Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ




НазваниеПеревод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ
страница19/19
Дата публикации19.02.2014
Размер2.67 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

^ ПОКРОВ, СДЕЛАННЫЙ ИЗ ТЕНЕЙ: СУЩНОСТЬ
Когда луна сияет в полноте, |

Мы возвращаем свое виденье. Мы следуем циклам. За неприятием охотясь, Теряемся на корабле, И не можем найти свое море.

^ Не светят больше звезды, Когда кулак небес

таит в себе земли угрозы.

Нет возврата.

Если при свете луны

Расслабишь свой взор ты, Откроешь возможность проникнуть за грани мечты.

^ Не ослабляя одиночества, Мы попадаем в сущность.

Жизнь слишком хрупка. И наши разбитые части Являют вселенной узор.

Джек Кримминс
Я с особой тщательностью перетирала вымытую посуду. Агнес положила руку мне на плечо. Кожа на ее остроконечных пальцах была блестящей и тонкой, словно брюшко ящерицы. Мы долго смотрели друг на друга.

— За домом пасется лось, — сказала она и посмотрела в сторону. — Они несчастны. Эта страна уже больше не испытывает счастья, как в прежние времена.

Я внимательно посмотрела на Агнес, потому что не привыкла слышать печальные нотки в ее голосе. Неожиданно ее настроение изменилось.

— Мне так жаль, — сказала я. — Я имею в виду животных, я тоже это чувствую.

Агнес застыла на месте, словно ее мысли унеслись далеко-далеко. Мне даже показалось, что по ее щекам вот-вот скатятся слезы. Но когда она повернулась ко мне, в ее глазах сверкал задорный девичий огонек — хитрый, огненный взгляд под старыми, морщинистыми веками. Я отступила в тень.

— Все мы изменились, — сказала она. — Думаю, мы понимаем друг друга.

Она расстегнула карман рубашки, достала небольшой шаманский мешочек и передала его мне. Взяв этот дар, я зажала его крепко в ладони, чувствуя острые углы находящегося внутри кристалла. Агнес сказала:

  • Тебе придется обзавестись змеей и жить с ней. Вы будете обмениваться силой.

  • Со змеей? — Я замерла от неожиданности.

  • Да. Гремучая змея — отличная защита для женщины.

  • Но мне не очень-то улыбается идея совместной жизни со змеей.

— Тебе и со мной приходится несладко. Ты привыкнешь жить с сестрицей гремучей змеей. Невелика разница.

Лгнес часто смущала меня перед тем, как мне предсгояло выйти в ночь и встретиться с очередной ситуацией жизни и смерти. У меня возникло чувство, что она хочет встряхнуть меня. В прошлом она достаточно пугала меня, чтобы я чему-нибудь удивлялась. Сегодня я даже не могла на нее смотреть. Мне хотелось поскорее начать свое восхождение. Сложив все четыре щита и положив на них сверху магический сверток, я прижала их к животу. Мы вышли в ночь.

— Луна всходит на востоке. Звезда, магическая звезда, говорящая, что все готово, уже загорелась. — Агнес указала на ничем не примечательную звездочку. — Некоторые индейцы называют ее Звездой, вызывающей дельфина из морской пучины.

— А ты все шутишь, — раздраженно сказала я.

  • Я серьезна, как никогда. Эта звезда внушает страх. — Агнес несколько раз передернула плечами, взяла меня под руку и в ритме танца подвела к машине.

  • Машину поведу я, — сказала Агнес и стала устраиваться на сиденье водителя, пока я располагала щиты на заднем сиденье.

  • Агнес ты ведь не собираешься запугать меня до смерти. К тому же моя страховка не распространяется на тебя. Пожалуйста, позволь мне вести машину самой.

— После сегодняшней ночи тебе вообще никогда не понадобится страховка. — Агнес медленно соскользнула на соседнее сиденье. — Машины, подобные этой, забирают энергию. Давай, поехали.

Мы ехали молча, я продолжала думать о странном поведении Агнес. Святости во мне было столько же, сколько и в машине. Я думала, что предстоящая мне сегодня церемония — самая важная. Бывают моменты, когда все утрачивает смысл. Затем я вспомнила переживание, которое произошло у меня с Агнес год назад. У меня была дизентерия, я бредила. Взглянув на Агнес я вдруг поняла, что знание подобно стене, которую следует разрушить, чтобы пережить просветление. Я увидела великую простоту и рассмеялась. Я преодолела трудный поворот на своей дороге и смеялась два дня подряд. Все было так очевидно, но так недоступно. Каждый раз, когда понимание возвращалось, я заливалась смехом. Учитель удерживает тебя именно от того, к чему ты так стремишься. «Что есть истина?» — спросил Понтий Пилат, умывая руки.

Теперь, когда мы ехали по пустынной грунтовой дороге, направляясь к серым горам, Агнес посмеивалась, словно ей были известны мои мысли. Потом мы обе смеялись до слез, а потом вновь молчали. Лишь изредка Агнес давала мне указания относительно дороги. Смех сделал меня немного сильнее, я чувствовала себя уравновешенной. Я избавилась от суегности — еще одного массового наваждения.

Мы ехали мимо отрогов гор, затем Агнес резко наклонилась вперед и попросила повернуть влево, подъехать к деревьям и остановиться. Мы вышли из машины, я забрала свои щиты.

Эта местность была мне абсолютно незнакома. Легкий туман спускался с гор, клубясь на вершинах. Чем дольше я смотрела, тем выше казались горы. Агнес сказала, чтобы я положила щиты на капот машины и пошла с ней. Она подвела меня к основанию массива. Достав кисет, она отсыпала мне немного табака. Мы рассыпали приношение для духов гор на плоский камень. После выполнения формальности Агнес сказала, чтобы я завернула все свои четыре щита в покрывало и следовала за ней. Мы пробирались вверх по едва заметной тропке.

Я постоянно спотыкалась и соскальзывала, пытаясь не повредить щиты. Временами я карабкалась вверх почти на четвереньках. Восхождение было очень трудным и долгим. Наконец мы добрались до вершины. Задыхаясь, я повалилась на землю рядом с Агнес стараясь успокоить дыхание. В небе висел тоненький серпик молодой луны. Где-то тявкали, словно щенки, койоты. Тявканье койотов доносилось с запада, и я внимательно огляделась по сторонам. Поверхность горы была плоской, ярдов сто в ширину. Здесь же находились три кучки камней пирамидальной формы. Вокруг нас простиралась бесплодная равнина, разнообразие вносили л ишь редкие россыпи камня. Я подошла к одной из пирамид, поросшей мхом. Пирамида казалась очень древней, сглаженной временем и ветром. Только теперь я заметила, что нас окружает широкий каменный круг, а три пирамиды расположены почти в самом центре круга. Я поняла, что стою в центре гигантского магического колеса. Повернувшись к Агнес я задрожала, почувствовав, как мощные эманации горы стали проникать в меня.

— Дедушка-Гора очень стар, — сказала Агнес. — Предки особенно почитали его. Он здесь с незапамятных времен и многое повидал на своем веку. Прежде чем прийти сюда, всегда оказывай ему честь, подноси табак. Он взывает ко многим силам, многие силы отвечают ему. Здесь, внутри древнего круга, зарождаются новые силы. Этот круг — земной щит небесных существ. Пусть их вегры и любовь овевают тебя многие годы, которые тебе еще предстоят. Пусть они воспламенят твои щиты.

Мы немного помолчали, затем Агнес помогла мне расстелить покрывало немного южнее трех пирамид. Агнес очень тщательно смела гальку и сухие ветки. Она сказала, что я должна сесть на покрывало.

— Чего мне ждать этой ночью? — спросила я.

— Это невозможно передать словами, — ответила Агнес. — Ты можешь увидеть сияющий дух горы и отправиться в невообразимое путешествие. А можешь увидеть магическую птицу, койота или собаку. Ты можешь полететь на Сскуан и никогда не вернуться с этой священной горы. Теперь ты — великолепное отражение трех находящихся перед тобой пирамид. — Агнес указала на них. — Как вверху, так и внизу. Самое главное — быть серьезной, внимательной и позволить своему знанию находиться в равновесии с субстанцией. Магическое колесо — прекрасная форма для любого содержания.

В начале начал была Вакан, а Вакан — это великая пустота. Она — это великий круг. Она всеобъемлюща — хорошее, плохое, время, пространство, все сущее находится в ней. Затем появился Сскуан, сверкающая молния. Он осветил Вакан с двух сторон. Он — великое зеркало. Вакан посмотрела внутрь и отыскала своего мужчину. Затем они поженились, танцевали и стали одним — солнцем. Откуда нам это известно? Здесь вверху мы пересекаемся с другим миром, миром небесных существ. Там все меняется, все находится позади, все другое и противоречивое.

Агнес тихонько запела, ее лицо, словно у волка, обратилось к лунному серпику. Я почувствовала давление на спину, словно камни древнего магического круга давили на меня. Казалось, пирамиды засветились сначала сероватым светом, а затем необычно белым свечением.

  • Прежде чем уйти, я хочу курить с тобой здесь, на Дедушке-Горе, трубку, — произнесла Агнес. Затем она рассказала, каким образом следует достать трубку. Выложив содержимое магического свертка, я привязала шаманский мешочек Агнес себе на талию. Мы воскурили табак в честь предков, четырех сторон света, Матери-Земли и Отца-Неба. Мы помолились и окурили себя ароматическими травами. Закончив церемонию, я разъединила свою трубку и убрала ее, предложив табак камням, так как поблизости не было деревьев.

  • Сохраняй бдительность, — напомнила Агнес, беря меня за руки. — Что бы ни случилось, оставайся в центре и работай сэнергиями этой ночи. Не пытайся дать определение происходящему. Не ограничивай свое восприятие. Каждый посетивший это место обладал всеми способностями, иначе силы не допустили бы его. Ты — посланник силы. Не позволяй себя захватить или испугать, иначе тебя заберут. Если ты все еще будешь в этом мире и тебя не заберут, спускайся вниз на рассвете. Я буду ждать. Если ты не спустишься, я пойму, что ты сделала дар силам, и здесь наши пути расходятся.

Агнес обняла меня, а затем мгновенно растворилась в ночных тенях. Временами доносился звук осыпающихся под ее ногами камней.

С уходом Агнес на меня обрушилась паника. Удивительно, но присутствие Агнес делало любую ситуацию переносимой. Что она имела в виду под «заберут»? Внезапно мое сознание ощутило присутствие каменных пирамид. Затем в голову пришла странная мысль, что это три собеседника, я же — четвертый. Жаль, что я не спросила Агнес об этих пирамидах, но теперь уже было поздно. Казалось, излучение магического круга давит на меня, мне приходилось быть очень бдительной к малейшему своему движению. Я откинула волосы со лба и поняла, что движения мои излишне торопливы и резки. Здесь пребывают первобытные силы, поэтому любое ложное движение не пройдет незамеченным. Казалось, огромные камни по внешнему периметру круга дышат, увеличиваясь в размерах.

Я начала молитву. Вновь раздались завывания койотов, хотя вполне возможно, что это было завывание ветра. Камни под покрывалом холодили тело. С особой осторожностью я развернула щиты и, испытывая гордость, разложила их по сторонам света, сконцентрировавшись на символизме, вложенном в каждый оберег. Мои сны и видения стали аспектами самой формы и материи, из которой они были сделаны. Щиты являли собой концепцию того, кем я являюсь в своей завершенности. Вместе они представляли предельный магический круг, дорожный указатель от моего внепшего существа к внутреннему. Постигнуть их было равнозначно постижению мистерии моего единства.

Никогда прежде я не раскладывала их в таком порядке. ■Меня переполнила красота щитов и то, каким образом они заставили меня познать себя. Они были тождественны мне. Пятым щитом была я сама, пустота, бабушка, сущность. Сев перед южным щитом, я запела его песню доверия и невинности. То же самое я проделала и перед остальными щитами, молилась и пела, прося у западного щита пророческих видений и перерождения духа. У северного щита я просила, чтобы понимание и мудрость исполнили мои мечты и видения. У восточного щятг-хейока в песне я просила просветления, озарения. Сделав подношение каждому из щитов, я вновь раскурила трубку, сидя по центру, на месте Вождей Радуги, месте невидимого щита, на которое со всех сторон сходятся знание и дух.

Я простерла руки к небу. Агнес сказала, что в этот момент церемонии мне следует открыться и удерживать образ моих щитов, словно они являются частями разбитого зеркала, соответствующие друг другу, дополняющие и составляющие единое целое. Я сосредоточилась на образе, и он становился все более четким и ярким, а затем разбитое зеркало вновь стало целым, опутанным временем и материей иллюзорной субстанции под названием жизнь, которая при нагревании испаряется, превращаясь в метафору, и которую время от времени приходится дистиллировать через любовь, превращая в новую форму. Затем я поняла, что оно должно быть передано другому, написанное на ветре четырех направлений сердца.

Неожиданно раздался треск где-то в спине или голове, и зеркальный круг стал кружиться вокруг меня и во мне, словно многоцветный круговорот, втягивая меня, поглощая. Ощущение было такое, словно я была втянута внугрь себя, а затем вывернуга наизнанку. Казалось, все небо наполнилось вспышками разноцветного огня — красного, золотого, белого, голубого. Порывом сильного ветра мне выгнуло спину, и я опрокинулась назад, словно на меня навалилась огромная тяжесть. Земля под покрывалом стала горячей, волнами вздымаясь и опадая в пульсирующем ритме. Надо мной в воздухе кружились серебряные предметы, появилось еще больше огней, вспыхивающих на черном небе. Двигаться я не могла.

Приложив всю свою силу, я пыталась встать. Дул такой ветер, что волосы на моей голове вставали дыбом. Я подумала, что вместе со мной с плоской поверхности земли поднялись вверх и мои щиты, потому что они находились на уровне моих плеч. Конечно, их унесет ветром, но я не могла пошевелиться, чтобы спасти их. Казалось, они вращаются с неимоверной скоростью. На мгновение мне показалось, что я пребываю в разных мирах. Теперь мои щиты разъединились, увеличиваясь в размерах и кружась надо мной. Невозможно было сказать, на каком расстоянии от меня они находятся. Вспышки света отражались от щитов. Они парили надо мной на различных уровнях. Не мигая, взирала я на происходящее. На меня упал луч света; затем еще один, образуя круг. Казалось, свет вибрирует с неимоверно высокой частотой. Свет давил на мой мозг, вызывая головокружение. Я стала терять сознание, и в этот момент все скрылось из виду.

Очнувшись, я поняла, что наступает рассвет. Лежа на спине, я осторожно огляделась по сторонам, не совсем понимая, где именно нахожусь. Мои щиты исчезли. Обойдя круг, я поискала их за пирамидами. Скорее всего, их сдуло ветром. Затем пришла мысль о том, действительно ли мои щиты кружились в воздухе. Какой неимоверный сон мне приснился. Я чувствовала, что у меня побаливает кожа, словно при солнечном ожоге, но не могла понять, как такое могло произойти ночью.

Свернув покрывало, я собрала все свои вещи. Чувствовала я себя просто отлично. Чуть ли не бегом я спустилась с горы. Я торопилась к Агнес желая получить объяснение. Мой мозг чуть не лопался от невероятности случившегося.

Она сидела на капоте машины, накинув на плечи покрывало. С серьезным видом она посмотрела на меня и еще плотнее закуталась в покрывало.

  • Агнес не могу поверить, что все это происходило на самом деле!

  • Знаю. Ты видела многое. Перекуси, пока будешь рассказывать о случившемся. Я принесла немного еды. Думаю, ты проголодалась.

Обычно я могу есть, даже если перепугана до смерти. Меня обрадовала предусмотрительность Агнес

Мы устроились поблизости сосны. Я рассказала Агнес обо всем и попросила разъяснений.

— Они забрали твои щиты, — сказала она. — Я касаюсь земли в благодарности. Ты видела летающие небесные щиты.

— А что это такое?

  • Летающие щиты. То, что ты видела, называется Полет Седьмой Пуны.

  • Ты хочешь сказать, что мои щиты по-настоящему летали по воздуху?

  • Нет, Линн. Небесные существа спустились вниз, чтобы приветствовать тебя и твои щиты. Они пришли, потому что ты обладаешь силой призвать их.

Очень долго я не могла произнести ни слова.

— Ты хочешь сказать, что эти летающие щиты сходны слетающими тарелками?

— Послушай меня. Я расскажу тебе старинную легенду. Давным-давно магические круги обитали во внешнем космосе. Они были очень красивы и обладали всеми видами силы. Но они не могли ничего потрогать. Взглянув вниз, магические круги увидели Матушку-Землю, по которой ходило много существ: они могли трогать, но не имели чувств. Магические крути сказали себе: «Почему бы нам не спуститься вниз и не войти в тела этих созданий, чтобы их эго могло чувствовать, а мы трогать? Посмотрите, сколько внизу ходит существ, по они не могут узнать даже друг друга». Итак, магические круги спустились вниз и вошли в тела земных созданий. Момент спускания магических кругов называется зачатием. В момент зачатия магический свет становится сверкающим, а затем выбирает свой определенный цвет и тональность. Я всегда могу распознать беременную женщину по определенному свечению, означающему, что в ее тело сошла сила. В момент смерти магические круги возвращаются во внешний космос а ограниченное временем и пространством тело возвращается Матушке-Земле.

— Мы — два существа и две женщины. В данный момент наши тела и наши круги находятся рядом. Даже если бы мы были глухонемыми, «я» все равно хотело бы обладать верховной властью. Пока «я» получает желаемое ему абсолютно все равно, что оно причиняет боль другим. Мы должны использовать свое «я» для обучения на дорогах земли, — сказала Агнес. — Наши магические круги создают настроения и чувства, дарующие нам баланс.

Теперь я действительно молчала, не произнеся ни слова по дороге домой. Добравшись до хижины Агнес я моментально рухнула в посгель, несмотря на то что был уже полдень. Я всегда считала разговоры об НЛО сущей чепухой и продолжала считать, что все это мне просто приснилось.

Я проспала до оіедующего утра, но сон мой был очень тревожен: мне снились разноцветные огни. Я рассказала о своем сне Агнес, и она объяснила, что наше тело и умподобны антенне и радиоприемнику. Я поинтересовалась, можем ли мы принимать короткие и длинные частоты.

— Можем, конечно. Короткие и длинные волны окружают нас в течение всей жизни, вот только мы не слышим их, пока не научимся настраивать свои чувства или радиоприемники. Только после такой настройки мы способны настроиться на прием множества миров, сосуществующих одновременно с нами. Некоторые люди содержат в себе определенное количество кристаллов. Они похожи на радиоприемники. Информация существует для всех. 11о сути своей мы антенны. Некоторые из нас хорошо настроены. Знание доступно всем. Для обладающих внутренним кристаллом жизнь становится слишком трудной, потому что они видят то, чего не видят другие.

Я поделилась с Агнес своей тревогой по поводу исчезновения моих щитов.

— Я вижу твое беспокойство. Ты даже не помнишь, сколько времени провела на горе. Может, ночь, а может, и целую неделю. Кто может сказать?

Это было чистейшей правдой, я почти полностью утратила ощущение времени с тех пор, как приехала к Агнес, однако точную дату могла сказать.

  • Я провела на горе всего одну ночь, — непререкаемым тоном произнесла я. — Ты меня ждала.

  • Линн, ты вошла в утробу великой тайны. Ты многое видела, но в тебе останутся лишь смутные воспоминания, потому что такое знание до сих пор находится за пределами твоей личной силы. Ты вышла из этого великого чрева. Посредством такого рождения ты познаешь великую тайну, потому что ты вышла из нее, ты ее дитя. Благодаря этому рождению ты достигла бессмертия. Ты будешь вспоминать детали по мере твоего отождествления с пустотой, которая есть женщина. Ты сидишь в центре щита сущности на месте бабушек. Ты отбросила все обманы. Мы все проживаем жизнь во лжи и обмане, пока не родимся посредством пустоты. Когда ты все вспомнишь, то станешь шаманкой, показывающей другим, что смерти не существует.

Я почувствовала такую печаль, что разрыдалась. А может быть, я плакала от счастья? Не знаю. Агнес осторожно обняла меня за плечи, и я затихла. Бросив взгляд через окно на осенний лес я поняла, что осталось совсем немного теплых дней.

— Давай усгроим пикник, — предложила Агнес.

— С удовольствием. А где? — поинтересовалась я, утирая слезы.

— Где хочешь. Сейчас везде красиво. Давай приготовим бутерброды.

Минут тридцать мы тряслись по грунтовой дороге, распевая во весь голос. В песне говорилось о глухаре и кроте. Слова мы сочиняли сами.

— Какое великолепное озеро, — сказала я, останавливая машину. Депрессию как рукой сняло.

— Неподалеку отсюда в озеро впадает река, — отклик-ігулась Агнес. Водную гладь застилал клубящийся туман. — Мы проплывем на каноэ пару миль вверх по реке.

Пройдя немного вперед, мы вышли на песчаную косу, где к кусту было привязано каноэ.

— Никогда прежде не видела березовой лодки-долбленки, — удивленно воскликнула я. Я помогла Агнес столкнуть лодку на воду. — Где ты ее достала?

  • Она у меня уже очень давно. Ее сделали для меня друзья-индейцы. Надеюсь, ты умеешь грести. Течение не слишком быстрое.

  • В Калифорнии у меня тоже есть лодка, — сказаная. — Думаю, что справлюсь.

  • Тогда поплыли. — Сложив покрывала и провизию, Агнес осторожно запрыгнула в лодку, оттолкнулась от берега и быстрыми, уверенными движениями весел вывела лодку на чистую воду. Темные волны плескались о борт, когда мы разворачивали лодку, направляясь к устью реки. Было тихо и холодно. Густой туман оседал на верхушках сосен. Все было похоже на сказочный сон. Туман сначала раходился, а потом окружал лодку белой стеной. Сквозь серые тучи иногда пробивался сверкающий луч солнца. Вода была словно масляная. Звук, издаваемый веслами, был приглушенным и ритмичным. Вскоре мы уже плыли вверх по течению реки. Я рассмеялась.

  • Над чем ты смеешься? — поинтересовалась Агнес.

  • Я подумала, что всю свою жизнь я плыву против течения в тумане.

Туман рассеялся, воздух был влажный и холодный. Я потуже затянула парку. Вода пенилась под ударами весел. Плыли мы довольно-таки быстро. Река текла медленно, лениво. Мне приглянулась небольшая уютная полянка на берегу.

  • Давай остановимся здесь, — предложила я.

  • Здесь небезопасно, — резко ответила Агнес. — Это страна индейцев.

Мы поплыли дальше, но я чувствовала себя счастливой и сильной, мне казалось, что я могу грести целую вечность. Над головой каркали вороны, отбрасывая на воду серо-голубые тени. Время от времени я поглядывала на затянутое облаками небо. Я ощущала себя растворившейся в иной, неземной реальности. Агнес стала треста в другую сторону.

— Ты заметила, насколько быстрее мы плывем, когда гребем вместе? — спросила Агнес. — Посмотри, что происходит с лодкой, когда я гребу в обратную сторону. — Лодку стало швырять из стороны в сторону. — Такова разница между белой женщиной и индианкой, если они следуют протоптанной дорожкой. В вашем обществе женщины собираются небольшими группами и начинают бороться друг с другом вместо того, чтобы давать друг другу силу и указывать направление. Для всего мира является огромной трагедией то, что ваши женщины не имеют кланов и традиций. Заручившись поддержкой других женщин, можно горы свернуть.

Лодка плавала по кругу.

— Хватит, Агнес, я умираю с голоду.

Вместо ответа Агнес быстрыми, четкими движениями весла выровняла лодку и направилась вверх по течению. Стало совершенно очевидно, что она собирается показать мне какое-то определенноеместо. Впереди нас расстилался туман, почти ничего не было видно уже на расстоянии вытянутой руки. С берега свисала сухая трава, виднелись переплетения корней. Мы проплыли сквозь заросли водяных лилий так близко от берега, что при желании можно было коснуться укрывавшего берега мха. Затем мы сделали поворот, и впереди что-то сверкнуло. Сначала туман был такой густой, что я ничего не видела, затем выглянуло солнышко, я разглядела пятнадцать лодок, выстроенных в ряд на берегу. Мы быстро подплыли к берегу. Туман полностью окутал деревья, когда мы причалили рядом с остальными лодками.

  • Чьи это лодки? — спросила я.

  • Они принадлежат охотникам, — ответила Агнес.

— Мы ведь не собираемся проводить пикник с кучкой охотников?

— Это особые охотники, — ответила Агнес.

Я шла за Агнес по тропинке вдоль берега. Агнес свернула направо, и теперь в тумане я лишь смутно различала очертания ее фигуры. Мы шли по осиновому лесу. Взяв меня за руку, Агнес буквально тянула меня за собой. Чем дольше мы шли, тем непроходимее становились заросли. Видимость упала почти до нуля.

Мы вышли на огромную, окутанную туманом поляну. Над клубами тумана виднелись несколько щитов, установленных на треноги. Видение было столь удивительно, что я, словно в трансе, приросла к земле, не понимая, действительно ли я это вижу или же это ум играет со мной. К этому моменту туман заволок всю поляну.

— Это был мираж? — поинтересовалась я.

Агнес взяла меня за руку, и мы шагнули прямо в молоко тумана. От росы моя одежда промокла. Я ничего не видела; даже присутствие Агнес шагавшей рядом со мной, скорее угадывалось. Туман казался жемчужно-серым веществом, а редкие лучи солнца, прорывавшиеся с небес превращали его в сверкающее молоко.

— Сюда, — внезапно сказала Агнес. — Встань здесь, посмотри вверх и скажи, что ты видишь.

Словно при наступлении рассвета, стена тумана разорвалась лучом света. Я увидела прямо перед собой поляну; из тишины и неподвижности тумана, подобно золотым солнцам, сверкающим при полном свете дня, проявились яркие, многоцветные магические щиты. Я сосчитала количество: их было сорок четыре — ошеломляющее количество.

— Внимательно посмотри на каждый щит, — сказала Агнес наблюдая за моей реакцией.

Теперь я поняла, что стою в круге щитов. Это были неимоверной красоты обереги, раскрашенные в разнообразнейшие цвета: желтый, красный, пурпурный, белый, коричневый, голубой, фиолетовый и черный. Серебристо-черные перья орла, ястреба и совы колыхались на ветру. Щиты были украшены бисером, мехом, бахромой. Прямо передо мной на шесте висел мой северный щит.

От предчувствия, смешанного с радостью, я задрожала, как осиновый листок. Откуда появился мой щит, откуда взялись все остальные щиты? И только в этот момент, я заметила, что мой щит окружен Щит ом-Левой-Руки, принадлежавшим Агнес и Щитом-Духа-Оленя, который сделала Руби. Я попыталась припомнить все, что Агнес рассказывала мне о братстве щитов. На память пришли слова Рыжего Пса о том, что такого братства не существует. А как же небесные щиты? Мысли мои и вовсе смешались.

— Я не понимаю.

И тут сильный по рыв ветра прижал туман к земле, а затем и вовсе рассеял его. За треногами, поддерживающими щиты, я заметила огромный вигвам и некое каменное сооружение, напоминающее охотничий домик. Я и представить себе не могла, почему он находится здесь. Повернувшись назад, я удивилась еще больше. Агнес стояла справа от меня перед своим щитом. Руби стояла слева. Круг состоял еще из сорока одной женщины. Каждая из них стояла перед своим щитом. В основном этим женщинам было за пятьдесят. Не все из них были индианками. Казалось, все внимание сосредоточено на мне. Я не знала, что и сказать, и нужно ли говорить. Я даже не знала, почему я оказалась здесь.

Сердце выскакивало из груди. Очень древняя старуха с длинными белыми косами, одегая в темно-синее платье с шалью на плечах, выступила в центр круга. Она сказала:


  • Меня зовут Грейс Шагающий Посох. Мы приветствуем тебя. — Она посмотрела мне прямо в глаза. Это было все равно что смотреть в бездну. — Ты помнишь, кто ты? — спросила она.

  • Да, — ответила я.

  • Тогда внимательно посмотри на каждую из нас.

Я посмотрела на всех женщин и со слезами невыразимого счастья поняла, что нечто во мне узнало каждую из них. Здесь, на земле, я увидела воплощение женской мечты. Одновременно пришел мощный поток знания, и я увидела необъяснимое совпадение поступков. Меня поглотило это видение — мистическое переживание радости сущесгвования, отражение радостных и тяжелых событий жизни и смерти, боли и удовольствий. Мой ум следовал по лабиринту символов, образов, первобытных идей, каждое новое проявление захватывало с еще большей силой, чем предыдущее, за всем этим стояло ужасное, болезненное одиночество. Как мало людей сдалось чувству любви, познало ее, дышит ею. Из темноты стало проявляться кармическое колесо, мост. Я знала, что сэтого момента мое единство с этими женщинами вечно.

— Существует одно правило, — сказала Грейс. — Ты никогда не должна называть наши имена людям.

Я поняла справедливость требования, удивившись, что многих из них я уже знала и встречала. Каждая из них была особенной. В их лицах я видела целостность, завершенность. Каждая из них была реализованной, любящей женщиной, просветленной женщиной. Они были моими сестрами. Я отыскала свой круг.
www.e-puzzle.ru

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Похожие:

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconПролог
Карлос Кастанеда. Дар Орла. Перев с англ. К: "София", 2003; М.: Ид "София", 2003. 416 с. Перевод: И. Старых. Редакция: И. Старых

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconКарлос Кастанеда. Колесо времени. Перев с англ. К: "София", 2003;...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconКарлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан. Перев с англ. К: "София",...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconКарлос Кастанеда. Огонь изнутри. Перев с англ. К: "София", 2003;...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconКарлос Кастанеда. Искусство сновидения. Перев с англ. К: "София",...
Карлос Кастанеда. Искусство сновидения. Перев с англ. К: "София", 2003; М.: Ид "София", 2003. 400 с. Перевод: А. Сидерский, А. Мищенко,...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconАктивная сторона бесконечности
Карлос Кастанеда. Активная сторона бесконечности. Перев с англ. К: "София", 2003; М.: Ид "София", 2003. Перевод: С. Грабовецкий,...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconТретий глаз «софия» 2000 Перевод: В. Трилис Редактор: В. Трилис Обложка:...
Необходимость сделать новый перевод «Третьего глаза», одной из самых известных в мире книг, преподнесла нам абсолютно неожи­данный...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconВечен «софия» 2001 Редактор: И. Старых Обложка: О. Куклина Лобсанг Рампа. Ты вечен
«Ты вечен» — это тридцать уроков быстрого совершенство­вания психического развития, преподанные тибетским ламой, великим мастером...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconЛобсанг рампа третий глаз «софия» 2000 Перевод: В. Трилис Редактор:...
Необходимость сделать новый перевод «Третьего глаза», одной из самых известных в мире книг, преподнесла нам абсолютно неожи­данный...

Перевод Е. Харитонова Редакция И. Старых Обложка О. Куклина Лини Эндрюс. Полет Седьмой Луны. Перев с англ iconДрунвало Мельхиседек Живи в сердце удк 141. 33 Ббк 86. 391 Д76
Друнвало Мельхиседек Живи в сердце Перев с англ, под ред. И. Старых. — К.: «София», 2004. — 176 с

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов