Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1




НазваниеПавел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1
страница1/19
Дата публикации30.12.2013
Размер4.91 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Павел Шабарин

Последний инженер

Павел Шабарин

ПОСЛЕДНИЙ ИНЖЕНЕР


ГЛАВА 1
– …так все и завертелось, – продолжил рассказ Старик и, как будто иллюстрируя свои слова, помешал ложкой в кружке. Маленькие кусочки грибов, которые он почему‑то называл чаем, завертелись в урагане янтарной горячей жидкости, но вскоре легли на дно. Старик запихнул в рот черствую галету, разгрыз ее и тут же сделал большой жадный глоток из кружки.

По какой‑то странной причине Артуру было интересно наблюдать за тем, как Старик ест и пьет, ведь делал он это… как бы лучше выразиться… по‑звериному, что ли. Куски серой протеиновой массы, чем‑то схожей с паштетом, он поддевал грязными пальцами прямо из банки и с чавканьем отправлял в рот. Безвкусное лакомство застревало между кривыми, чернеющими зубами, под толстыми ногтями и на седой нечесаной бороде. Артуру приходилось питаться так же – никакой кухонной утвари, естественно, у них не было, да и есть как‑то иначе, когда работает лишь одна рука, было бы проблематично. И все же он старался сохранять некоторое человеческое достоинство, поддевая «паштет» не пальцами, а галетой.

От чая Артур отказывался лишь поначалу. Попробовав его впервые, он надолго потерял аппетит. Горько‑сладкий вкус буквально въелся в горло с первого глотка. Но чай позволял согреться, что было необходимо, так как на станции почти всегда стоял холод. И, кроме того, напиток обладал легким дурманящим эффектом, а это помогало справляться с болью в руке. После, наверное, десяти кружек, которые Старик чуть ли не заставил Артура выпить, тот даже начал привыкать к отвратительному вкусу этого грибного варева.

Сейчас Старик жевал, пил и одновременно с этим продолжал рассказывать что‑то крайне неинтересное из своей биографии.

Артур же продолжал наблюдать за ним и думал о том, что заставляет этого человека питаться таким диким образом и почему он не может делать это нормально. Что мешает раздобыть или на худой конец смастерить простые столовые приборы? Почему он ест так жадно, так быстро?

В какой‑то момент Артур понял, что, видимо, его новоявленному хозяину в свое время пришлось пережить сильный голод. Вернее сказать, жить с постоянным голодом долгие годы. На какое‑то мгновение он даже почувствовал толику сострадания, но это быстро прошло.

В целом Старик был неплохим человеком, просто… у Артура были свои причины относиться к нему предвзято.

Артур подцепил галетой еще немного протеиновой массы, подумал, что в ближайшее время сам сделает себе хотя бы ложку, и, отправив бутерброд в свою пищеварительную систему, продолжил не слушать Старика.

– …вот так я и оказался на этой чертовой станции, – подытожил тот свой рассказ.

– А что было потом? – выдал дежурное Артур.

– А потом я узнал, что эта сволочь Герхард нашел на своей проклятой свалке одну из инженерных капсул! – Артур возвратился было к своим мыслям, как вдруг услышал то, что не могло его не заинтересовать. – Инженерную капсулу, представь себе! Я забрал полноценную станцию, а он какую‑то свалку, и все, что я получил – это гору полусъедобного протеинового навоза, а этот проклятый дуболом разбогател!
Когда Старик наконец‑то уснул в своем кресле, Артур укрыл его теплым пледом и тихо ушел. Не то чтобы он заботился о старом подонке, просто, если не укрыть его, тот с утра будет в прескверном настроении, а от его настроения зависела жизнь Артура.

Выйдя в коридор, пленник поправил перевязь, на которой висела его левая, ныне не функционирующая рука. Затем аккуратно провел ладонью правой руки по шее, нащупал холодный металл ошейника. Кольцо легкого сплава с подкладкой из кожзама не причиняло особых неудобств. Страдания, которые оно вызывало у Артура, носили скорее психологический характер. Ошейник в первую очередь был символом его рабства, кроме того, он являлся «почетным орденом» за глупость и самоуверенность. Самым же неприятным оказалось то, что внутри ошейника находились микроскопический заряд взрывчатки и электронный детонатор. Заряд был настолько мал, что не причинил бы вреда никому и ничему, кроме как самому носителю ошейника, то есть Артуру. Однако заряд был достаточно велик и умело расположен для того, чтобы вред этот оказался несовместимым с жизнью. Артур не знал наверняка, но с детства его учили, что нет ничего важнее его собственной жизни, а проверять правильность данного постулата он не собирался. Ошейник мог детонировать в двух случаях: первый – если Старик нажмет большую красную кнопку на своем пульте; второй – если он не будет вводить на пульте код дезактивации через каждые двадцать четыре часа.

Эхо шагов Артура разносилось по узким коридорам станции «Январь‑9», отражалось от кажущихся бесконечными труб и перекрытий. Тусклый свет электролюминесцентных пластин мягко расползался по тоннелю номер шестнадцать, постепенно исчезая во мраке служебных ответвлений. Пройдя около пятисот метров, Артур свернул в одно из таких ответвлений и, побродив там немного, наконец‑то добрался до своей цели. Привычным уже движением отодвинул пластину фальшпола, потом, спустившись вниз, поставил ее на место над собой.

Внизу, под перекрытиями, между трубами с горячей водой, из подручных материалов – утеплительной пены и старой ткани – был сделан небольшой лежак. Не слишком гигиенично, но тепло и удобно, а самое главное – относительно тихо. Чтобы добиться такой тишины, ему пришлось перекинуть почти всю энергию с этой секции станции на другую. Если учесть, что станция вырабатывала не более семи процентов проектной мощности, он не ожидал никаких перегрузок. В сборочном цехе, который запитал Артур, отсутствовали сырье и, наверное, даже схемы сборки, так что все, что он производил – это шум. Но до импровизированного убежища теперь не долетало ни звука. Первой мыслью, конечно, было перевести энергию на секцию, в которой жил Старик, и надолго лишить того сна с помощью адского грохота. Но Артур отмел эту идею довольно быстро – от настроения хозяина зависела его жизнь.

Энергия ушла в самый дальний угол станции, где шум оживших древних машин никому не мог помешать. Старик, который, конечно, был не в курсе того, что его новоприобретенный раб, в отличие от него самого, умеет работать с центральной консолью станции, тут же отправил Артура ремонтировать «сломанную секцию», в которой как раз и был оборудован лежак.

Артур улыбнулся, радуясь тому, как в очередной раз обдурил Старика. Он уже много раз обманывал его, избегая бессмысленной работы. Но вот чего он до сих пор, за два месяца, не сумел сделать – так это снять проклятый ошейник и вернуться к куда более важным делам, нежели невыполнение чьих‑либо поручений.

Подходящие инструменты он уже нашел. Хотя станция в свое время и была прочесана мародерами вдоль и поперек сотни раз, кое‑что все‑таки осталось. Плоскогубцы, кусачки, две тонкие отвертки, медные проводки, изоляция и зеркало – не так уж и много на первый взгляд, но, чтобы собрать все это, Артуру пришлось потратить на поиски не одну неделю. Он так дорожил этими инструментами, что все время носил их с собой в маленьком мешочке под одеждой. С таким набором, безусловно, можно было обезвредить детонатор и снять ошейник. Но для этой вроде бы плевой процедуры требовались как минимум две руки.

А сейчас у Артура была всего одна.

Лежак получился удобным – мягким, теплым. Места внизу оказалось совсем немного: трубы оставляли мало пространства между собой. Но это было тем, что требовалось Артуру, чтобы успокоиться. Эта маленькая замкнутая камера помогала ему собраться с мыслями, напоминала о прошлом, отгораживала от столь недружелюбного внешнего мира. Он чувствовал себя ребенком, забравшимся в бабушкин платяной шкаф и уснувшим под старой шубой. Не то чтобы у него когда‑либо была бабушка, нет, но такую аналогию он находил весьма уместной.

Сняв перевязь, Артур стал напрягать и расслаблять мышцы травмированной руки и аккуратно массировать их. Он не знал, сколько времени уйдет на восстановление, не знал даже, восстановится ли моторика вообще. Определенный прогресс был: раньше любое движение отзывалось в руке дикой болью – теперь лишь любое резкое движение.

Мысли его вернулись назад, к недавнему разговору со Стариком. В последнее время он все меньше и меньше слушал его. Одни и те же истории порядком утомляли Артура, однако в самом начале его пребывания на станции именно эти истории помогли сформировать картину окружающего мира. И картина эта была далеко не красочной.

Люди довольно широко расселились по пригодным для жизни территориям, плотность населения оставалась низкой. Крупные поселения, которые Старик гордо именовал «городами», как правило, располагались вокруг геоэнергетических электростанций, робототехнических заводов или станций терраформирования. Городами этими управляли отдельные личности, обладающие либо уникальными знаниями по управлению станцией, либо большой группой хорошо вооруженных соратников, либо просто достаточной беспринципностью. В ряде случаев – всем, вместе взятым. Такое государственное устройство больше всего напоминало феодальный строй. Что особо удивило Артура, так это то, что разнообразные религии были тут обычным явлением. Порой верования принимали самые замысловатые формы, вникнуть в особенности которых он пока, конечно, не мог. Таким образом, если не считать широкого распространения «древних» технологий – начиная с огнестрельного оружия и двигателя внутреннего сгорания, заканчивая антигравитационными движками и плазменными резаками, – на планете сейчас шли Темные Века Средневековья.

За стенами вышеупомянутых городов царил форменный хаос. В пустоши, например, можно было встретить караван, идущий от города к городу, банду грабителей или мародеров, а может быть, и небольшое кочевое племя. Чтобы отличить их друг от друга, нужно было обладать неплохо наметанным глазом.

У Артура сложилось впечатление, что обитатели пустоши при встрече непременно ограбят тебя, изобьют, изнасилуют, прикончат, освежуют и съедят. И будет большой удачей, если произойдет все это именно в таком порядке. Ко всему прочему, помимо людей, в пустоши водились другие животные. Местная фауна, похоже, целиком состояла из хищных мутантов и опасных тварей, крадущихся в ночи.

На самом деле, если верить Старику, то с животным миром все обстояло не так плохо, как думал Артур. Все было еще хуже. Если что‑то живое не пыталось прикончить тебя, заметив, этого «чего‑то» следовало опасаться вдвойне.

А вот ситуация с флорой оказалась предельно простой – флоры было так мало, что одной из главных ценностей тут считалась древесина. И хотя складывалось впечатление, что все плохое, что могло произойти с этим миром, уже произошло, Артур надеялся, что такой ужас творится лишь в ближайших районах, что Старик судит о мире в целом по тем немногим знаниям, которые мог получить, живя в этой дыре. Но в глубине разума Артур понимал, что, прежде чем стать владельцем станции, Старик успел прилично попутешествовать.

Вообще‑то Артур, несмотря на все эти многочисленные рассказы, почти ничего не знал о самом Старике, разве что имя, примерный возраст и то, что он мастерски обращается со взрывчаткой и простой электроникой. Последние двадцать лет Старик провел на этой станции, после того как нашел ее вместе со своими товарищами. Что тогда произошло между ними, Артур не знал, понимал лишь, что их пути разошлись.

Он вновь вспомнил свое грандиозное фиаско, которое потерпел в самом начале путешествия. После этого события его разум полностью потерял курс и перестал понимать, каким должен быть следующий шаг. Огромный, серый, пустой мир пугал, особенно сейчас, когда Артур был травмирован и беззащитен. Снаружи, за стенами станции, он чувствовал себя невероятно маленьким, слабым. Сама его кожа будто бы истончалась, кости становились хрупкими, а кровь настолько густой, что переставала течь по венам. Попытки выйти наружу он прекратил около месяца назад, и сейчас даже ради мысли о вылазке Артуру приходилось пересиливать себя. Но он знал, что наступит день, и ему придется это сделать, не знал лишь, когда и в каком направлении пойдет. Не знал до сегодняшнего разговора.

Старик говорил о свалке, на которой нашли то, что он назвал «инженерной капсулой». Если верить ему, то эта свалка, вероятнее всего, место падения несущего каркаса «Января». Корабль не до конца отработал сброс, и на нем еще могли оставаться отдельные секции, модули хранения, инженерные модули. Если на свалке нашли остатки какого‑то инженерного оборудования, Артур должен был добраться до них. По его мнению, существовал весьма приличный шанс того, что на свалке он сможет найти какое‑нибудь оборудование, которое не распознали местные дикари. Мультиинструмент, квантовый передатчик или что‑то вроде ГОРАЦИО, пусть и ниже по поколению, оказались бы как нельзя более кстати. Артур был почти уверен в том, что во время спуска именно на этом корабле находился Гермгольц. Он, конечно, не мог выжить, но если бы Артур нашел хоть какие‑нибудь его записи, это сильно помогло бы поискам. Возможно, среди записей он смог бы найти хоть какие‑то подсказки, говорящие, где находится станция ГЕО‑1. Старик упомянул, что они с Герхардом, владельцем свалки, в конце концов договорились о сотрудничестве: Старик давал доступ к электричеству станции, а Герхард поставлял ему кое‑какие запчасти. По прикидкам Артура, свалка должна была находиться в полусотне километров отсюда, если следовать вдоль линии электропередач.

Закончив разминать руку, он вновь зафиксировал ее и вскоре уснул.
– Вот. – Старик кинул перед собой тюк тряпок, который, соприкоснувшись с полом, вдруг загремел железом. – Одевайся.

– Но… – Артур замер в недоумении, – что это?

– Старые вещи одного… друга. Тебе нужно выглядеть солидно, когда пойдешь наружу. – Сердце Артура прыгнуло вверх и застряло где‑то в районе гортани. – Я знаю, ты не любишь туда ходить, но… – Старик улыбнулся, – мне наплевать.

Лицо Артура сейчас выражало что‑то среднее между страхом и гневом.

– У тебя всего два часа до того, как твое украшение скажет «бум», а код я наберу, только когда вернешься обратно. Так что, Чоп‑Чоп, поторапливайся.

Пока Артур одевался и мысленно выкрикивал весь свой (к слову, не такой уж и богатый!) набор ругательств, Старик рассказывал ему о предстоящей работе.

Нужно было всего‑то выйти в ангар и встретить там бродячих торговцев. Ничего сложного. Взять товар, отдать товар, может быть, немного поторговаться. Старик сам занимался этим регулярно и Артура с собой никогда не брал. Но сейчас торговцы были новые, незнакомые Старику, и он не хотел рисковать своей шкурой.

Все не так уж и плохо, утешал себя Артур, выходить за пределы ангара не понадобится, внешний мир будет не слишком‑то и близко. Да, Артура будут отделять от него не толстые стены станции, а тонкая жестяная крыша, но это не так страшно, особенно с такой одеждой.

То, что Старик приказал Артуру надеть на себя, являлось довольно странным костюмом с некоторыми элементами брони. Это были комбинезон из толстой ткани с капюшоном, высокие сапоги и перчатки‑краги с обрезанными пальцами. Поверх всего оказались налеплены многочисленные металлические щитки, кожаные ремешки, застежки. Терпя щемящую боль в плече, он все‑таки сумел натянуть на себя это чудовище, а Старик даже великодушно помог ему с застежками на спине. К своему глубочайшему удивлению, Артур обнаружил, что ему во всем этом вполне удобно. Мысленно отметил разницу в размерах костюма и размерах самого Старика. Либо тот усох раза эдак в полтора‑два, либо костюмчик вовсе не с его плеча. В любом случае пусть и импровизированная, но все‑таки настоящая броня на теле успокаивала.

– Зачем все это? – вновь начал говорить Артур, пока Старик застегивал ремешки. – Я не понимаю, я же однорукий, что с броней, что без нее – даже сдачи дать не смогу, – соврал он.

– А это и не нужно. Стой тут. – Старик с этими словами отошел, но через считаные секунды вернулся с автоматом Калашникова. – Им одного твоего вида хватит, чтобы понять, кто тут главный. Особенно с этой штукой. Так…

Он накинул на шею Артура ремень и помог ему положить руку на автомат.

– Особо не дергайся, и они ничего не заметят…

– А он стреляет? – поинтересовался Артур.

– Упаси меня Легба! Каждый патрон – семь шестьдесят два, да что там, каждая такая гильза стоит дороже твоей шкуры! Да и вообще, это муляж, иначе я бы его давно продал.

Артур повнимательней присмотрелся к «автомату» и понял, что тот собран из нескольких кусков древесины и жести, пары труб и различных кусков металла. Надо было отдать должное мастеру, он воссоздал практически каждую деталь, каждый винтик.

– Да я бы и не дал тебе настоящий. Ишь, чего удумал! – улыбнулся Старик. – Ладно, иди скорее, а то тебя уже ждут.

Артур сделал глубокий вдох и шагнул вперед.

– А, вот еще, – окликнул его Старик, – эти люди – грязь. Веди себя соответственно. Ни в коем случае… слышишь меня? Ни в коем случае не поворачивайся к ним спиной… и… черт, надень очки, там сейчас уже день.
Джек‑Джек сидел на капоте «лягушки» и метал камушки в импровизированную мишень на пыльном полу ангара. Игра не задалась, но капот грузовика был теплым, и Джек‑Джек довольно улыбался своей кошачьей улыбкой. Ему были приятны тепло и осознание того факта, что, разделавшись с этой, по сути, непыльной работенкой, он вернется в город богатым человеком. Босс обещал приличный куш ему и ребятам, когда они возьмут станцию под контроль. Ходили слухи, что босс собирается отправить на станцию своего сына – то ли чтобы тот научился уму‑разуму, то ли чтобы убрать его с глаз долой. У них странные отношения. В любом случае это было отличное место: свежая вода, энергия и протеиновый паек почти без ограничений – ну не золотая ли жила? Пару раз в дороге Джек‑Джек задумывался, а не послать ли босса с его сынком и не прибрать ли станцию к своим рукам? Затем он вспоминал, кто его босс, и что он сделает с ним в этом случае. Ладно‑ладно, работенка‑то действительно непыльная – сейчас снизу поднимется Дедуля с обрезом или чем‑то подобным, и пока он будет торговаться за несуществующие товары, его вырубит кто‑нибудь из парней. Под пытками Дедуля выдаст коды доступа к станции – и работа сделана. На крайний случай кузов «лягушки» был набит под завязку самой крутой аппаратурой – начиная с радиопередатчика, способного заглушить любой сигнал в радиусе десятков километров (в случае, если кто‑нибудь попробует послать сигнал о помощи), заканчивая инженерным скафандром первого поколения (на случай, если двери придется вскрывать с помощью грубой силы).

Но если все пойдет по плану, то еще денек‑другой, и можно будет ехать в город… выпить пару рюмок, перекинуться в картишки, заскочить в «Золотые Холмы» к Ане и Лизе… Его мысли начали уходить в сторону, когда в глубине станции раздался долгожданный грохот древней машинерии. Движением руки Джек‑Джек подал знак своим товарищам, скрывшимся по правую и левую сторону от прохода, ведущего к медленно отворяющейся гермодвери, и соскочил на землю. Размяв плечи и поясницу, он двинулся вперед. Кошачья улыбка на смуглом загорелом лице сменилась улыбкой тигра, подкрадывающегося к ничего не подозревающей добыче. Шаги были легкими, а правая рука как бы невзначай зацепилась за ремень брюк, поближе к револьверу под полой куртки.

Сделав еще пару шагов, он остановился, вытаращив удивленные глаза на то, что показалось из проема гермодвери.

На него шел самый настоящий мусорщик, такой, про каких набожные мамаши рассказывают истории на ночь своим непослушным детишкам. Ростом он был почти два метра, широк в плечах, а ремешки брони туго оплетали мускулистое тело. Сама броня не представляла собой ничего особенного, если не знать, кто обычно носит такие доспехи. На груди у мусорщика висел автомат. Один из тех, что стреляют патронами по семьдесят дхарм за штуку.

Улыбка исчезла с лица Джек‑Джека лишь затем, чтобы появиться на нем вновь спустя сотые доли секунды. Лживая кошачья улыбка.
Пока одна гермодверь закрывалась за спиной, а другая готовилась открыться перед ним, у Артура нашлась минутка, чтобы собраться с мыслями. «Не так уж и страшно там, снаружи, – успокаивал он себя, – нет ничего такого, с чем бы я не справился. Все будет хорошо».

Чертов костюм уже начал натирать в нескольких местах, а пластины на спине тянули, будто за них что‑то зацепилось, но посмотреть, так ли это, Артур, конечно, не мог.

Двери скрипели, издавали громкие и неприятные звуки, многократно усиливающиеся в маленьком шлюзовом помещении и оседающие на барабанных перепонках.

С каждой минутой страх таял, уступая место ледяной глыбе раздражения и злости.

Проклятый Старик, проклятая броня, проклятые торговцы…

Артур успел опустить защитные очки на глаза за секунды до того, как первый луч светила коснулся его лица. Глаза, за долгие месяцы привыкшие к полумраку технических тоннелей, пока не были готовы к такому яркому свету.

Он глубоко вдохнул, медленно выдохнул и спокойной, уверенной походкой пошел вперед. Нельзя сказать, что это не потребовало от него нечеловеческих усилий воли.

Ангар – конструкция из стальных балок и листового железа – закрывал один из входов на станцию, которая, как и полагается, находилась большей своей частью под землей. Внутри ангара располагалась небольшая железобетонная конструкция, образующая короткий коридор, спускающийся под небольшим уклоном к гермодверям.

«На самом выходе, за углами, – подумалось Артуру, – просто идеальное место для засады».

Впереди он увидел странную грузовую машину, припаркованную в ангаре. Ее кабина внешним видом больше всего напоминала рассерженную зубастую лягушку. Артур остановился, не дойдя нескольких метров до места возможной засады, и перевел взгляд с машины на человека, идущего ему навстречу.

Человек этот был крепким на вид, пусть и слегка сухопарым. Большого роста, но не выше самого Артура. Особо судить о его одежде он не мог, просто не знал, как тут принято одеваться. Для него это были обычные кожаная куртка, сапоги, рубашка в клетку и брюки с наколенниками. Широкое загорелое лицо мужчины практически целиком заполняла невероятных размеров улыбка. Она вызывала у Артура самые неприятные чувства.

Мужчина остановился метрах в пяти от него и произнес с некими удивлением и долей наигранной уверенности в голосе:

– А где Дедуля?

– Я за него, – буркнул Артур и попытался наградить торговца самым презрительным взглядом, совершенно позабыв, что на нем зеркальные очки. – Что у вас?

– Эм… сэр… – Торговец слегка замялся, было видно, что он волнуется, но вдруг начал выдавать тираду, которую, видимо, заучил много лет назад: – Меня зовут Джек‑Джек, и я имею счастье предложить вам лучшие товары от Января до Августа. Если вы изволите пройти со мной до…

Артур сделал полшага вперед и увидел, как этот Джек‑Джек на долю секунды перевел взгляд в сторону, туда, где могла быть засада.

– Нет, – сказал Артур и поправил автомат. Губы торговца сомкнулись, продолжая держаться в гротескной улыбке, и он нервно сглотнул. – Вы сейчас скажете мне, что у вас, а я тем временем подумаю, в какую сторону повернется наш разговор, если вы понимаете, о чем я…

– Да, сэр, конечно, понимаю! – В глазах торговца ясно читалось, что нет, он не понимает. – У нас имеются…

Артур внимательно слушал, что говорит этот Джек‑Джек, и продолжал следить за его глазами. Торговец явно нервничал, но это было понятно. Чем больше он говорил, тем больше уверялся в его честности Артур. Быть может, он просто на секунду отвел глаза? Может быть, там нет никакой засады? Позади, в шлюзе, стояли ящики с протеиновым пайком и запчастями, и Артуру просто не терпелось обменять все это на что‑нибудь полезное. Возможно, он сможет выторговать себе столовые приборы, а если повезет, то кое‑какие инструменты или даже лекарства, которые потом спрячет от Старика.

На секунду он, увлеченный своими мыслями, потерял фокус, а когда обрел его вновь, Джек‑Джек молчал. Его улыбка была немного иной… более хищной… торговец смотрел чуть пониже подбородка Артура.

– Ты знаешь, приятель, я ведь могу снять эту штуку с твоей шеи, – предложил Джек‑Джек совсем другим голосом. – Ты просто положи автомат на землю, и все будет отлично. Я снимаю ошейник, а ты даешь нам код к этим замечательным дверкам у тебя за спиной, так?

Сердце Артура дрогнуло.

– Сначала ты положишь свою пушку, – произнес он жестко, – а затем твои друзья выйдут из‑за углов и сделают то же самое.

Улыбка Джек‑Джека почти исчезла с лица, превратившись в некое подобие ухмылки. Он поднял бровь:

– По рукам. Ребята!

Через несколько секунд тишины и недоумения, а затем еще через несколько секунд возни из‑за углов коридора показались двое. Один – верзила, каких поискать, второй – просто здоровяк. Оба грязные и в обносках. Оба с оружием в руках.

Втроем, вместе с Джек‑Джеком, они отступили к машине. Артур медленно двинулся вперед и, убедившись, что за углами никого больше не осталось, вышел из коридора.

Прежде чем начать снимать автомат с шеи, отодвинул его в сторону, позволив левой руке соскочить вниз. Острая боль пронзила плечо. Артур стиснул зубы.

– Что с рукой? – спросил Джек‑Джек.

– Не твое дело, – рыкнул на него Артур, – без оружия, с одной рукой я все равно могу тебя прикончить, если что‑то пойдет не так.

Джек‑Джек измерил его взглядом:

– Охотно верю. Но поверь моему слову. Все будет хорошо, просто отлично. Ну что, начнем?

В этот момент откуда‑то сверху раздался шипящий звук, а за ним – скрипучий голос Старика:

– Не так быстро!

Все четверо замерли. Все равно… Они, похоже, никуда уже не спешили…

– Артур, мальчик мой! Ты же не думал так легко забыть своего старого друга и уйти?

– Вообще‑то… – начал Артур, пытаясь понять, как Старик следит за ним, через микрофон или через камеру.

– Заткнись! – Значит, через микрофон. – Давай‑ка лучше повернись спиной к своим новым друзьям. Надеюсь, они рядом с тобой? – Нет, не через камеру. – Пусть они посмотрят на мой прощальный подарочек.

Артур бросил взгляд на Джек‑Джека. Тот уже держал руку на револьвере, явно не с целью положить его на землю. Торговец, или кем он там был, легко кивнул, как бы говоря: «Давай, я не против».

Ошейник издал короткий писк, как бы говоря: «Давай быстрее».

Артур повернулся.

Несколько секунд стояла тишина.

– Что это, Джек‑Джек? – нарушил тишину Здоровяк.

– Насколько я могу судить, – голос Джек‑Джека был удивительно спокоен, – у него на спине бомба. Здоровенная бомба.

– Здоровенная бомба с радиозапалом, – поправил его Старик из громкоговорителей, расположенных под крышей ангара. – Если такая рванет, то от вас, да и от всего вокруг, ничего не останется. – Он замолчал ненадолго, как бы давая всем хорошо обдумать ситуацию. – Теперь, когда карты раскрыты, я советую вам, девочки, быстренько свалить куда подальше от моей станции и больше никогда не возвращаться. Машину и весь товар я настоятельно рекомендую оставить. С собой возьмите только горячий привет для мистера Шоу.

Артур будто бы наблюдал за всем происходящим со стороны. Стресс, который он сейчас испытывал, невозможно было описать словами. Кровь, пропитанная адреналином, пульсировала в висках и на шее, под тугим рабским ошейником. Глаза застилала пелена гнева.

Но Артур держал себя под контролем. Он знал, что от его действий сейчас ничего не зависит. Знал, что он может лишь усугубить ситуацию. Сколько себя помнил, его готовили к тому, чтобы он мог принимать взвешенные решения в стрессовой ситуации. Сейчас он решил ждать.

– Хорошо… хорошо… – медленно произнес Джек‑Джек, его кошачьи, мягкие и слишком тихие для микрофона шаги удалялись к кабине грузовика. – Не надо горячиться, сэр! Вы ведь дадите нам пять минут, чтобы взять хоть что‑то. До города не меньше сотни километров…

– У вас одна минута… а затем я… ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш‑ш… – прервался сигнал.

– Парень, только не шевелись! – крикнул Джек‑Джек, выскакивая из кабины.

– Черт, черт, черт‑черт‑черт‑черт! – У Здоровяка, похоже, начали сдавать нервы.

– Заткнись. – Артур почувствовал своим затылком напряженную улыбку. – Нож. Быстро!
Он услышал свое дыхание, затем биение сердца, затем вместе с сознанием к нему вернулась и боль, жгущая плечо, запястья, затылок. Воспоминания о том, что случилось после того, как он вышел за гермодверь, были весьма расплывчаты.

Он сидел на холодном полу. Его руки оказались неестественным образом задраны за голову и, похоже, как‑то закреплены.

Артур еще немного посидел с закрытыми глазами, пытаясь успокоить боль. Когда она слегка поутихла, медленно открыл глаза. Находился он в кузове того самого грузовика, похожего на лягушку. Стены кузова состояли из металлических трубок, обтянутых чем‑то вроде брезента. Его руки были прикованы простыми железными наручниками к пересечению железных трубок на стене кузова. Если бы не боль, он бы, наверное, легко высвободился, оторвав одну из трубок. Но сейчас эта задача казалась ему невыполнимой.

Брезент неплохо пропускал свет, и Артуру удалось осмотреться. Кузов был пуст, но характерные отметины на жестяном полу говорили о том, что совсем недавно «лягушка» перевозила весьма солидный груз. В том, что Джек‑Джек со своими дружками вовсе не были торговцами, Артур окончательно убедился, когда обратил внимание на два крестообразных следа на полу, ближе к кабине. Он прекрасно помнил, что такие следы оставляет инженерный скафандр первого поколения – огромный гидравлический экзоскелет, увеличивающий силу человеческого тела в сотню раз. Конечно, Артур мало знал об этом мире, но что он знал точно, так это то, что человек, который умеет обращаться с подобным инженерным оборудованием и, более того, имеет его в своем распоряжении, никогда не посвятит свою жизнь такому простому занятию, как торговля. Понять, какой еще груз они перевозили, Артур не мог, но тяжелый запах химикатов, плотным облаком окутавший кузов, совсем не походил на тонкий аромат специй и пряностей, о которых так много говорил новый знакомый.

– Ну ты и соня! – улыбнулся Джек‑Джек, поднимаясь в кузов. В руке он держал металлическую тарелку с горкой паштета и крекеров. – Тебя даже взрыв не разбудил!

Артур попытался что‑то сказать, но вместо этого зашелся в приступе кашля. Джек‑Джек подошел поближе и присел на корточки прямо у его ног.

– Будешь? – протянул он галету, и Артур почувствовал, что его пустой желудок сейчас вывернет наизнанку. Джек‑Джек, видимо, понял это по выражению лица и, пожав плечами, отправил «лакомство» себе в рот.

– Так вы не торговцы… – Артур констатировал очевидное.

– А ты умный парень, соображаешь! – похвалил его Джек‑Джек. – Мы, видишь ли, наемники. Еще немного грабители и работорговцы…

– Так вы собираетесь… – Артур начал было задавать вопрос, но Джек‑Джек резко перебил его, сменив тему:

– Эх… жаль, что ты не пришел в себя раньше…

– Я все равно не знаю кода к гермодверям, – солгал Артур, понимая, куда клонит улыбчивый парень.

– Ладно, это уже неважно. Мы вскрыли дверь дедовской взрывчаткой. Вот ведь ирония!

– Что с ним? – Артур сам удивился своему вопросу.

Джек‑Джек лишь покачал головой в ответ:

– Ему не стоило открывать пальбу. Решили бы все как джентльмены.

Артур вдруг ощутил прилив ярости. Он никогда не любил Старика, тот использовал его, угрожал ему расправой и несколько раз даже хотел взорвать. Но сейчас это было неважно. Артур прожил месяцы бок о бок с ним. Старик его выходил, накормил, дал приют. Какой бы сволочью Старик ни был, он такого не заслуживал. Артур сделал глубокий вдох. Адреналин почти полностью избавил его от боли, и сейчас он уже мог бы попытаться сбежать, но разум подсказывал, что сначала нужно вытащить из наемника всю возможную информацию.

– Что вы собираетесь со мной делать?

– Это зависит от того, умеешь ли ты обращаться со станцией. – Джек‑Джек, улыбаясь, смотрел ему прямо в глаза, надеясь прочитать в них ответ. – Если Старик научил тебя, то твоя шкура стоит больших денег, если нет, то… ну, мы все равно пока не будем тебя убивать. Ты крепкий парень, кое‑что за тебя могут дать на февральском рынке.

– Значит, рабство?

– Ну, я бы не говорил так грубо. – Улыбка работорговца стала еще шире. – Скорее, работа, от которой нельзя отказаться. Не переживай, кормежка и место для ночлега тебе обеспечены. Знаешь, многие свободные люди тебе позавидуют.

– А ты не думал, что я могу сбежать? – совершенно серьезно спросил Артур.

– Да, конечно, – усмехнулся Джек‑Джек. – Ты даже этот примитивный ошейник снять не смог. Хотел бы я посмотреть, как ты станешь удалять имплантат из своего сердца.

– Джек‑Джек, ты меня не понял, – сохраняя серьезность, продолжил Артур, – что, если я сбегу прямо сейчас?

Джек‑Джек издал короткий смешок.

– Как ты себе это представляешь? Тут же с два десятка моих людей, вокруг на сотню километров одна пустыня, а машину тебе не угнать – она древняя. Да и как ты выберешься из наручников? Ты же чертов калека! Даже если попытаешься отломать трубу, то я или кто‑нибудь из моих ребят выбьем из тебя все дерьмо.

– Я отвечу на твой вопрос, – заговорил Артур, – я умею обращаться со станцией, но это не Старик меня научил. Я умею обращаться с любым инженерным, как ты сказал, древним оборудованием. – Глаза работорговца загорелись. «Джекпот!» – говорили они. – За весь наш разговор я не слышал ни одного другого голоса. Думаю, твои люди сейчас все до единого внизу, грабят станцию. Ты тут один, – алчность в глазах Джек‑Джека сменилась страхом, – и помнишь, я говорил, что могу тебя прикончить без оружия, одной рукой? Я солгал… мне вообще не понадобятся руки.

Когда тарелка с паштетом и крекерами со звоном ударилась о пол грузовика, Джек‑Джек был уже на полпути к тому, чтобы вскочить на ноги и выхватить револьвер из кобуры.

В этот момент его настиг мощный удар окованного сапога прямо под колено. Артуру пришлось изо всех сил схватиться правой рукой за одну из труб и перенести почти весь свой вес на нее, чтобы сделать этот удар. Приложенного усилия хватило на то, чтобы сбить Джек‑Джека с ног. Но падение противника закончилось не так, как тот мог ожидать. Артур обхватил шею Джек‑Джека своими ногами и прижал врага к полу.

Джек‑Джек издал несколько нечленораздельных звуков и начал дико изворачиваться, пытаясь высвободиться из захвата. Артур сильнее сжал ноги, надеясь, что нехватка воздуха вскоре успокоит работорговца. Но пока не удавалось даже стереть чертову ухмылку с его лица.

Джек‑Джек все не хотел униматься. Он рвал свою кожу на шее и руках о металлические пластины на ногах Артура, дергался из стороны в сторону, пытаясь выскользнуть. Сквозь пелену ярости Артур сумел отметить, что обычный человек отключился бы уже несколько секунд назад, а Джек‑Джек, похоже, вообще никак не реагировал на удушение. В какой‑то момент Артур почувствовал, что сопротивление ослабевает. Он было обрадовался, но затем увидел, что Джек‑Джек перестал дергаться не потому, что ослабел. Похоже, он понял, что вырваться у него не получится. Окровавленной рукой дотянулся до своего револьвера, валявшегося все это время на полу, взвел курок и через плечо направил ствол на Артура.

Раздался выстрел. Артур не почувствовал, ранен он или нет, – адреналин блокировал все ощущения, но дать Джек‑Джеку шанс сделать еще один выстрел он не мог.

– Прости, – произнес Артур, ломая ему шею.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconПавел Владимирович Санаев Похороните меня за плинтусом «Павел Санаев....
Павел Санаев (1969 г р.) написал в 26 лет повесть о детстве, которой гарантировано место в истории русской литературы. Хотя бы потому,...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconПавел таганрогский
Оп.: Блаженный Павел Таганрогский: Составлено послушницей блаженного Павла Марией Цурютиной по рассказам знавших его людей / Мария...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconВакансии рцкп «кас» Инженер-технолог в области машиностроения
Опытно-конструкторскому бюро требуется инженер-технолог в области машиностроения: М/Ж 20-35 лет, желательно владение catia или любой...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconПавел Судоплатов. Спецоперации
Павел Судоплатов. Спецоперации Изд: Судоплатов П. А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconЗагребельный Павел Загребельный Павел Страсти (Роксолана, Книга 2)
Ибрагима, вопреки своим привычкам, не стали бить зеркал, правда, не из суеверия, а скорее из трезвого расчета, потому что все это...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconБернард Вербер Последний секрет a ch «Вербер Б. Последний секрет»:...
Впервые на русском языке! Новый роман Бернарда вербера, автора мирового бестселлера «Империя ангелов»!

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 icon“Without praise of the Almighty, Darkness shalt prevail in one’s mind.” (Guru Nanak)
...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 icon“Without praise of the Almighty, Darkness shalt prevail in one’s mind.” (Guru Nanak)
...

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
Геннадий Иванович Янаев, первый и последний вице-президент ссср, руководитель Государственного

Павел Шабарин Последний инженер Павел Шабарин последний инженер глава 1 iconИнженер- технолог по сварке, начальник смены, начальник цеха
Должность: Инженер-технолог по сварке, начальник смены, начальник цеха, начальник по производству

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов