Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма




НазваниеАндрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма
страница16/18
Дата публикации03.12.2013
Размер2.94 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Глава 16



Небо над горизонтом из черного стало бледно-серым, потом темно-синим, звезды погасли. Инка спала на койке, Чак в рубке притих, и я прошел к нему. Карлик вцепился в руль, не дыша, глядел вперед, но не на осажденный город, а на далекий горизонт за ним. Блеклое, холодное свечение разливалось по небу – солнце вставало. Я спросил:

– Что значит «Каботажник»?

Он вздрогнул, будто только сейчас осознал мое присутствие.

– Да некроз его знает. Это мне один ученый большак в древней книжке вычитал. Старое слово какое-то… Понравилось мне. Мутант меня побери! – Чак приложил руку козырьком ко лбу, привстав в кресле, подался к лобовому окну. – Ты видишь, какая красота, человече? Какая красота! Лететь туда… эх, к горизонту! Видеть, как солнце тает в облаках, и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине…

Я удивленно посмотрел на него. Маленькое, некрасивое личико карлика будто светилось.

– Лететь, – повторил он. – К горизонту, а? Больше ничего мне не надо.

– Вот только на горизонте может ждать смерть, – возразил я.

– Это ты о чем?

– Орест считает, что до Погибели жизнь была безопаснее. По крайней мере, в наших местах. С одной стороны, у предков было мощное оружие и техника, с другой, они так устроили свою жизнь, что обычному человеку не часто что-то угрожало.

– Ну так и чё? К чему ты это?

Я повел рукой, пытаясь четче сформулировать мысль.

– К тому, что до Погибели за горизонтом тебя бы ждали, скорее всего, такие же земли, знакомая жизнь.Ничего нового.

– Ну так я и радуюсь, что живу в такие времена, как сейчас.

– Правильно, теперь время более интересное. Есть куда лететь. Или ехать. За горизонтом может ждать все что угодно, потому ты туда и стремишься. Жить интересно, когда жизнь опасна. Одно связано с другим.

Он пожал плечами.

– Да и ладно. Пусть там ждет костлявая, я все равно за горизонт полечу.

Я не ответил, потому что он был прав: что бы ни поджидало впереди, жить так все равно лучше, чем воевать за земли, деньги, власть, женщин или что-то еще. Лететь… или ехать. Снова вспомнилось ощущение, возникшее, когда я взялся за рулевое колесо, и в голове зазвучала губная гармошка.

Чак закашлялся, сел в кресле поудобнее и махнул рукой.

– Мне бы только батареи солнечные сделать. Уж тогда бы я полетал! А ты чего хочешь, человече?

– С машиной разобраться. Чтобы ни она сама, ни оружие с нее никому не досталось. Не хочу, чтобы кто-то такие автоматы себе заполучил или бомбы, которые мы там видели.

– Ну, это понятно. Это такая цель, как сказать… – он пошевелил пальчиками в воздухе. – Альтруизная. И это сейчасная цель, ты ее прям сейчас достичь хочешь. А вообще вот, если выживешь, в чем я, правда, сомневаюсь… что дальше?

– Еще не знаю. Одно понимаю: ни к гетманам, ни к херсонцам, ни даже к кочевникам мне не хочется.

– В доставщики иди, – посоветовал он. – Вот как я. Хорошее дело.

Приблизиться к Херсон-Граду нам позволило то, что рассвет лишь начался, а гетманы были заняты городом и на пустошь за спиной не обращали особого внимания.

Издалека мы увидели вспышки перед воротами, через которые когда-то въехали в город. Чак осторожно повел термоплан дальше, сбросив для страховки обрезок рельса на веревке, который волочился по мусорному пустырю, тормозя «Каботажник» на случай, если вдруг подует сильный попутный ветер.

В лобовом окне замаячило большое темное пятно перед воротами – в том месте гетманы сожгли дотла трущобы, расчистив подъезд. Я почему-то вдруг вспомнил оборванца, волочившего на веревочке труп детеныша-мутафага. Где теперь тот беспризорник? Погиб от шальной пули гетманов, или как-то просочился в город, или спрятался в одном из подвалов под трущобами, или, перед тем как подошла армия, сбежал в крымские пустоши и теперь, голодный, пробирается через них, боясь попасться на глаза одной из банд или стае псов? Города древних, когда-то стоявшие в этих местах, давно разграблены, земли Крыма бедны, поживиться тут особо нечем – говорят, голод иногда доводит бандитов до того, что они становятся людоедами, ловят бродяг на окраинах поселений или торговцев-одиночек, не способных нанять охрану, а когда никого не удается поймать, начинают убивать и поедать друг друга.

Над остатками некоторых развалюх еще поднимался дым. Гетманы постарались расставить свои машины кольцом вокруг всего города, мы разглядели походные палатки и фигуры людей, прячущихся за остатками зданий, машинами и наскоро наваленными баррикадами из обломков и обгоревших бревен. На стене Херсон-Града часто мелькали вспышки, сквозь рокот пропеллера и гул мотора доносились хлопки выстрелов.

– Ежели тебе инкерманское начальство надо, то оно тут скорее всего, – Чак показал на площадку. – Перед воротами этими. О, смотри, чего творят!

Он сунул мне бинокль, сдвинул рычаг, и «Каботажник» начал медленно поворачивать. На утоптанную земляную площадку перед воротами выскочила необычная машина – длинный приземистый кар без кабины, с гнутыми трубами над бортами. На нем, выступая далеко вперед, лежало толстое бревно с заостренным концом, на котором сбоку виднелось округлое утолщение. Там мерцал огонек. Бревно было ремнями примотано к трубам, второй конец немного выступал за багажник.

Машина помчалась прямо к воротам, над которыми замелькали вспышки. Часто захлопали выстрелы, баррикады и руины отозвались стуком пулемета и треском ружей.

– Это ж автотаран у них! – воскликнул Чак. – Не, ты видел? Там горит, на конце бревна этого…

Водитель выскочил из кара, когда тот уже на полном ходу несся к воротам. Покатился по земле, поднялся, бросился бежать, вскинул руки и упал, когда пули ударили ему в спину.

– Небось преступник гетманский или раб какой, – прокомментировал карлик. – Сказали – отпустим, если выживешь.

С городской стены кинули гранату, но не очень удачно – она взорвалась немного в стороне от кара. Если бы перед ним, машина до ворот не доехала бы, а так она лишь встала на два колеса, когда правый борт подбросило взрывом. Мгновение казалось, что у гетманов ничего не вышло, но кар долетел до ворот и врезался в них.

Притороченный к бревну динамит рванул. Бревно пробило створку, взрыв разбросал обломки вместе с искореженными остатками машины.

Сразу три грузовика гетманов с широкими ковшами впереди тяжело покатились к проломленным воротам; пригибаясь и прячась за ними, побежали гетманы. Вспышки над стеной замелькали так часто, будто на ней разгорался пожар.

– Э, погодь, человече. – Чак, забравшись с ногами на сиденье, вытянул шею. – Может, и не придется тебе туда идти? Если гетманы сейчас внутрь ворвутся… Но они не ворвались. Под одним из грузовиков просела земля, и он провалился кабиной в яму-ловушку, прихватив с собой несколько нападавших. Ревя двигателем, машина встала почти вертикально, и тут под ней прогремел взрыв. Херсонцы не просто выкопали яму, но и подложили мину на дно. Вокруг грузовика плеснулся дым с огнем, его подбросило, после чего он еще глубже ушел в землю.

Под передними колесами другой машины полыхнуло, людей разбросало в стороны. Ветер донес громкое эхо взрывов. Грузовик встал, уцелевшие гетманы попрятались за ковшом и оттуда поодиночке, прикрывая друг друга, стали отбегать назад.

Последний грузовик почти достиг ворот, и я решил, что сейчас он свалит их остатки ковшом, но тут со стены на кабину прыгнула фигура в черном.

– Смертник! – возбужденно крикнул Чак, подскакивая на кресле. – Слыхал про них? В Замке Омега им мозги как-то ломают, некоторые их солдаты под пули лезут, в огонь без всякого страха – что командир скажет, то и сделают!

Не знаю, чем обвешался омеговец, скорее всего – динамитными шашками вроде тех, что носил на перевязи Стоян. В руках солдата был факел, он прыгнул за ковш, прямо на штыки гетманов, и там взорвался.

Вспышка была куда ярче, чем от гранат. Красно-черный шар взвился над грузовиком. Ковш оторвало, гетманов разбросало, а передок кабины смяло гармошкой вместе с находящимися внутри.

На этом атака захлебнулась – дымящийся грузовик так и встал под воротами, перекрыв брешь, пробитую автотараном, оставшиеся в живых гетманы отступили. Вспышки на стене стали реже, а после вообще исчезли – защитники берегли патроны.

– Все, – объявил Чак, усаживаясь на сиденье. – Дальше я не лечу.

Пощелкав кнопками на панели, он выключил двигатель и ударил кулаком по боковому рычагу. Под рубкой задребезжала лебедка – на землю упал второй обрубок рельса, и вскоре термоплан завис над границей трущоб. Отсюда до состоящей из людей и машин линии оцепления было недалеко.

– Поворачиваю – и назад, а то подстрелят. Что решил? – Чак с любопытством смотрел на меня.

– Где лестница, которую ты мне бросил у водопада?

– В ящике возле баков.

– Ладно.

Я прошел в салон, достал лестницу и прицепил к приваренным под дверью крюкам, раздвинув створки, бросил наружу. Чак стоял рядом, уперев руки в бока. Я заглянул на корму – Инка тихо сопела, лежа на спине и свесив руку с койки. Лучше ее не будить, а то полезет за мной спасать своего деда.

– Присмотри за девчонкой, что ли, – сказал я, вернувшись к двери. – Непонятно, как со мной обернется, да и с Орестом…

– Это еще кто за кем присматривать будет, – проворчал карлик.

Я снял ремень с револьвером, положил на пол и сел, свесив наружу ноги. До земли было не так уж далеко.

– А ты и впрямь туда собрался? – спросил Чак. – Я все ждал, что раздумаешь.

Перевернувшись, я улегся животом на край проема.

– Нет другого выхода. Ну или я его не вижу.

– Лонгин тебя ненавидит. Он же до сих пор уверен, что ты и есть управила херсонский. Пришьет не задумываясь.

– Посмотрим.

– И смотреть не на что. Вернее, не успеешь ты никуда посмотреть.

Лестница закачалась, когда я встал на нее. Карлик подошел к проему, протянув руку.

– Ладно, бывай, человече. Чую я, больше мы с тобой не увидимся.

Я пожал маленькую ладонь, но не отпустил, когда Чак захотел отойти, притянул его к себе и сказал, глядя в прозрачные светло-зеленые глаза:

– Чак, машину надо завалить. Я помню, ты хочешь солнечные батареи сделать, кремний для этого нужен, – но не будет у тебя времени в машине ковыряться. Как-нибудь потом кремний свой найдешь. Устрой там такой обвал, чтоб ее камнями на самое дно расселины сбило, расплющило всю и до нее никто добраться не мог. Нельзя, когда у всех ножи, давать одному пулемет. Понимаешь?

– Да ладно, понимаю! – он выдернул руку. – Давай, лезь уже, смертничек. Завалю твою машину, не боись. Ты, правда, про это уже не узнаешь, но ежели обещал сделать – сделаю.

– И еще, постарайся как-нибудь, чтобы Орест выжил. Они с Инкой дальше в племени могут жить, Хан их примет, или с тобой на «Каботажнике» летать…

– Да мне-то они зачем тут нужны? Хотя малая эта хорошо в технике рубит.

– Я не знаю зачем, но… Он помотал головой.

– Нет, Альбинос или как там тебя, насчет старика ничего не обещаю. Он у татуированной с омеговцами, ну и что я тут могу поделать? Машину завалю, ежели возможность будет, за малой присмотрю, а старик… Ну все, короче, иди, я сказал. Мне лететь пора, вон опять стреляют там.


***

Выстрелы вскоре прекратились. Я шел посреди земляной дороги мимо сгоревших развалюх. Несколько попавшихся на пути гетманов с легким удивлением поглядели на меня, но остановить не пытались: мало ли для чего одинокому бродяге из крымских равнин понадобилось входить в расположение войска… вдруг это гонец воеводы возвращается?

Показалась большая земляная площадка с обложенной голышами скважиной, за которой постройки из труб, жердей, одеял и гнилых досок сменялись глиняными мазанками. Часть их гетманы развалили своей техникой, другие остались целыми.

На площади в ряд стояли грузовики, которые я видел в ущелье, под их прикрытием, чтобы не дострелили со стены Херсон-Града, – палатки. Горели костры. От большого чана над огнем шел запах мясной похлебки, рядом на длинном столе два гетмана в фартуках что-то резали, ловко орудуя тесаками. Чуть в стороне от них на столбе висела наполовину разделанная туша свиньи.

Увидев среди машин одну, похожую на вездеход из каравана Миры, только с колесами вместо гусениц, я направился к ней. Над машиной торчала длинная антенна, закрепленная тросами, сзади, перед ведущей в кузов лесенкой, стояли два охранника с саблями и берданками.

Когда я ступил на площадь, несколько голов повернулись в мою сторону. Миновав несколько трехколесных мотоциклеток с квадратными решетками на возвышениях в задней части, я направился к машине с антенной, ни на кого не обращая внимания.

– Эй, ты… – неуверенно позвал кто-то.

Один из поваров у чана поднял голову и замер с окровавленным тесаком в руке. Из большой палатки, откуда доносились стоны раненых, откинув полог, вышел человек в светлых шароварах и шапочке, с обнаженным торсом, забрызганным кровью. Вытирая руки полотенцем, он уставился на меня.

– Стой! – донеслось справа, а потом передо мной вырос старшина Гордей.

– Ты?! – он замолчал, разинув рот.

– Мне надо поговорить с воеводой, – сказал я. – Он здесь?

На старшине были не красные, а черные шаровары и такой же чекмень. Тюрбан он размотал и превратил в широкий кушак, который несколько раз обернул вокруг пояса. С лысой головы свешивался длинный рыжеватый чуб. Оружия у Гордея не было.

– Ты, – повторил он. – Альбинос…

– Проведи меня к Лонгину. Он в той машине?

– Воевода? – Гордей неуверенно оглянулся. – Да, там, но… Зачем тебе к нему?

– Хочу кое-что рассказать. Гордей, очнись! – я хлопнул старшину по плечу. Он вздрогнул и схватил меня за руку. – Слушай, я знаю кое-что очень важное. Мне надо сказать это Лонгину. Проведи меня к нему, слышишь? Смотри, я не вооружен.

Высвободив запястье из его пальцев, я показал пустые ладони, потом медленно повернулся.

– Нет оружия, видишь? А с Лонгиным мне надо поговорить прямо сейчас, потом поздно будет. Ну!

Гордей наконец опомнился.

– Поговорить… Так, подожди. – Он повернулся к командной машине.

Гетманы, увидев, что старшина занялся пришлым бродягой, потеряли ко мне интерес. Со стороны городских ворот донесся одинокий выстрел, эхо несколько раз повторило его и стихло.

– А что ты хочешь ему сказать, Альбинос? – спросил старшина через плечо. – Лонгин тебя… Ну, ты, может, и не успеешь ничего сказать, он же…

– Гордей, не топчись на одном месте. – Видя, что он все еще в нерешительности, я подтолкнул старшину в спину и сам зашагал к машине. – Говорю тебе, времени не осталось вообще.

– Для чего не осталось? – Он поспешил за мной, неуверенно хватая за плечо, но я не останавливался. – Мы город оцепили. Через два дня конец вам! А если и не через два, так через три, нам спешить некуда.

– Как ты здесь оказался? – спросил я на ходу. Гордей растерянно семенил рядом, то обгоняя меня, то отставая.

– Мы из Редута выступили в ту ночь, как воевода тебя увез. И когда по приказу напали на небоходов, я решил: ну все, хватит с меня своевольства комендантского. Якуб, может, и выкрутится потом как-то, а нам за такое всем, кто жив останется, головы с плеч или ошейники нацепят и в шахты. Когда там гореть все начало, я и ушел дальше к ущелью.

– Дезертировал, значит?

– Ты думай, что говоришь, херсонец! Не дезертировал, а вступил в войско, которое воевода на Херсон-Град повел. Так, стой, или они тебя пристрелят!

Я остановился в нескольких шагах от вездехода и охранников. Один взялся за берданку, второй медленно вытягивал саблю из ножен.

– Здесь стой, – велел Гордей. – На месте, и лучше не шевелись вообще. Я им скажу, чтоб глаз с тебя не спускали, если дернешься куда – по ногам стрелять. А сам воеводе доложу. Понял?

– Хорошо, – согласился я. – Только быстро давай.

Старшина подскочил к охранникам и что-то зашептал им. Оба вскинули головы, уставились на меня, первый поспешно стащил берданку с плеча, прицелился. Гордей схватился за ствол и наклонил его к земле.

– Пусть стоит, – донеслось до меня. – Говорит, сведения важные. Лонгину доложить надо, а он пусть тут стоит!

Охранник снова поднял берданку, как только Гордей начал взбираться по лесенке. Он заколотил кулаком в железную дверь, там открылась решетка, старшина заговорил. Вскоре дверь распахнулась, и Гордей нырнул внутрь.

Я стоял, сложив руки на груди, а охранники пялились на меня. Второй, помоложе, часто моргал и все теребил рукоять сабли, то на палец вытаскивая ее из ножен, то с тихим стуком бросая обратно. В конце концов первый гетман не выдержал, боком шагнув к нему, не опуская берданку, пихнул локтем в плечо. Молодой от неожиданности икнул и замер, вцепившись в рукоять так, что побелели костяшки пальцев.

Почуяв неладное, вокруг стали собираться гетманы, но близко ко мне не подходили.

– Мартын, то кто? – с почтительного расстояния спросил один.

Охранник постарше лишь мотнул головой. Ствол его берданки смотрел мне в грудь.

– У него волоса белые, – добавил другой. – Слушайте, а это не…

В дверях командной машины возник Лонгин. Высокий, широкоплечий – он загородил спиной весь проход. Правая рука висела на перевязи, а в левой он держал огромную кривую саблю с клинком шириной в две ладони. На клинке был узор из треугольников.

– Воевода… – начал я.

Зарычав, Лонгин спрыгнул на землю и бросился ко мне. Морщинистое лицо с крупными чертами покраснело, седой чуб закрывал один глаз.

– Ща воевода херсонского выродка разделает, что твою свинью, – произнес кто-то сбоку.

– Лонгин, слушай! – Я поднял руку ладонью вперед. – Ты должен кое-что узнать!

Он был уже рядом. Сабля взлетела, блеснув на солнце. Клинок свистнул над ухом, я нырнул вбок, но Лонгин ждал именно этого – и выставил колено, в которое я врезался головой. Из глаз посыпались искры. Раздались крики, кто-то восторженно выругался. Старик высился надо мной, вновь занося саблю.

– Так его! – кричали вокруг.

– Давай, воевода!

– За сына!

– Отец!

Этот голос отличался от остальных – потому что был женский.

Сабля устремилась вниз, а я сведенными вместе кулаками ударил воеводу в живот и сразу отклонился. Старик пошатнулся, и кончик опустившейся сабли резанул меня по груди, но совсем слабо. На миг под рубахой проступило едва заметное зеленоватое свечение.

– Отец, это не он! Это не Марк Сид!

Я упал на спину. Лонгин шагнул ко мне, поднимая саблю.

От большой палатки двое гетманов в светлых шароварах и шапочках несли носилки с Ладой Приор. Босая, одетая только в длинную мужскую рубаху, она полулежала, приподнявшись на локте, с тростью в руках. Грудь Лады поверх рубахи была стянута бинтами.

– Отец, это не управитель Херсон-Града!

– Ты бредишь, – прорычал Лонгин. – Никому не подходить, я зарублю его сам.

– Но это не Марк!

Лада села, свесив ноги, потом встала. Один из лекарей, бросив носилки, поддержал ее, но девушка оттолкнула его и заспешила к нам, сильно хромая и опираясь на палку.

– Говорю тебе, это другой человек!

Я уперся полусогнутыми ногами в землю и приподнялся. Не слушая дочь, воевода шагнул ко мне.

– Отец, прекрати! Что ты делаешь, ты… упрямый старый дурак!!

Оказавшись сбоку от Лонгина, она ударила его тростью по плечу. Еще раз – по затылку. На лице воеводы мелькнула досада, он широким круговым ударом перерубил палку. Лада качнулась, ноги заплелись, она упала на землю и вскрикнула от боли. На белых бинтах проступила кровь. Лонгин повернулся ко мне, и тогда я прыгнул, оттолкнувшись руками и ногами, врезал головой ему в живот и сбил с ног.

Вокруг заорали, кто-то бросился к нам. Усевшись на Лонгине, я с размаху ударил ладонью по морщинистой щеке, другой рукой сжал его шею и яростно закричал ему в лицо:

– Слушай, идиот! Я не Марк Сид, я его брат! Ты что, не знаешь, что у Марка есть брат?! Я Алви Сид, и я пришел сюда, чтобы спасти твоих людей!


***

– С чего мне верить тебе?

Я устало откинулся на лавке, стоящей под железной стеной в кузове вездехода. Снаружи раздавались голоса гетманов, шаги и звон мисок, со стороны ворот иногда доносились выстрелы.

– Слушай еще раз, воевода, в третий повторять не буду. Я Алви Сид, старший из двух близнецов. Ты же помнишь ту историю, ее рассказывали по всему Крыму! Я мутант, у меня два сердца. Мать, когда об этом стало известно по вине Марка, вместе со т*^^.____________________ л а в родное племя. Мы жили у кочевников, мой дядя, вождь, сделал меня главным следопытом. Я водил по Донной пустыне небольшой отряд. В один из походов мы нашли древнюю машину в расщелине под склоном Крыма. Я думал, это дирижабль, хотя теперь не уверен. Но это военная машина, на ее борту есть оружие. В Херсон-Граде оставался мой старый учитель Орест, и я решил, что он сумеет разобраться с этим. Со своим отрядом я пошел в город, кочевники остались ждать снаружи, я проник в Херсон-Град и нашел Ореста. Тот сказал, что мне поможет Дэу, старый киборг, но он как раз ушел со старьевщиками и должен вернуться через несколько декад. В это время Марк был уже у вас в ущелье и плел свои интриги. Орест рассказал мне о его планах. Ждать Дэу в Херсон-Граде было опасно, а еще мне не хотелось, чтобы Марк стравил гетманов, уничтожил вас вашими собственными руками и захватил весь Крым. Я пошел в Инкерманское ущелье, выследил там Марка и столкнул в гейзер. Его обожгло, но брат не погиб. Я вернулся в Херсон-Град, Марк отправился за мной, о чем я не знал. В городе он рассказал обо всем Мире, нашей сводной сестре. Они бросились на поиски. Их соглядатаи нашли меня, когда я разговаривал с. вернувшимся в город Дэу. Разговор подслушали, меня схватили. К тому времени уже было ясно, что в ущелье у Марка получилось не все, что он задумал, и скоро вооруженные отряды гетманов выступят на Херсон-Град. Единственным спасением могла стать найденная мною машина. Ты слышал о Болеславе, воевода? Наверняка слышал. Он пытал меня, чтобы я сказал, где лежит машина. Из-за пыток я стало известно по вине Марка, вместе со мной сбежала в родное племя. Мы жили у кочевников, мой дядя, вождь, сделал меня главным следопытом. Я водил по Донной пустыне небольшой отряд. В один из походов мы нашли древнюю машину в расщелине под склоном Крыма. Я думал, это дирижабль, хотя теперь не уверен. Но это военная машина, на ее борту есть оружие. В Херсон-Граде оставался мой старый учитель Орест, и я решил, что он сумеет разобраться с этим. Со своим отрядом я пошел в город, кочевники остались ждать снаружи, я проник в Херсон-Град и нашел Ореста. Тот сказал, что мне поможет Дэу, старый киборг, но он как раз ушел со старьевщиками и должен вернуться через несколько декад. В это время Марк был уже у вас в ущелье и плел свои интриги. Орест рассказал мне о его планах. Ждать Дэу в Херсон-Граде было опасно, а еще мне не хотелось, чтобы Марк стравил гетманов, уничтожил вас вашими собственными руками и захватил весь Крым. Я пошел в Инкерманское ущелье, выследил там Марка и столкнул в гейзер. Его обожгло, но брат не погиб. Я вернулся в Херсон-Град, Марк отправился за мной, о чем я не знал. В городе он рассказал обо всем Мире, нашей сводной сестре. Они бросились на поиски. Их соглядатаи нашли меня, когда я разговаривал с. вернувшимся в город Дэу. Разговор подслушали, меня схватили. К тому времени уже было ясно, что в ущелье у Марка получилось не все, что он задумал, и скоро вооруженные отряды гетманов выступят на Херсон-Град. Единственным спасением могла стать найденная мною машина. Ты слышал о Болеславе, воевода? Наверняка слышал. Он пытал меня, чтобы я сказал, где лежит машина. Из-за пыток я потерял память, потом Орест помог мне сбежать, дал мотоцикл. На нем я поехал назад в ту сторону, откуда пришел в Херсон-Град. Я проехал мимо места, где меня ждали мои люди, и они догнали меня у реки. Но одновременно догнала и Мира с омеговцами. Я попал к ней в руки, Мира поняла, что я потерял память, и сказала мне, что я и есть Марк Сид, управитель Херсон-Града. Она рассчитывала, что я буду более послушен, не попытаюсь сбежать, а дальше, когда меня привезут обратно в Херсон-Град, они с Марком будут действовать по обстоятельствам. Но вышло так, что я выпал из термоплана доставщика Чака, который вез нас обратно в город, меня нашли охранники Редута, я попал к Якубу… Дальше ты знаешь. Я открыл глаза.

Лада полулежала на лавке у стены напротив, подложив под спину подушки и накрывшись покрывалом. Лонгин сидел на высоком табурете, широко расставив ноги и уперев кулаки в колени, хмуро слушал. Длинное помещение разделяли несколько перегородок, из-за ближайшей доносилось шипение помех и монотонный голос радиста. Двое старшин, Гордей и Ефим – тот самый, который возглавлял отряд гетманов, преследовавших нас в Инкерманском ущелье, – подпирали стену у двери. Помимо лавок и табурета здесь был еще широкий стол, где стоял кувшин со стаканами и лежала карта, да оружейный стеллаж с несколькими берданками. Лонгин не пошевелился, когда я замолчал, – сидел в той же позе, вперив в меня тяжелый взгляд. Я продолжал:

– И вот теперь я хочу спросить, воевода: ты уверен, что вы почти взяли Херсон-Град? Еще несколько дней – и ему конец? Ну так знай: в это время Мира со своими людьми едет к машине. Если они запустят ее или хотя бы смогут снять с борта оружие и ударить по вашему ущелью – конец придет Инкерману, а не Херсон-Граду. А теперь думай, что делать дальше. Но думай очень быстро, времени у тебя нет.


***

Из отсека, где расположился воевода, Ефим с двумя охранниками провел меня во второй, задняя часть которого была отгорожена решеткой. За этой решеткой на железном полу я и просидел некоторое время, вслушиваясь в происходящее снаружи. Голос, смех, ругань, лязг оружия, шелест палаток и звук шагов… Военный лагерь жил своей жизнью. Выстрелы у ворот усилились, в ту сторону кто-то побежал, потом, гудя двигателями, проехали две машины. Донесся взрыв, протяжные крики, после этого опять стало тише.

Не выдержав, я вскочил и стал мерить шагами камеру, сжимая и разжимая кулаки. Лонгии кажется человеком, способным быстро принимать решения, но он не доверяет мне и наверняка колеблется – а вдруг все это очередная интрига хитроумного херсонского управителя? И пока он размышляет, что к чему, караван Миры приближается к склону.

Остановившись у стены, я постучал по ней кулаком. Гусеничный вездеход – машина медленная, но ведь прошло уже много времени – где теперь караван Миры? Близко от склона, очень близко.

Сунув руку в карман, я достал гармошку, которую на «Каботажнике» успел очистить от ржавчины, присел на корточки под стеной и стал наигрывать.

Дверь в перегородке за решеткой открылась. Опираясь на палку, вошла Лада в сопровождении Ефима. Сунув гармошку в карман, я встал перед решеткой. Она попросила:

– Ефим, отойди.

Он не шелохнулся, и девушка повысила голос:

– Пожалуйста, отойди и стань в дверях.

– Херсонец опасен, – ровным голосом произнес старшина. Лицо его оставалось бесстрастным.

– Отойди!

Он достал пистолет и показал мне, с громким щелчком взвел спусковой крючок. Я пожал плечами. Ефим попятился, не спуская с меня глаз, и замер в проеме.

Поставив трость у стены, Лада тяжело прислонилась к решетке, взялась за прутья.

– Тебе нельзя ходить с такой раной, – сказал я.

– Сейчас не об этом надо говорить, Марк… то есть Алви. Эта машина и правда опасна?

Я пожал плечами.

– Из моего описания Орест и Дэу заключили, что оружие, которое я там видел, может убить всех на горе. Или почти всех.

– Но как такое возможно?

– Не знаю. Древние умели многое, чего не умеем мы. Даже если не использовать бомбы, Мире достаточно завладеть автоматами. Их там несколько десятков, и ящики с патронами. И еще я видел что-то, напоминающее гранаты, на стеллажах.

Она прижалась лбом к прутьям. На бледном лице поблескивал пот.

– Тебе надо лечь, – сказал я.

– Нет, подожди. Я убедила отца, что ты не Марк. Он поверил. И все равно он не хочет тебя видеть. Отец считает, что ты виноват во всем, что совершил твой брат, раз когда-то позволил ему стать управителем. Он напрягается каждый раз, услышав ваши имена, и…

– Но он поверил, что под склоном лежит военная машина древних?

– Да. Он спрашивает: что ты предлагаешь и что ты хочешь?

– У вас есть мотоциклетки…

– Мы называем их трициклами.

– Они быстрые?

– Очень. Наш главный механик считает, что это самые быстрые машины на всем Крыме. Мы взяли с собой несколько…

– Я видел. Вот на них и надо ехать за Мирой. Прямо сейчас. Солнце уже в зените?

– Почти. Я постараюсь добиться, чтобы вы выехали до вечера.

– Не до вечера, Лада! Мы должны выехать прямо сейчас.

– Но такая экспедиция требует подготовки. Отец не может…

– Может. – Я обхватил ее пальцы поверх прутьев и придвинулся ближе к решетке, глядя в глаза девушки. Ефим приподнялся на цыпочках, наблюдая за нами.

– Ты не видела, сколько там автоматов. А ведь на борту было много чего еще. Если брат с сестрой вооружат этим своих людей или взвод омеговцев… Или мы выезжаем сейчас – или для вас все кончено. Не только для вас, для всего Крыма.

– Но ведь эта машина лежала там очень долго. Неужели все до сих пор работает?

– Она была под некрозом. Орест считает, что тот консервирует все, что попадет в него. Пятно некроза исчезло, как раз когда мы нашли машину, наверное, это связано с платформой, которая опустилась к ней. Автомат Миры работал, так почему бы не работать и всему остальному?

– Я тебе верю, – сказала она. – Но воевода… Постараюсь убедить его выехать немедленно. Теперь скажи: что ты хочешь за это? За то, что поможешь нам?

– Пусть он пообещает, что не возьмет машину или оружие с нее. Я показываю вам, куда уехала Мира, чтобы вы догнали ее, – а за это вы устраиваете большой обвал, чтобы машину накрыло камнями. Иначе какая мне разница, достанется оружие гетманам или херсонцам?

Она кивнула и выпрямилась, собираясь уйти, но потом снова приникла к решетке, быстро протянула руку между прутьями и легко коснулась моей щеки.

– Отец согласится, – очень тихо сказала Лада. – Но потом, когда увидит машину и оружие… Он не станет уничтожать их, а заберет себе. Ты понимаешь?

Я кивнул, глядя ей в глаза.

– И еще, Алви. Не говори ему заранее, где машина. Отец… он не подлый, но жесткий. Жестокий. Однажды он подавил восстание наших рабов и сделал с ними такое… Он презирает всех херсонцев. Не любит мутантов. И он убьет тебя, если будет знать, куда ехать.

– Ты останешься здесь? – спросил я.

Она оглянулась на Ефима.

– Воевода не возьмет меня в поездку с такой раной. Я… Мы еще увидимся? Если ты выживешь? Наверное, нет. Молчи! – она коснулась пальцами моих губ, когда я собрался заговорить. – Может, мы еще увидимся, а может, нет, но я желаю тебе удачи. Прощай.

Опираясь на палку, она пошла назад. Ефим посторонился, пропуская ее, скользнул по мне ничего не выражающим взглядом и шагнул следом.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Похожие:

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconСценарий Сергей Гоголев, Алексей Комаровский, Алексей Бычков, Андрей Зюзь
Слоган "Найти ключ к успеху вовсе не означает стать успешным, иногда нужно просто выжить "

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАндрей Левицкий Сага Смерти: Мгла
Вы держите в руках книгу, которая начинает следующий этап в развитии серии S. T. A. L. K. E. R., выводит ее на новый уровень

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconВоины Зоны Алексей Бобл Предисловие
России Алексея Владимировича Суворова, а также дядю Сашу. К сожалению, не всегда была возможность последовать рекомендациям. Все...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАлексей Бобл Воины Зоны
Зловещие сообщения приходят на пда, их отправитель неизвестен. Бывшие товарищи становятся врагами, странные существа и ранее неизвестные...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАлексей Бобл Воины зоны S. T. A. L. K. E. R. 20
Зловещие сообщения приходят на пда, их отправитель неизвестен. Бывшие товарищи становятся врагами, странные существа и ранее неизвестные...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАндрей Левицкий Сердце Зоны S. T. A. L. K. E. R.
Глобальная катастрофа в Зоне! Сверхмощный выброс меняет ландшафт, уничтожая известные районы и открывая новые территории. Кланы вынуждены...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconВиктор Ночкин Андрей Левицкий череп мутанта серия «S. T. A. L. K. E. R» №31
Зона таит много секретов, иногда узнать их помогают интуиция и логика и сталкер по прозвищу Слепой неожиданно для самого себя превращается...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАндрей Левицкий Сердце Зоны S. T. A. L. K. E. R. 10
Глобальная катастрофа в Зоне! Сверхмощный выброс меняет ландшафт, уничтожая известные районы и открывая новые территории. Кланы вынуждены...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАннотация Рассказ «Муму»
Муму был написан И. С. Тургеневым (1818-1883) весной 1852 г. В его основу были положены реальные события. Похожий случай произошел...

Андрей Левицкий Алексей Бобл Варвары Крыма iconАндрей Левицкий Выбор Оружия S. T. A. L. K. E. R. 05 Аннотация: Вы...
Зоне специалист по артефактам, соглашаются отыскать пропавших. Им предстоит пересечь давно покинутый людьми Чернобыль, форсировать...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов