Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма




НазваниеКами Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма
страница15/43
Дата публикации02.09.2013
Размер4.69 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   43
^

6.15

БЕЗ СОМНЕНИЙ



«Битер» притормозил перед зданием исторического общества, заехав передними колесами на тротуар, и разрывающий тишину пустынной улицы грохот двигателя затих.

– А потише нельзя? – возмутился я. – Нас могут услышать.

Хотя чего там, Линк всегда так ездит. Мы все‑таки сумели припарковаться всего в нескольких метрах от здания, где размещалось главное отделение организации ДАР. Крышу, сорванную ураганом по имени Лена за несколько дней до дня рождения, наконец‑то починили, отметил я про себя. В тот день школа «Джексон» тоже подверглась ударам шквального ветра, но ее в ближайшее время вряд ли отремонтируют. У нас в Гэтлине приоритеты четко расставлены: почти все жители Южной Каролины так или иначе связаны с конфедератами, поэтому вступить в организацию «Дочери конфедерации» довольно просто. А вот для вступления в ДАР надо сначала доказать, что кто‑то из твоих предков воевал на правильной стороне в Войне за независимость Америки. Однако доказать это нелегко – если вы, конечно, собственноручно не подписывали декларацию независимости, то предстоит собрать целый ворох бумаг. Но и после этого необходимо получить официальное приглашение, то есть стать второй тенью мамы Линка и подписать любую петицию, которую она вам подсунет. Возможно, здесь, на Юге, к таким вещам относятся серьезнее, чем на Севере, – ведь мы пытаемся доказать самим себе, что когда‑то мы все сражались на одной стороне. Смертные, проживающие в нашем городе, не менее загадочные существа, чем местные чародеи.

Мы подошли к зданию – вроде никого.

– Здесь никого нет, так что можно не бояться, что нас вычислят, – успокоил меня Линк. – До конца гонок на уничтожение все наши знакомые будут на ярмарке.

– Не все, – коротко отозвался я.

Сегодня Гэтлин и правда напоминал город призраков. Весь народ либо еще не вернулся с ярмарки, либо уже висел на телефоне, взахлеб рассказывая друзьям и родственникам о поразительных событиях на конкурсе пирогов. Об этом дне будут судачить еще несколько десятилетий, и он навсегда войдет в историю. Уверен, миссис Линкольн не позволила бы ни единому члену организации ДАР пропустить ее триумф, надеясь наконец‑то лишить Эмму первого места в категории «Пироги». Но теперь, думаю, мама Линка горько пожалела, что не предпочла заниматься своим маринованным гибискусом.

Пока что у меня не было ни идей, что делать, ни объяснений того, что произошло, но не все сразу.

– Думаешь, стоит попробовать? А если Мэриан нет на месте? – задергался Линк.

Встреча с Ридли, ошивающейся в компании какого‑то инкуба‑мутанта, не пошла ему на пользу. Не то чтобы он за нее сильно волновался – Джон Брид интересовался не Ридли, а кое‑кем другим. Я взглянул на мобильник – почти одиннадцать.

– Сегодня в Гэтлине официальный выходной. Ну ты понимаешь, к чему я. Мэриан наверняка уже в Lunae Libri.

Таковы часы работы нашей библиотеки: Мэриан выполняет обязанности главного библиотекаря округа Гэтлин с девяти утра до шести вечера по будним дням, а по официальным выходным она заведует библиотекой чародеев с девяти вечера до шести утра. Гэтлинская библиотека сейчас закрыта – значит, чародейская работает. А в Lunae Libri есть дверь, ведущая в тоннели.

Я вышел из «битера», хлопнув дверью, а Линк достал из бардачка фонарик и проворчал:

– Знаю‑знаю, Гэтлинская библиотека закрывается, а чародейская работает всю ночь, что вполне логично, если учесть, что большая часть клиентов Мэриан в светлое время суток по улицам не разгуливает.

Линк помахал фонариком, освещая здание. Латунная табличка у входа гласила: «Дочери американской революции».

– И все‑таки, если бы моя мама, или миссис Эшер, или миссис Сноу узнали, что творится в подвале их дома… – протянул Линк, размахивая фонариком, словно воображаемым мечом.

– Собираешься кого‑нибудь зарубить этой штукой?

– А черт его знает, что нас там ждет, – резонно заметил Линк.

Я понимал его опасения. Последний раз мы были в Lunae Libri в день рождения Лены, и тогда нас ожидала встреча не с библиотечным каталогом, а с опасностью. Опасностью и смертью. В ту ночь мы совершили ошибку, причем все началось именно здесь. Если бы я приехал в Равенвуд пораньше, если бы я нашел «Книгу лун», если бы мне удалось помочь Лене справиться с Сэрафиной, если бы мы поступили по‑другому… Возможно, Мэкон остался бы в живых.

Мы обошли старое кирпичное здание, залитое лунным светом. Линк посветил фонариком на решетку цокольного этажа, я присел на корточки. Луч фонарика заметно дрожал.

– Ну что, чувак, готов?

– Ко всему, дружище!

Я приподнял знакомую решетку и пролез в образовавшееся отверстие. Стоило мне прикоснуться к заколдованной двери в Lunae Libri, как моя рука исчезла. В Гэтлине все не такое, каким кажется на первый взгляд – по крайней мере, когда дело касается чародеев.

– Удивительно, что это заклинание до сих пор работает. – Линк внимательно наблюдал, как моя рука снова появилась в воздухе.

– Лена говорила, что оно не такое уж сложное. Что‑то вроде заклинания иллюзий, которое использует Ларкин.

– А вдруг это ловушка?

Фонарик плясал в руках Линка, луч едва попадал на решетку.

– Ну есть только один способ проверить, – отозвался я, закрыл глаза и шагнул вперед.

В одно мгновение я перенесся из пышных кустов за зданием ДАР в каменный колодец, ведущий в самое сердце Lunae Libri. Я вздрогнул, переступив зачарованный порог библиотеки, но не потому, что почувствовал что‑то сверхъестественное, а, наоборот, потому, что вообще ничего не почувствовал. Словно ничего не случилось: воздух как воздух, темно, хоть глаз выколи.

Казалось, никакого волшебства тут нет и в помине: ни в Гэтлине, ни в его подземном двойнике. Синяки болели, я злился, но у меня появилась надежда. Сначала я был уверен, что Лена влюблена в Джона, но теперь есть вероятность, что я ошибался – что Джон и Ридли управляют ею. Надежда стоила того, чтобы снова очутиться по другую сторону решетки.

Линк, спотыкаясь, последовал за мной и выронил фонарик. Он стукнулся о дно колодца перед нами, и мы оказались в полной темноте, пока на стенах по всему коридору один за другим не зажглись факелы.

– Извини. Эта штука всегда меня выталкивает.

– Линк, если ты не хочешь…

Я не видел его лица, но через секунду из темноты донесся голос:

– Конечно, не хочу, но я должен. То есть Ридли, конечно, не любовь всей моей жизни. Вовсе нет. Это безумие. Но что, если Лена говорит правду, и Ридли действительно хочет измениться? Что, если этот вампиреныш и ей мозги пудрит?

Я сильно сомневался, что кто‑то может запудрить Ридли мозги. Но вслух ничего не сказал. Дело не только в нас с Леной. Линк до сих пор был очень привязан к Ридли, очень сильно. Нелегко любить сирену, еще покруче, чем обычную чародейку.

Мы пошли по темному коридору, освещенному мерцающим светом факелов, направляясь в параллельную вселенную под нашим городом. Мы ушли из Гэтлина и попали в мир чародеев, где может произойти все, что угодно. Я пытался не вспоминать, что когда‑то сам мечтал об этом. Каждый раз, когда я оказывался под каменной аркой с высеченными словами «Domus lunae libri», я попадал в другой мир. Некоторые детали этого мира мне уже были хорошо знакомы – запах замшелого камня, пергамент времен Гражданской войны, источавший аромат мускуса, дымящие факелы под резными потолками. Я чувствовал запах влажных стен, слышал звук капающих подземных вод, вытачивающих в каменном полу причудливые узоры. Но к некоторым вещам я до сих пор не мог привыкнуть: к темноте в конце стеллажей, к тем секциям библиотеки, где не ступала нога смертного. Интересно, бывала ли там моя мама?

– Что дальше? – спросил я, дойдя до лестницы.

Линк нашел фонарик и направил луч на колонну – оттуда на нас угрожающе глядела зловещая голова каменного грифона. Линк отдернул руку, и луч осветил клыкастую горгулью.

– Если это – чародейская библиотека, не хотел бы я оказаться в их тюрьме!

– Сплюнь! – пошутил я, и тут раздалось потрескивание разгорающихся факелов.

Висящие на стенах ротонды факелы по очереди загорелись, осветив резную колоннаду. Пьедестал каждой колонны покрывали изображения ужасных мифологических существ из чародейского и смертного мира.

– Жуткое местечко… – поежился Линк. – Это я так, не обращай внимания.

Я дотронулся до искаженного агонией женского лица, окруженного языками пламени. Линк провел рукой по другой колонне, где была изображена стая псов.

– Ты глянь на этого пса! Похож на Страшилу!

Он снова взглянул на колонну, увидел, что клыки торчат из человеческой головы, и отдернул руку. Казалось, колонны сделаны из камня и клубящегося дыма.

В изгибах мрамора возникло лицо, показавшееся мне знакомым. Оно словно боролось с камнем, пытаясь добраться до меня. На секунду мне даже показалось, что губы шевелятся, пытаясь заговорить со мной, я попятился и вскрикнул:

– Это еще что за чертовщина?!

– Где?

Линк уставился на колонну, которая тут же стала просто колонной с причудливой спиралевидной резьбой и волнистыми изгибами. Дым поглотил лицо, как морские волны скрывают голову утопающего.

– Это? Океан? Дым? А что?

– Забей.

Я не понимал, что произошло, но никак не мог выкинуть это из головы. Лицо точно знакомое, я его где‑то видел. Эта зловещая комната безмолвно предупреждала нас о том, что чародейский мир – мрачное место, вне зависимости от того, на чьей ты стороне.

Зажегся еще один факел, и мы увидели полки, заставленные старинными книгами, манускриптами и магическими свитками. Ряды стеллажей светящимися лучами расходились от ротонды во всех направлениях, как спицы в колесе, и терялись где‑то во тьме. Вспыхнул последний факел, и я разглядел резной стол из красного дерева, за которым обычно сидела Мэриан.

Однако сейчас там никого не было. Мэриан всегда говорила, что Lunae Libri – место древней магии – ни темной, ни светлой, но без нее библиотека все равно казалась мрачным местечком.

– Никого нет, – разочарованно протянул Линк.

– Они здесь, – уверенно заявил я, снимая со стены два факела и отдавая один Линку.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю, и все тут.

Я пробирался между стеллажей, будто знал, куда иду. В воздухе стоял тяжелый запах переплетов и обложек старинных книг и древних свитков, пыльные дубовые полки прогибались под грузом векового наследия и сотен тысяч слов. Я поднес факел к ближайшей полке и прочитал:

– «Пальцы ног: как наколдовать своей возлюбленной волосы. Привороты для привязанности. Печенье: внутри спрятаны заклинания». Мы, наверно, в разделе на букву «П».

– «Лишение смертных жизни, полное». Лучше бы на букву «Л» поставили, – хохотнул Линк, потянувшись за книгой.

– Не трогай! Обожжешься! – крикнул я, вспомнив свой печальный опыт с «Книгой лун».

– Ну, может, хоть спрячем ее подальше? Поставим за книгой про печенье?

Да, определенный смысл в этом, конечно, есть…

Не прошли мы и нескольких метров, как я услышал смех. Смеялась, без сомнений, какая‑то девушка, и эхо отражалось от резных потолков.

– Слышал?

– Что? – взмахнул факелом Линк и чуть не поджег свитки на соседней полке.

– Осторожней, тут нет аварийного выхода на случай пожара!

Очередной ряд стеллажей закончился, мы оказались на перекрестке, и тут я снова услышал его: мелодичный, родной смех, от звуков которого я почувствовал себя в безопасности, и чародейский мир показался не таким уж незнакомым.

– Слышишь? По‑моему, какая‑то девушка смеется.

– Может, Мэриан? Она же тоже девушка. Ну практически, – добавил Линк.

– Это не Мэриан.

Я сделал ему знак прислушаться, но смех прекратился. Мы пошли на звук, коридор несколько раз повернул, и мы очутились в еще одной ротонде, похожей на первую.

– Думаешь, это Лена или Ридли?

– Не знаю. Сюда, скорее!

Смеялись едва слышно, но я ни на секунду не сомневался, кто это. В глубине души я подозревал, что всегда смогу найти Лену, где бы она ни находилась.

Это совершенно необъяснимо, но это так. Все логично: если у нас такая сильная связь, что мы видим одни и те же сны и умеем говорить без слов, то что удивительного, если я могу почувствовать, где она? Когда едешь домой из школы или из какого‑то другого привычного места, где бываешь каждый день, то очень часто помнишь, как выезжал с парковки, а потом – раз, и уже к дому подъезжаешь, а как доехал – не помнишь.

Она – мой пункт назначения. Я всегда направляюсь к Лене, даже когда иду в другую сторону. Даже когда она идет в противоположном направлении.

Коридор повернул еще раз, и мы оказались в арке, увитой плющом. Я поднял факел повыше, среди листвы вдруг вспыхнул латунный фонарь.

– Смотри!

В свете фонаря появились очертания двери, скрытой листьями. Я пошарил руками по стене, пока не нашел холодную железную ручку в форме полумесяца. Луна чародеев!

И тут снова зазвучал смех. Это наверняка Лена! Некоторые вещи знаешь каким‑то шестым чувством. Я знал Эль. Знал, что сердце не подведет меня.

В висках застучало, я со скрипом распахнул тяжелую дверь. За ней взгляду открылся потрясающий кабинет. У дальней стены на огромной кровати с балдахином лежала девушка и что‑то писала в крошечном красном блокнотике.

– Эль!

Она обернулась и удивленно посмотрела на меня.

Но это была не Лена.

На меня ошарашенно смотрела Лив.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   43

Похожие:

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет Штоль Ками Гарсия Прекрасные создания Лена Дачанис 1
Для Ника, Стеллы, Эммы, Мэй и Кейт, а также для всех наших студентов и выпускников по всему миру. Нас больше, чем вы думаете

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconI. письмо бернару гавоти: пессимизм без парадоксов тьма, тьма
Вы просите у меня небольшую книжку о сочинении му­зыки для серии «Моя профессия» 72

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет Мадзантини Рожденный дважды
Маргарет Мадзантини — знаменитая итальянская писательница, награжденная премиями Стрега (итальянский аналог «Букера») и Гринцане...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconМаргарет с. Малер. Теория процессов сепарации и индивидуации в раннем...
В своих работах Малер занимается прежде всего психотическим ребенком (явлением, известным также под названием детского аутизма)

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconГабриэль Гарсия Маркес Любовь во время чумы Сканировано Совушкой:...
Первым произведением, вышедшим после присуждения Маркесу Нобелевской премии, стал «самый оптимистичный» роман Гарсия Маркеса «Любовь...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconЗемля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою
Млёй был хаос, тьма, вода – всё это признак наказания. Пророк говорит, что всё это состояние после суда над прежней цивилизацией....

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconРеферат на тему: Чарльз Бэббидж и его машина
С необходимостью считать люди столкнулись в камен­ном веке. Имеются свидетельства, что в палеолите насеч­ками на костяных и каменных...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма icon-
Хвала Аллаху, Господу миров, и да пребудут мир и бла­гословение над Его истинным и верным посланником, Про­роком нашим Мухаммадом,...

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconГрамотно зажаренный стейк еда оказывается настолько прекрасная, что...
Грамотно зажаренный стейк – еда оказывается настолько прекрасная, что уже нет желания думать о его происхождении!

Ками Гарсия Маргарет Штоль Прекрасная тьма Ками Гарсия Маргарет Штоль прекрасная тьма iconФедерико Гарсия Лорка. Канте хондо
Группа интеллигентов и энтузиастов, выдвинувшая идею конкурса, хочет лишь одного пробудить тревогу. Господа! Музыкальная душа нашего...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов