Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr




НазваниеТерри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr
страница12/35
Дата публикации03.12.2013
Размер3.68 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35
Часть пещеры занимали полки, битком набитые всяческими семенами. Бог выбрал одно семечко (из семейства тыквенных) и взялся за свои инструменты.

Уникальные инструменты. Такой миниатюрной отвертки ни у кого не было.
При первых же лучах рассвета из подлеска показался зеленый росток. Сначала раскрылся один листик, потом еще один, и вскоре их было множество.

А немного ниже, в богатом компосте из опавшей листвы, бодрыми червяками извивались белые корешки. На полумеры времени не было. Еще ниже один из корешков наконец нашел воду.

Не прошло и нескольких минут, как все прочие кусты поблизости завяли – настолько разросся новичок.

Ну а главный побег решительными рывками двигался вперед, к морю. Постоянно ответвляющиеся усики цеплялись за ветки. Крупные деревья использовались в качестве опор; кусты помельче вырывались с корнем, а в освободившуюся ямку немедленно врастал очередной побег.

У бога не было времени для отшлифовки своего создания. Программу действий растения он собрал из кусочков того, осколков этого – главное, чтобы точно сработало.

Наконец главный побег преодолел пляж и достиг моря. Корни вгрызлись в песок, почки раскрылись, и на растении расцвел единственный цветок, женская особь. К этому моменту крошечные мужские цветки уже щедро усыпали ствол.

А вот этого бог не программировал. Главная проблема, частенько говаривал он себе, заключается в том, что эволюция не слушает ничьих приказов. Зачастую она берет инициативу в свои руки.

Тонкий цепкий усик скрутился в тугую пружинку, затем пружинка выстрелила, и усик, как лассо, обхватил пролетающего мимо мотылька. Затем изогнулся, окунул обезумевшего от ужаса мотылька в пыльцу мужского цветка, со свистом снова скрутился и плюхнул насекомое прямо в объятия цветка женского.

Несколькими секундами спустя лепестки цветка начали опадать. Вскоре его место занял разбухающий буквально на глазах зеленый шарик. Когда из-за горизонта застенчиво показался краешек солнца, арго навтикальный, уникальный как раз готовился принести свой первый и единственный плод.
Спустя некоторое время впереди появилась железная то ли башня с большой вертушкой, то ли мельница. Большая надпись на ней гласила: «Приноситтераспивайтте: Праверь Сваю Пушку».

– Уж моя пушка всегда при мне, будь спок, – ухмыльнулся Безумный и подхлестнул лошадей.

Вскоре они преодолели деревянный мост. Хотя зачем было сооружать мост над ничем не выдающейся песчаной полосой, Ринсвинд так и не понял.

– Ничем не выдающейся? – переспросил Безумный. – Да то ж Занудь-Река!

Словно в подтверждение его слов мимо проплыла лодчонка. Влекомая верблюдом и бодро поскрипывающая всеми четырьмя колесами, она развила неплохую скорость.

– Лодка, – завороженно прокомментировал Ринсвинд.

– И чо? Первый раз, што ль, лодку видишь?

– На колесах – впервые.

Сразу за лодкой проследовало крохотное каноэ.

– Будь ветер попутным, они подняли бы паруса.

– Но… может, мой вопрос покажется странным, и все же… почему они выглядят как лодки?

– Потому что именно так выглядят лодки.

– Понятно. Как я и думал, основание очень веское. А верблюды как тут очутились?

– Говорят, их приносит течением. За бревна цепляются. Если пошариться по побережью, чего только не найдешь.

Наконец в поле зрения показался Приноситте-распивайтте. Если бы не табличка на башне, городок можно было бы проехать насквозь, даже не заметив этого. Общий архитектурный стиль профессионалы охарактеризовали бы как «фольклорный». А люди попроще назвали бы это «помойкой», что так же соответствовало бы истине. «Хотя какая разница, – подумалось Ринсвинду. – Когда день за днем стоит адская жара, а дождей здесь никогда и не видывали, дом нужен только для того, чтобы провести какую-то границу между „внутри“ и „снаружи“».

– Ты говорил, это большой город, – заметил он.

– Еще какой большой! Цела улица. И кабак есть.

– О, так ЭТО улица? Кто бы мог подумать! А эта куча досок – кабак?

– Тебе понравится. Им управляет Крокодил.

– А почему его зовут Крокодилом?
Ночь, проведенная на песке, не улучшила настроение преподавательского состава. А ко всем бедам добавлялось наличие на острове Наверна Чудакулли. Аркканцлер был ранней пташкой – и вместе с тем, как это ни парадоксально, типичной «совой». Иной раз он переходил от одного состояния к другому, минуя промежуточную фазу сна.

– Подъем! Кто готов к утренней пробежке? Победителя ждет небольшой приз!

– О боги, – простонал декан, перекатываясь на спину. – Только посмотрите на него. Он отжимается.

– Я никогда не ратовал за возврат к прошлому, – пробормотал заведующий кафедрой беспредметных изысканий, вытряхивая из ушей песок. – Но раньше таких волшебников, как он, убивали. И очень жестоко.

– Ты прав, но таких, как мы, тоже убивали. И тоже очень жестоко, – возразил декан.

– А помните, как раньше говорили? – вступил в беседу главный философ. – «Не доверяй волшебнику, которому перевалило за шестьдесят пять». Интересно, почему мы перестали руководствоваться этим правилом?

– Потому что, главный философ, нам самим перевалило за шестьдесят пять.

– Ну да… И жизнь показала, что кто-кто, а мы доверия заслуживали.

– Здорово, что мы это так вовремя узнали.

– По вон тому дереву ползет краб, – сообщил профессор современного руносложения. Лежа на спине, он смотрел прямо в небо. – Настоящий краб.

– Ага, – отозвался главный философ. – Их так и называют – крабы-пальмолазы.

– А ты откуда знаешь?

– А я в детстве читал одну книжку, – задумчиво произнес заведующий кафедрой беспредметных изысканий. – Так в ней рассказывалось, как человека во время кораблекрушения выбросило на необитаемый остров и как он там жил один-одинешенек. А потом, уже через несколько лет, вдруг обнаружил на песке отпечаток человеческой ноги. Там даже гравюра была с этим самым отпечатком, – добавил он.

– Один отпечаток? – простонал декан, усаживаясь и осторожно ощупывая голову.

– Ну… да. И когда он его увидел, то понял, что…

–…Кроме него на необитаемом острове живет лишь одноногий чемпион по прыжкам в длину? – язвительно вопросил декан. Голова у него жутко болела, и поэтому хотелось кого-нибудь поддеть.

– Вообще-то, потом он обнаружил и другие отпечатки…

– Жаль, я на необитаемом острове не один, – откликнулся главный философ, мрачно наблюдая за аркканцлеровым бегом на месте.

– Это со мной что-то не в порядке, – спросил декан, – или мы действительно очутились неизвестно где в тысячах миль и лет от дома?

– Да.

– Так я и думал. А завтрак тут подают?

– Тупс раздобыл яйца всмятку.

– Этот юноша чистое золото, – простонал декан. – И где же он их раздобыл?

– На дереве.

В голове декана начали всплывать отрывочные воспоминания о вчерашнем дне.

– На яичном?

– Совершенно верно, – подтвердил главный философ. – Отличные яйца. В мешочек. С хлебными солдатиками чудо как хороши.

– Ага, а потом он пошел и отыскал ложечное дерево…

– Ничего подобного.

– Хорошо.

– Потому что это был куст.

Главный философ продемонстрировал присутствующим деревянную чайную ложечку. На ее ручке еще топорщились клейкие листочки.

– Куст, на котором растут чайные ложки…

– Согласно утверждениям юного Тупса, в этом нет ничего особенного, декан. Нам нужны были ложки, вот мы их и нашли, сказал он. Тем более что чайные ложки вечно куда-то теряются. Больше он ничего не сказал, потому что разрыдался.

– В его словах, однако, есть смысл. Честно говоря, это место похоже на какой-то Сахарный город в Шоколадной стране.

– Я за то, чтобы убраться отсюда как можно скорее, – заявил заведующий кафедрой беспредметных изысканий. – Думаю, сегодня нам следует заняться лодкой. Что-то не хочется еще раз встретиться с каким-нибудь жутким ящером.

– Здесь ведь всякой твари по одной – ты что, забыл?

– А ты уверен, что вчера мы встретились с самым злобным их представителем?

– Думаю, что построить лодку будет не так уж и трудно, – сказал заведующий кафедрой беспредметных изысканий. – С этим легко справляются даже примитивные народности…

– Слушай, – раздраженно перебил его декан, – мы вчера весь остров облазили в поисках библиотеки. И знаешь что? Ее тут просто нет! Полная ерунда. И как, по-ихнему, люди тут должны выживать?

– А что, если… всего-навсего попробовать… САМИМ сделать лодку? – неуверенно предложил главный философ. – Ну, знаете… посмотреть, что будет тонуть, а что – нет. И так далее.

– Так ты хочешь узнать, что, как правило, не тонет? Сейчас я тебе все объясню…

Заведующий кафедрой беспредметных изысканий решил, что пора разрядить обстановку.

– Я тут как раз подумал, – сказал он, – ну, рассуждая в общем… Декан, если бы тебя, к примеру, забросило на необитаемый остров… ты бы какую музыку захотел послушать?

Лица декана помрачнело еще больше.

– Думаю, завкафедрой, я бы захотел послушать музыку в анк-морпоркской Опере.

– А. О? Ну да. Конечно… очень… очень честный ответ, декан.
Ринсвинд выдавил улыбку.

– Так ты… стало быть, ты крокодил.

– А тебя что-то не уфтраивает? – отозвался трактирщик.

– Нет! Что ты! Просто я подумал, а другого имени у тебя нет?

– Ну… ефть еще профвище…

– Правда?

– Ага. Крокодил Крокодил. Но больфинфтво пофетителей фовут меня Ганди. Уж не знаю почему.

– Понятно… гм-м… А можно еще поинтересоваться? Как называется вот этот напиток?

– Мы его фовем пивом, – ответил крокодил. – А у ВАФ он как нафываетфя?

На трактирщике были засаленная рубаха и штаны. Впервые в жизни Ринсвинду довелось увидеть штаны, скроенные для существа с очень короткими ногами и очень длинным хвостом. Прежде он никогда не задумывался над превратностями портновского ремесла.

Ринсвинд стал разглядывать пиво на свет. Вернее, свет сквозь пиво. Потому что свет в местном пиве не задерживался, а так насквозь и проходил. Оно было настолько чистым, что почти прозрачным. Тогда как анк-морпоркское пиво было, строго говоря, элем. Оно обладало текстурой и варилось из того, что упадет в котел. И анк-морпоркское пиво всегда имело характерный привкус, о происхождении которого вы старались не задумываться. Оно было настолько густым, что последние полдюйма осадка можно было есть ложкой.

Ну, а местное пиво было прозрачным, пузырчатым и выглядело так, словно кто-то его уже пил. На вкус, однако, оно оказалось вполне приемлемым. И не так давало по почкам, как анк-морпоркское. Слабоватое, конечно, но в гостях не стоит оскорблять чужое пиво.

– Интересный вкус, – оценил Ринсвинд.

– И откуда ты явилфя?

– Э… Приплыл на бревне.

– Вмефте ф верблюдами?

– Э… ну да.

– Молодеф ты.

Ринсвинду срочно нужна была карта. Не географическая (хотя и она бы не помешала), а карта, по которой можно было бы определить нынешнее местоположение его «крыши». Нечасто за трактирной стойкой встретишь крокодила, но остальные посетители заведения, по-видимому, не находили в этом ничего особенного. Хотя посетители тоже были еще те: три овцы в рабочих комбинезонах да парочка кенгуру, играющих в дротики.

Впрочем, нет, то были ^ НЕ СОВСЕМ овцы. Они выглядели как… человекообразные овцы. С торчащими ушами, все в белых кудряшках, взгляд совсем овечий, глупый, и при этом стоят прямо, а вместо передних копыт – руки. Но человека нельзя скрестить с овцой, в этом Ринсвинд был уверен почти на все сто. Будь такое возможным, в отдаленных сельских районах давно бы об этом знали.

С кенгуру была та же история. Всё на месте – и остроконечные уши, и характерные кенгуриные рыла, но, закончив партию в дротики, парочка перебралась к стойке и снова принялась потягивать свое жидкое, странное пиво. На одном из кенгуру была надета засаленная жилетка с едва различимой под слоем грязи надписью на спине: «Саленое Сенцо – Твая Ржаная Радость! »

Одним словом, Ринсвинда не покидало ощущение, что он смотрит вовсе не на животных. Он глотнул еще пива.

Но обсуждать данный вопрос с Крокодилом по прозвищу Ганди не стоило. С философской точки зрения было бы не совсем верно привлекать внимание крокодила к тому факту, что в его заведении пьет пиво пара самых настоящих кенгуру.

– Иффо круфечку? – подал голос Ганди.

– Да, пожалуй, – отозвался Ринсвинд.

Он перевел взгляд на пивной насос, на котором висела табличка с улыбающимся во всю пасть кенгуру и подписью «Пиво Ру».

Ринсвинд повернулся к облезлому плакату на стене. «Пиво Ру» рекламировалось и там. На плакате был изображен все тот же кенгуру в обнимку со все тем же пивом, ухмыляющийся все той же ухмылкой знатока.

И этот кенгуру выглядел очень знакомо…

– Не могу не затемнить… – Сделав паузу, Ринсвинд предпринял еще одну попытку. – Не могу не ЗАМЕТИТЬ, – продолжил он, – что некоторые из трактиррропосетитетеллей отличаются от остальных поситететелей..

– Ага. Пофледнее время фтарина Пуфтобрех Джо что-то рафполнел, – ответил Ганди, невозмутимо полируя бокал.

Ринсвинд опустил голову.

– А чччи этта ноги?

– Друг, ф тобой вфе в порядке?

– Наверна, мення апять кто-тта уккусил.

Внезапно Ринсвинд ощутил острую потребность выйти.

– Фадний двор – туда, – подсказал Ганди.

– Каждой зззаднице – ззззадний двор. – Качаясь, Ринсвинд поднялся со стула. – Ха-ха-ха…

И врезался в железный столб, который сгреб его за шиворот и слегка оторвал от пола, оставив качаться в воздухе. Взгляд Ринсвинда, проследовав вдоль толстенной руки, уперся в чью-то большую, красную от гнева рожу, на которой отчетливо читалось: пиво, булькающее внутри хозяина рожи, жаждет битвы, а тело, собственно, и не возражает.

Но пиво внутри Ринсвинда жаждало несколько иного. Оно настойчиво просилось наружу.

В подобные минуты за человека говорит пиво.

– Слыш, й-йа тут тебя слышал. Ты, господинчик, откуда бушь? – спросило пиво великана-собеседника.

– Из Анк-М'рпорка…

Ну как соврешь хорошему человеку?

В трактире мигом воцарилась мертвая тишина.

– И после ты имеш наглость являться сюда? По-твому, мы тут только и могем, шо напиваться в соску да мутузить друг друга? И чем тя не устраиват, как мы тут трындим?

– Будь спок… – умиротворяюще пробулькало Ринсвиндово пиво.

Резким рывком великан притянул волшебника к себе. Никогда в жизни Ринсвинду не доводилось видеть такой носище.

– Ты ж, небось, даже не знашь, мы тут такие вина гоним – закачаться! Вот наш шардонне. Он высококачествованный и умеренноценный, не говоря о богатом, уссыщенном букете, гарантированным выноградниками, растущими исключительно в Ржавой долине. Истинная наслада для знатоков, и вообще… ^ ТЫ, ГАД ПОЛЗУЧИЙ!

– Я слушаю, слушаю! Эй, трактирщик, пинту шардонне!

– Что, приссал?

– Честно говоря, уже да…

– Эй, как насчет того, штоб поставить мого дружка обратно? – раздался чей-то голос.

На пороге трактира стоял Безумный. В зале возникла краткая возня. Все, кто мог, быстренько убирались с дороги.

– А, коротыш, ты, гля, тоже нарываться?

Ринсвинда уронили на пол. Великан, сжимая кулаки, повернулся к гному.

– Никогда не нарывался. Это обычно на меня нарываются. – Безумный обнажил нож. – Нучо, Уолли, ты оставишь мого дружка в покое?

– И это ты называть ножом? – Великан выхватил из-за пояса острый предмет, который, сжимай его рука нормального человека, вполне сошел бы за меч. – А вот что Я называю ножом!

Безумный бросил на великана внимательный взгляд, после чего его рука стремительно нырнула за спину и тут же появилась вновь.

– Да ну? Будь спок. А вот это, – сказал он, – я называю арбалетом.
– Итак, это бревно, – констатировал Чудакулли, инспектирующий работу комитета по строительству лодки.

– Не просто бревно, а… – начал было декан.

– О, вижу, вы даже приделали мачту и привязали к ней купальный халат казначея. И все равно, декан, это бревно. Снизу корни, а по бокам остатки веток. Вы даже не удосужились выдол-190 бить углубление, в котором можно было бы сидеть. Следовательно, это бревно.

– Мы трудились не покладая рук, – буркнул главный философ.

– И оно
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35

Похожие:

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТерри Пратчетт Интересные времена Серия: Плоский мир 17 ocr фензин
Предупреждение: поскольку речь в дальнейшем пойдет о крайне щекотливых вопросах, нижеследующая аннотация написана дипломатическим...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТерри Пратчетт Понюшка Серия: Плоский мир 39 Перевод: Цитадель Детей Света
Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconКадзуо Исигуро Остаток дня
Автор, японец по происхождению, создал один из самых «английских» романов конца XX века, подобно Джозефу Конраду или Владимиру Набокову...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТерри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения
А именно в следующую субботу. Незадолго до ужина. К несчастью, по ошибке Мэри Тараторы, сестры Неумолчного ордена, Антихриста не...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТерри Пратчетт Роковая музыка (Музыка души)
Он позволил ей достигнуть возраста шестнадцати лет, поскольку полагал, что с подростками проще иметь дело, чем с маленькими детьми...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconСергей Васильевич Лукьяненко Новый Дозор Ночной дозор, Дневной, Сумеречный...
Дополнительная вычитка (склеивание разорванных, разделение склеенных абзацев), проверка скриптами, 06. 05. 2012

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconМакс Фрай Темная сторона
Авторский текст — mcat78 6 — вычитка, скрипты, пробелы, опечатки — kolegg 7 — вычитка, прогон скриптами by Forcosigan, другие обложки,...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТаинственная страсть. Роман о шестидесятниках "Таинственная страсть"...
И продолжали творить, несмотря ни на что. Именно эту жажду творчества, которую невозможно убить никаким режимом, и называет Аксенов...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconТерри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri
Много опасных приключений подстерегает главного героя – Пара Омсворда, который по поручению Алланона, друида, умершего триста лет...

Терри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr iconРут Ренделл Непорядок вещей Серия: Инспектор Уэксфорд 18 Scan: niksi; ocr, Вычитка: аноним
Когда закончилась эта история, Вексфорд назвал ее «Детским Крестовым походом», потому что дети сыграли в ней важную роль. По словам...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов