Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших




НазваниеХельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших
страница2/31
Дата публикации14.02.2014
Размер5.4 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
ГЛАВА 2

Интересно, как все выглядит на бесчисленных других планетах, которые вращаются вокруг других солнц? Есть ли там тоже жизнь? И если она, эта внеземная жизнь существует, то как она возникла? На основе таких же органических молекул, как и жизнь на нашей Земле? Похожи ли существа далеких планет на нас или они совсем другие, потому что приспособились к иным условиям окружающей среды? И какие еще могут быть варианты?

Карл Саган. Космос

— Сизандра!

Голос Нопилея эхом прокатился по старым коридорам выгоревшей некогда спиральной станции Борона и через какое-то время вернулся к нему из далеко расположенных друг от друга концов коридора, превращаясь по пути в призрачный шепот.

— Ах ты, чертова яичница! — тихо выругался Нопилей, когда его яйцебрат не отреагировал на возглас и скрылся из виду за ближайшим поворотом. Ну почему же было так трудно находить удовольствие и переживать что-либо интересное с Сизандрой или кем-либо еще, кто был старше на четыре солнца?

Он быстро подобрал с земли свое рассыпанное имущество: кредитную карту, телефон, скребок для чешуи, рычальные кубики и пищевой концентрат, запихнул все кое-как в оранжево-голубой пластиковый пакет и побежал догонять своего яйцебрата. И только когда дверь в командную рубку плавно закрылась за ним со скользящим шорохом, он вдруг вспомнил, что забыл отключить станцию и включить режим ожидания. Ее энергия, в конце концов, не бесконечна, а какой-нибудь случайно пролетающий мимо корабль ни в коем случае не должен ее обнаружить даже на расстоянии в мегапарсек.

Задвинув в дальний угол мрачные мысли, он развернулся на когтистой лапе и снова вошел в командную рубку.

Просторный зал округлой формы с панорамным обзором окружающего его со всех сторон космоса производил гнетущее впечатление: большинство пультов, контрольных устройств и приборов, выдержанных в соответствии с эстетикой Борона в различных оттенках голубого цвета, потрескалось и раскололось, на них виднелись черные следы копоти, многих пламя и вовсе не пощадило, и только более светлые пятна подсказывали места их былого расположения. Судя по всему, кто-то разграбил станцию уже после пожара, выломал и унес все, что еще могло функционировать.

«А может быть, и продал, — добавил Нопилей мысленно, — что еще-то с ней делать?»

Однако какая-то часть пультов все еще работала. Датчики светились темно-голубым или пурпурным цветом (это были боронские цвета для обозначения «Все в норме» или «Внимание»), дисплеи докладывали в стандартной аргонской нумерации, что функционирование систем жизнеобеспечения чуть выше минимальных показателей и что в общем и целом состояние подаренной им космической станции вполне приличное, что не могло не радовать.

— Сделки, подразумевающие быстрое получение прибыли, хоть и соблазнительны, но не выгодны, когда дело касается долгосрочных планов, — поучающе наставлял Сизандра, но Нопилей просто не обращал на него внимания.

Старый борон, давший ему координаты выгоревшей и забытой станции в районе, граничившем с теладийской империей, взамен не просил ничего, кроме того, что Нопилей «не забудет своих боронских друзей и союзников». В дальнейшие детали он предпочел пока не вдаваться.

Нопилей отдал бортовому компьютеру команду перейти в режим готовности. Все компьютеры, с которыми молодой телади до сих пор имел дело, реагировали на устные команды; эта модель, вероятно, тоже, но, судя но всему, только на боронском языке. Она была такой древней, что даже не владела аргонским деловым языком, и ею пользовались задолго до того, как Телади в пятьсот шестьдесят третьей язуре вступили в Планетарное Сообщество. По этой причине Нопилею пришлось своими пальцами ящера, не очень-то приспособленными для боронских приборов, буквально вколачивать команды в поле ввода программы. Он надеялся, что Сизандра, разозлившись, не вернется к модулю один, чтобы без него отправиться в инкубатор, — для отключения системы станции потребуется несколько мизур, в течение которых его яйцебрат и коллега, возможно, сделает достаточно странные выводы.

Пока станция постепенно отключала еще действующие системы, взгляд Нопилея упал на автоброкер брата, одиноко стоявший на закопченной консоли. Интересно, Сизандра оставил его здесь нарочно? Нопилей раздул ноздри. Что за бездушный и скучный прибор! И все же Сизандра каждую свободную мизуру последних четырех с половиной солнц отшлифовывал свою новую биржевую программу.

Нопилей в это время работал с телефоном, в периоды, свободные от высиживания яиц, посещал самые разные далекие планеты и торговые станции, видел даже пиратские базы и фабрики оружия и заключил множество контрактов. В принципе, ничего необычного для теладийского ящера-торговца, но уж совершенно необычно для телади, которому от роду всего одиннадцать солнц и который еще минимум одно солнце должен просиживать школьную скамью в престижном инкубаторе в Гордости Корпорации.

Собственно говоря, это был не совсем инкубатор. Здесь, в Гордости Корпорации, ящеры появлялись на свет из яиц, воспитывались до совершеннолетия, то есть на протяжении двенадцати солнц, проходили необходимое для каждого телади обучение многочисленным наукам, связанным с воспитанием молодых ящеров-телади, а также экономике и финансам, поскольку это были основополагающие теладийские науки. Понятия «яйцо» и «профит» были священны для каждого из них.

Его последней и до сих пор самой большой удачей было целенаправленное распространение слухов об одном невероятно прибыльном «профитроиде» — астероиде, который якобы более чем на девяносто процентов состоял из нивидиума. При одном воспоминании об этом дельце чешуйчатый гребень Нопилея приподнялся вдоль всего хребта, что означало ухмылку. Сам он подцепил этот слух у одного подвыпившего аргонского пирата и, естественно, не поверил ни единому слову. Но ему казалось, что будет весьма забавно подхватить эту фантастическую историю, гуляющую среди космолетчиков, и распространить ее в кругах телади, всегда ищущих выгоду.

Повинуясь внезапному порыву, он приказал автоброкеру Сизандры активно заняться изучением производства нивидиума.

Наконец все было готово, и Нопилей взял пластиковый пакет, чтобы последовать за своим яйцебратом к модулю.

— Знаешь, коллега, — сказал Сизандра, в то время как темная боронская спираль постепенно исчезала, оставаясь в усеянной звездами тьме, — мне бы хотелось, чтобы ты немного серьезнее относился к целям Корпорации Телади.

— О, но ведь я и так отношусь к ним серьезно, брат, — возразил Нопилей, — даже очень серьезно! — Чешуйчатый гребень начал слегка щекотать его, но он взял себя в руки. — Ты только взгляни на это. — Он сделал энергичное движение в направлении окна, и взгляд Сизандры невольно последовал за этим движением. — Как ты думаешь, брат, там ведь, наверное, чего только нет?

— Там профит, — сухо ответил Сизандра и снова устремил взгляд на приборную доску модуля.

Термин «профит», означающий прибыль, выгоду, давно стал общеупотребительным.

— Неизвестные планеты, куда еще не ступала лапа телади, — предположил Нопилей. — Народы, которых никто никогда не видел...

— Источники дохода, — настаивал на своем Сизандра.

— Тайна прыжковых врат!

— А что в них такого таинственного? Просто пролетаешь сквозь них и — бац! — ты уже на месте.

Нопилей возмущенно раздул ноздри.

— Брат, твоя фантазия застыла где-то на нулевой отметке.

Прежде чем ответить, Сизандра слегка откорректировал траекторию полета маленького модуля и осторожно лег на самый быстрый и в то же время самый надежный курс, назад, к инкубатору.

— Ну и что в этом плохого? И вообще, не называй меня все время братом, коллега.

Нопилей промолчал. Он откинулся в кресле и закрыл глаза. И в самом деле, ничего странного не было в том, что его народ считался среди других обитателей Планетарного Сообщества ворчливым, неповоротливым и скучным. А началось все с того, что телади, вступившие в Сообщество последними из всех спустя много лет после его основания, высокомерно называли это Сообщество Гильдией Наживы и таким образом низвели мотивации и желания многих сотен миллиардов обитателей планет до своего собственного мыслительного горизонта. Все вертелось вокруг выгоды. Кредиты тут, выручка здесь, ресурсы там — и единственным приключением, которое телади вообще мог пережить, было проводившееся каждое солнце покрытие налогов на доход, событие, приводящее целые семьи — ох, извините, отряды — в состояние легкого переполоха.

Поговаривали, что телади по природе своей инертны и малосообразительны. Но Нопилей в этом сомневался. Ведь существовало же несколько теладийских искателей приключений — военные, первооткрыватели, ученые. Не очень много, приходится признать, и большинство из них в своих рискованных предприятиях преследовали только одну цель: скопить как можно больше богатства. Но как бы то ни было, они доказали, что и телади может обладать не только талантом биржевого маклера, торговца или поверенного в делах.

Самым большим препятствием на пути к приключениям у Нопилея служило, конечно же, его полное имя, которое слишком ясно свидетельствовало о его происхождении: Иземада Сибазомус Нопилей Четвертый. Быть внуком Цео Иземады, великого Председателя всей Корпорации Телади, — значит иметь огромные преимущества, но наряду с этим и массу обязанностей.

Хуже всего было то, что от него постоянно ожидали очень многого. Конечно, к удивлению (если даже не к изумлению) его родителей по яйцу, он был, причем с большим отрывом от других, самым лучшим учеником, какого когда-либо видел инкубатор. Он без малейших усилий обогнал Сизандру, которого тоже считали одаренным яйцебратом, и на занятиях постоянно обращал на себя внимание тем, что мешал заниматься или спал, но при этом усваивал материал и одолевал своих преподавателей вопросами, на которые они часто не знали ответа. Уже где-то на пятом или шестом солнце его жизни яйцебратья начали избегать его, так и не сумев вывести из себя своими грубыми шутками.

Ох уж эти шутки телади.

Чешуйчатый гребень удовлетворенно приподнимался каждый раз, когда Нопилей вспоминал о том, как эти «шуточки» раз за разом терпели неудачу.

Если бы какому-нибудь другому телади, пока он спал, приклеили квантовым клеем на парту кредитную карту, у него бы все чешуйки встали дыбом. Нопилею же было просто смешно. Кредитную карту, вещь, священную для любого телади, и приклеить намертво к парте! Они что, ожидали, что он вместе с кредиткой потащит в банк и парту?

— Чшш... чшш-ш, — прошипел Нопилей, усмехаясь, в то время как равномерный, спокойный гул двигателя медленно погружал его в сон.


ГЛАВА 3

^ Поскольку законы математики имеют отношение к действительности, они не верны. А поскольку они верны, они не имеют отношения к действительности.

Альберт Эйнштейн

Моложавый мужчина, вышедший этим утром из покрашенного в бежевый цвет бунгало, где он провел последние ночи, пребывал в отличном настроении и насвистывал какую-то песенку. Он был одет в светло-голубой комбинезон Объединенного Космического Отряда, на правом рукаве которого красовалось стилизованное изображение Витрувианского человека — известного рисунка Леонардо да Винчи. Гордый символ ОКО говорил о мирном исследовании космоса на службе всего человечества и планеты, а кроме того — о бдительности и защищенности всей родной Солнечной системы.

Несмотря на то, что он был плохо выбрит — судя по всему, он не брился и вчера — и под его глазами залегли темные круги, которые являлись, вероятно, следствием бессонной ночи, а может быть, и свидетельством того, что он уже далеко не молод, чего и не скажешь с первого взгляда, он производил впечатление бодрого человека. Он прошелся по вымощенной дорожке, уже присыпанной тонким слоем красного песка, остановился и прищурился, когда солнечный луч попал прямо в глаз и немного ослепил его. Мужчина непроизвольно сморщился и чихнул.

— Будь здоров, Кайл!

Кайл Вильям Бреннан повернулся в сторону говорящей и потер нос. Елена Кхо стояла и смеялась, прислонясь к двери соседнего бунгало. В отличие от Кайла, она была одета в полном соответствии с австралийской зимой: в голубые шорты с бахромой, блузку в клеточку, завязанную узлом на животе, и сандалии.

— Как спалось, капитан? — спросила она, приложив руку к глазам и внимательно вглядываясь в поверхность большого соленого озера.

Лишь несколько раз в столетие в озеро Эйре прибывала вода; этой зимой им повезло, они смогли воочию увидеть это грандиозное чудо природы и насладиться им.

Сотни тысяч местных птиц — фламинго и пеликаны — заселили это обычно такое унылое озеро и всю прибрежную полосу. Они стояли маленькими группками, спали, чистили перья, выслеживали корм, скапливались в другом месте, соперничали за благосклонность своего избранника и быстро перелетали с места на место. Воздух наполнялся какофонией криков тысяч и тысяч птичьих голосов, перебивавших друг друга. К этому гаму примешивался плеск воды и хлопанье многих тысяч крыльев. И хотя озеро располагалось на расстоянии более двух километров от территории, занимаемой ОКО, весь этот шум находившейся в постоянном движении недолговечной колонии проникал в самое отдаленное бунгало. Как ни странно, птицы по большей части с уважением относились к наступлению темноты и давали возможность мирно спать ночью обитателям зданий, будто созданных самой природой.

— Спасибо, майор, — ответил Кайл, пока Елена шла к нему.

Кайл оценивающе оглядел ее с головы до ног и восхищенно присвистнул. Они оба знали, что все это не всерьез, хотя Еленой можно было действительно залюбоваться. При росте метр семьдесят пять она вовсе не смотрелась маленькой. Стройная, ладно скроенная фигура, загорелые руки и плечи выглядели соблазнительно, и было заметно, что она внимательно следила за своей спортивной формой. Она вряд ли принадлежала к тому типу, который называют «маленькая беззащитная женщина». Ее круглое лицо обрамляли спадавшие до плеч густые прямые волосы цвета воронова крыла, блестевшие на солнце. Но самым примечательным в Елене были ее темно-карие глаза, излучавшие энергию, с интересом и любопытством глядевшие на мир и выдававшие своим разрезом и миндалевидной формой ее отчасти азиатское происхождение.

— Ах ты, старый ловелас, — усмехнулась Елена, которую друзья часто называли просто Лин. — Ну-ка подойди, дай мне к тебе прикоснуться! — Она быстро подошла к Кайлу, который был выше ее максимум сантиметров на семь, и горячо обняла его.

Вчера вечером она прибыла сюда на специальный проект «Озеро Эйре и Передовое научно-исследовательское астрономическое Предприятие» — сокращенно ПНИАП — и была вынуждена сразу же принять участие в многочасовом обсуждении сложившегося положения. После чего у нее хватило сил лишь на то, чтобы бросить Кайлу мимоходом короткое вымученное «привет!», добраться до отведенной ей квартиры и уснуть глубоким сном без сновидений.

— Слушай, сколько же мы не виделись? — воскликнула Елена и слегка отшатнулась от Кайла, чтобы получше его разглядеть.

Кайл Вильям Бреннан, которого легко можно было вывести из себя, назвав «Вилли», был по-военному коротко пострижен, у него были серо-голубые глаза, лукавая мальчишеская улыбка, квадратный подбородок. Несмотря на просторный комбинезон, можно было заметить, что у него узкая талия и хорошо развитые бицепсы. Метр восемьдесят два ростом, коренастый, он оставался подвижен и энергичен.

Елена попыталась повторить восхищенный свист Кайла, но смогла произвести лишь легкое пыхтение, закончившееся веселым смехом.

— Мне кажется, я никогда этому не научусь!

— У тебя нет таких замечательных щелей между зубами, как у меня, — ответил Кайл и тоже засмеялся. — А не позавтракать ли нам вместе? В столовой?

— Да, да! Я умираю от голода! — воскликнула Елена.

Ее желудок уже просто урчал! И она только теперь это заметила? Последний раз она ела в транзитном лайнере, вчера вечером. «Остается надеяться, что у нас хватит времени, чтобы спокойно позавтракать», — подумала она.

Завершающее обсуждение в Миссии было назначено на десять часов, и не исключено, что оно продлится до вечера.

Она посмотрела на запястье и поняла, что забыла в бунгало свой информационный браслет.

— Надеюсь, времени хватит, — сказала она, обращаясь к Кайлу. — Сколько сейчас?

Кайл поднял в воздух указательный палец и ощутил теплое дуновение.

— Гмм... я думаю, сейчас примерно четверть... Ай!

— Вот как, четверть до «ай», да? — ухмыльнулась Елена, ущипнув своего лучшего друга и многолетнего коллегу. — Господи, как же я рада снова тебя видеть! Адмирал Моррисон, конечно, общительный парень, да и вообще он ничего, но его юмор не выходит за пределы плохо рассказанных анекдотов. Пойдем же, наконец, в столовую, я действительно умираю с голоду. — Она взяла Кайла под руку.

— Слушай, а ты не хочешь закрыть дверь? — Он указал через плечо на бунгало Елены.

— А зачем? Или ты думаешь, что сюда может вломиться орда плохо оплачиваемых чиновников морского штаба, которые разграбят бунгало, украдут мой ужас-какой-ценный спальник, чтобы завтра загнать его в Аделаиде владельцу антикварной лавки?

— Я бы скорее поставил на жадных хищных ястребов, — усмехнулся Кайл.

Елена улыбнулась.

— Слушай, я вспомнила, ведь я же привезла кое-что для тебя из Европы.

Она высвободила руку, повернулась и быстро пошла к своему бунгало. Когда спустя несколько секунд она снова появилась, то старательно прикрыла за собой дверь и поспешила к Кайлу, который с интересом смотрел на нее. Елена что-то прятала в правой руке и попросила друга и коллегу закрыть глаза и вытянуть руку.

— Что это? — воскликнул Кайл.

Лежащее у него на ладони было не что иное, как шарик с гладкой поверхностью, диаметром примерно в полтора мяча для настольного тенниса. Несмотря на небольшой размер, шарик был очень тяжелым и безупречно гладким. В пальцах Кайла появилось непривычное ощущение: сквозь холодную поверхность шарика проникало какое-то необыкновенное живое тепло.

— Открой глаза! — приказала Елена.

Кайл сделал то, что ему велели, и посмотрел на шарик, который положила ему в ладонь Елена. По цвету он представлял собой такую потрясающую смесь голубого и белого, что вначале его можно было принять за камешек. Но чего не могло быть в камешке — белые полосы медленно и замысловато передвигались по поверхности, образовывали маленькие завихрения, создавая в других местах знакомые земные очертания. Кайл сразу же понял, что держит в руках миниатюрную модель Земли, но не статичную, а такую, что могла создавать живые узоры из облаков и все время находилась в движении.

— Елена, это просто потрясающе!

— А теперь брось его! — потребовала Елена. Он непонимающе взглянул на нее. — Просто отпусти.

Кайл позволил шарику скатиться с его ладони. Но вместо того чтобы упасть на землю, он завис в воздухе так, что казалось, будто его держит нечто невидимое. Потом шар сориентировался и поднялся на уровень подбородка Кайла, — казалось, его подняла какая-то призрачная рука. На этом уровне он остановился и начал величественно вращаться.

— А теперь, — прошептала Елена, которая смотрела на парящий шарик как зачарованная, — назови одну из девяти планет. Любую.

— Марс, — сказал Кайл не раздумывая. Шарик на какой-то момент застыл, а потом начал изменять цвет, размер и направление вращения, пока не превратился спустя несколько секунд в точное подобие красной планеты.

—Bay! — вырвалось у Кайла. — А я могу... я могу... я могу назвать Юпитер?

Шарик снова буквально на секунду застыл на месте, изменил цвет и медленно увеличился как минимум в четыре раза, прежде чем явить собой типичный, цвета охры, затянутый полосами облаков лик Юпитера.

— Он... не соблюдает масштаб! Я имею в виду, по сравнению с Марсом.

— Кайл, если бы ты не стоял к нему так близко, он бы еще немного вытянулся в длину. Морфинговые игрушки сейчас последний писк моды. Здорово, правда?

— А что он еще может? — спросил Кайл. Он положил руки на Юпитер. Структура поверхности не изменилась, и удивительная смесь тепла и холода вновь пронизала его пальцы. — Это просто потрясающе!

Елена пожала плечами:

— Все планеты, самые интересные спутники, несколько комет, Солнце, звездное небо. И все это выглядит так, будто ты смотришь с самых разных небесных тел. Кроме того, можно еще заглянуть в океаны Земли и Титана.

— Луна, — произнес Кайл. Он наблюдал за тем, как шарик медленно уменьшался, пока не достиг размера мяча для игры в настольный теннис. В конце концов Кайл охватил миниатюрный вариант спутника Земли ладонью и сжал в кулаке. — Но ведь это же безумно дорого!

— Это придумал один из моих друзей. Гизберт, большая и единственная любовь Эйзы МакКаллум. Ты ведь его знаешь? — Елена взяла руку Кайла и сжала в своих ладонях. — Он изготовил его с совершенно четкой целью, только для человека, который вернет нам звезды. Для тебя.

Несколько мгновений Кайл задумчиво смотрел на нее.

— Но ведь я всего-навсего подопытный кролик. Думаю, мне нужно позвонить Гизберту и поблагодарить за подарок.

Елена едва заметно покачала головой, секунду внимательно смотрела на него своими миндалевидными глазами, потом выпустила руку Кайла.

— Он погиб два года назад в катастрофе при глубоководном погружении, Кайл. Его уже давно нет с нами.

— Но...

— Только на прошлой неделе его мать передала мне этот подарок вместе с последней весточкой от Гизберта. Она адресована либо мне, либо тебе, так как тогда он еще не знал, кто из нас двоих станет кандидатом. Хочешь послушать?

Кайл молча кивнул. Елена прикоснулась к своему запястью — она надела информационный браслет, когда заходила в бунгало, — и включила последнюю запись Гизберта:

«Мне хотелось бы верить в то, что смерть Эйзы не была совсем напрасной, что она внесла свой вклад в то, чтобы врата к звездам были снова открыты, чтобы человечество вновь смогло достичь расцвета, не повторяя старых ошибок. Поэтому кто-то из вас — Лин или Кайл, — куда бы вы ни отправились, руководствуйтесь, принимая решения, живым сердцем человека, а не холодным интеллектом машины. Я создал эту морфинговую сферу для вас, чтобы вы всегда могли носить с собой образ нашей любимой родины. Пожалуйста, не расставайтесь со сферой и в один прекрасный день верните ее на Землю целой и невредимой».


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconКнига трилогии Ф. Пулмана «Темные начала»
«Янтарный телескоп» заключительная книга трилогии Ф. Пулмана «Темные начала». Захватывающая история рождения нового мира, в которой...

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconЛитература модернизма. Классический и модернистский роман
Искусство Нового времени и социокультурный контекст. Научно- технические предпосылки новой культуры

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconКаутц Йошико Вселенная Х 3 Издательство: Азбука-классика, 2010 г. Твердый переплет, 352 стр
Именно тут на Дарехиторимо им и приходит на помощь отважная маленькая Йошико и ее друг Зер Альман, на долю которых выпадает немало...

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconВеликолепный век. Роксолана и Султан Всем поклонницам самого популярного...
Всем поклонницам самого популярного любовно-исторического сериала «великолепный век»! Женский бестселлер в лучших традициях жанра....

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших icon-
Неоднородная Вселенная. — Научно-популярное издание: Архангельск, 2006. — 396 с., ил. Isbn 5-85879-226-X

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших icon-
Неоднородная Вселенная. — Научно-популярное издание: Архангельск, 2006. — 396 с., ил. Isbn 5-85879-226-X

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших icon-
Мировая закулиса бросает последние силы на установление на Земле владычества мирового правительства и введение «нового порядка»,...

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconДети Индиго Ли Кэрролл, Джен Тоубер
Дети Индиго инкарнировались со священной целью: возвестить о приходе нового общества, основанного на честности, сотрудничестве и...

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconМари Лу Легенда Легенда 1 Мари Лу легенда лос‑Анджелес, Калифорния, Американская республика
Лос‑Анджелесу. И смотрится оно там абсолютно неуместно. Обычно Конгресс разрешает показывать на экранах лишь благостные картинки:...

Хельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших iconКнига Брайана Грина «Элегантная Вселенная»
Брайан Грин Элегантная Вселенная. Суперструны, скрытые размерности и поиски окончательной теории

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов