Пролог




НазваниеПролог
страница8/19
Дата публикации02.01.2014
Размер1.77 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19

Семь


Донна приняла решение. Она выберется из Брэкнелла.

Как именно она переместилась с базы в Антарктиде в отель «Настоящий путешественник» на развилке у Рединга не укладывалось в её сознании. Но как бы это ни объяснялось, пора действовать.

Донна уже сутки жила в отеле, остановившись в номере 218. Самое странное, что хотя она и слышала голоса людей в коридоре, стоило ей открыть дверь и выглянуть, там никого не обнаруживалось, только жуткое ковровое покрытие, закрытые двери и тишина. Кроме того, со своего этажа она слышала шум внизу, но когда спускалась посмотреть, там никогда никого не было.

В фойе всегда было безлюдно, если не считать Сэди, улыбающуюся, загорелую регистраторшу, вечно сидящую за стойкой. Донна не испытывала к Сэди тёплых чувств, хотя та, казалось, каждый раз оперативно предлагала свою помощь.

Слишком оперативно, поскольку, несмотря на невероятное стремление помочь, Сэди ни разу не оказалась полезной, отделываясь лишь извинениями. Общественные телефоны вышли из строя как раз на прошлой неделе, мобильный на стойке регистрации слабо ловил сигнал, wi-fi постоянно прерывался.

Донна никак не могла никуда пробиться. Сэди приносила свои извинения, однако результат оставался прежним. Донна, конечно, могла бы просто уйти из отеля, но Доктор прислал ей записку. Он передал её через Сэди, которая, несмотря на всю свою бесполезность, точно знала, где её найти. Записка была раздражающе однозначна и, несомненно, написана рукой Доктора. В ней говорилось: «Жди меня».

Кто платил за её номер? Он.

Ресторан всегда был пуст. Вчера вечером ей сообщили, что он только что закрылся, хотя Сэди сделала Донне «одолжение» и пустила её туда.

Посетители в ресторане под названием «Якорная стоянка» отсутствовали, и только две молодые вежливые официантки убирали со столов то, что как казалось, осталось после бурного банкета, рассчитанного, судя по всему, на сотню человек. Как им всем удалось уйти, не столкнувшись с Донной?

Когда она спросила одну из официанток, та ответила, что Донна разминулась с прочими постояльцами, которые все отправились на вечеринку в город. Донна сдалась и села за столик, рассматривая фотографии кораблей на стенах и размышляя, как корабли связаны с Брэкнеллом. Ей принесли ужин - жареную свинину с картофелем и овощами. Гостиничная еда. Еда для пенсионеров.

Прошлый вечер прошёл уныло. Даже по меркам брэкнеллской гостиницы. Донна спустилась в бар под названием «Замок» («попробуйте наши замечательные коктейли»), но он так и не открылся, ни для коктейлей, ни для чего бы то ни было. Там оставалось темно, тихо и безлюдно. Нехватка персонала, как объяснила Сэди.

И тогда Донна сорвалась. Она выдала этой улыбчивой корове всё, что о ней думает. Сэди продолжала улыбаться на протяжении всего разноса и успевала только вставлять свои извинения. Нет, управляющего в данный момент нет на месте. Сэди оставили за главную, и больше никого из штата нет.

Подолбившись головой о стойку, Донна объявила, что отправляется прогуляться, несмотря на то, что солнце уже село, а дождь, продолжавшийся весь день, так и не прекратился. Она попросила зонтик, но в гостинице их, конечно же, все растеряли. - Обычно мы забиты под завязку, - улыбнулась Сэди. – Наверное, экскурсия. Не очень удачный у вас день, мадам, не правда ли?

Донна посмотрела в тёмную, промозглую ночь и решила идти спать. Может быть, Доктор объявится утром.

Вернувшись в свой номер, она обнаружила, что телевизор сломан. Ну, надо же. Уже без сил на что-то жаловаться, она плюхнулась на кровать.

Проблема состояла в том, что в восемь вечера ей не хотелось спать. Она уставилась в плохо побеленный потолок. В восемь тридцать она пришла к выводу, что во всём виноват Доктор. С этой мыслью она и заснула.

На следующее утро она завтракала в «Якорной стоянке». Одна. Она опять ненадолго разминулась с прочими постояльцами – они, очевидно, отправились в ближайшую деревню за покупками. Вернутся вечером.

Что ж, на сегодня Донне уже хватит. Даже в Брэкнелле лучше, чем здесь.

Она начала со своего номера. Донна выглянула в закопчённое окно и увидела всё ту же картину: дождь и ещё один корпус отеля, такой же, как и этот. Издали доносился шум трассы, но его источник она определить не смогла.

И никого.

Донна кивнула собственному отражению, деформированному каплями дождя на оконном стекле. Она вздохнула. – Пора… - сказала она и замолчала.

- Пора отчаливать, - собиралась сказать она, но потом вдруг подумала, что её могут подслушивать. Кто-то сидит в наушниках и слушает, не выдаст ли она чего-нибудь важного. В ванной что-то скрипнуло. Может быть, он, кем бы он ни был, сидит там, притаившись, словно человек-уховёртка.

Она почувствовала, как колотится её сердце. Конечно, можно просто открыть дверь. Открыть дверь ванной и увидеть, что нет там никакого человека-уховёртки, подслушивающего её. Просто открыть, как открывала пять минут назад. Ничего страшного.

Только вот она понимала, что теперь не откроет эту дверь. Ни за что на свете.

Она начала задумываться, насколько вообще реальна эта гостиница. Она начала задумываться, зачем она вообще здесь. Какая-то часть её разума, очень важная часть, начала отключаться. Она должна уходить. Уходить немедленно.

- Пора… посмотреть на себя в окно, - она поморщилась тому, как это прозвучало, и выскочила из номера 218.

Спустя две минуты она пряталась у пожарного выхода, выглядывая в фойе. На лестнице между этажами она услышала звук заработавшего пылесоса. Донна знала, что если она вернётся, коридор будет пуст. Уходить. Уходить немедленно.

Пожарная дверь со скрипом открылась. В фойе в кадках покачивались чахлые пальмы и играл кошмарный ритм-н-блюз. Сэди не видно. Отлично.

Снаружи дождь заливал автостоянку. Ветер ударил ей в лицо, когда она выбежала из отеля.

Никаких сирен, никаких сигналов тревоги. Только обжигающий холод и осознание факта, что она вышла без пальто, дабы не вызвать подозрений.

Стоянка была заставлена автомобилями. Ни одного свободного места. И никого рядом.

- Есть тут кто? - крикнула она и сама этому удивилась. Её голос растворился в дожде. - Эй!

Должен же кто-то там быть. Её поразило, как сильно она на это надеялась.

Донна оглянулась на отель. Ничего. Никакого движения.

- Просто иди, - приказала она себе. И продолжила громче: - Пройдусь по магазинам! Ненадолго!

Она шмыгнула носом и подождала ответа. - Ну и ладно! Тогда я пошла за покупками!

Дорога вела на вершину холма. Не очень крутого, но достаточно высокого, чтобы скрыть поток транспорта, который, судя по звуками, двигался прямо за ним. Это путь к цивилизации.

Донна двинулась вперёд.

Дорога оказалась длиннее, чем она рассчитывала. Наверное, потому что шла в гору. Она оглянулась на «Путешественника», уютно утроившегося на своём месте и похожего на все остальные отели, которые она видела. Если не считать, что здесь было безлюдно. Она попыталась вспомнить, как сюда попала. И просто не смогла.

Донна побежала. Звуки транспортного потока стали громче. Она почти добралась.

Добежав до самой вершины холма, она остановилась. Дорога заканчивалась т-образным перекрёстком. За полосой деревьев прямо перед нею скрывалось широкое распаханное поле, раскинувшееся до следующей лесополосы. Дорога разветвлялась направо и налево, а вперед уже не вела. Никаких дорожных знаков, и что самое странное, шум от проезжающих машин теперь доносился с другой стороны.

- Что-то здесь не так, - произнесла Донна.

Дождь не прекращался. Дорога закруглялась, исчезая из виду в обоих направлениях.

- Должен же быть выход отсюда, - её голос уже срывался.

Донна боялась, что где бы она ни была сейчас, это вовсе не окрестности Брэкнелла. Но, опять же, она ведь сто лет знала эти места.

- Врёшь, не возьмёшь, - прорычала она. Подняв голову, она посмотрела на небо. Внутри неё закипел праведный гнев. - Вам меня не провести! Кем бы вы ни были! Я найду выход!

Она повернула направо и зашагала по дороге. Выход где-то есть, и она найдёт его, чего бы это ни стоило.

Стояла глубокая ночь, когда Сэди услышала какой-то шум на улице. Она вышла под дождь и увидела на автостоянке насквозь промокшую, испуганную Донну, отчаянно зовущую Доктора. Она стояла на четвереньках, вся в грязи, словно поскользнулась и упала где-то в поле. Сэди набросила пальто ей на плечи и провела обратно в отель.

Саванна была сурова. Два солнца выжгли всю влагу из воздуха и пропекли землю до твёрдости алмаза. Никто не жил в саванне кроме травососа и язвозуба, первый из которых - гигантский кактус со спрятанными корнями, ждущими пока раз в сто лет мимо него пройдёт добыча, второй - чешуйчатый крокодил, похожий на скалу. Оба могли прожить без воды космологическое количество времени.

Да, саванна - гиблое место, если, конечно, у тебя нет механизированного бронированного Панциря, в котором можно передвигаться повсюду. Благородные биологические останки арктурианского аристократа по имени Драксис обитали именно в таком устройстве, и он его обожал.

Фактически Подобие Драксиса создал для себя великолепный Панцирь, оснащённый особым шестиприводным двигателем, телескопическими окулярами, способными видеть в девятнадцати различных спектрах, и «разящей рукой» с отравленными стрелами, которая могла поражать цель на расстоянии в два километра.

Подобие любил саванну Флюкса. Он любил её строгую, убийственную простоту. Когда он охотился, его жертва попадала в эту среду обитания и он загонял её до того момента, когда она уже больше не могла бежать. Иногда жертва держалась несколько дней, в агонии продолжая двигаться вперёд, отказываясь сдаваться. Подобие устраивался в каком-нибудь овраге или на плоской возвышенности, потягивая освежающую жидкость через соломинку, телескопические глаза сканировали окрестности.

Только когда угасали любые проблески сопротивления, Подобие проявлял жалость к бедному созданию и выдвигался для coup de grâce1.

Подобие смаковал этот момент - когда преследуемая жертва понимала, что единственное избавление - смерть. Он пронзал свою добычу, и та обожала его за это.

Подобие испытывал невероятное волнение из-за Доктора. Хотя на Арктуре знали о существовании этого Повелителя Времени, информации о нём было очень мало. Одно знали точно - он весьма опасное животное. Подобие понимал, что должен быть настороже.

Обнаружив сигнатуру ДНК Доктора, Подобие тут же разработал свой вероятный маршрут. Компьютер, встроенный в Панцирь, подобрал подходящую площадку для убийства: затенённый ров между двумя скальными массивами; одно из возможных укрытий в ослепляющей яркости пустыни. Подобие доехал до рва и с помощью своих экскаваторных приспособлений вырыл яму. После чего он устроился в ней, прикрыл Панцирь песком и стал ждать.

На случай, если он, действительно, так опасен, как гласят легенды, планировалось выстрелить в Доктора парализующим жалом, а потом как получится. Не так уж весело, но ещё есть надежда пуститься в погоню, доведя его до изнурения и отчаяния. Подобие перевёл Панцирь в режим невидимости. Добыча приближалась к тенистому оврагу точно по расписанию.

Когда Доктор возник в пределах видимости, и возник всего лишь в образе потрёпанного, измученного человека в рваном костюме, побелевшем от пыли, Подобие почувствовал себя обманутым. Речь Себастьяна взбудоражила Общество и его самого. Какое разочарование. Внезапно потеряв всякий интерес, Подобие решил немедленно убить свою жертву.

Доктор, спотыкаясь, брёл прямо в засаду. Подобие зарядил «разящую руку». Яд с шипением устремился по гибким металлическим суставам. Мысленная команда расчехлила жало. Подобие посмеивался, а колёса Панциря начали крутиться в песке.

И застопорились.

В мозгу Подобия возникла тревожная мысль. Его Панцирь потерял способность двигаться.

Доктор приближался, времени почти нет. Зарычав, Подобие прибавил оборотов. Что происходит?

Что-то обмоталось вокруг колёс. Травосос!

Подобие выругался. Что за невезение! Он попался в ту же западню, которую готовил для Доктора. Но как эта трава нашла его? Подобие пользовался скрывающим распылением, чтобы остаться незамеченным.

Что-то ещё плюхнулось на ветровое стекло. Холодные, кристаллические глаза заглянули внутрь. Задубевшие челюсти распахнулись, демонстрируя множество каменных зубов. Подобие вздрогнуло от ужаса. Язвозуб!

Этого не может быть. Травосос и язвозуб вместе! Неслыханно.

Трясясь и потея от страха, Подобие активировал заряд Панциря. Мощный энергетический импульс должен помочь.

Электрический разряд встряхнул язвозуба, но не согнал его. Неорганическая слюна капнула на ветровое стекло с широкой, широкой улыбки. Краем глаза Подобие увидел, что Доктор прошагал мимо прямо по оврагу. Он даже не заметил отлично замаскировавшихся под окружающую среду врагов.

Арктурианец вдруг подумал, что и травосос, и язвозуб на самом деле роботы Себастьяна, но стоило ему об этом вспомнить, пришлось волноваться уже о других проблемах.

- Просвети меня, - сказал Себастьян.

- Доктор обманул роботов, - ответил Смотритель. Он оглянулся и вздрогнул, нависая над сидящим Себастьяном. – Полевых роботов. Он активировал их программу приоритетного подчинения.

- Роботов нельзя перепрограммировать, - монотонно произнёс Себастьян, констатируя факт. Он вернулся к своему обеду. Стол ломился от разнообразных блюд – и всё для него одного.

- Перепрограммирование не требовалось. Травосос и язвозуб получили команду, идентифицирующую арктурианца как угрозу первого класса.

Себастьян подавился половинкой жареной перепёлки. – Первого класса? Мне? Ты хочешь сказать, они решили, что Подобие готовится напасть на меня? Вопреки всем их ощущениям? Это… - он попытался подобрать слово и нашёл то, которое не хотел говорить, - блестяще!

- Им пришлось нападать, чтобы защитить вас, это выше их воли. Фактически, они не могли поступить иначе.

- И как же Доктору это удалось?

Смотритель обмяк. – Если считать, что это не Барис…

- Что не так…

- Теоретически, активировать приоритетное подчинение не очень сложно. Нужно только знать трансмиссионные коды робота. Поскольку сейчас мы не пользуемся ИМТ, ему требовалось просто найти их в базе данных. Разумеется, если предположить, что у него есть доступ к терминалу.

Себастьян встал, вытер подбородок и перевернул стол. Несколько минут он с удовольствием расшвыривал еду. Серебряные тарелки со звоном ударялись об мраморный пол. Смотритель неподвижно замер, наблюдая за яростью своего хозяина.

Наконец Себастьян успокоился. Он взглянул на Смотрителя. – Убирайся с глаз моих. Выясни всё.

Смотритель развернулся и вышел из зала, благодарный за то, что по-прежнему функционирует.

Холодные развалины пахли смертью. Воронка от разорвавшегося снаряда была заполнена густой, серой грязью и железными осколками. Над головой он видел тёмное небо за завесой дыма. Единственными источниками света служили случайные оранжевые сполохи, возникавшие среди облаков. Оружейные выстрелы едва доносились сквозь морозный туман. Где-то там шла война.

Доктор, а точнее, Барис, веривший, что он Доктор, съёжился под упавшим бетонным навесом, дрожа всем телом.

Любой нормальный человек испытал бы ужас от перспективы оказаться в руинах разрушенного войной чужого города, среди губительной зимы, без еды, оружия и любых других средств выживания. К счастью, думал Барис, он Доктор, а не нормальный человек. Он Доктор и он должен найти Донну.

И всё-таки холодно. Его зубы стучали, а сердца продолжали качать кровь по телу. Неплохо было бы иметь что-то теплее, чем старый костюм, кеды и галстук. Даже звуковая отвёртка, которой он, наверное, смог бы растопить снег, потерялась. Должно быть, он её где-то выронил.

С края ямы скатился камешек. Барис не двинулся, вжавшись в мокрые тени. Он посмотрел наверх и увидел остов сгоревшей фабрики, тёмным силуэтом вырисовывавшийся на фоне вспышек света. Перед зданием двигались фигуры, пар валил у них изо рта. Сутулые и неуклюжие в своих потрёпанных меховых одеждах. Даже отсюда Барис чувствовал их отчаяние, их голод. Один что-то прошептал другому – жалкий, слабый, шипящий звук. Он не узнал язык, но тот показался ему грубым и безжалостным. Он не хотел, чтобы эти люди его заметили. Фигуры двигались медленно и осторожно, держа перед собой длинноствольные винтовки, привычные для этих руин.

Барису почему-то подумалось, что если они его найдут, то съедят. Внезапно они пропали.

Он погрузил пальцы в заснеженный, холодный гравий. Пот замёрз на его лбу. Барис с трудом заставил себя сделать глубокий вдох. Ему нужно стряхнуть это странное оцепенение, поразившее его. Он должен выяснить, кто посылал его в эти странные, смертельно опасные места. И почему.

- Давай, Доктор, - сказал он себе. – Ты выше этого.

И прежде всего, он должен найти Донну.

Комиссар Веймарк почти забыл, что он не дома. Он настолько увлёкся допросами возможных предателей, что даже не заметил, как пролетело время. Что касается Себастьяна и его пари, всё это казалось таким далёким.

Когда раздался треск радиоприёмника, Веймарк решил, что это послание от его руководства, эти трусы прятались в бункерах за линией фронта. Только голос Себастьяна заставил его сделать паузу в работе.

Веймарк распрямился перед вращающимся стулом. Его клиент сполз на пол. Этот человек может подождать. У него есть дело Общества.

Выйдя из бункера, Веймарк втянул воздух и почувствовал запах озона и пороха. Ночной воздух бодрил холодом. Разумеется, теперь он вспомнил, планетарная реконструкция великолепна.

- Мне нужен полный боекомплект, плащ-палатка и сапоги, - приказал он. Его первый адъютант, подкомиссар Франц, щёлкнул пятками и зашёл обратно в бункер.

Или точнее, робо-копия его первого помощника. Никогда не позволяй себя дурачить, подумал Веймарк.

Снаряд просвистел над городом как комета. Комиссар Веймарк не увидел в этом ничего необычного. Он не верил в предзнаменования.

- Значит, Доктор, - сказал Франц, вернувшись.

- Конечно, - отозвался Веймарк. Ему стало интересно, какой объём памяти Себастьян вложил в этот дубликат. - Думаю, мы не первые. Я здесь уже давно. Доктор, наверное, переиграл как минимум одного.

- Будет непросто.

Веймарку не нравилось говорить с этим роботом. Одно дело использовать их в качестве слуг, другое - слышать, как они обращаются к тебе с такой фамильярностью.

- Не стоит путать охоту и развлечение, - сказал он роботу. - Себастьян ждёт, что мы проиграем.

- Себастьян, без сомнения, могущественен, - на толстом лице Франца не отобразилось ни одной эмоции. Он передал Веймарку его амуницию.

- Доктор тоже не новичок, - резко отозвался Веймарк. - Он подготовится к встрече со мной.

- Вы его знаете?

- Только по репутации. Однажды он побывал на нашей планете. Дело уже через полчаса чуть не закончилось войной. Никто так и не выяснил, как он перепрограммировал наши боевые компьютеры таким образом, что они самоуничтожились. За ним отправилась половина армии восточной границы, но он всё-таки прошёл. О, он хорош!

Комиссар натянул чёрные узкие сапоги и накинул плащ поверх амуниции. Регулярные войска в Бариаграде такой роскоши не получали, только особые исполнители. «Кровавые ищейки».

Наконец, Франц передал Веймарку его оружие. Комиссар разобрал и собрал 8,25-миллиметровую снайперскую винтовку. Контейнер содержал в себе впечатляющий набор боеприпасов, инфракрасный тепловой сканнер и прибор ночного видения. Старые друзья.

Веймарк вспомнил свой величайший триумф: восемнадцатинедельную охоту за главным снайпером западной границы. В развалинах Бериаграда снайперская стрельба была самым эффективным методом ведения войны. Мастерство стало искусством, почти религией, привлекающей самых лучших. Снайперы превращались в легенды, а Веймарк был величайшим из них. Он никогда не промахивался. Доктор станет самым грандиозным успехом его карьеры.

- Знаешь, в чем причина моего успеха, робот Франц? - спросил он.

- Вы готовы к любой случайности, комиссар, - ответил Франц, любезно улыбаясь.

Веймарк вставил обойму в запасной пистолет и послал разрывную пулю в мозг робота. Раздался громкий хлопок и Франц начал заваливаться назад, что-то искрилось и шипело в том, что осталось от его головы. Наконец робот понял, что умер и упал в снег.

- Я работаю один, - сказал комиссар, сдувая дымок с оружия и засовывая пистолет в кобуру.

Охотник отправился на поиски Доктора, даже не позаботившись узнать, что оголодавшие солдаты уже двигаются к телу робота, готовые разорвать его по косточкам и проводкам.

Ночь в Шато вызывала нервозность и чувство одиночества. Малейший шум эхом разносился по пустым залам. Статуи владельца дворца смотрели отовсюду из темноты. Звук шаркающих шагов отдавался от стен, словно шум прибоя. Но не это беспокоило Дворецкого, он был слишком зол.

Неуклюжий робот зашёл в залитый лунным светом зал управления. На пультах мигали незнакомые зелёные и красные лампочки. Дворецкому не нравились ни лампочки, ни пульты. Аварийные системы технической поддержки действовали по всему Шато, и это приводило его в дурное расположение духа. Они, казалось, нарушают порядок этого места.

- Ну, что ещё? – рявкнул он на Смотрителя, подключённого к терминалу.

Смотритель показал на ряд компьютеров. Дворецкий извлёк собственный элегантный кабель и тоже подключился к системе. Разноцветные цифры замелькали перед его глазами с бешеной скоростью. – Знаете, сколько операций одновременно выполняется на Планете 1? – спросил Смотритель. – Бесконечное множество.

- И? У меня много дел…

- И из-за перестройки их, практически, невозможно отследить.

- Да, да…

- Он знал об этом. Практически невозможно. Но не абсолютно. У меня два миллиона роботов, занимающихся этим на Южном континенте. Более десяти тысяч единиц сгорело в процессе.

- Не утомляйте меня техническими подробностями, - резко прервал его Дворецкий. – Вам известно, что я на службе. О чём вы говорите?

- Неавтоматизированное отслеживание: кто, когда и какой воздушный экран задействовал.

Настроение Дворецкого улучшилось. Он понял, куда тот клонит. – Продолжайте…

- Я отследил все операции с воздушными экранами на Планете 1 за период, когда Доктора переместили из зоны орубианских джунглей. Та команда исходила с воздушного экрана в этой самой комнате. И угадайте, кто активировал экран?

Если бы роботы умели потеть, они выглядели бы примерно так, как сейчас выглядел Дворецкий. – Шутите? – квакнул он.

- Уверен на сто процентов.

- О, боже, - выдохнул Дворецкий. Они посмотрели друг на друга.

- Харр-харр, - засмеялся Смотритель.

- Харр-харр-харр, - подхватил Дворецкий.

- Харр-харр-харр-харр, - загоготали они вместе.

- Здесь, вообще, когда-нибудь можно спокойно выспаться? – возмутился Доктор.

Дворецкий Фредди вытащил его из постели и перебросил через руку.

Болтаясь вверх ногами, Доктор улыбнулся. – У тебя цветущий вид. В лотерею выиграл?

Дворецкий Фредди облизал губы: - Ммм, - промычал он и вышел из комнаты.

Пока Доктора тащили по многочисленным, отделанным деревянными панелями, коридорам, через бесчисленное множество дверей, он догадался, что его игра окончена. Должно быть, они заметили одну из миллиона несостыковок в его обмане. Его раскусили. Наверное. Ожидаемо, конечно, но не так скоро. Доктор обмяк в руках робота. Нет смысла бороться с тем, что не в его силах. Лучше воспользоваться этим временем и подумать.

Наконец они достигли комнаты. Зал трофеев. Доктор висел вниз головой на руках Дворецкого Фредди. Вспыхнула лампа.

- Доброе утро, Барис, - раздался бодрый голос Себастьяна.

- Доброе! – воскликнул Доктор не менее бодро. – Прошу прощения, что не могу подать руку. Я вверх тормашками.

- Не стоит беспокоиться, - утешил Себастьян. – Мой Смотритель сообщил, что у него есть кое-какие новости.

- Как мило с его стороны. Новости я люблю.

Доктора перевернули и бросили на неприятно знакомое кожаное кресло. Вторая лампа засветила прямо в глаза. – А вот это мне напоминает допрос, - он поднял руку, заслоняя глаза, чтобы рассмотреть, кто стоит рядом. – Я прав?

- Прав, - донёсся из мрака монотонный голос Смотрителя Фредди. – Очень даже прав.

Доктор услышал ужасающие звуки, похожие на сморкание. – Роботы смеются, - сказал он. – Нехорошо.

- Ты покойник, Барис, - заявил Смотритель Фредди. – Или как там тебя.

Доктор попытался сесть, но из кресла выскочили гибкие провода и обмотались вокруг него. – Себастьян, - обиженно произнёс он, - мы ведь это уже проходили.

Себастьян подошёл к креслу. На нём был шикарный бархатный смокинг, а в руке он держал маленькую кофейную чашечку. – Очевидно, нет. Мой Смотритель уверен, что обладает неоспоримыми доказательствами твоей причастности к незаконным действиям в зале управления.

Доктор попытался поразмышлять. Что они выяснили? Кое-какие открытия хуже, чем другие.

Смотритель Фредди появился в поле зрения, сверкая глазами на выкате. Он пропел: - Ты задействовал трансмат… ты задействовал трансмат…

Так. Доктору пришлось признать, что это наихудший вариант.

Смотритель не торопился. Он намеревался растянуть представление. Трёхмерный голографический проектор продемонстрировал Себастьяну длинную вереницу графических образов, в основном восхваляющих гениальность Смотрителя Фредди в деле отбора данных по операциям с воздушными экранами. Доктор тоже смотрел на это вместе с Дворецким, пытающимся скрыть ухмылку.

Две минуты спустя Себастьян не выдержал. – Можно ближе к делу?

- Да, хозяин, конечно, - поклонился Смотритель и включил ускоренную перемотку.

На голографе замелькала мешанина цветных линий, прерывающихся в местах сетевых узлов. Это походило на стремительный полёт цифровой пули - протокола обнаружения, разработанного Смотрителем – по узловым точкам сети ИМТ по направлению к определённой цели. Пуля пронеслась через зоны, области, округи, здания, помещения и достигла границы Шато.

- Как видите, - прокомментировал Смотритель Фредди, - след привёл к залу управления в Шато, - робот бросил взгляд на Доктора. Он уже не скрывал свой триумф. – По этим данным определились очень интересные координаты. И очень интересный оператор. Потому что, в конце концов, мы добрались до воздушного экрана, которым воспользовались для спасения Доктора от лорда Перси.

Несмотря на низкую температуру, поддерживаемую в зале трофеев, Доктор почувствовал, что ему стало жарко. Он расслабился, размышляя. Смотритель взглянул на своего хозяина, готовясь рассказать о последнем разоблачении. Цифровая пуля остановилась и засветилась красным. Она достигла цели.

- И теперь, после нескольких дней невероятно усердной работы команды роботов целого континента, результат получен. Это доказательство нельзя опровергнуть. После серии долгих и мучительных расчетов, оказалось, что воздушным экраном с регистрационным номером HGcccc2930-5890.276 управлял… - он выдержал эффектную паузу. – Барис.

Изображение на голографическом экране застыло, оставив номер парить в воздухе. Смотритель, словно устав от неимоверных усилий, склонил голову. Он ждал вознаграждения.

В зале трофеев стояла тишина. Смотритель посмотрел вверх, размышляя, как скоро они начнут пытать Доктора.

Дворецкий кашлянул, звук эхом разнёсся по обширному помещению.

- Говорите номер HGcccc2930-5890.276? – переспросил Себастьян.

- Да, хозяин. Ошибка совершенно исключена.

- Ну, - продолжил Себастьян, - а на экране не такой номер.

Внезапно Смотритель почувствовал себя очень, очень больным. Он понял, что сейчас произойдёт. Как он попался.

- Тут показан номер HGcccc2930-5890.275. А согласно твоим данным, этим воздушным экраном управлял ни кто иной, как ты.

- Я знаю, как он это сделал, хозяин, он создал трояна, чтобы обойти регистрацию на случай обнаружения… если вы мне позволите…

- Хватит! – голос Себастьяна наполнил весь зал. Смотритель замолчал.

Смотритель украдкой взглянул на Дворецкого, но его, так называемый, друг отвёл глаза. Доктор, привязанный проводами к креслу, всем своим видом воплощал святую невинность. Как же Смотрителю хотелось оторвать ему руки. Если бы он только проверил программу на наличие ловушек – простая операция, которая не заняла бы много времени. Торопясь доложить обо всём хозяину, он пренебрёг мерами предосторожности. И теперь он за это заплатит.

Себастьян улыбался как волк. – Освободить Бариса.

Металлические кабели скользнули обратно в кресло, и человек, которого Смотритель без сомнений считал Доктором, встал.

- Смотритель, в кресло, - приказал Себастьян, не повышая голоса.

- C’est la vie, - виновато сказал Доктор.

Зная, что обречён, Смотритель повиновался. Теперь Дворецкий с беспокойством смотрел на него, но помочь не пытался. Ни слова, чтобы остановить то, что должно произойти.

Автоматические зажимы замкнулись вокруг робота, пригвождая его к креслу. Он посмотрел наверх и увидел опускающуюся на него машину с разнообразными приспособлениями для пыток. Смотритель знал эту машину, и понимал, что ей понравится её работа.

Себастьян кашлянул, скрывая улыбку. – Всегда хотел это сказать, - он строго взглянул на Смотрителя. – Тебе известна цена провала, - он театрально отвернулся.

- Я люблю вас, хозяин, - произнёс Смотритель, и он говорил это совершенно искренне.

Раздался звук работающей зубоврачебной дрели. Машина приступила к своим обязанностям.

Себастьян приобнял Доктора за плечи повёл из зала трофеев. Перекрывая шум, он крикнул: - Уйдём от всего этого безобразия!

Оказавшись снаружи, Доктор позволил себе снять накопившееся напряжение, выражением гнева: - Послушайте, Себастьян, эта штука напугала меня до смерти. Я ведь всего лишь пытался помочь, а вы продолжаете… продолжаете… боже мой, что если бы он…

Себастьян посмотрел на него с изумлением. – Ну, ну, Барис. Мой Смотритель всего лишь выполнял свою работу. Тебе следует быть готовым к подобным вещам, пока мы не выясним, что на самом деле задумал Доктор. Я не верю никому! – он рассмеялся, словно последнее предложение было ужасно смешной шуткой. – Завтрак!

- Такой умный человек, как Доктор, должен иметь какой-то всеобъемлющий план. Я совершенно в этом уверен. Ему ведь надо пройти ещё через десять охотничьих зон. Как он собирается это сделать? Придумывать план побега каждый раз по-новому? Никто на это не способен, даже он. Есть какой-то план. Блестящий план, и, знаешь, Барис, мне кажется, я его вот-вот разгадаю.

Они оба сидели за столом в саду, Себастьян поднял голову от тарелки.

- Я чувствую, что ответ вертится у меня на кончике языка, - Себастьян схватил грейпфрут и с жадностью заглотил его сочное содержимое.

- Хотите сказать, что ответ прямо у вас перед глазами? – спросил Доктор, глядя на него в упор.

Себастьян кивнул. – Не знаю, как он одолел Смотрителя, но у него получилось.

Доктор играл с фруктами, пытаясь поймать настроение Себастьяна. Он пока ещё не совсем понял, то ли правитель Планеты 1 действительно денди-психопат с жуткими капризами, то ли просто хочет таким выглядеть.

- Зачем Смотрителю так подставляться? Он, кажется, был уверен, что я воспользовался трансматом, чтобы переместить Доктора.

Себастьян постучал ложечкой по чашке. – О, Барис, ты и впрямь наивный дурачок. Доктор хочет, чтобы я знал, что он добрался до моего Смотрителя, до одного из моих старейших и заслуживающих доверия слуг.

- Зачем ему это?

- Чтобы раздразнить меня, естественно. Чтобы заставить меня думать, что он повсюду. Но я раскусил его методику, о, да, у меня есть своя собственная схемка для выяснения истинного значения его грандиозного плана. Она не подведёт. Нет, я не скажу тебе, в чём она заключается, Барис. Ты только знай, что я на некоторое время отлучусь. О, и я аннулировал твой пароль доступа в сеть. Не волнуйся, мой дворецкий пустит тебя туда, когда тебе будет угодно. Он присмотрит за тобой. О, да, внимательно присмотрит…

- Прекрасно, - отозвался Доктор. Он отодвинул тарелку, не испытывая голода.

Себастьян промокнул подбородок салфеткой. – Просто чтобы избавить тебя от последующих подозрений, понимаешь? Доктор в зоне Бериаграда с комиссаром Веймарком, самым квалифицированным и беспощадным охотником. Посмотрим, как он выпутается оттуда.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19

Похожие:

Пролог iconВиктор Гурьев Пролог в поучениях
«Пролог в поучениях (репринтное издание)»: Афонский Русский Пантелеймонов монастырь; Москва; 1912

Пролог iconПролог

Пролог iconНиколай Алексеевич Некрасов Кому на Руси жить хорошо часть первая пролог

Пролог iconПролог
Воут – ут заменены на Квиафф – Афф, более по клановски, а смысл на обоих языках понятен

Пролог iconДжеффри Чосер Кентерберийские рассказы Общий пролог Здесь начинается...

Пролог iconПролог
Всемогущий господь вначале создал небо и землю, и все, что к ним относится, а последни

Пролог iconПролог
В любом случае, это лучше, чем ампутация, которую предсказывала миссис Супер-трусиха

Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт

Пролог iconПролог: Обычные дни
Говорят, чтобы понять кого-то, нужно просто посмотреть на содержимое его книжной полки

Пролог iconПролог
Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о четырех московских парнях, выросших в одном дворе

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов