Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам




НазваниеРоман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам
страница1/14
Дата публикации07.09.2013
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Роман Валерьевич Злотников

Шаг к звездам
Землянин – 2

Роман Злотников

ШАГ К ЗВЕЗДАМ
Пролог
– Профессор?

– Да, Энжени?

– Из приемного холла сообщают, что к вам прибыли гости.

Нейшел нахмурился. Он никого сегодня не ждал. Но тут в его сети замигала иконка входящего сообщения. Профессор кликнул по ней, прочитал и расплылся в улыбке:

– Это не гости, Энжени, это пациенты. То есть… я надеюсь, что это пациенты. Много их там?

– Восемь человек.

– Отлично! Проводи их в мой кабинет.

Гости появились через десять минут. Профессор встретил их стоя, опершись одной рукой на свой огромный стол и подбоченясь другой.

– Ну‑с, молодой человек, и что привело вас на Сигари на этот раз?

– Я вижу, проф, вы сразу догадались, кто это желает вас лицезреть, – улыбнулся Ник и, шагнув вперед, уважительно пожал протянутую руку. – Рад вас видеть.

– Ну, еще бы не догадался – за все время существования этой клиники только один пациент назвал меня этим смешным словом! – расхохотался Нейшел, не ограничившись рукопожатием и крепко обняв своего бывшего пациента. Потом сделал шаг назад и приглашающим жестом указал на зону отдыха, в которой имелось несколько диванов: – Прошу вас, присаживайтесь.

После того как все расселись, профессор ожидающе уставился на Ника, намекая, что готов внимательно выслушать его нужды и чаяния. Но тот начал не с них:

– Я слышал, проф, что у вас некоторые проблемы?

– Ну… я бы не назвал это проблемами, – поморщился Нейшел. – Скорее происками завистников, которые не могут самостоятельно создать ничего значимого и самоутверждаются с помощью злобных, но бессильных нападок на талантливых и успешных.

– Хм, судя по тому, что я сумел узнать, не очень‑то и бессильных, проф, – покачал головой Ник. – В прессе ходят слухи, что вам приостановили действие лицензии на установку наносетей и имплантов.

– Это – глупость, которая будет исправлена в ближайшее время, – быстро отозвался профессор.

– Даже если это так, данный факт показывает немалый потенциал ваших противников. Не так ли? – примиряющее улыбнулся Ник. – К тому же я совершенно не собираюсь терзать ваши нервы перечислением свалившихся на вас бед и нудными рассуждениями насчет того, насколько они справедливы либо, наоборот, несправедливы, попутно прикидывая шансы того, удастся ли вам вывернуться и с какими потерями. Наоборот, я собираюсь вам помочь.

Нейшел окинул его заинтересованным взглядом:

– И каким же образом?

– О, самым простым. Вы же, конечно, уже о нем догадались.

– Ну, если вопрос в базах – я в вашем распоряжении, но с остальным… – профессор развел руками, – пока я не добьюсь возобновления моей лицензии…

– Насколько я смог узнать, у вас приостановлена местная лицензия, – мягко улыбнулся Ник. – А среди нас нет ни одного гражданина Сигари.

– Международная лицензия при прекращении действия местной приостанавливается автоматически.

– Кто вам такое сказал? – очень натурально удивился Ник.

Профессор удивленно уставился на него:

– Но… как же… это же общепринятая практика!

Землянин рассмеялся:

– Ну да, так все и думают. Вот только никто и никогда не влезал в юридический механизм данного действия. А он, уважаемый профессор, не предусматривает никакой автоматики. Причем это принципиальный вопрос. Любое действие международных юридических процедур должно быть инициировано только частным или юридическим лицом, которое при этом берет на себя полную ответственность за все последствия разбирательства и становится полноправным участником процесса. Со всеми вытекающими, так сказать. Это сделано специально, чтобы мелкие местные дрязги не захлестнули межпланетные правовые структуры… Но, по имеющейся у меня информации, никто пока не взял на себя подобную ответственность.

Профессор молчал долго. Очень долго, похоже, все время молчания лазая по Сети и проверяя слова Ника, а затем зло прорычал:

– И за что только я плачу деньги «Сиссен и партерам»?!

Ник усмехнулся:

– Ну не стоит так уж расстраиваться, проф. В конце концов, пока все ваши юридические проблемы лежали исключительно в сфере местного законодательства. Вследствие чего ваши адвокаты на нем и сосредоточились. Да и международная лицензия дает право работать только с гражданами других государств, находящимися за пределами местной юрисдикции. А таковые, как мне кажется, до нашего появления здесь у входа в вашу клинику явно не толпились. Или я не прав?

Нейшел насупился, окинул землянина возмущенным взглядом, а затем… ожидаемо расхохотался. Ник за время прошлого пребывания в клинике успел изучить профа достаточно, чтобы предполагать именно такую реакцию на свои слова.

– Что ж, признаю, в этом ты прав. Но я знаю тебя слишком хорошо, чтобы не сомневаться, что ты попытаешься извлечь для себя максимум возможного из сложившейся ситуации.

– Не без этого, проф, не без этого. Но сами вспомните, когда мы в прошлый раз договорились о сотрудничестве, это пошло на пользу и вам тоже.

Нейшел ненадолго задумался, но потом наклонил голову, выражая согласие.

– Итак, что я предлагаю, – перешел к конкретике Ник. – К сожалению, по основному вашему профилю у нас для вас работы нет – наносети у всех уже установлены. А вот по имплантам мы в ваших услугах очень заинтересованы. Причем именно в ваших, поскольку у нас есть некоторый дефицит времени и мы надеемся уменьшить его с помощью ваших методик одновременной установки нескольких имплантов.

Профессор усмехнулся:

– Ну, это‑то понятно, но почему ты так открыто об этом сказал? Не похоже на тебя, Ник.

– Чем?

– Ты подставляешься и даешь мне возможность задрать цену. Методика одновременной установки нескольких имплантов как раз и является причиной наезда на меня и приостановления действия моей лицензии. Так что на данный момент она является предметом экспертного разбирательства и недоступна никакой клинике как на Сигари, так и где бы то ни было еще. И в моей тоже… как считалось, пока ты не обратил внимание на этот юридический казус. Но, после того как ты его отыскал, я способен предоставить тебе требуемую услугу, а вот другие – нет. Во всяком случае, пока не закончится разбирательство и с этой технологии не снимут планетарный запрет. То есть на данный момент у тебя нет никаких других вариантов кроме меня.

Теперь усмехнулся Ник:

– Ну, на самом деле – есть, потому что вы, проф, делаете ту же ошибку, что и ваши неприятели: зацикливаетесь только на вашей планете. На Сигари – это да, тут вы все правильно разложили, вариантов нет, а вот вообще… – Он пожал плечами и, заметив, что профессор досадливо нахмурил брови, махнул рукой: – Да не расстраивайтесь так, проф, все в порядке. Если бы я не собирался достигнуть с вами соглашения и, более того, если бы я не был уверен, что мы точно его с вами достигнем, то мы бы не явились к вам сюда такой толпой. Уверенность же моя построена на том, что мы с вами снова сработаем взаимовыгодно. Насколько я смог узнать, очередное слушание по вашему делу должно состояться через пару дней, или что‑то изменилось?

– Нет, все точно, – согласно наклонил голову Нейшел.

– Ну, так вот, сами подумайте, насколько укрепятся ваши позиции, если перед… ну, или, в процессе слушаний, – о тактических деталях лучше поговорить с вашими адвокатами, – появится информация, что несколько иностранных граждан, принадлежащих к трем различным межпланетным объединениям, э‑э‑э… так сказать, ворвались в вашу клинику и потребовали немедленно предоставить им услуги как раз той технологии, которая и находится под разбирательством?

Нейшел ошарашенно замер, а затем оглушительно расхохотался:

– Ну, Ни‑ик… ну ты и гад! Да Аншмэл бороду свою сожрет! Он уже давно мечтает вывести медицинский сектор Сигари на широкий международный рынок, но до сих пор все наши успехи на этом поприще – это оказание помощи транзитным пассажирам, – он восхищенно покачал головой. – Ну ладно, я понял, с ценой мы определимся, и она тебя удовлетворит, можешь не сомневаться. Перейдем к конкретике. У тебя есть список того, что вам надо?

– Конечно. Ловите.

Глаза профессора на минуту расфокусировались, а затем его взгляд вновь сосредоточился на Нике, но выражение его лица надо было видеть.

– Так вас… так вы… так это ж…

– Да, – ухмыльнулся Ник, – перед вами только первая партия.

Профессор покачал головой и восхищенно произнес:

– Я вижу, вы, молодой человек, с момента нашей последней встречи изрядно разбогатели.

Ник ухмыльнулся. Ну, еще бы, список усовершенствований команды тянул, по самым скромным расценкам, где‑то на сто шестьдесят миллионов.

– Как я понимаю, это пока предварительная заявка. Детально будем определяться после углубленной диагностики и получения полной карты?

– Естественно, профессор, – согласно кивнул Ник.

– В таком случае, должен тебе сказать, что у меня будет что вам предложить помимо вашей заявки. За время твоих путешествий в далеких краях мы тут тоже, знаешь ли, на месте не стояли. Достаточно сказать, что теперь мы способны ставить одновременно не шесть, а восемь имплантов, причем сдвоенными так же может быть только одна пара, а все остальные – разными, – и Нейшел бросил на Ника горделивый взгляд. Тот отреагировал крайне уважительным выражением лица и… прикидками остатков финансовых резервов. Вроде должны вписаться, не всем же будем ставить максимальный комплект. – Ну ладно, с этим позже, – махнул рукой профессор. – Как у вас со временем?

– Да как сказать… – пожал плечами Ник. – Не то чтобы много, но… ни за какую методику ускорения я точно платить не буду, – он безмятежно улыбнулся профессору и вкрадчиво закончил: – Я думаю, вы согласитесь на то, чтобы она пошла нам бонусом за, так сказать, большой объем заказа. Поскольку я не сомневаюсь, что вы, проф, с вашим талантом бизнесмена раскрутите меня еще на десяток‑полтора миллионов.

Нейшел снова расхохотался:

– Нет, все‑таки я ни разу не встречал более наглого клиента! Так раскручивать человека на скидки и бонусы, чтобы он сам еще и считал бы себя прожженным торгашом – это надо уметь… – он вскочил на ноги. – Ну что ж, раз со временем у вас не так уж и свободно, я предлагаю уже сегодня начать диагностику.

В этот момент дверь кабинета открылась и в проеме двери появилась секретарь профессора.

– Энжени, напоите наших гостей кассили и передайте на руки Трембиньяну. Я его уже вызвал. Пусть он расселит их по палатам. А я пока займусь подготовкой капсул. И… вызовите этих живоглотов из «Таинбрери карниванион». Нам потребуется установить еще не менее… – профессор на мгновение задумался, а затем решительно рубанул воздух ладонью, – двадцати пяти капсул!
Глава 1
– На глиссаде…

– Принял.

Ник извернулся и бросил взгляд за спину. Новый «Паучок» очень слабо напоминал старый: лузитанский бот был больше сарвонского и имел намного более мощную энергетику и двигатели, а про степень конструкторского совершенства и говорить нечего. Несмотря на то что лузитанец превышал размерами своего сарвонсокого собрата всего в полтора раза, площадь внутренних помещений у него была больше в два раза, а внутренний объем – почти в три. Нет, если бы это был боевой корабль, то, скорее всего, дополнительные объемы прочного корпуса пошли бы на размещение большего количества вооружения, систем защиты и накопителей. Но вследствие того, что чаще всего главной задачей этих маленьких внутрисистемных кораблей была эвакуация оборудования и людей с параллельным оказанием им в процессе этой самой эвакуации медицинской помощи, для спасбота одной из основных характеристик являлись именно внутренние площади и объемы. Взяв это в расчет, конструкторы расположили двигатели и остальные системы корабля так, чтобы добиться именно максимально возможных, при имеющихся линейных размерах, площади и объема. Впрочем, Нику со Страшилой особого комфорта эти дополнительные кубометры не добавили, поскольку сейчас внутренние объемы лузитанского спасбота, являвшегося основой нового «Паучка», были плотно забиты всякой мутью – искинами, ремдроидами, кбк‑ядрами, расходниками и всем таким прочим. Так что для жизни компаньонам оставалась только, можно сказать, «кукольная» каютка площадью четыре квадратных метра с встроенным санблоком, состоящим из туалета, умывальника и душа. Причем он был таким крошечным, что принимать душ приходилось сидя на закрытой крышке унитаза. Ну а после того, как в эту крохотность подселился еще и гра Ниопол…

– Замедление шесть‑ноль.

– Принято.

Ник развернулся в обратную сторону и прикинул расстояние до того обломка, на котором был закреплен дешифрационный комплекс. В принципе, уже можно допрыгнуть, но землянин решил не рисковать. Случись что и – тю‑тю, лететь ему часы и часы, потому что подключать прыжковый двигатель ранца в радиусе непосредственной обороны лузитанского корабля… легче просто застрелиться. Меньше нервотрепки – а результат тот же.

– Замедление пять‑ноль.

– Принято.

Ник терпеливо висел на внешней обшивке бота, развлекаясь тем, что еще раз прокручивал в голове все те события, что предшествовали этому вылету…
Разгром боевой эскадры профсоюзно‑криминальных авторитетов и гибель части их самих, причем как раз той, которая намеревалась действовать против Ника и Страшилы Трис наиболее жестко, очень сильно изменили ситуацию среди мусорщиков «Кокотки». Впрочем, и на всей остальной станции в целом. Так что все планы, которые Ник составил еще до отлета со станции к сарвонскому линкору, пришлось значительно корректировать. И, слава богу, что эти корректировки оказались не в сторону обострения, а, наоборот, в сторону значительного снижения напряженности в развитии ситуации. Так, сразу по прибытии нанятый Ником адвокат уведомил его по Сети, что все претензии, которые были выдвинуты в отношении их со Страшилой, к настоящему моменту удалось полностью снять. Часть вообще без последствий, ну а в отношении другой части удалось ограничиться всего лишь штрафами и минимальным наказанием типа общественного порицания. Так что в текущий момент нет ни единого основания к ограничению времени пребывания либо свободы передвижения компаньонов на станции «Кокотка». Поэтому вариант этакого экстремального, а то и силового решения насущных проблем, выражающегося, в частности, в том, что Ник собирался вступить в права владения кораблем, собираемым для него Уксом, замаскировав это действие под банальный угон, сейчас оказался неактуальным. Ибо теперь все, что планировалось, можно было сделать спокойно и вдумчиво. Так что Ник даже порадовался тому, что ему пришлось менять свои планы. Впрочем, во многом он решил действовать по уже разработанному шаблону, исключив только совсем уж полные крайности, ибо буквально задницей чуял всю шаткость их со Страшилой позиций. Ну да, сейчас все нормально, но кто может поручиться, что все и дальше останется нормальным, причем уже через пару‑тройку дней.

Так что сразу после бурной и, считай, триумфальной встречи, которую устроили Нику и Страшиле мусорщики, землянин, вырвавшись наконец‑таки из толпы, прямым ходом отправился к гра Треболи.

Владелец брокерской конторы встретил его на пороге своего кабинета, что было по всем местным, то есть конторским, меркам событием, выходящим из ряда вон.

– Рад видеть вас, уважаемый гра Ник. Польщен тем, что вы не забыли нас и лично посетили нашу контору.

– Ну что вы, гра, – Ник полыхнул улыбкой во все тридцать два зуба, – как я могу забыть своего учителя?

– И, тем не менее, я… да все мы рады, что в вас не ошиблись, и вы, как мы и ожидали, не только принесли нашей конторе немалую прибыль, но и прославили наш скромный коллектив, – упрямо, но все так же величественно наклонил голову хозяин брокерской конторы. – Прошу в мой кабинет, – и он сделал приглашающий жест. – Итак, что вас привело ко мне: дело или просто дружеское желание повидаться? – поинтересовался гра, устроившись за своим монументальным столом.

– И первое, и второе, гра Треболи, – ответил Ник, снова продемонстрировав свою фирменную улыбку. – Несмотря на то что я всегда очень тепло вспоминаю свою работу в дружной семье брокеров «Треболи», я всегда помню ваше наставление: «Дело – прежде всего», и потому вряд ли рискнул бы отвлекать вас во время торгов, не имея для вас солидного делового предложения.

– Ну, вам, гра Ник, это позволительно, – величественно улыбнулся хозяин брокерской конторы, – как я уже упоминал, вы, в некотором роде, наша звезда. Для многих наших клиентов дополнительным побудительным мотивом обратиться в нашу контору является как раз тот факт, что вы стажировались именно у нас. И хотя основные ваши таланты, как всем уже ясно, лежат вдали от сферы биржевой торговли, но все‑таки и в этой области вы, так или иначе, отметились. И нам чрезвычайно лестно, что мы имеем к этому самое прямое отношение, – гра Треболи еще раз порадовал Ника величественной улыбкой, а затем резко посерьезнел: – Итак, я вас слушаю.

– Как вы, видимо, уже в курсе, мы с моим партнером в этот раз доставили нашу добычу в несколько, э‑э, нестандартной комплектации.

– Да‑да, я в курсе.

– Так вот, тем не менее, мы бы все равно хотели ее продать. Причем, как вы понимаете, за максимально возможную цену. Но в этом‑то и заключается моя основная проблема: я в настоящий момент нахожусь в абсолютном цейтноте, поэтому у меня нет возможности лично заняться не только продажей доставленных систем и компонентов, но и даже подготовкой к этой продаже. Неудивительно, что у меня возникла мысль обратиться к лучшему профессионалу в этой области, которого я знаю.

На столь лестный комплимент гра Треболи практически никак не отреагировал. Лишь мелькнуло что‑то в глубине глаз да чуть дрогнула бровь. Впрочем, возможно, и это Нику тоже показалось. Во всяком случае, когда гра заговорил, голос его был абсолютно спокоен:

– Хм, интересное предложение. Я могу посмотреть спецификации?

– Да, конечно, – кивнул Ник, одновременно скидывая владельцу брокерской конторы по Сети требуемые документы. Взгляд гра Треболи тут же расфокусировался. Впрочем, ненадолго. Уже через три минуты он снова уставился на Ника.

– Что ж, предложение весьма интересное. Вот только… гра Ник, оно не совсем соответствует стандартам. И я сомневаюсь, что мы сможем быстро найти поку…

– Гра Треболи, я все прекрасно понимаю, – мягко прервал его Ник, – более того, я согласен выступить в этой сделке только как заказчик и не требую никакого брокерского процента. Но это максимум того, на что я согласен, – тут же предупредил он возможную попытку гра Треболи выторговать себе еще какие‑либо преференции. – И меня интересует только одно – вы беретесь?

Гра на мгновение задумался, а затем уточнил:

– Вы предоставляете мне права генерального брокера?

– Да.

– Тогда – согласен.

– Отлично! – Ник поднялся на ноги и с немалым облегчением пожал протянутую ему руку владельца брокерской конторы…
– Замедление два‑ноль.

– Принято, – отозвался Ник и, примерившись, очень, ну просто очень легким движением руки оттолкнулся от балки внешнего каркаса нового «Паучка», а затем спустя секунду столь же легким движением погасил свою скорость, ухватившись за полосу исковерканной обшивки, свисавшую с верхней части обломка. В следующее мгновение щелкнули магнитные захваты, и он прочно утвердился на обломке, к которому был прикреплен дешифрационный комплекс. Уф, первый этап позади! Как‑то все пойдет дальше…

Покинув брокерскую контору, Ник спустился на несколько палуб и оказался перед входом в инженерный центр. Землянин торопился: судя по тому расписанию, которое он буквально пару минут до того скачал в Сети, гра Ниопол сейчас находился здесь, но его смена уже близилась к концу, а где он живет, Ник не знал. Нет, особенным препятствием для него это незнание не являлось, в конце концов, адрес любого жителя станции «Кокотка» можно было запросить в общестанционной Сети, но… этот запрос считался официальным обращением, и информация о нем была легкодоступной для любого. А Ник пока склонен быть дуть на воду и потому хотел максимально обезопасить гра Ниопола от каких бы то ни было неприятностей, которые могут впоследствии обрушиться на землянина и всех, кто был с ним связан. Ибо на инженера у Ника были весьма обширные планы. Поэтому лучшим вариантом было бы застать его на рабочем месте и поговорить не отходя, так сказать, от кассы.

Гра Ниопол оказался на месте. Но не один. Вторым, похоже, был его сменщик. Ник разглядел их обоих через стеклянные двери инженерного центра, но заходить внутрь не стал. Ибо то, что он хотел обсудить с инженером, лучше было бы проговорить без лишних ушей. Поэтому он прошел мимо знакомых дверей и присел в кафешке неподалеку, заказав себе кассили и булочку, хотя желудок требовал чего посущественней. Но, судя по тому, что землянин успел разглядеть, гра Ниопол должен был покинуть инженерный центр довольно скоро, поэтому заморачиваться с более основательной пищей Ник не рискнул. Кто его знает, как повернется разговор? Кассили и булочку, в конце концов, не жалко было и бросить, не доев, а вот если бросать что‑то посущественнее – его голодный желудок может и взбунтоваться… Ладно, там поглядим, как пойдет беседа. Если инженер и сам окажется не против перекусить, тогда и Ник поест более основательно, а если нет – позавтракает после встречи. Эти две встречи – с гра Треболи и с инженером Ниополом – в его графике числились неотложными, все же остальное может полчасика и потерпеть…
Подсоединившись к дешифрационному комплексу с помощью гибкого кабеля, Ник с некоторым напряжением открыл панель задач и… шумно выдохнул. Получилось! Дешифрационный комплекс сумел взломать командную сеть лузитанца и вот уже четвертые сутки формировал историю сообщений, которые должны были позволить им подойти к лузитанскому транспорту снабжения не будучи разнесенными в пыль его системой непосредственной обороны. То есть пока все шло по плану. К настоящему моменту командная сеть лузитанца приняла уже шестнадцать сообщений различной направленности, четыре из которых были связаны с прибытием в ближайшее время на ремботе бригады ремонтников, направленных на транспорт вышестоящим командованием с целью оценить полученные кораблем повреждения и разработать план ремонта. Другие же сообщения должны были убедить искины командной сети транспорта снабжения в том, что у них наконец‑то появился нормальный документооборот, и позволить понизить степень боеготовности корабля с «нулевого красного», в котором он находился все это время, до хотя бы «первого оранжевого», при котором уже имелась возможность состыковки с ним. То есть доступ на лузитанца у них появился, но пока – только в шлюз. Или не пока. Ибо Ник до сих пор не придумал, как сделать так, чтобы командная сеть лузитанского боевого корабля, да еще принадлежащего флоту клана Корт, предоставила бы доступ на свои палубы нескольким нелузитанцам…
Инженер Ниопол появился, когда Ник уже покончил с кассили и булочкой, благодаря чему острая резь в желудке слегка поутихла и стала вполне терпимой. Но землянин знал, что это ненадолго – полчаса, в лучшем случае час, и все начнется по новой. Так что он даже пожалел, что не заказал сразу ничего более существенного. Такими темпами – успел бы.

– Гра Ниопол?

Инженер затормозил, удивленно оглянулся и расцвел радостной улыбкой.

– О, гра Ник! Рад вас видеть! – гра Ниопол шагнул ближе и, ухватив протянутую Ником руку, воодушевленно потряс ее. – Как же, как же – наслышан о ваших приключениях! Вы теперь – станционная знаменитость. Мы даже вывесили на нашей стартовой странице в Сети информацию о том, что вы загружаете базы именно в нашем инженерном центре. И что инженером вы стали именно у нас. Так вы знаете – поток клиентов заметно увеличился!

– Позавтракаете со мной? – с затаенной надеждой поинтересовался Ник. – Заодно и поговорим.

Инженер замер:

– Э‑э‑э… есть необходимость?

Ник усмехнулся:

– Да не волнуйтесь так, я не собираюсь снова просить вас о каких‑нибудь не совсем… этичных услугах. Просто, по моим прикидкам, появилась возможность исполнить мое обещание, и я хотел бы поподробнее обсудить ваши… ну и наши дальнейшие действия, относительно… ну вы знаете.

Гра Ниопол тут же подобрался, коротко кивнул и решительно опустил свой тощий зад на соседний стул.

– Слушаю вас.

– Непременно, – согласно кивнул землянин, – но сначала разрешите все же заказать что‑нибудь покушать? Да и себе тоже закажите. Я угощаю.

К тому моменту как принесли еду, они с инженером успели расставить основные точки над «i» и перейти к конкретике. То есть гра Ниопол еще раз подтвердил свое решение отправиться к лузитанскому транспорту снабжения вместе с Ником и оказать ему все возможное содействие в проникновении на этот корабль. И снова категорически отказался обсуждать причины, побуждающие его к столь опрометчивому поступку.

– Это чисто мое личное дело, гра Ник, и я не вижу никакой необходимости останавливаться на моих побудительных мотивах. Конечно, если вы доверяете моему слову.

– В вашем слове у меня нет никаких сомнений, – заверил собеседника землянин. Он действительно не видел никаких особенных проблем в том, чтобы инженер и дальше держал в тайне свои побудительные мотивы. Нет, конечно, гораздо лучше было бы их знать, но… если это пока невозможно, во всяком случае, без неких весьма, на данный момент, избыточных действий, которые могут привести к тому, что оттолкнут от него Ниопола, – пусть так и будет. Инженер в той авантюре, которую затевал Ник, был ему крайне необходим. Стоило только порадоваться тому, что землянину удалось привлечь на свою сторону именно гра Ниопола – хорошего специалиста с просто блестящим набором баз и огромным практическим опытом (Ник изучил этого человека достаточно хорошо еще тогда, когда собирался просить его помощи в загрузке нелегально купленной им у Тенгуба лузитанской базы), но и при этом… как бы это помягче сказать – этакого рохлю и мямлю, достаточно легко поддающегося внешнему воздействию…

В этот момент как раз и появился официант с заказом. Так что дальнейшее обсуждение было прервано на пятнадцать минут – как выяснилось, гра Ниопол после смены так же чувствовал себя изрядно проголодавшимся, – и оба собеседника на некоторое время сосредоточили свое внимание на еде.

– Значит, вы думаете, что ваш дешифрационный комплекс сумеет сломать командную сеть транспорта… – задумчиво произнес инженер, после того как Ник в общих чертах рассказал ему, почему он имеет основания считать, что в следующем полете окажется способен подняться на борт лузитанца.

– По самым скромным прикидкам вероятность этого составляет более девяноста пяти процентов, – скромно сообщил землянин, прихлебывая из очередной чашки кассили, которым они завершили завтрак. Инженер окинул его ироничным взглядом:

– Должен вам сообщить, что, скорее всего, вы ошибаетесь.

– То есть? – насторожился Ник.

– Дело в том, что, как бы ни сработал ваш дешифрационный комплекс, у вас нет ни единого шанса мирно проникнуть на борт лузитанского корабля.

Ник замер, слегка наморщив лоб и пытаясь понять, на какую ошибку в его расчетах ему пытается указать гра Ниопол? И вообще, каким образом он мог вычислить эту ошибку? Для того чтобы делать такие заявления, надо обладать некой очень серьезной информацией, а между тем Ник был совершенно уверен в том, что инженер не может достаточно достоверно знать ни состав и комплектацию дешифрационного комплекса, который землянин использовал, ни набор установленных программ. И откуда подобное заявление? Между тем инженер, похоже, совершенно уверен в своих словах. Вон как смотрит.

– Э‑э… гра Ниопол, – осторожно начал землянин, – я, конечно, с большим уважением отношусь к вашем знаниям и опыту, но…

– Скажите, гра Ник, – мягко прервал его инженер, – а что вы вообще знаете о лузитанцах?..

На борт нового «Паучка» Ник вернулся через двадцать минут после того, как разобрался с дешифрационным комплексом. Стянув скафандр, он буркнул:

– Все нормально, сломали, доступ есть, – после чего нырнул в душ. Несмотря на вроде как очень небольшую физическую нагрузку, нательное белье было хоть выжимай.

Когда он выбрался из душевой, в рубке висел густой запах свежего кассили, а на небольшом выдвижном столике напротив его кресла стояла исходящая паром кружка. Страшила и инженер уже прихлебывали из своих. Ник втянул носом распространивший по рубке аромат и выдохнул:

– Божественно…

Страшила хмыкнула:

– Это ты еще не пробовал. В том, что касается кассили, гра Ниопол, оказывается, настоящий волшебник.

– Ну, какие у кого мысли? – спросил Ник, усевшись на свое кресло и сделав первый глоток.

– Как я поняла – доступ в шлюз у нас уже есть.

Ник молча кивнул.

– Тогда… я за то, чтобы загрузить дешифратор и двигаться к транспорту. Все, что можно было выжать из ситуации, находясь снаружи лузитанца, мы выжали. Теперь стоит посмотреть, что мы можем сделать, проникнув внутрь.

Ник кивнул, сделал еще один глоток и уставился на инженера.

– Э‑эм… я согласен с уважаемой грессой, – кивнул тот. – В конце концов, если ничего не придумаем, то просто уберемся оттуда. Доступ к командной сети для передачи запроса на расстыковку и отлет ремонтного бота, под маркой которого выступает наш… э‑эм, то есть ваш, корабль, у нас ведь сохранится?

– С девяностовосьмипроцентной вероятностью, – согласно кивнул Ник.

– Тогда – не вижу препятствий к выдвижению, – резюмировал инженер.

Ник задумался. В тот раз, в кафешке, они проговорили с Ниополом почти два часа. Как выяснилось из разговора, основная ошибка Ника состояла в том, что, планируя проникновение на лузитанца, он сосредоточился только на технической стороне дела, по привычке решив, что с доступом на транспорт все будет обстоять практически так же, как было с сарвонским линкором. Ну, разве что несколько более затратный и сильно усложненный технически вариант. Но это оказалось совершенно не так… Впрочем, и с технической стороной пришлось повозиться. Лузитанцы были еще теми параноиками, так что задача проникновения в их командную сеть даже с технической точки зрения оказалась не менее чем на порядок более сложной, чем все то, с чем Ник ранее уже сталкивался. Однако основная проблема состояла отнюдь не в технических возможностях, а в самом лузитанском обществе.

Начать с того, что лузитанцы имели совершенно уникальную для развитой цивилизации кланово‑кастовую структуру, и это резко ограничивало возможность проникновения на их корабли кого бы то ни было, кроме самих лузитанцев. Лучше – вообще представителей того же клана (кои лузитанцы именовали Домами), которому принадлежали корабли. При определенных условиях, доступ разрешался и кому‑то из «свободных», как у них называли тех, кто не был членом никакого Дома, однако принадлежал к одной из средних или высших каст.

В более‑менее кратком изложении лузитанское общество было устроено так. Три низших касты считались рабами. То есть к настоящему моменту, конечно, именно считались, а не были на самом деле: никакого ограничения свободы или там принуждения к труду на благо кого бы то ни было постороннего по отношению к членам этих трех низших каст на Лузитании уже давно не было. Вернее, оно было не большим, чем в любой другой стране, назови ее хоть демократической, хоть тоталитарной. То есть принуждение было, но осуществлялось почти исключительно экономическими методами. Следующие шесть каст вместе считались вроде как простым народом. Принадлежащие к ним относились к купцам, ремесленникам, ученым, людям свободных профессий и т. п. Для их общего обозначения использовалось слово, которое переводилось на всеобщий язык как «свободные». И еще две касты считались знатью. Это были Генозисы, представлявшие из себя странную смесь жрецов, врачей и биологов‑генетиков, и Мечи. Кем были Мечи – ясно из названия. Судя по тому, что Ник смог узнать о порядках на Лузитании и вассальных ей планетах, к настоящему моменту кастовость лузитанского общества уже стала почти номинальной. То есть принадлежность к касте почти нигде в лузитанском обществе не решала почти ничего, и среди лузитанцев сплошь и рядом встречались ситуации, когда принадлежащие к более низким кастам занимали более высокие должности, а то и напрямую являлись руководителями тех, кто принадлежал к более высоким, и это никого особенно не волновало. По существу, принадлежность к той или другой касте продолжала иметь значение только в трех случаях. Во‑первых, в вопросах создания семьи. Ибо, несмотря на почти столь же свободные нравы, как и на большинстве остальных цивилизованных планет, жениться лузитанцы по‑прежнему предпочитали в соответствии с рекомендациями Генозисов, до настоящего момента все еще сильно не одобрявших межкастовые браки. То есть гулять и, так сказать, «кувыркаться» можешь с кем хочешь, но вот создавать семью и рожать детей – только с одобренным партнером. Причем партнера тебе никто навязывать тоже не будет. Сам выберешь. Из членов своей касты. Не подойдет один партнер – что ж, жалко, но ничего не поделаешь – ищи другого… Было ли это просто пережитком прошлого либо имело под собой какую‑то почву, никто не знал. Однако, судя по тому, что лузитанцы выделялись среди большинства остальных рас исключительными природными данными (причем даже представители низших каст), похоже, какая‑никакая основа под подобным подходом имелась. Тем более что, судя по архивным данным и результатам археологических раскопок, сильно ранее (то есть около полутора тысяч лет назад, до того как в их обществе окончательно утвердились упомянутые традиции и нормы) лузитанцы ничем таким особенным от остальных не отличались. Вполне себе средняя раса была… Во‑вторых, члены касты отличались по режиму питания. Как это выражалось на практике, Ник пока не разобрался, но все авторы, которых он успел прочитать, в один голос утверждали, что какие‑то различия есть и они до сих пор соблюдаются практически неукоснительно. Нет, некие пересечения были, скажем, то же вездесущее кассили хлебали все подряд, да и среди традиционных блюд и напитков они встречались сплошь и рядом, но… Короче, более детально Ник пока просто не стал разбираться – не посчитал необходимым на данный момент. И без того голова пухла. Ну и третье – членов даже не трех, а четырех нижних каст не принимали в кланы. Вообще. Никогда. Члены Домов вообще считались этакими самыми твердолобыми представителями древних лузитанских традиций.1 На счастье основной части лузитанцев, их было не так‑то и много. Всего Домов насчитывалось около восьмидесяти, и в них состояло всего около полутора процентов лузитанцев. Вот только это были самые богатые и самые вооруженные лузитанцы. Достаточно сказать, что Дома контролировали около сорока процентов промышленности Лузитании, шестьдесят процентов финансов и почти шестьдесят пять процентов внешней торговли. А, кроме того, именно флоты Домов составляли восемьдесят процентов могучего и многочисленного флота Лузитании. Вот и этот транспорт снабжения так же принадлежал к флоту одного из кланов. А это означало, что шансы войти в корабль у чужаков приближаются к нулевым. Ибо, как уже говорилось, лузитанцы были еще теми параноиками, вследствие чего подобное ограничение было прописано в искинах кораблей минимум на программном, а то и даже на аппаратном уровне. И как обойти это ограничение, ни у Ника, ни у Страшилы, ни у инженера пока не было ни единой мысли.

– Что ж, тогда я чуток передохну, а потом полезу сворачивать дешифрационный комплекс. Вот только внутрь его уже не затолкать. Придется крепить снаружи. И… я вам скину все, что удалось накопать. Может, появятся какие идеи?

Трис и инженер молча кивнули…
После того как гра Ниопол рассказал ему все, что он знал о лузитанцах, и ушел отсыпаться после смены, Ник еще около двух часов сидел в кафешке, лазая по Сети и открывая для себя все новые и новые аспекты лузитанского социума. Ну и попутно кляня себя за то, что не сделал этого раньше. Ведь были же все предпосылки! Недаром лузитанцы везде просто притча во языцех. Чуть ли не четверть всех пословиц и присловий про них. Неужто трудно было включить мозги и дойти, что это неспроста? А сейчас придется все менять на ходу… Так что сразу после кафе землянин рванул к Уксу. Тот встретил его в своем ангаре, в рабочем комбинезоне, со сварочным аппаратом в руках и в крайне взъерошенном состоянии:

– Тут эта, Ник, мы сегодня уже закончим. Тута немножко осталось‑то. Капельку.

– Не нервничай, – усмехнулся землянин, обнимая старого приятеля, – как говорится в одном анекдоте – концепция изменилась. Правда, в куда лучшую, чем в анекдоте, сторону.

– А‑а? – озадаченно переспросил ничего не понявший Укс.

– Время есть еще, я говорю, – разъяснил ему Ник. – Пару дней минимум, я думаю. После той бойни, что устроили мы с Трис, нас пока все боятся тронуть.

– Какой бойни? – не понял Укс, озадаченно сдвигая на затылок сварочную маску.

– Так ты что, ничего не слышал? Ты в Сеть‑то в последние три‑четыре дня выходил? – усмехнулся Ник.

– Да какой там «Сеть»?! – вскинулся техник. – Ты ж столько всего сделать велел – мы с младшим уже десятый день как заводные пашем!

– Поня‑ятно, – протянул землянин с улыбкой. – Ладно, с этим замнем. Лучше покажи, что уже сделали. И… у меня тут еще кое‑какие мысли появились. Кое‑что надо будет переделать.

– Что? – тут же насторожился техник. – Ты это, Ник, не особо курочь. Знаешь, сколько мы уже с тем, что ты уже придумал, провозились? Это с сарвонцами работать – лучше не придумаешь. У них там от одного агрегата до другого – хоть танцы устраивай. А у лузитанцев все так плотно упаковано – пальца не всунешь. Так что, чтобы все, что ты просил, сделать – на уши вставать приходится.

– А кому сейчас легко? – хмыкнул Ник, после чего успокаивающе махнул рукой. – Не волнуйся. То, что будем делать сейчас, для этого типа ботов как раз стандартным будет.

– То есть?

– Ну… я тут подумал, прикинул и понял, что сильно менять внешний вид нам не надо. И с вооружением мы, пожалуй, погорячились.

– В смысле? – не понял Укс.

– Не будем мы его вооружать.

– Как, совсем? – Укс вытаращил глаза. Потом покосился на вход в док и поежился, похоже вспомнив, как совсем уж не так давно за этими воротами, ведущими внутрь «Кокотки», сидели на своих позициях вооруженные до зубов охранники, а чуть дальше, в коридорах станции, шел настоящий бой, и упер в Ника недоуменный взгляд. Тот вздохнул:

– Вот что, дружище. Советую тебе прерваться и немного передохнуть. А во время передыха полазать по Сети и посмотреть, что же такого интересного случилось в последние несколько дней. А то я тебе тут два часа буду все растолковывать.

Укс недоуменно уставился на Ника:

– Так это… доделать же надо!

– Ты передохни, передохни – лучше будет, точно, – усмехнулся землянин. – А я пока прикину, что и как тут надо будет поменять…

Но спокойно поработать техник ему не дал. Едва только Ник, переодевшись в рабочий комбез, залез внутрь бота, как снаружи послышался дикий вопль Укса, а спустя буквально пару секунд он сам ворвался в открытый люк.

– Ник, ты… ты… ты их всех… а‑а‑а‑а… да это ж!!!

– Укс, – мягко прервал поток его эмоций землянин, – я ж тебе сказал – обстоятельства изменились. Поэтому‑то я и решил слегка переделать нашего нового «Паучка». То есть не только поэтому, – кроме всего прочего появилась и кое‑какая новая информация, – но и поэтому тоже. А сейчас не мешай мне. Я хочу посмотреть, что и как уже сделано, после чего прикинуть, как и что поменять. Понятно?

– Ну… это… – Укс шумно выдохнул и восхищенно щелкнул языком. – То есть понятно, конечно, но как ты их всех!

– Не всех, старина, далеко не всех, – хмыкнул Ник. – Потому‑то я и считаю, что у нас в лучшем случае несколько дней. Так что дай мне поработать, а?

Техник расплылся в восхищенной улыбке, как будто только что получил автограф какой‑нибудь легендарной поп‑звезды, о котором мечтал всю свою сознательную жизнь:

– Извини. Все – исчезаю!
К переделке уже почти готового корабля они с Уксом приступили ближе к вечеру. Ник довольно сильно пересмотрел первоначальную концепцию и решил максимально приблизить внешний вид строящейся конструкции к одному из вариантов комплектации лузитанских ремонтных ботов. Большинство из них от спасботов ничем внешне не отличалось, но у нескольких вариантов все‑таки имелась внешняя рама, на которой было укреплено кое‑какое громоздкое оборудование. Вот эти‑то образцы и были взяты в качестве исходных. Так что работы по переделке предстояли хоть и не так уж сложные, но объемные. Возможно, все это было дутьем на воду, но Ник, начитавшись про лузитанцев, решил перестраховаться. Потому как обидно было бы, взломав командную сеть транспорта снабжения и получив все пароли для доступа на его борт, оказаться разнесенным на атомы турелями непосредственной обороны только лишь вследствие того, что конфигурация их корабля не была распознана как дружественная. Хотя вследствие этого внутренности их корабля должны были оказаться забитыми до отказа. Потому что, в отличие от первоначальной конфигурации, большая часть груза должна была размещаться во внутренних объемах бота. Так что следующую пару суток Ник провел в доке Укса.

Потом еще около суток они загружались. И все это время Страшила ругалась с инженером, который наотрез отказался оставаться на станции и ждать результатов их полета. Затем они проторчали на станции еще сутки, только лишь потому, что как раз этих суток не хватало для того, чтобы активировать Нику еще парочку технических и одну инженерную базу, после чего все трое наконец‑то расстыковались с «Касаткой» и двинулись в неизвестность…
К лузитанскому транспорту снабжения они тронулись только через четыре часа, после того как Ник вернулся внутрь «Паучка». Тащить дешифрационный комплекс снаружи землянин все‑таки не рискнул, поэтому два с половиной часа всем троим пришлось перетасовывать грузы, подвесив большую часть сгруженных с сарвонского линкора ремдроидов на внешнюю раму и разместив основную часть дешифрационного комплекса внутри бота, а один искин с одни блоком дешифратора оставив на обломке, чтобы ни на мгновение не прерывать контакта с командной сетью корабля. Ник опасался, что та может расценить потерю установленной через столько лет связи как некое враждебное действие и снова повысить уровень опасности, после чего ни о каком доступе даже в шлюз и речи быть не может. Система непосредственной обороны их просто расстреляет. Кроме того, он решил слегка расчистить грузовой отсек бота, до сего момента забитый так, что между грузами пальца просунуть было нельзя. А ну как удастся убедить командную сеть запустить на палубы лузитанца хотя бы ремдроиды – и как их тогда выгружать при такой плотной загрузке? Со стороны наружного люка не подберешься – внутренняя‑то часть шлюза уже должна считаться корабельной палубой. Ну а после подобного перераспределения груза у них появлялась возможность не только по необходимости задействовать весь комплекс ремдроидов, но и оборудовать одно, а то и два рабочих места прямо в грузовом отсеке. Так что через четыре часа новый «Паучок» отчалил от обломка с оставшейся на нем сильно урезанной частью дешифрационного комплекса, развернулся и двинулся в сторону лузитанца.

Десять минут подлетного времени все провели в полном молчании. Страшила подвела нового «Паучка» к борту транспорта по широкой дуге, постаравшись выстроить траекторию так, чтобы она нигде ни на один миг не могла бы быть расценена как возможная траектория атаки, уровняла скорости и, прикусив губу, подала запрос на открытие шлюза. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем в проеме огромного борта транспорта снабжения возникла узкая щель, начавшая довольно быстро увеличиваться. И в этот момент гра Ниопол еле слышно выдохнул:

– Получилось…

Ник досадливо сморщился. Ну что за привычка говорить «гоп», пока не перепрыгнул… Но этот вяк под руку, к счастью, не привел ни к каким неприятным последствиям. Повинуясь командам Страшилы, новый «Паучок» медленно и грациозно скользнул внутрь шлюзового отсека. Лязгнули буфера швартовочных лап, и кораблик осел. Несколько мгновений все молчали, а потом Страшила тихо произнесла:

– Все, мы на месте…
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconСвет в окошке
Шаг и ещё шаг так шагаешь, как на прогулке, и палочка нужна больше для порядка, словно стек для лондонского денди. И ещё шаг а бок...

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconМатематическое моделирование Список вопросов для аспирантов Посметьев Виктор Валерьевич
Общие подходы к математическому моделированию. Дифференциальные уравнения. Шаг интегрирования

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconПроект "Живой-роман". (Редактор Хацанович Яна Александровна) Роман "
Роман "бес" (1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,17 части – следите за размещением новых)

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconВопросы к зачету по политологии (доц. Злотников А. А.)
Становление политологии как самостоятельной науки (середина XIX – середина XX вв.)

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconПрограмма: 09. 30 регистрация участников 10. 00 10. 10 Вступительное слово
Гордиенок Роман Валерьевич, Заместитель директора Департамента внешнеэкономических связей Ленинградской тпп

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconСоциальный проект
Участники проекта: участники волонтерского отряда "Шаг в будущее ", командир волонтерского отряда "Шаг в будущее", учащиеся гоу"Ленинская...

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам icon"Евгений Онегин"
Либретто написано Чайковским и Шиловским по произведению Пушкина. Премьера состоялась 29 марта в1879 года в Москве, в Малом театре,...

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconСбережение тепла или как шаг за шагом сделать квартиру теплее шаг утеплите Ваши окна!
Для того, чтобы сделать это правильно, используйте монтажные пены, силиконовые и акриловые герметики, самоклеющиеся уплотнители и...

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconПрежде чем говорить о фотографии, об умении передавать образы и искусстве...
Принципы нашего восприятия это основополагающие вещи, жизненно необходимые для нашего физического выживания. А значит, они изначально...

Роман Валерьевич Злотников Шаг к звездам Землянин 2 Роман Злотников шаг к звездам iconОтветственность за организацию и проведение Олимпиады возлагается...
«Шаг в будущее» (далее – Положение) определяет правила организации и проведения «Олимпиады школьников «Шаг в будущее» (далее – Олимпиада),...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов