Доклад на конференции «День филолога-97»




Скачать 290.01 Kb.
НазваниеДоклад на конференции «День филолога-97»
страница1/3
Дата публикации30.12.2013
Размер290.01 Kb.
ТипДоклад
zadocs.ru > Астрономия > Доклад
  1   2   3

В. В. Корона
Тонический стих В.Маяковского: скрытая гармония интонационного строя

(Доклад на конференции «День филолога-97», дополненный в тексте ответами на вопросы)



В. Маяковский, по мнению М. Л. Гаспарова, автора наиболее глубоких исследований по теории стиха, это Ломоносов русской поэзии ХХ в. [1]. С чем связана такая высокая оценка? На первый взгляд, Маяковский разрушил, казалось бы, все, что определяет гармонию строя силлабо-тонического стиха: точность рифмы, равенство длины строк, равенство числа стоп в строке, равенство числа и закономерность чередования ударных и безударных слогов и т. п. Но если бы прежнюю гармонию не заменила новая, ни о каком Ломоносове не было бы речи. Однако уловить эту новую гармонию не так просто. Легко ощутимая на интуитивном уровне, она не поддается точному определению с помощью существующих приемов описания метрики и ритмики. Новая форма стиха, созданная Маяковским, выглядит вызывающе небрежной, если ее рассматривать со стороны традиционной силлабо-тонической системы стихосложения. В этом обычно и видят ее отличительные особенности, оправдывая их потребностью «раскрепощения» стиха и его «освобождения» для решения новых задач. При таком подходе из поля зрения полностью выпадают те новые приемы формообразования, которые, собственно, и являются вкладом в развитие новой системы стихосложения, именуемой тонической или акцентной. По отношению к прежним эти приемы выступают как деструктивные преобразования, а в чем конкретно выражается их конструктивная роль, остается непонятным. Поэтому для лучшего понимания творчества Маяковского остается актуальной разработка новых методов описания и объяснения особой формы его поэтических произведений. В данной работе мы предлагаем методику измерения и оценки интонационного строя стиха, рассматривая этот строй как ведущий признак новой формы.

Обратимся к тексту известного многим со школьных лет произведения.
^

Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче

(Пушкино, Акулова гора, дача Румянцева, 27 верст по Ярославской жел. дор.) [2]


В сто сорок солнц закат пылал,

в июль катилось лето,

была жара,

жара плыла –

на даче было это.

Пригорок Пушкино горбил

Акуловой горою,

а низ горы –

деревней был,

10. кривился крыш корою.

А за деревнею –

дыра,

и в ту дыру, наверно,

спускалось солнце каждый раз,

медленно и верно.

А завтра

снова

мир залить

вставало солнце ало.

20. И день за днем

ужасно злить

меня

вот это

стало.

И так однажды разозлясь,

что в страхе все поблекло,

в упор я крикнул солнцу:

«Слазь!

довольно шляться в пекло!»

30. Я крикнул солнцу:

«Дармоед!

занежен в облака ты,

а тут – не знай ни зим, ни лет,

сиди, рисуй плакаты!»

Я крикнул солнцу:

«Погоди!»

послушай, златолобо,

чем так,

без дела заходить,

40. ко мне

на чай зашло бы!»

Что я наделал!

Я погиб!

Ко мне,

по доброй воле,

само,

раскинув луч-шаги,

шагает солнце в поле.

Хочу испуг не показать –

50. и ретируюсь задом.

Уже в саду его глаза.

Уже проходит садом.

В окошки,

в двери,

в щель войдя,

валилась солнца масса,

ввалилось;

дух переведя,

заговорило басом:

60. «Гоню обратно я огни

впервые с сотворенья.

Ты звал меня?

Чаи гони,

гони, поэт, варенье!»

Слеза из глаз у самого –

жара с ума сводила,

но я ему –

на самовар:

«Ну что ж,

70. садись, светило!»

Черт дернул дерзости мои

орать ему, -

сконфужен,

я сел на уголок скамьи,

боюсь - не вышло б хуже!

Но странная из солнца ясь

струилась, -

и степенность

забыв,

80. сижу, разговорясь

с светилом постепенно.

Про то,

про это говорю,

что-де заела Роста,

а солнце:

«Ладно,

не горюй,

смотри на вещи просто!

А мне, ты думаешь,

90. светить

легко?

– Поди, попробуй! –

А вот идешь –

взялось идти,

идешь – и светишь в оба!»

Болтали так до темноты –

до бывшей ночи то есть.

Какая тьма уж тут?

На «ты»

100. мы с ним, совсем освоясь.

И скоро,

дружбы не тая,

бью по плечу его я.

А солнце тоже:

«Ты да я,

нас, товарищ, двое!

Пойдем, поэт,

взорим,

вспоем

110. у мира в сером хламе.

Я буду солнце лить свое,

а ты – свое,

стихами».

Стена теней,

ночей тюрьма

под солнц двустволкой пала.

Стихов и света кутерьма –

сияй во что попало!

Устанет то,

120. и хочет ночь

прилечь,

тупая сонница.

Вдруг – я

во всю светаю мочь –

и снова день трезвонится.

Светить всегда,

светить везде,

до дней последних донца,

светить -

130. и никаких гвоздей!

Вот лозунг мой –

и солнца!

                                       1920.

Отвлекаясь от содержания, сосредоточим внимание на форме, основные признаки которой – ритм, рифма и размер. Ритм стиха – это нечто индивидуальное, многообразное и трудно поддающееся общим определениям. Он создается сочетанием в различных соотношениях и пропорциях самых разнообразных «элементарных» ритмических последовательностей, из которых наиболее заметны силлабическая, тоническая, силлабо-тоническая, цензурная, каталектическая, рифменная, строфическая, грамматическая, синтаксическая, семантическая и другие.

Остановим внимание только на одной ритмической единице – стиховой строке и одном ее признаке – длине, измеряемой числом слогов. Подавляющее большинство авторских строк оканчивается знаком препинания, в то время как внутри строк такие знаки чрезвычайно редки. Знаками препинания обычно отмечают паузы, а паузы – это элементы интонации. Интонация создается паузами и модуляциями голоса между ними. На этом основании авторские строки можно рассматривать как интонационные единицы стиха, а их последовательность – как визуализированный интонационный ритм. Выделяя строки в качестве объекта исследования, мы имеем дело с абстрагированным от звучания интонационным строем стиха. Специальное выделение автором интонационных единиц в виде отдельных строк позволяет предполагать, что именно они служат основными носителями ритма произведения, поэтому их характеристики будут его наиболее точным отображением.

Для отыскания этих характеристик построим распределение интонационных единиц и определим его форму. Форма распределения позволяет указать класс изучаемой системы и, тем самым, ее общие свойства [3].

Число слогов в строке колеблется от восьми до одного, принимая все промежуточные значения. Объединяя строки одного размера в группы, получаем 16 восьмисложных, 32 семисложных, 12 шестисложных, 10 пятисложных, 23 четырехсложных, 17 трехсложных, 21 двусложную и одну односложную. Назовем эти группы строчными пакетами. Выстроим их один за другим по убывающей длине строки так, как показано на рис. 1.





По оси абсцисс будем откладывать ширину строчного пакета, равную числу составляющих его строк (i), а по оси ординат – длину строки в слогах (Fi). Ширина первого строчного пакета равна 16-ти строкам, а его высота – 8-и слогам. Указанные значения служат координатами правого верхнего угла пакета. На поле графика пересечение этих значений отмечено темной точкой (i = 16, Fi = 8).

Второй строчный пакет примыкает к первому, поэтому абсцисса его верхнего угла находится суммированием числа составляющих его строк с числом строк предшествующего пакета: i = 16 + 32 = 48, а ордината равна длине строки: Fi = 7. Аналогично находим координаты правых верхних углов остальных строчных пакетов.

Если исходное авторское распределение интонационных единиц в тексте – это интонационный ритм, то их упорядоченное по размерам распределение – это интонационный спектр. Мы преобразовали интонационный ритм в интонационный спектр. Определим форму этого спектра.

Может показаться, что размеры строк убывают монотонно и только семисложные выбиваются из этой тенденции. Недостаток односложных легко объясним особенностями языка и текста. Но имеющийся опыт анализа подобных распределений заставляет рассматривать наблюдаемую зависимость как нелинейную.

Как известно, у естественных систем, построенных из взаимодействующих элементов, распределение этих элементов, упорядоченных по убывающей величине определяющего признака, существенно нелинейно. Причина нелинейности – взаимодействие элементов по типу взаимодействия снежного шара с липким снегом. Чем больше шар, тем больше снега на него налипает и т. д. В общем можно сказать: чем жестче взаимодействие, тем сильнее нелинейность. Например, кривая распределения городов по численности населения в одной стране сначала резко, а потом плавно спадает. Это вызвано тем, что обычно имеется только один самый крупный город (чаще всего это столица), несколько крупных городов, значительное количество городов среднего размера и огромное количество мелких городков, сел, поселков и деревень. Аналогично распределяются граждане одной страны по доходу на душу населения. Существует очень небольшая группа граждан со сверхвысокими доходами, небольшая – с высокими, более значительная – со «средними» и огромное число с низкими и очень низкими.

Поэтическое произведение – это система, построенная из взаимодействующих элементов, поэтому естественно ожидать, что распределение строк по такому значимому признаку, как число слогов, будет существенно нелинейным. Исходя из того, что наиболее надежной является средняя часть распределения, наметим предполагаемую нелинейную форму штриховой линией (рис. 1, верхнее поле графика). При этом мы теряем крайние точки, лишаемся некоторых частностей, но зато выигрываем в главном – повышаем степень всеобщности.

Для определения параметров нелинейной зависимости превратим ее в линейную, откладывая по оси ординат не число слогов строки, а натуральный логарифм этого числа. Перестроенный график представлен на рис. 1 в нижнем поле (светлые точки). Как и ожидалось, логарифмирование «выпрямило» нелинейную зависимость, и все значения, за исключением крайних, легли на одну линию.

Фантастичность наблюдаемой картины станет более впечатляющей, если мы переведем ее в привычный масштаб. Представим себе, что строки разной длины – это столбики разной высоты, от 70 см. до двух метров, наблюдаемые в створ с расстояния 180 м. Все верхушки столбиков видны при этом одновременно. Автор словно выровнял их по лучу зрения под определенным углом.

Но о каком «луче» идет речь, если абсолютные значения убывают по экспоненте, а по линейке выстраиваются только их логарифмы? Ответ на этот вопрос прост. Согласно известному в психофизике закону Вебера-Фехнера, сила наших субъективных ощущений находится в логарифмической зависимости от объективной силы раздражения. Чтобы ощутить какое-либо новое воздействие как в два раза более сильное, чем прежнее, сила раздражения должна быть сильнее не в два, а в три или четыре раза. Например, если звук в 10 дб. нам кажется недостаточно громким, то для увеличения ощущаемой громкости в два раза мы должны реальную силу звука довести не до 20, а до 30 или даже 40 дб. Это же относится ко всем другим ощущениям, как внешним, так и внутренним, и во всех модальностях. Так уж устроены наши рецепторы, кодирующие воспринимаемые сигналы в виде цепочек нервных импульсов различной частоты и длительности и сопряженные с этой формой передачи сигнала кодирующие и декодирующие системы. Поэтому, логарифмируя длину строки, мы переводим ее в ту форму, с которой работает автор и которую воспринимает в конечном итоге читатель. «Луч зрения», о котором идет речь, это «луч внутреннего зрения».

Чтобы выровнять «столбики» по высоте, как это наблюдается, необходимо размещать их строго определенным образом, постоянно контролируя их имеющееся и желаемое число и расположение. Но как это сделать практически? Для этого следует иметь, во-первых, фиксированный «угол зрения», а во-вторых – «контрольную точку», на которую направлен взгляд. Что же является аналогом этих условий в наблюдаемой картине?

«Угол зрения» в нашем случае - это угол наклона кривой, а «контрольная точка» - точка пересечения с осью ординат. Экстраполируя полученную прямую до пересечения с осью ординат, находим  ln F0 = 2.7. Это логарифм длины нулевой строки, а ее абсолютная длина равна, соответственно, F0 = e2.7 = 15 слогам. Можно сказать, что автор «видит» верхний конец этой строки, отступив на приличное расстояние, и размещает остальные строки по высоте так, чтобы вывести к «точке стояния» на нулевое значение. «Точка стояния» - это точка пересечения с осью абсцисс, находящаяся на расстоянии i = 180 строк от начала координат.

По «точке стояния» (прилежащий катет) и «контрольной точке» (противолежащий) находим тангенс угла наклона k = 2.7 : 180 = 0.015. «Угол зрения» оказывается равным всего 0.86o. Это довольно острый угол. Примерно под таким углом мы видим солнце на небосклоне или букву на странице.

Более интересна величина, обратная тангенсу угла наклона К = k -1.

Численное значение этой величины – 60 слогов (K = 0.015 -1).

Назовем параметр F0, непосредственно не проявляемый в тексте, эталонной строкой. Это невидимая, «фантомная» строка, с которой как бы начинается отсчет размеров видимых строк. Параметр К, кратный четырем «фантомным» строкам, назовем соответственно «фантомной» или эталонной строфой, поскольку в большинстве случаев стиховые строфы это четверостишия.

Итак, мы определили основные параметры функции, которая описывает форму нашего распределения. Соотношение этих параметров, как ясно из графика, имеет вид:

ln Fi = ln F0 - i k -1

Это и есть аналитическое описание формы интонационного спектра. Назовем полученное соотношение формулой интонационного строя.

В чем «филологический смысл» этого соотношения? Смыслов здесь несколько.

1. Формула показывает, что наблюдаемые интонационные единицы - это не хаотичный набор произвольно заданных величин, а элементы естественной системы, размеры которых определяются конкретным соотношением и значениями параметров F0 и K.

2. Наблюдаемое соотношение – это степенная функция вида:



т. е. спадающая экспонента. Отрицательный показатель степени означает, что процесс конечен. Другими словами, размер произведения предопределен значениями
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Доклад на конференции «День филолога-97» iconДоклад о состоянии и развитии институтов гражданского общества, их...
...

Доклад на конференции «День филолога-97» iconПрограмма первый день конференции, 02. 12. 11, пятница
...

Доклад на конференции «День филолога-97» iconДоклад на XIII конференции корееведов России и стран СНГ
Российско-корейское сотрудничество в нефтегазовых проектах на сахалине: вызовы и перспективы

Доклад на конференции «День филолога-97» iconВнимание! Страница дорабатывается!
Учебным планом изучения дисциплины предусматривается такой вид работы студента, как доклад или сообщение. Мможно сделать 1 доклад...

Доклад на конференции «День филолога-97» iconСлава Шри Гуру и Гауранге Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур Брахман и вайшнав
Во второй день конференции он прочитал и объяснил вторую часть, «Хари-джана-кан- ду», которая описывает славу преданных Хари. На...

Доклад на конференции «День филолога-97» icon1 вс новый Год наступил. Всемирный день мира (День всемирных молитв о мире)
Вт день преподобных Кирилла и Марии, родителей Преподобного Сергия Радонежского. Международный день ювелира

Доклад на конференции «День филолога-97» icon7 января (нерабочий день) Рождество Христово (праздничный день)
День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 год) (день воинской славы России)

Доклад на конференции «День филолога-97» iconДоклад о результатах деятельности администрации городского поселения
Сегодня я хочу начать свой традиционный отчётный доклад необычно, а именно с фильма

Доклад на конференции «День филолога-97» iconПрограмма Конференции «Работы 66» 18 апреля
Сегодня, 1 марта, и мы объявляем список спикеров, которые выступят на Конференции «Работы 66». Также сообщаем, что всех гостей будет...

Доклад на конференции «День филолога-97» iconДоклад должен содержать результаты глубокого самостоятельного исследования,...
Научные сообщения участников могут постулироваться как тезисы, которые будут опубликованы в сборнике материалов конференции

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов