людьми. Лейси Бичем и Элси Уилкс, победители по категориям «Запеканки» и «Барбекю», заняли свои места рядом со сценой, сжимая в руках заветные голубые ленточки. В категории «Барбекю» приняло участие еще больше конкурсантов, чем в категории «Чили», поэтому миссис Уилкс раздулась от гордости, как воздушный шарик. Эмма стояла на сцене, гордо подняв голову, не намереваясь удостоить этих женщин ни единым взглядом. Внезапно она посмотрела в угол шатра и помрачнела. Линк пихнул меня локтем под ребра:

– Эй, смотри! У Эммы Тот Самый Взгляд!

Мы тоже посмотрели в дальний угол шатра, и я сразу понял, кому предназначается взгляд Эммы.

Там, прислонившись к балке, стояла Лена и неотрывно глядела на сцену. Я знал, что уж на что‑что, а на конкурс пирогов ей наплевать. Пришла, что ли, Эмму поддержать? Но, судя по тому, как на нее смотрела Эмма, вряд ли. Эмма едва заметно покачала головой, глядя Лене прямо в глаза, и та отвернулась.

Может, она ищет меня? Хотя нет, сейчас я, наверное, последний человек, которого она хотела бы видеть. Но что же она тут делает?

– Смотри! – схватил меня за плечо Линк. – Смотри, что она делает!

Лена посмотрела в противоположный угол шатра, где, точно так же прислонившись к столбу, в розовой мини‑юбке стояла Ридли и разворачивала леденец. Она глаз не сводила со сцены, как будто ей действительно было интересно, кто выиграет. Но единственное, что ее интересует – как бы кому‑нибудь напакостить. А поскольку в шатре собралось человек на двести больше, чем туда могло поместиться, место для особо крупной пакости она выбрала удачно.

Над толпой зазвучал голос Карлтона Итона:

– Раз, раз… раз, раз… Слышите меня? Хорошо, перейдем к категории «Торты»! В этом году мы с вами как никогда близки к тому, чтобы узнать имя победителя! Я сам имел удовольствие попробовать некоторые торты, и, должен вам признаться, все они – достойные кандидаты на первое место. Но, к сожалению, сегодня первое место достанется лишь кому‑то одному, и скоро мы с вами узнаем, кто станет этим счастливчиком!

Карлтон достал первый конверт и громко вскрыл его:

– Итак, друзья, третье место достается… Кремовому торту Триши Эшер!

На долю секунды лицо миссис Эшер искривилось гримасой, но она тут же взяла себя в руки и засияла своей фальшивой улыбкой.

Я не спускал глаз с Ридли. Она наверняка что‑то задумала: ей глубоко наплевать на пироги, да и вообще на все, что творится в Гэтлине. Она обернулась и кивнула в сторону входа. Я оглянулся и увидел, что там, в боковом проходе, стоит мальчик‑чародей и с усмешкой разглядывает выстроившихся на сцене финалисток. Ридли снова повернулась к сцене и начала медленно, со значением, сосать свой леденец. Не к добру все это!

«Лена!»

Лена и глазом не моргнула. Воздух в шатре был абсолютно неподвижен, но ее волосы начали вдруг закручиваться в спирали, словно развеваясь на ветру – ну конечно, чародейский ветер! То ли от невыносимой жары, то ли от созерцания мрачного вида Эммы во мне поднялась волна тревоги. Что задумали Ридли и Джон и почему Лена стала колдовать? Наверняка она пытается помешать им осуществить их план!

И тут я понял, в чем дело. Не только у Эммы был такой вид, как будто ей при сдаче выпали крайне неудачные карты. Ридли и Джон тоже все время смотрели на Эмму. Неужели Ридли настолько глупа, что собирается напакостить Эмме? Неужели такое может прийти кому‑то в голову?!

Ридли подняла леденец повыше, словно отвечая на мой беззвучный вопрос.

– Ого… кажется, пора делать ноги, – ошарашенно вымолвил Линк.

– Слушай, сходите‑ка с Лив покататься на чертовом колесе, – предложил я, выразительно подмигивая ему. – Думаю, здесь будет сплошная тоска.

– А теперь – самое интересное, – провозгласил Карлтон Итон, будто пытаясь опровергнуть мои слова. – Дамы и господа, час пробил! Сейчас мы узнаем, кто из этих прекрасных дам заберет домой призовую ленточку за второе место, набор жаропрочной посуды стоимостью пятьсот долларов, а также кто из них займет первое место и получит приз в размере семьсот пятидесяти долларов от наших уважаемых спонсоров «Южной корочки»! «Потому что если это не „Южная корочка“, то вы не на Юге и пирог у вас без корочки!»

Закончить свою пламенную речь Карлтону Итону не удалось, потому что на сцене начало происходить нечто невообразимое: формы с пирогами зашевелились, и как только люди поняли, что происходит, в шатре раздались истошные крики. Из пирогов поползли гусеницы, личинки, жуки и тараканы, как если бы начинка пирогов превратилась в ненависть, ложь и лицемерие, годами копившиеся в сердцах уважаемых горожан: миссис Линкольн, миссис Эшер и миссис Сноу, директора школы «Джексон», членов организации ДАР и прочих прихожан. Теперь все это выплеснулось наружу: жуки и прочие насекомые в ужасающем количестве исторгались из пирогов всех конкурсантов.

Всех, кроме Эммы. Она покачала головой и, прищурившись, с вызовом посмотрела на виновников происходящего. Целые полчища измазанных кремом гусениц и тараканов роились под ногами у конкурсанток. Около ног Эммы жуткий поток разделялся, аккуратно обходя ее.

Первой спохватилась миссис Сноу: она отшвырнула пирог, липкие от фруктового сока жуки взметнулись в воздух и упали на сидевших в первом ряду зрителей. Миссис Линкольн и миссис Эшер последовали ее примеру, осыпав атласные платья претенденток на звание «персиковой принцессы» градом омерзительных личинок. Саванна истошно заорала – на этот раз не притворно, а по‑настоящему, издавая леденящие душу вопли. Весь шатер кишел измазанными в пирогах червями; люди зажимали рты руками, пытаясь сдержать рвотные позывы, однако удавалось это далеко не всем. Директор Харпер согнулся над стоящим у выхода мусорным баком, исторгая из себя весь съеденный за день «хворост». Если Ридли хотела заварить кашу, надо признать, ей это удалось.

Лив аж позеленела, и я испугался, что ее сейчас стошнит. Линк попытался протолкнуться к сцене, чтобы спасти маму. В последнее время ему частенько приходилось этим заниматься, и, учитывая, что спасение его матери представлялось мне гиблым делом, я не мог не оценить его упорства. Потоки людей хлынули к выходам, и Лив в ужасе схватила меня за руку.

– Лив, выбирайся отсюда! Иди к тому выходу, народ в основном рванул к боковым! – крикнул я, махнув рукой в сторону выхода около сцены.

Там стоял Джон Брид. Он улыбался, довольный делом рук своих, и не сводил глаз со сцены. Ну и что, что у него зеленые глаза, – он категорически не подходит под определение «хороший парень»!

Линк запрыгнул на сцену и быстрыми движениями принялся стряхивать червяков и жуков с бьющейся в истерике матери.

– На помощь! Спасите! – в ужасе орала миссис Сноу.

Она казалась персонажем фильма ужасов – ее платье ожило, покрывшись извивающимися гусеницами. Даже я не ненавидел ее достаточно сильно, чтобы устроить такое. Краем глаза я заметил Ридли, посасывающую свой леденец: с каждым движением жуков и гусениц становилось все больше и больше. Не знаю, могла ли она устроить такое в одиночку, но теперь у нее был достойный помощник – мальчик‑чародей.

«Лена, что происходит?»

Эмма стояла на сцене с таким видом, будто могла разнести шатер ко всем чертям одним мановением руки. Жуки и червяки копошились у ее ног, но ни одно насекомое не осмелилось дотронуться до нее. Даже жуки знали, что с ней шутки плохи. Она пристально смотрела на Лену, сощурившись и сжав зубы, с того самого момента, как из глазированного пирога миссис Линкольн выполз первый червяк.

Лена стояла в углу шатра, волосы развевались в порывах чародейского ветра, она едва заметно улыбалась. Я знал эту улыбку – улыбку удовлетворения.

«Пусть все знают, что за начинка в их пирогах!»

Лена не пыталась помешать им. Она помогала им.

«Лена! Прекрати!»

Но ее было не остановить, она отомстила гэтлинцам за все: за «ангелов‑хранителей», за собрание дисциплинарной комиссии, за каждую злосчастную запеканку, оставленную у дверей Равенвуда, и за каждый взгляд, выражающий притворное сочувствие, за каждое лицемерное соболезнование. Лена хранила в памяти любую мелочь, малейшее зло, которое эти люди причинили ей, до тех пор пока критическая масса не была достигнута, и теперь она взяла и швырнула им в лицо свою месть. Думаю, это был ее способ сказать Гэтлину «Прощай!».

Эмма заговорила с Леной, будто во всем шатре не было никого, кроме них:

– Достаточно, дитя! Ты никогда не сможешь получить от этих людей то, что тебе нужно! А сожаление о содеянном от людей, которые в высшей степени достойны сожаления, недорого стоит. Не дороже пустой формы для выпечки.

– Господи, помогите! Грейс плохо с сердцем! – голос бабушки Пру пробился сквозь гвалт.

Бабушка Грейс без сознания лежала на земле. Грейсон Петти, наклонившись к ней, пытался нащупать пульс, а бабушка Пру и бабушка Мерси сражались с жуками, сразу же атаковавшими их сестру.

– Я сказала «достаточно»! – прорычала Эмма со сцены, и, клянусь, мне показалось, что сейчас шатер рухнет и погребет нас под собой.

Я кинулся к бабушке Грейс, чтобы помочь вынести ее отсюда, и тут Эмма достала что‑то из сумочки и подняла это высоко над головой. Одноглазый ужас, наша старая деревянная ложка во всей красе! Эмма изо всех сил стукнула ложкой по столу так, что тот чуть не треснул.

– Ай‑й‑й! – взвизгнула Ридли в другом конце шатра и выронила леденец прямо в грязь, как будто Эмма стукнула Ужасом не по столу, а ей по руке.

В ту же секунду все прекратилось. Я поискал взглядом Лену, но она пропала. Чары, или что они тут натворили, рассеялись. Жуки спешно покидали шатер, личинки и гусеницы тщетно пытались поспеть за ними.

Я склонился над бабушкой Грейс, пытаясь понять, дышит ли она.

«Лена, что ты наделала?!»

Мы с Линком вышли из шатра. Он, как всегда, пребывал в полной растерянности:

– Не понимаю! Зачем Лене помогать Ридли и этому мальчику‑чародею выкидывать такие фокусы? Ведь люди могли реально пострадать!

Я огляделся вокруг, но на близлежащих аттракционах ни Лены, ни Ридли не было. Вокруг толпились волонтеры, пытались привести в чувство задыхающихся пожилых женщин и раздавали пластиковые стаканчики с водой всем жертвам адского финала конкурса на лучший пирог.

– Реально? Ты имеешь в виду, как бабушка Грейс?

– Я думал, ей крышка… Хорошо, что она просто упала в обморок. Наверное, от жары.

Линк отряхнул шорты, чтобы убедиться, нет ли на них гусениц.

– Да уж, хорошо!

Ничего хорошего во всем этом я не видел. Я был слишком зол. Надо во что бы то ни стало найти Лену. Пусть объяснит мне, зачем она устроила такой кошмар всем собравшимся в шатре, ради того, чтобы отомстить. И кому? Паре‑тройке престарелых королев красоты? Маме Линка, которая с годами тоже моложе не становится? Выходка в духе Ридли, а вот от Лены я такого не ожидал. Смеркалось; Линк осмотрелся по сторонам, пытаясь разглядеть что‑то, кроме мечущихся лучей фонариков и бьющихся в истерике добропорядочных прихожанок.

– А Лив куда делась? Она разве не с тобой оставалась?

– Не знаю. Я сказал ей выбираться через дальний выход, когда началась заварушка с жуками.

– Пойдем поищем ее, – предложил Линк, поморщившись при упоминании жуков.

Около комнаты смеха собралась небольшая кучка людей, поэтому мы решили для начала посмотреть там.

– Такое впечатление, что Лив сама способна позаботиться о себе. Думаю, сейчас нам лучше заняться другими делами.

– В точку! Пошли.

Мы завернули за угол и оказались в нескольких метрах от входа в тоннель любви. Там, рядом с покачивающимися пластиковыми лодками, раскрашенными под гондолы, обнаружились Ридли, Лена и Джон. Лена стояла между ними, на плечи была наброшена кожаная куртка. У нее такой куртки никогда не было. А вот у Джона…

Не подумав заранее, я сразу же позвал ее:

– Лена!

«Оставь меня в покое, Итан».

«Нет! О чем ты думала?!»

«Я вообще не думала. Я наконец‑то что‑то делала».

«Точно! Делала глупости!»

«Только не говори мне, что ты теперь на их стороне!»

Я ускорил шаг, Линк изо всех сил пытался не отставать.

– В драку собираешься ввязаться, чувак? Надеюсь, мальчик‑чародей не воспламенит нас взглядом, не превратит в статуи или еще во что‑нибудь похуже.

Обычно Линк не против лишний раз помахать кулаками. Хоть он и не отличается атлетическим телосложением, зато почти одного со мной роста, а здравого смысла у него – раза в два меньше. Но его не особенно прельщала перспектива драки с существом, обладающим сверхъестественными способностями. Один раз мы уже обожглись, поэтому сейчас мне не хотелось впутывать его в эту историю.

– Я сам разберусь. Иди ищи Лив.

– Не дождешься, чувак. Я тебя прикрою.

Мы подошли к гондолам; Джон выступил вперед, словно пытаясь прикрыть девушек своим телом. Как будто их надо защищать от нас.

«Итан, уходи отсюда!»

В ее голосе звучал страх, но на этот раз я не стал поддерживать беседу.

– Привет, любовничек, как делишки? – улыбнулась Ридли, разворачивая голубой леденец.

– Да пошла ты, Ридли.

– Ой, неужели это Горячий Стержень? Прокатимся по тоннелю любви? – предложила Ридли, изменившись в лице при виде стоящего за моей спиной Линка.

Она пыталась юморить, но нервная дрожь в голосе выдавала ее с головой. Линк схватил ее за руку и притянул к себе, как будто он и правда был ее парнем.

– Вы о чем думали, когда устроили этот беспредел? Кто‑нибудь мог погибнуть! Четырехсотлетняя бабушка Итана почти заработала себе инфаркт!

– Да чего такого‑то, ну, подумаешь, парочка жуков! – отдернула руку Ридли. – Не преувеличивай! Раньше ты мне как‑то больше нравился, посговорчивее был!

– Уж я думаю!

– Что случилось? – спросила Лена, выходя вперед. – С бабушкой все в порядке?

Она снова стала похожа на мою Лену, добрую и заботливую, но я больше не доверял ей. Несколько минут назад она сорвала свой гнев на женщинах, которых ненавидела, чуть было не лишив жизни тех, кто имел несчастье оказаться рядом с ними, а теперь снова напомнила мне девушку, которую я поцеловал за билетной кассой. Что‑то тут не сходится…

– Что ты там делала? Как ты можешь помогать им?

Я не осознавал, насколько разозлился, пока не понял, что просто ору на нее. А вот Джон сразу смекнул, что к чему. Он толкнул меня в грудь, и я попятился, чуть не упав.

– Итан! – испуганно воскликнула Лена.

По крайней мере мне так показалось.

«Остановись! Ты не понимаешь, что творишь!»

«Зато я наконец‑то что‑то делаю, как ты говоришь».

«Делай что‑нибудь другое! Уходи отсюда!»

– Не смей так с ней разговаривать. Убирайся отсюда, пока цел!

Я что‑то пропустил? Мы с Леной расстались всего час назад, а теперь Джон Брид защищает ее от меня, как будто она – его девушка.

– Да что ты? Думай, с кем руки распускаешь, мальчик‑чародей.

– Мальчик‑чародей?! – Он подошел ближе, сжимая кулаки (немаленькие такие кулаки!). – Не смей называть меня так!

– А как мне тебя называть? Сволочью? – с вызовом спросил я, надеясь, что он ударит меня.

Он бросился на меня, но первый удар нанес я. Типичное для меня идиотское решение. Я вложил долго сдерживаемое раздражение и гнев в один удар: мягкий человеческий кулак влетел в его стальную сверхъестественную челюсть. С таким же успехом можно фигачить кулаком по бетонной стене. Джон моргнул, зеленые глаза потемнели и стали почти черными. Он вообще ничего не почувствовал.

– Я не чародей!

Я частенько ввязывался в разные переделки, но ни одна драка не могла подготовить меня к тому, что я ощутил, когда меня ударил Джон Брид. Я вспомнил, как Мэкон дрался со своим братом Охотником, их невероятную силу и скорость. Джон едва пошевелился, а я уже лежал на спине. Я испугался, что потеряю сознание.

– Итан! Джон! Перестаньте! – заплакала Лена, и по ее лицу побежали черные ручейки туши.

Джон развернулся и швырнул Линка в грязь. К чести моего друга, надо заметить, что он встал гораздо проворнее меня, хотя его быстренько свалили во второй раз. Я с трудом поднялся на ноги. Вроде обошлось без переломов, а вот синяки будут такие, что от Эммы, пожалуй, не скроешь.

– Достаточно, Джон, – с показным спокойствием произнесла Ридли, беря Джона за руку. – Пойдем, нам нельзя опаздывать.

У нее задрожал голос, и я понял, что она до смерти напугана – если Ридли вообще может чего‑то испугаться. Линк посмотрел ей прямо в глаза, что потребовало от него некоторых усилий – сложно смотреть в глаза, лежа в пыли:

– Не надо оказывать мне услугу, Рид! Я сам могу о себе позаботиться.

– Вижу, вижу. Настоящий мистер Золотая Перчатка!

Линк застонал – то ли от иронии в ее голосе, то ли от боли. Но в любом случае он не привык проигрывать в драке. Рывком встав на ноги, он сжал кулаки и приготовился снова ринуться в бой.

– Это кулаки ярости, детка, все еще только начинается!

– Нет, все уже закончилось, – возразила Ридли, встав между Джоном и Линком.

– Я бы справился, если бы он был человеком, а не… Кстати, чувак, кто ты все‑таки такой? – спросил Линк, опуская кулаки.

– Он – инкуб, – ответил я, не дав Джону шанса открыть рот, потому что был уверен, что прав.

Я взглянул на Лену: она плакала, обхватив себя за плечи. Говорить с ней я не пытался, ведь теперь я не знаю, что она за существо.

– Думаешь, я – инкуб? Солдат ада? – рассмеялся мне в лицо Джон.

– Не выпендривайся, – закатив глаза, опустила его Ридли. – Инкубов уже давно никто не называет солдатами ада.

– А я – человек старой закалки, – хрустнув костяшками, парировал Джон.

– Подождите‑ка, а я думал, что вампиры – это такие чуваки, которым днем лучше сидеть дома, – удивился Линк.

– А я думал, что в этой глуши все разъезжают на грузовиках «Трансамерикан» и у всех на капоте нарисован флаг Конфедерации, – захохотал Джон.

На самом деле ничего смешного. Ридли неподвижно стояла между ними.

– Какая тебе разница, Мятая Банка? Джон – не совсем обычное существо. Он в своем роде… уникум. Я думаю, он сочетает в себе лучшее из двух миров.

Не знаю, что она имела в виду, но ясно одно – она не собирается говорить, кем же на самом деле является Джон Брид.

– Да ты что?! А я думаю, ему стоит уползти обратно в свой мир и держаться от нашего подальше.

Линк говорил уверенно, но стоило Джону посмотреть на него, как мой друг побледнел.

– Пойдем, – позвала Джона Ридли.

Они вернулись к тоннелю любви. Лодочки появлялись и снова исчезали, проезжая под старыми деревянными воротами, раскрашенными под какой‑то венецианский мост. Лена не двигалась с места.

– Лена, останься! Не ходи с ними!

Она посмотрела на меня, и мне показалось, что сейчас она бросится в мои объятья, но этого не произошло. Джон прошептал что‑то ей на ухо, и она послушно забралась в пластмассовую гондолу. Я смотрел вслед единственной девушке, которую я когда‑либо любил. Черные волосы, и прекрасные глаза, из зеленых превратившиеся в золотые.

Я больше не мог делать вид, что золотой цвет ничего не значит.

Мы с Линком стояли и смотрели, как вагонетка медленно исчезает в тоннеле. Все в ссадинах и синяках, как в пятом классе, когда мы подрались с Эмори и его братом на детской площадке. Уже стемнело, неподалеку горело яркими огнями чертово колесо.

– Пойдем отсюда, – бросил Линк через плечо и зашагал прочь. – Кстати, почему ты решил, что он – инкуб?

Пытается утешить себя тем, что задницу ему надрал демон, а не просто какой‑то там смертный.

– У него глаза стали черными, да и ощущение было, как будто меня не кулаком, а дубиной треснули.

– Это понятно, но он же разгуливает при дневном свете. И глаза у него зеленые, совсем как у Лены…

Линк запнулся, но я и так догадался, что он хотел сказать, и закончил фразу за него:

– Совсем как у Лены были раньше? Точно. Бред какой‑то!

Действительно, весь сегодняшний вечер казался мне полным бредом. Я не мог забыть прощального взгляда Лены. На секунду я действительно поверил, что она не пойдет с ними. Я думал о Лене, а Линк продолжал болтать о Джоне.

– И что это за чушь Ридли несла насчет «лучшего из двух миров»? Это каких таких миров? Жуткого и супержуткого?

– Не знаю. Я думал, он – инкуб.

– Уж не знаю, что это за чувак, но его сверхспособности впечатляют. Интересно, что еще он может.

Линк пошевелил плечом, оценивая масштабы ущерба.

Мы завернули за угол, рядом с выходом из тоннеля любви, и я вдруг остановился.

«Лучшее из двух миров». А что, если Джон способен на куда большее, чем исчезать в небе, как инкубы, и отдубасить нас в мясо?

Глаза у него зеленые. Что, если он чародей, обладающий чем‑то вроде дара убеждения, как Ридли? Ридли вряд ли бы смогла держать Лену под контролем в одиночку, наверняка он помогает ей! Тогда понятно, почему Лена так странно себя ведет – почему она смотрела на меня так, будто хочет остаться со мной, пока Джон не прошептал что‑то ей на ухо. И долго, интересно знать, он ей нашептывает всякую дрянь?

– Эй, чувак, знаешь, что удивительно? – похлопал меня по плечу Линк.

– Что?

– Они не выехали.

– В смысле?

– Не выехали из тоннеля, – объяснил Линк.

А ведь он прав: раньше нас они выйти не могли! Некоторое время мы наблюдали, как появляются и исчезают пустые гондолы.

– А куда же они подевались?

– Не знаю, – непонимающе покачал головой Линк. – Может, занимаются там каким‑нибудь извратом втроем.

Мы оба поморщились.

– Давай проверим. Охранников‑то нет, – предложил Линк, уже подходя ко входу в тоннель.

Из тоннеля, одна за другой, выезжали пустые вагонетки. Линк перепрыгнул через заграждение и нырнул в темноту. С обеих сторон от рельсов шли узкие дорожки, но идти так, чтобы тебя не задела очередная проезжающая мимо вагонетка, оказалось нелегко – одна ударила Линка по ноге.

– Никого! Куда они могли деться?!

– Ну не исчезли же они!

Я вспомнил, как Джон Брид исчез в небе на похоронах Мэкона. Он‑то вполне мог исчезнуть, но ни Ридли, ни Лена не умели перемещаться в пространстве.

– Как думаешь, может, тут какая‑нибудь тайная чародейская дверь есть? – ощупывая стены, спросил Линк.

Единственные известные мне чародейские двери вели в тоннели, подземный лабиринт, бесконечные переходы которого тихо дремали под асфальтом Гэтлина и всего смертного мира. Под землей скрывался целый мир, который так сильно отличался от нашего, что даже время и пространство там подчинялись другим законам. Но все известные мне входы в тоннели находятся внутри зданий – Равенвуд, Lunae Libri, гробница в Гринбрайре. Несколько листов фанеры вряд ли могут сойти за здание, скорее всего в тоннеле любви нет ничего, кроме грязи.

– Дверь? И куда она, по‑твоему, ведет? Эта штука в самом центре ярмарки, ее же построили всего пару дней назад!

– Какие еще есть варианты? Где они? – спросил Линк, выбираясь из тоннеля на свет божий.

Надо срочно узнать, используют ли Джон и Ридли свои способности, чтобы управлять Леной. Это ни в коей мере не объяснит ее поведение в последние месяцы или золотистый цвет ее глаз, но зато будет понятно, что она делает вместе с этим Джоном.

– Надо ехать…

– Почему‑то я так и думал, – заявил Линк, подбросив на ладони ключи от машины.

Он пытался не отставать от меня, гравий шуршал под его кроссовками. Линк распахнул ржавую дверь «битера» и уселся за руль.

– Куда едем? Или мне лучше…

Конца фразы я не расслышал, потому что из глубин моего сознания вдруг тихо прозвучали слова.

«Прощай, Итан».

Слова стихли, голос пропал, девушка ушла. Исчезла, словно мыльный пузырь, сахарная вата или последние клочья голубой мечты.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   43

Похожие:

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет Штоль Ками Гарсия Прекрасные создания Лена Дачанис 1
Для Ника, Стеллы, Эммы, Мэй и Кейт, а также для всех наших студентов и выпускников по всему миру. Нас больше, чем вы думаете

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconI. письмо бернару гавоти: пессимизм без парадоксов тьма, тьма
Вы просите у меня небольшую книжку о сочинении му­зыки для серии «Моя профессия» 72

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет Мадзантини Рожденный дважды
Маргарет Мадзантини — знаменитая итальянская писательница, награжденная премиями Стрега (итальянский аналог «Букера») и Гринцане...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет с. Малер. Теория процессов сепарации и индивидуации в раннем...
В своих работах Малер занимается прежде всего психотическим ребенком (явлением, известным также под названием детского аутизма)

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconГабриэль Гарсия Маркес Любовь во время чумы Сканировано Совушкой:...
Первым произведением, вышедшим после присуждения Маркесу Нобелевской премии, стал «самый оптимистичный» роман Гарсия Маркеса «Любовь...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconЗемля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою
Млёй был хаос, тьма, вода – всё это признак наказания. Пророк говорит, что всё это состояние после суда над прежней цивилизацией....

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconРеферат на тему: Чарльз Бэббидж и его машина
С необходимостью считать люди столкнулись в камен­ном веке. Имеются свидетельства, что в палеолите насеч­ками на костяных и каменных...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма icon-
Хвала Аллаху, Господу миров, и да пребудут мир и бла­гословение над Его истинным и верным посланником, Про­роком нашим Мухаммадом,...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconГрамотно зажаренный стейк еда оказывается настолько прекрасная, что...
Грамотно зажаренный стейк – еда оказывается настолько прекрасная, что уже нет желания думать о его происхождении!

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconФедерико Гарсия Лорка. Канте хондо
Группа интеллигентов и энтузиастов, выдвинувшая идею конкурса, хочет лишь одного пробудить тревогу. Господа! Музыкальная душа нашего...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов