Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4




НазваниеРейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4
страница5/14
Дата публикации18.02.2014
Размер2.63 Mb.
ТипКраткое содержание
zadocs.ru > Астрономия > Краткое содержание
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

5
Кто‑ то переоборудовал камеру Мирнина; у Клер и раньше мелькала мысль сделать это, но она опасалась, что Амелия не позволит.

Шагнув из лаборатории в подземелье, где содержались самые беспокойные вампиры Морганвилля, она с удивлением увидела мерцание электрического света в дальнем конце ‑ там, где находилась камера Мирнина. Приближаясь, она замечала и другие перемены. Из стереосистемы за пределами камеры доносилась негромкая классическая музыка, появился и телевизор, в данный момент выключенный.

Первоначально камера Мирнина была голой, точно монашеская келья, а сейчас на полу лежал роскошный турецкий ковер. Узкую койку сменила гораздо более удобная кровать, в углах громоздились башни из книг, высотой по пояс.

Мирнин, одетый в голубой шелковый халат с драконами, вытянулся на постели, сложив руки на животе. Он выглядел молодым ‑ не старше Майкла, и в то же время в нем чувствовалось что‑то очень, очень древнее ‑ может, из‑за длинных вьющихся черных волос в старомодном стиле.

Кто‑ то приходил сюда и позаботился о нем. Клер кольнуло чувство вины.

‑ Привет, Клер,‑ сказал он, не открывая глаз.

‑ Привет.‑ Она слегка попятилась, внимательно наблюдая за ним. Мирнин казался достаточно спокойным, но это еще не повод расслабляться.‑ Как вы?

‑ Скучно.‑ Он рассмеялся.‑ Скучно, скучно, скучно. Я понятия не имел, что такое тюрьма на самом деле.

Он открыл глаза ‑ зрачки казались огромными, взгляд выражал обреченность, и у Клер по коже побежали мурашки.

Мирнин определенно находился не в норме. Она ненавидела это его состояние: он становился жестоким, способным сказать или сделать что угодно. Возникало чувство, будто тот Мирнин, которого она любила, просто исчезал, оставляя лишь внешне похожего голодного монстра.

Двигаясь бесшумно и мягко, точно рептилия, он соскользнул с постели. Сильные пальцы сжали решетку, взгляд напоминающих черные дыры глаз впился в лицо Клер.

‑ Сладкая, сладкая девочка,‑ промурлыкал он.‑ Такая храбрая ‑ раз пришла сюда. Давай, Клер, подойди поближе. А как иначе ты сможешь помочь?

Он улыбнулся, не демонстрируя вампирских клыков, но она все равно почувствовала дыхание хищника.

‑ У меня есть новый препарат.‑ Клер поставила рюкзак на пол, расстегнула его и достала пластиковую бутылочку с кристаллами, которую можно бросить в камеру, не опасаясь разбить. Бутылочка покатилась и остановилась у ног Мирнина.‑ Вы должны его принять.

Он не поднял лекарство. Даже не шелохнулся.

‑ Мне не нравится твой тон,‑ заявил он.‑ Не тебе приказывать мне, рабыня. Тут приказываю я.

‑ Я вам не рабыня.

‑ Ты принадлежишь мне.

Клер открыла рюкзак, достала заряженный дротиками пистолет, полученный от доктора Миллса, и выстрелила в Мирнина.

Он отступил, удивленно глядя на желтое оперение шприца‑дротика, торчавшего из живота, и потрогал его.

‑ Ах ты, сучка,‑ сказал он и тяжело сел на постель.

Препарат проник в кровеносную систему, глаза Мирнина закатились, и он распростерся на матрасе.

‑ Может, я и сука, но не ваша, а своя собственная,‑ заявила Клер.

Оставаясь на том же месте, она перезарядила пистолет, просто на всякий случай. Мышцы вампира сначала подергивались, потом расслабились.

‑ Мирнин?

Он мигнул; зрачки быстро сокращались.

‑ Оп! ‑ Он выдернул из живота дротик, с любопытством осмотрел и осторожно отложил в сторону.‑ Это было интересно.

Сейчас он выглядел и говорил гораздо разумнее.

‑ Что вы чувствуете?

‑ Может, боль? ‑ Он провел рукой по месту укола.‑ Или стыд? ‑ Мирнин встретился взглядом с Клер.‑ Подозреваю, что прежде я был… не слишком вежлив.

‑ Не знаю, я только что пришла. Кто вам все тут так хорошо устроил?

‑ Честно говоря, не знаю.‑ Мирнин оглянулся и нахмурился.‑ Наверное, кто‑то из людей Амелии… Я вел себя скверно?

‑ Слегка. Зато я в вас стреляла, так что мы квиты.

‑ Ах, да. Кстати, существует какая‑то особая причина, почему ты целилась в живот, а не в грудь?

‑ Там нет костей. И руки у меня дрожали. Как вы теперь себя чувствуете?

‑ Лучше.‑ Он вздохнул и сел.‑ Однако не стоит доверять мне. Нам же неизвестно, сколько будет длиться действие лекарства?

‑ Неизвестно.

Клер отложила пистолет и подошла к решетке поближе, но не так близко, чтобы Мирнин мог до нее дотянуться.

‑ Это новый состав? В виде жидкости?

Она кивнула:

‑ Он сильнее, но не уверена, что действует долго. Ваш организм способен быстро его разложить, так что нам следует быть осторожнее.

‑ Запускай отсчет времени.‑ Он оглядел себя и негромко рассмеялся.‑ Вот только моя темная сторона не позаботилась одеться достойным образом, чтобы можно было принять даму.

Он встал, распустил завязки халата и потянулся к аккуратно сложенной на столе одежде. Заколебался, улыбнулся и вопросительно вскинул брови:

‑ Клер, если ты не против…

‑ Ох! Извините.

Клер повернулась к нему спиной; это было неприятно, даже при том, что он находился в запертой камере. Зная, что она на него смотрит, Мирнин лучше себя контролировал. На темном экране телевизора она поймала его смутно различимое, искаженное отражение: вот он снял халат и начал одеваться. Видно было плохо, но бледность кожи бросалась в глаза. Убедившись, что он натянул штаны, Клер оглянулась. Мирнин стоял спиной к ней, и она невольно сравнила его с единственным мужчиной, которого видела наполовину обнаженным. Шейн был крупный, сильный, хорошо сбитый. Мирнин выглядел хрупким, но мышцы под бледной кожей казались крепкими, словно канаты, и она знала, что он гораздо сильнее Шейна.

Мирнин повернулся, застегивая рубашку.

‑ Давненько хорошенькая девушка не разглядывала меня с таким интересом,‑ сказал он, и Клер отвернулась, чувствуя, как вспыхнули щеки.‑ Все в порядке. Я не в обиде.

Она смущенно откашлялась и спросила:

‑ Замечаете какие‑то побочные эффекты нового препарата?

‑ Я чувствую тепло.‑ Он улыбнулся.‑ Приятное.

‑ Температура не слишком поднялась?

‑ Откуда мне знать? Я давным‑давно ничего подобного не испытывал. Трудно определить разницу.‑ Он вцепился в прутья решетки.‑ И сколько времени ты собираешься ждать?

‑ Сделаем как в прошлый раз ‑ подождем, пока эффект начнет спадать.

‑ И на всякий случай ты будешь держать пистолет под рукой? Для безопасности? ‑ Он прислонился к прутьям решетки, изящно и расслабленно. Глаза у него еще слегка мерцали, и это внушало тревогу.‑ О чем бы нам пока поговорить? Как идут твои занятия?

‑ Сами знаете.‑ Она пожала плечами.

‑ Осмелюсь предположить, все это для тебя по‑прежнему слишком просто.

‑ Видите, вы и впрямь знаете.‑ Клер помолчала в нерешительности.‑ В городе появились гости.

‑ Гости? ‑ без особого интереса переспросил Мирнин.‑ Кого‑то потянуло домой? Никогда не понимал, с какой стати Амелия мирится с этими человеческими традициями…

‑ Гости‑вампиры.

Его взгляд сразу стал внимательным. Несколько мгновений Мирнин молчал, а потом спросил низким горловым голосом:

‑ Кто, во имя Господа? ‑ Он так крепко стиснул решетку, что Клер испугалась, как бы он не сломал кости. Или даже стальные прутья.‑ Кто это?

Она не ожидала такой реакции.

‑ Его зовут Бишоп. Говорит, что он отец Амелии…

Лицо Мирнина превратилось в застывшую белую маску.

‑ Бишоп,‑ повторил он.‑ Бишоп… здесь. Нет. Этого не может быть.‑ Он сделал вдох, хотя в воздухе, будучи вампиром, не нуждался, и медленно выдохнул. Пальцы на прутьях решетки расслабились.‑ Ты сказала, «гости» ‑ их много?

‑ Он привез двоих. Их зовут Исандра и Франко.

Мирнин негромко выругался под нос.

‑ Я знаю обоих. И что они уже успели натворить? Что говорит Амелия?

‑ Она сказала, мы должны оставаться в стороне. И Сэм с Оливером тоже, если уж на то пошло.

‑ Она делала какие‑нибудь заявления? Намечаются публичные мероприятия?

‑ Шейн получил приглашение на что‑то вроде бала. Он… Там сказано, что он должен сопровождать Исандру.

‑ Иисус! Она идет на это, а ведь ей известно, какой смысл он вкладывает в это празднество.

‑ Как вас понимать?

Внезапно Мирнин затряс прутья решетки:

‑ Выпусти меня! Немедленно!

‑ Простите, но не могу. Пока мы проверяем новый препарат, вы должны оставаться…

‑ Немедленно! ‑ взревел он, и в его глазах вновь появился этот ужасный вампирский блеск.‑ Клер, ты понятия не имеешь, что там происходит! Сейчас нам не до осторожности.

‑ Тогда расскажите, что происходит! Пожалуйста! Я хочу помочь!

С усилием взяв себя в руки, Мирнин отошел от решетки и уселся на постель.

‑ Ладно. Сядь. Я попробую объяснить.

Клер подтянула к себе металлический стул, который, наверное, раньше стоял в камере, и села.

‑ Расскажите о Бишопе.

‑ Ты встречалась с ним?

Клер кивнула.

‑ Тогда ты уже все знаешь. Он не похож на вампиров, с которыми ты здесь имела дело. Даже на самых худших из нас. Мы с Амелией ‑ современные хищники, а Бишоп ‑ выходец из гораздо более бездушного и мрачного времени. Можно сказать, тираннозавр.

‑ Но он и впрямь отец Амелии?

Мирнин кивнул.

‑ Он был убийцей такого размаха, который ты и представить себе не можешь. Я думал, он давным‑давно умер. То, что он объявился здесь,‑ это очень плохо. Действительно очень плохо.

‑ Почему? Раз он отец Амелии, может, ему просто захотелось с ней повидаться?

‑ Его привели сюда не трогательные воспоминания. Скорее жажда мщения.

‑ Кому он хочет отомстить? Вам?

‑ Не я пытался убить его.‑ Мирнин медленно покачал головой.

‑ Амелия? ‑ У Клер перехватило дыхание.‑ Нет… Это немыслимо. Он же ее отец!

‑ Лучше не задавай вопросов, малышка. Тебе нужно знать одно ‑ у него есть причина ненавидеть Амелию, достаточно веская, чтобы явиться сюда и постараться уничтожить все, над чем она трудилась и чего сумела добиться.

‑ Но… она же пытается спасти вампиров. Остановить болезнь. Он должен осознать это. Он не может…

‑ Ты понятия не имеешь о его желаниях и возможностях. Бишоп ‑ выходец из тех времен, когда в среде вампиров еще не зародилась концепция сотрудничества и самопожертвования, и она вызывает у него лишь презрение. Для него имеет значение одно ‑ жажда власти. Он не смирится с тем, что Амелия чем‑то владеет без него.

‑ Тогда что же нам делать?

‑ Прежде всего выпусти меня. Амелия нуждается в том, чтобы рядом были друзья.

Клер медленно покачала головой. Мгновение утекало за мгновением, и Мирнин выглядел вменяемым, но она не осмеливалась нарушить запрет.

‑ Клер!

Она подняла взгляд. Лицо Мирнина было спокойно и серьезно ‑ он полностью держал себя в руках. Таким она видела его редко ‑ он не завораживал, не пугал, а был вполне нормальным уравновешенным человеком.

‑ Не позволяй втягивать себя во все это,‑ сказал он.‑ Для Бишопа люди либо пешки, либо еда.

‑ Как и для многих из вас.

‑ Отчасти это правда.‑ Мирнин улыбнулся, распахнув глаза.‑ Как виду, нам не хватает способности сопереживать. Но по крайней мере, мы пытаемся. Бишопа и его друзей такие пустяки не волнуют.

Новый препарат действовал гораздо лучше прежнего ‑ состояние стабильности у Мирнина продолжалось почти четыре часа, и это обрадовало его не меньше, чем Клер. Но потом он начал уставать, в настроении появились мрачность и злоба, мысли стали путаться. Отметив время и записав свои наблюдения, Клер заглянула в массивный холодильник в центре подземной тюрьмы. Наверное, когда‑то он обслуживал сразу несколько кухонь и был так велик, что казался чем‑то вроде безукоризненно чистого стального морга.

Запасы крови подходили к концу, и Клер сделала пометку: заняться этим. Бросив в камеру Мирнина несколько упаковок, она не стала дожидаться, пока он накинется на еду,‑ это зрелище всегда вызывало у нее тошноту.

Остальные обитатели подземелья по большей части помалкивали; их существованием теперь управляли лишь основные инстинкты. Клер нагрузила тележку оставшимися упаковками и развезла по камерам. У некоторых вампиров еще хватало разума хотя бы кивнуть ей в благодарность; другие лишь таращились безумными пустыми глазами, воспринимая Клер просто как ходячую пищу.

От этого ее всегда бросало в дрожь, но видеть их страдающими от голода было невыносимо. Ясное дело, кого‑то приставили кормить их и держать камеры в чистоте, но, похоже, этот кто‑то не очень усердно исполнял свои обязанности.

Когда она закончила, день уже клонился к вечеру. Клер подошла к мерцающей двери в стене тюрьмы, сосредоточилась и сформировала портал в лабораторию Мирнина. Она была расстроена тем, что услышала о Бишопе, и чувствовала себя усталой; возникла даже мысль открыть портал, ведущий непосредственно в Стеклянный дом, хотя этого она делать не любила. Требовалось слишком много сил, а еще ей не хотелось объяснять друзьям, каким образом она появляется прямо из стены. Так что лучше прогуляться пешком.

Поднявшись по ступенькам в покосившуюся шаткую лачугу, Клер вышла из нее в проулок за домом Основателя, в котором жила бабушка Дэй. Он представлял собой копию Стеклянного дома, отличавшуюся лишь внешней отделкой да расцветкой занавесок. На крыльце бабушки Дэй болтались качели, где она любила сидеть, попивая лимонад и наблюдая за прохожими. Сегодня, однако, ее не было, и пустые качели раскачивал лишь прохладный ветерок.

Солнце все еще обжигало, хотя с каждым днем температура воздуха падала. К тому времени как Клер, прошагав по множеству кривых морганвилльских улочек, свернула на Лот‑стрит, она совершенно вспотела.

Но тут ее пот мгновенно заледенел ‑ перед домом стоял полицейский автомобиль. Бросившись бежать, она ворвалась во двор и прыжком преодолела ступеньки. Дверь оказалась заперта. Дрожащими руками достав ключи, Клер вошла и двинулась по коридору в ту сторону, откуда доносились голоса.

Шейн сидел на кушетке именно с таким выражением лица, за которое Ева обзывала его козлом. Перед ним стоял Ричард Моррелл, и контраст между ними поражал. Шейн выглядел так, будто вовсе забыл о существовании расчески, мятая одежда, казалось, неделю пролежала в корзине с грязным бельем, и весь его внешний облик просто вопил: «Я неряха!» Это был совершенно не тот человек, который чуть раньше так заботился о Еве.

Ричард Моррелл, напротив, являл собой воплощение успешной карьеры: аккуратный, подтянутый, в синей полицейской форме с отутюженными складками, уставная стрижка волосок к волоску. Даже пистолет у бедра и тот выглядел ухоженным.

При появлении вспотевшей и взъерошенной Клер оба посмотрели на нее, и ей стало страшно.

‑ Что случилось?

‑ Офицер Дик заехал напомнить мне, что я уклоняюсь от выполнения кое‑каких обязанностей,‑ ответил Шейн. Взгляд у него был тусклый и мрачный ‑ как обычно перед потасовкой.‑ Я как раз объяснял, что никак не могу выкроить время.

‑ Ты несколько месяцев не делал пожертвований,‑ сказал Ричард.‑ Тебе повезло, что ты имеешь дело со мной, а не с кем‑нибудь другим, кто не так хорошо к тебе относится. Я знаю, ты не в восторге, да этого и не требуется. Требуется только оторвать задницу от кушетки и отправиться в Центр пожертвований.

‑ Ты собираешься меня заставить?

‑ Не понимаю,‑ вмешалась Клер.‑ О чем вы?

‑ Шейн не платит налоги.

‑ Налоги…‑ Внезапно все встало на свои места. Пакеты с кровью, которые она бросала в камеры изголодавшихся безумных вампиров! ‑ О боже! Налог… кровью?

Шейн вскинул руку, демонстрируя запястье с красным крестом на больничном браслете.

‑ Еще две недели никто не имеет права меня трогать. Прошу прощения.

‑ Нет, это я прошу прощения, однако номер не пройдет,‑ в упор глядя на него, возразил Ричард.‑ Больничный браслет защищает тебя от нападения, но не освобождает от выполнения общественного долга.

‑ Общественного долга! ‑ передразнил Шейн.‑ Ладно. Ты сказал, я понял. Иди, займись делом. Арестуй какого‑нибудь преступника. Может, свою сестру ‑ наверняка она уже что‑нибудь натворила.

‑ Шейн,‑ умоляюще заговорила Клер.‑ Где Ева?

‑ В больнице. С ней Майкл. Все это для нее тяжело, но она справляется. Я вернулся, потому что беспокоился о тебе.

‑ Со мной все в порядке.

Похоже, ее никто не слушал, Шейн и Ричард снова уставились друг на друга. Парни, одно слово! Состязание воли.

‑ Значит, ты отказываешься ехать в Центр пожертвований,‑ заявил Ричард.‑ Так?

‑ Типа того, Дик.

Ричард потянулся за спину, отстегнул от пояса блестящие наручники и потряс ими. Шейн не шевельнулся.

‑ Поднимайся,‑ приказал Ричард.‑ Давай, парень, ты понимаешь, какой у тебя выбор. Либо тюремная камера, либо пять минут с иглой в руке.

‑ Я не позволю ни одному вампу есть меня, даже на расстоянии.

‑ И Майклу? Когда запасы крови сокращаются, самые молодые оказываются в очереди последними. Сейчас последний в Морганвилле ‑ это Майкл. Своим упрямством ты вредишь своему же другу.

Шейн до дрожи стиснул кулаки, потом расслабил их. Посмотрел на Клер, и в его глазах она увидела гнев и стыд. Он ненавидел вампиров и их порядки, хотел ненавидеть и Майкла ‑ но не мог.

‑ Пожалуйста,‑ прошептала она.‑ Шейн, не упрямься. Я тоже поеду.

‑ Тебе не нужно,‑ возразил Ричард.‑ Студенты освобождаются от этой обязанности.

‑ Но можно ведь вызваться добровольно?

‑ Понятия не имею.‑ Ричард пожал плечами.

‑ Тогда поедем вместе.‑ Клер посмотрела на Шейна.

‑ Черта с два! ‑ Шейн скрестил на груди руки.‑ Давай попробуй надеть на меня наручники. Спорю, ты умираешь от желания пустить в ход свой блестящий новенький «тазер» [7].

Клер уронила на пол рюкзак, подскочила к Шейну и прошипела ему в лицо:

‑ Прекрати! У нас нет на это времени, и только еще не хватало, чтобы ты именно сейчас угодил в тюрьму! Можешь ты это понять?

Он так долго смотрел ей в глаза и молчал, что она испугалась ‑ вот сейчас пошлет куда подальше. Однако потом Шейн вздохнул и кивнул. Она отодвинулась, он встал и протянул руки Ричарду Морреллу:

‑ Считай, офицер, ты добился своего. Будь со мной помягче.

‑ Заткнись.

Клер поплелась за ними, не зная, что делать; Ричард, похоже, о ней уже забыл. Идя по коридору, он связался с кем‑то по пристегнутой к плечу рации. Из услышанного Клер ничего не поняла; видимо, использовался шифр, и это ей не понравилось. Зачем в крошечном Морганвилле вести шифрованные переговоры, если речь не идет о чем‑то по‑настоящему мерзком?

Когда она собралась запереть за ними дверь, из‑за угла вывернул большой трейлер, черный и блестящий, какого‑то хищного вида. Спереди на нем был нарисован красный крест, а на боку, под слепым тонированным окном, тянулась надпись красными буквами: «Передвижная станция сбора крови».

‑ Нет, только не это.‑ Шейн остановился на ступеньках, но Ричард подтолкнул его в спину:

‑ Или здесь, или в Центре пожертвований. Выбор за тобой. Я старался, чтобы тебе было легче.

Клер быстро спустилась с крыльца, встала перед Шейном и посмотрела ему в глаза. В них отражались ярость, страх и еще что‑то, недоступное ее пониманию.

‑ В чем дело?

‑ Люди залезают в эту проклятую таратайку и не выходят оттуда,‑ прошептал он.‑ Тебя привязывают ремнями. И никто не видит, что происходит внутри.

От возникшей перед мысленным взором картины ей стало не по себе.

‑ Сэр?

‑ Я предоставил ему выбор, но, так или иначе, дело должно быть сделано,‑ с каменным лицом ответил Ричард Моррелл.

‑ Что, если вместо этого вы доставите нас обоих в Центр пожертвований?

Ричард на несколько мгновений задумался, потом кивнул, снова отцепил рацию от плеча и пробормотал несколько слов. Мягко заурчав двигателем, черный автомобиль заскользил прочь, словно акула в поисках добычи. Все трое провожали его взглядом.

‑ Черт, как я все это ненавижу! ‑ сказал Шейн слегка дрожащим голосом.

‑ Я тоже,‑ к удивлению Клер, откликнулся Ричард.‑ Ну, пошли в машину.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconИсповедь демона
Правдивая история о нелегкой жизни простых нью-йоркских демонов! Впервые на русском языке!

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconКрасной луны
Натану Стейнсу, Найджелу Синглтону, Ории Дейл, Филу Тогуэллу, Рейчел Макки, Ричарду Макинтайру, Роберту и Сью

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconКейн Григорьевна Сьюзан
Всегда есть альтернативные рецепты успеха, которые действуют хотя бы потому, что никто не ждет удара с неожиданной стороны. Здесь...

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconСпособны ли растения к терморегуляции?
Среди клещей есть своеобразные вампиры, занимающиеся воровством. Как они это делают?

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconКэрол Гудмэн Демон‑любовник Хроники Фейрвика – 1
Доктор Макфэй, расскажите, как случилось, что вас заинтересовала сексуальная жизнь демонов‑любовников?

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconШарлин Харрис Мертвый в семье Сьюки Стакхаус (Южные Вампиры) 10
Я осознавала, что пытаюсь весело болтать и не могу остановиться. Я хорошо хожу, и все раны зажили

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconСэл Рейчел – Земля пробуждается: пророчества 2012-2030
Автор знакомит читателей с новой работой «Земля Пробуждается», написанной им под руководством духовных наставников – Основателей

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconРичард Лоув Последний ребенок в лесу
Одна из самых волнующих, хорошо написанных книг из тех, которые я, насколько мне помнится, читал в последнее время. Она соперничает...

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconКейн экология упражнения, задачи и задания в тестовой форме учебное пособие
Учебное пособие предназначено для проведения практических работ по курсу Экология на технических специальностях. Учебное пособие...

Рейчел Кейн Пиршество демонов Морганвилльские вампиры 4 iconСемейное дело
Сэм и Дин Винчестеры к вашим услугам. Мы охотники. Изводим призраков, устаканиваем нежить, множим на ноль демонов, оборотней и прочих...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов