Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri




НазваниеТерри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri
страница14/34
Дата публикации24.02.2014
Размер4.67 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34

ГЛАВА 14



Через пять дней на закате, окрасившем западный край неба такими красными и фиолетовыми тонами, которые можно увидеть только летом, Рен, Гарт и старик, называвший себя Коглином, подошли к подножию Зубов Дракона и направились дальше по узкой извилистой горной тропе, что вела через Сланцевую долину к Хейдисхорну. Пар Омсворд заметил их первый. Он забрался на высоченный каменный выступ и сидел там, оглядывая земли, что тянулись южнее Каллахорна. Он, Колл, Морган, Стефф и Тил пришли сюда днем раньше. Пар любовался красками заката, когда заметил странную троицу, выехавшую из тополиной рощи и направившуюся в его сторону. Он медленно встал на ноги, сперва отказываясь верить своим глазам, но, убедившись, что не ошибся, спрыгнул с камня и побежал к лагерю предупредить своих спутников.

Рен оказалась там чуть ли не раньше его. Ее острые глаза эльфа разглядели Пара примерно в то же мгновение, когда и он увидел ее. Она тут же пустила лошадь в галоп, прискакала к лагерю, спрыгнула с седла и, прежде чем кто-либо пришел в себя, с радостным воплем кинулась Пару на шею – он едва устоял на ногах. Потом проделала то же самое со сбитым с толку, но польщенным Коллом. Уолкер получил более сдержанный поцелуй в щеку, а Морган, которого она едва помнила, удостоился лишь рукопожатия и чинного кивка.

Пока трое Омсвордов радовались встрече, пока они обнимались и обменивались теплыми словами, их спутники неловко переминались с ноги на ногу и настороженно разглядывали друг друга. Большинство взглядов адресовалось Гарту, казавшемуся вдвое больше любого из них.

Он был в пестрой одежде, обычной для скитальцев, и эта пестрота лишь подчеркивала его огромные размеры. Гигант спокойно встречал взгляды и казался абсолютно невозмутимым. Через несколько секунд Рен вспомнила о своем спутнике и представила его. Пар со своей стороны познакомил его со Стеффом и Тил. Коглин держался в стороне от остальных; его никто не стал представлять, поскольку и так все знали, кто он такой. Начались кивки и рукопожатия, очень вежливые, но сдержанные и настороженные. Все расселись вокруг костра посреди маленького лагеря, чтобы разделить с прибывшими ранее ужин, который готовили Стефф и Тил. Увеличившееся общество быстро разбилось на группки. Стефф и Тил хлопотали над ужином, не принимая участия в беседе, полностью поглощенные горшками и костром. Уолкер углубился в тень сосновой рощицы, а Коглин исчез среди скал, не сказав никому ни слова, исчез так тихо, что никто этого не заметил. Пар, Колл, Рен и Морган, сидя у костра, говорили о прежних днях, о старых друзьях, о местах, где побывали, о том, что с ними случилось в последнее время.

– Ты так выросла, Рен! – восхищался Колл. – Совсем не та девчонка ростом с палку от метлы, какой была, когда покинула нас.

– Укротительница лошадей, дикая как ветер! И нет для тебя преград! – рассмеялся Пар, раскидывая руки и как бы показывая необъятность мира.

Рен усмехнулась:

– Моя жизнь лучше, чем ваша, вы лежите себе на боку, распеваете песенки да крутите хвосты собакам. Западные Земли – хорошая страна для вольнолюбивых созданий. – Затем ее усмешка исчезла. – Старик Коглин рассказал мне, что случилось в Доле. Он сказал, что Джаралан и Мирианна арестованы. Вы слышали о них что-нибудь?

Пар опустил голову:

– Все это время, начиная с Варфлита, мы в бегах.

– Мне очень жаль, Пар. – В ее глазах светилось сочувствие. – Федерация делает все возможное, чтобы испортить нам жизнь. Ее солдаты и прислужники появились даже в Западных Землях, хотя этот край их не особо интересует. В любом случае скитальцы знают, как избежать порабощения. Если понадобится, вы всегда сможете к нам присоединиться.

Пар еще раз нежно обнял ее.

– Сначала посмотрим, чем обернется наше нынешнее дело, – тихо сказал он.

Они ели жареное мясо, теплый хлеб, печеные овощи, сыр и орехи, запивая их элем и любуясь солнцем, опускавшимся за горизонт.

Еда была очень вкусной, это, к большому удовольствию Стеффа, единодушно признали все. Коглин все еще не появлялся, остальные же стали общаться друг с другом гораздо свободнее – все, кроме Тил, которая по-прежнему молчала. Насколько Пар знал, он был единственным, кроме Стеффа, кому Тил сказала несколько слов.

Когда с ужином было покончено, Стефф и Тил занялись мытьем посуды, остальные разбрелись по одному, по двое. На смену вечеру медленно приближалась ночь. Колл и Морган отправились к роднику за четверть мили от лагеря набрать свежей воды, а Пар, Рен и гигант Гарт пошли по тропе в горы и дальше – в Сланцевую долину.

– Ты еще не был там? – спросила Рен, кивая в направлении Хейдисхорна. Пар покачал головой:

– Осталось всего несколько часов, но никто особенно не спешит. Даже Уолкер не захотел пойти туда до назначенного времени. – Он посмотрел на небо – на звезды, уже покрывшие небо причудливыми узорами, на тонкий, почти незаметный серпик убывающей луны, низко нависший над горизонтом. – Завтра ночью, – сказал он.

Рен не ответила. Они шли молча, пока не оказались на площадке, где Пар сидел днем. Там остановились, глядя на юг.

– Ты ведь тоже видел сны? – спросила Рен. – И что ты об этом думаешь?

Пар опустился на камень, Рен и Гарт тоже присели рядом.

– Я думаю, что десять поколений Омсвордов прожили свои жизни в ожидании того, что произойдет завтра. Я думаю, что магия эльфийского дома Шаннары стала теперь магией Омсвордов и она значит больше, чем нам кажется. Я думаю, Алланон скажет нам завтра, что это значит. – Он помолчал. – Я думаю также, что все может обернуться чем-нибудь удивительным и… ужасным. – Он заметил, что она смотрит на него во все глаза, и виновато пожал плечами. – Я не хотел бы уж слишком все драматизировать, просто для меня это выглядит именно так.

Она привычно перевела его слова Гарту, но тот ничем не выдал своего отношения к услышанному.

– Вы с Уолкером владеете магией, пусть разной, но владеете, – тихо произнесла она. – Я же не владею никакой. Что ты об этом думаешь?

Он опустил голову:

– Не знаю, что и сказать… Магия Моргана оказалась сильнее моей, но он не был призван. – Пар рассказал ей о схватке с порождением Тьмы и о том, как проснулась магия, долгое время спавшая в мече Ли. – После того как магия песни желаний не помогла, я начал удивляться, почему Алланон не призвал вместо меня Моргана.

– Пар, но ты еще не знаешь, насколько сильна твоя магия, – рассудила она. – Ты должен помнить из легенд, что никто из Омсвордов, начиная с Шиа, поначалу не знал, на что способна магия эльфов. Может быть, и с тобой то же самое?

«Вполне может быть», – подумал он. И, вздрогнув от догадки, тряхнул головой.

– Точно так же может быть и с тобой, Рен. Просто ты не все о себе знаешь…

– Нет, нет, Пар Омсворд. Я обыкновенная девушка из скитальцев, я не унаследовала кровь, которая из поколения в поколение несет в себе магию. – Она рассмеялась. – Думаю, если бы мне в руки попал мешок, полный эльфийских камней, я бы и тогда ничего не смогла сделать!

Он тоже развеселился, вспомнив маленький кожаный мешочек с разноцветными камнями, который она так берегла в детстве.

Им было друг с другом так легко, будто они не виделись не десять лет, а всего несколько недель. В присутствии Рен Пар сразу успокоился, на душе стало легче. Ему нравилось чувство собственного достоинства, присущее ей – вольной, свободолюбивой и довольной своей жизнью среди скитальцев. От нее исходила сила, и физическая и духовная, и Пар искренне ею восхитился. Он поймал себя на мысли, что желал бы обладать хотя бы частью ее отваги.

– Каким тебе показался Уолкер? – неожиданно спросила она.

– Погруженным в свои мысли, – помолчав, ответил Пар. – Его явно что-то гнетет, только непонятно что. Он постоянно говорит о недоверии к магии эльфов и друидов и, видимо, владеет какой-то совсем другой магией. Его трудно понять.

Рен быстро передала его слова Гарту, и тот ответил коротким жестом. Рен перевела Пару:

– Гарт говорит, что Уолкер чего-то боится.

Пар удивился:

– А откуда он это знает?

– Просто знает, и все. Он же глухонемой, поэтому у него обострены другие органы чувств. Он намного лучше нас с тобой понимает, что чувствует тот или иной человек, даже если этот человек и скрывает свои чувства.

Пар кивнул:

– Да, скорее всего он прав. Уолкер напуган, он сам мне это сказал. Он говорит, что страшится того, что может произойти после встречи с Алланоном. Странно, не правда ли? Не представляю себе, что может так беспокоить Уолкера.

Рен сделала Гарту какой-то знак, но в ответ гигант просто пожал плечами. Некоторое время они молчали, думая каждый о своем. Потом Рен спросила:

– Ты знаешь, что этот старик, Коглин, был когда-то учителем Уолкера?

Пар быстро взглянул на нее:

– Это Коглин тебе рассказал?

– Вообще-то я сама выведала это у него.

– Чему же он учил Уолкера? Магии?

– Чему-то учил… – Она вдруг ушла в себя, взгляд ее стал отсутствующим. – Между ними что-то есть, глубоко спрятанное, как страх Уолкера, например.

Пар ничего не сказал, но в душе готов был с ней согласиться.
Эту ночь вся компания провела без происшествий, но на рассвете все проснулись с ощущением усталости. Следующая ночь – первая после новолуния, с ними будет говорить призрак Алланона. Все занялись своими делами, но каждый с волнением ждал наступления темноты. Они ели и не ощущали вкуса пищи, почти не разговаривали и слонялись по маленькому лагерю, выискивая себе занятия, которые помогли бы убить время.

Стоял теплый ясный день, напоенный летними запахами и солнечным светом, один из тех дней, которыми в любом случае следовало наслаждаться, но сегодня всем казалось, что день тянется бесконечно долго.

Коглин появился после полудня, выйдя из тени горы, – потрепанный вестник судьбы. Он был покрыт пылью, взлохмачен, с покрасневшими после бессонной ночи глазами. Старик сказал, что все готово, – он придет за ними после заката. Он отказался что-нибудь добавить, хотя Омсворды настойчиво его расспрашивали, и снова исчез.

– Интересно, чем он без нас занимается? – пробормотал Колл, когда Коглин превратился в далекую черную точку, а потом совсем исчез.
Солнце ползло на запад так медленно, будто кто-то удерживал его, и спутники Пара становились все сосредоточеннее. Необычность предстоящего все больше занимала их мысли. Даже Уолкер Бо, которого перспектива встречи с призраками и духами, казалось, должна была волновать меньше других, ушел в себя, словно барсук в нору, и стал совершенно недосягаем для остальных.

Тем не менее после обеда Пар, прогуливаясь в прохладной тени скал, окружающих родник, увидел своего дядю.

Они медленно сближались. Заметив это, оба замедлили шаг, потом остановились, обменявшись смущенными взглядами.

– Как ты думаешь, он на самом деле придет? – спросил наконец Пар.

Бледное лицо Уолкера скрывал надвинутый на глаза капюшон.

– Он придет, – ответил он Пару. Долинец подумал мгновение:

– Не знаю, чего и ожидать от этой встречи.

– Это не важно, Пар. Чего бы ты ни ожидал, эта встреча все равно ни на что не будет похожа. Здесь ничего нельзя предугадать заранее. Друиды всегда были большие мастера на всякие сюрпризы.

– Ты предполагаешь самое худшее, ведь так?

– Я предполагаю… – Он замолчал, не закончив своей мысли.

– Будет магия? – предположил Пар. Уолкер нахмурился. – Ты думаешь, именно ее мы увидим ночью, не так ли? Я надеюсь, ты прав. Я надеюсь, что она предстанет во всем блеске и откроет для нас двери, до сих пор закрытые, и мы увидим, на что она действительно способна.

На лице Уолкера появилась ироническая улыбка.

– Некоторые двери лучше держать закрытыми, – мягко заметил он. – Я думаю, ты хорошо это усвоил.

Он положил руку на плечо племянника, подержал ее некоторое время и молча пошел дальше.
День медленно сменялся вечером. Когда солнце завершило наконец свое долгое путешествие на запад и стало опускаться за горизонт, все собрались у костра на ужин. Морган беспрестанно болтал – первый признак нервного напряжения: о магии, о мечах и обо всем таком, что, надеялся Пар, никогда не случится. Другие молчали, ели без аппетита и поминутно поглядывали на горы. Тил отказалась от еды, уселась в тени, отдельно от всех, и отгородилась своей маской, словно стеной, даже Стефф оставил ее в покое.

Темнота сгущалась, на небе стали появляться звезды – одна, другая… И вот они усыпали все небо, луны не было – младшая сестра солнца в эту ночь оделась в черное. Звуки дня утихли, а ночные еще не пробудились. Слышно было только, как потрескивает костер. Кто-то закурил, и в воздухе повис запах табака. Морган извлек из ножен меч Ли и начал сосредоточенно полировать его светлый клинок. Рен и Гарт, поужинав, чистили лошадей. Уолкер немного прошелся по тропинке и остановился, глядя на горы. Остальные сидели в напряженном молчании. Все ждали.
Коглин пришел в полночь. Старик появился из тени, словно материализовавшийся призрак, так внезапно, что все вздрогнули. Никто, даже Уолкер, не заметил его приближения.

– Пора, – объявил он.

Все молча поднялись и пошли за ним.

Он повел их по тропе, уходящей в тень Зубов Дракона. Ярко светили звезды, но по мере приближения к горам становилось темнее, и скоро небольшая компания шла уже в полном мраке. Коглин не замедлял шага, – казалось, у старика кошачьи глаза. Пар, Колл и Морган шли за ним вплотную, дальше Рен и Гарт, потом Стефф и Тил, замыкал шествие Уолкер.

По мере того как они приближались к горам, тропа становилась все круче. Они вошли в узкий проход, ведущий в глубь горного массива. Стояла такая тишина, что они слышали дыхание друг друга.

Повсюду были обломки скал – следы камнепадов. Но Коглин не снижал темпа. Пар споткнулся, упал и до крови поранил колени. Многие обломки были странного черного цвета, они напоминали уголь. Пар подобрал маленький камень и сунул себе в карман.

Внезапно горы перед ними расступились, и они оказались на краю Сланцевой долины. Вся она была усеяна такими же черными и блестящими камнями, как тот, который подобрал Пар. Долина казалась безжизненной – здесь не росло ни травинки. В центре долины находилось озеро, его черная с зеленоватым отливом вода медленно и лениво плескалась, хотя было полное безветрие.

Коглин остановился и повернулся к ним.

– Хейдисхорн, – тихо сказал он, – убежище призраков, здесь когда-то обитали друиды. – На его выцветшем морщинистом лице появилось какое-то странное выражение.

Если не считать дыхания путников и скрипа их сапог по камням, то в долине тоже царила тишина. Эхо их шагов металось среди скал. В долине было необычно тепло, неподвижный воздух сохранял жар ушедшего дня, однако Пар почувствовал, как у него по спине побежала струйка холодного пота.

Они спустились в долину, идя вплотную друг к другу, и подошли к берегу озера. Теперь можно было лучше рассмотреть, как бурлят и переплетаются потоки воды, услышать шелест маленьких волн, бьющихся о берег. В воздухе висел острый запах ветхости и гнили.

Они подошли совсем близко к берегу, когда Коглин предостерегающе поднял руки вверх:

– Остановитесь. Не подходите ближе. Воды Хейдисхорна опасны для смертных, их нельзя касаться!

Он опустился на камень и приложил палец к губам, словно призывал непослушных детей к тишине.

Они повиновались ему, чувствуя себя и в самом деле беспомощными перед той силой, которая дремала в водах озера. Каждый из них ощущал эту силу, она висела в воздухе, как запах дыма. От края до края раскинулось бесконечное звездное небо, им казалось, что все звезды в ожидании собрались над этой долиной, над этим озером.

Наконец Коглин выпрямился и какими-то птичьими движениями рук поманил их к себе. Когда они окружили старика, встав тесно, плечо к плечу, он заговорил:

– Алланон придет перед рассветом. – Его острые глаза спокойно оглядели их. – Он хочет, чтобы сначала с вами поговорил я. Он уже не тот, каким был при жизни. Теперь он только призрак. В этом мире он бессилен. Каждый переход из мира духов в мир реальный требует от него огромных усилий. Он не может долго оставаться здесь. За отпущенное ему время он лишь расскажет вам, что от вас требуется. Все объяснения он поручил мне. Алланон хочет, чтобы я рассказал вам о порождениях Тьмы.

– Ты говорил с ним? – быстро спросил Уолкер Бо.

Старик не ответил.

– Почему ты до сих пор молчал о порождениях Тьмы? – Пар внезапно почувствовал злость. – Ведь ты мог рассказать них и раньше.

Старик покачал головой с выражением упрека и снисходительности:

– Мне не было позволено это, малыш, пока я не соберу вас всех вместе.

– Ох уж эти игры! – пробормотал Уолкер с отвращением.

Старик пропустил его слова мимо ушей:

– Думай что угодно, но только слушай. Вот что Алланон поручил мне поведать вам о порождениях Тьмы. Это не выдумка и не сказки. Они так же реальны, как вы и я. Порождения Тьмы появились на свет по воле случая, которого Алланон при всей его мудрости и дальновидности не смог предусмотреть. Когда он уходил из мира смертных, то верил, что эпоха магии закончилась. Чародей-Владыка больше не существовал, демоны старого мира были изгнаны за Стену Запрета. Идальч уничтожен, Паранор стал историей, и последние из друидов собирались покинуть этот мир. Казалось, необходимость в магии отпала.

– Эта необходимость никогда не отпадет, – тихо сказал Уолкер.

Старик снова пропустил его слова мимо ушей:

– Порождения Тьмы – это отклонение от нормы. Они – магия, порожденная другой магией, той, что ушла раньше. Это семя дремало, незамеченное, в краю Четырех Земель и проросло после того, как ушли друиды вместе с их защитными силами. Никто не знал о существовании порождений Тьмы, даже Алланон. Тогда они были заметны не больше, чем пыль на дороге.

– Подожди, пожалуйста! – перебил его Пар. – Что ты говоришь, Коглин? Порождения Тьмы всего лишь результат неправильного применения магии?

Коглин глубоко вздохнул:

– Долинец, я говорил тебе как-то: ты используешь магию, но мало о ней знаешь. Магия – это такое же проявление сил природы, как огонь, вырывающийся из-под земли, как приливные волны, которые вздымают целые океаны, как ветры, которые валят леса, как голод, уничтожающий целые народы. Подумай! Что ты знаешь про Вила Омсворда, про то, что он пользовался эльфийскими камнями, когда его кровь эльфа уже запретила ему это делать? В результате на свет появилась магия песни желаний, которая с тех пор живет в твоих предках! Правильно ли применяли они магию? Ведь результаты ее сказываются столетия спустя. Здесь все имеет значение.

– А какая магия вызвала к жизни порождения Тьмы? – спросил Колл. Старик покачал седой головой:

– Алланон этого не знает. И ничего определенного тут сказать нельзя. Это могло произойти во времена Шиа Омсворда. Тогда часто пользовались магией, и иногда – во зло. Порождения Тьмы – создания этого вида магии. – Он помолчал. – Сначала они ничего собой не представляли – просто издержки магии. Но каким-то образом они выжили, и, когда Алланон ушел, эти создания объявились в Четырех Землях и стали набирать силу. Пустота, которая тогда образовалась, должна была чем-то заполниться. Ее и заполнили порождения Тьмы.

– Не понимаю, – быстро сказал Пар, – что ты имеешь в виду, говоря о пустоте?

– И почему Алланон этого не предвидел? – добавила Рен.

Старик выставил вперед руку и, продолжая рассказ, начал поочередно загибать пальцы:

– Жизнь всегда развивается по спирали. Энергия и сила принимают разные формы. Сначала силу человечеству давала наука, позднее – магия. Алланон предвидел возвращение науки. После ухода Паранора и друидов должна была наступить ее эпоха. Но наука развивалась недостаточно быстро. Отчасти это происходило по вине Федерации. Федерация – противник всего нового; она преследует любое проявление силы, кроме своей собственной, но ее сила примитивна, это сила оружия. Положительное влияние на ход событий оказывали эльфы, но по причинам, до сих пор неизвестным, они исчезли.

Эльфы были последним народом старого мира. Их присутствие было необходимо, чтобы переход от магии к науке проходил безболезненно. – Он грустно покачал головой. – Но даже если бы эльфы остались в этом мире и влияние Федерации было бы слабее, даже тогда порождения Тьмы могли бы проснуться. Пустота образовалась тогда, когда ушли друиды. – Он вздохнул. – Алланон не предвидел того, что произошло. Он не учел возможности появления порождений Тьмы. Пока Алланон был жив – а жил он так долго, как это было возможно, – то делил все, чтобы охранять покой Четырех Земель.

– Похоже, этого оказалось недостаточно, – многозначительно заметил Уолкер.

Коглин посмотрел на него и когда заговорил, в его голосе слышался сдержанный гнев:

– Ну что ж, Уолкер. Возможно, наступит день, когда тебе предоставится возможность доказать, что ты можешь сделать больше…

Наступило напряженное молчание, они смотрели друг другу в глаза. Наконец Коглин отвел взгляд:

– Вам нужно понять, что такое порождения Тьмы. Они – паразиты, которые питаются живыми созданиями. Это магия, пожирающая живое. Они проникают в живые существа, сливаются с ними, становятся ими. Но по каким-то причинам результаты этого не всегда одинаковы. Пар, вспомни ту женщину, с которой вы с Коллом столкнулись в лесу при нашей первой встрече. Это порождение Тьмы, бывшее когда-то смертной женщиной, – бешеное существо, напоминающее голодного зверя. Но совсем другое дело – девочка со Взбитого хребта, ты ее помнишь?

Рука Коглина легла на его плечо.

– Это тоже было порождение Тьмы, но из тех, кого не так просто распознать. Проникнув в человеческое тело, они ведут себя по-разному. Некоторые сразу бросаются в глаза своим видом и поведением – таких узнать легко. Но бывают и такие, о которых трудно сразу сказать, что это – порождение Тьмы или человек.

– Но почему одни из них не похожи на другие? – не совсем складно задал вопрос Пар. Коглин нахмурился:

– И этого Алланон не знает.

Старик отвернулся и долго смотрел вдаль. Когда он повернулся к ним снова, на его лице было выражение безнадежности.

– Это будто чума. Болезнь распространяется, пока не заразятся все. Любое из этих созданий может передавать заразу. Их магия позволяет им преодолевать почти любую защиту. Чем их больше, тем сильнее они становятся. Как можно остановить эпидемию, если ее источник неизвестен, симптомы нераспознаваемы до тех пор, пока болезнь не пустит в теле глубокие корни, и лекарство тоже не найдено?

Спутники тревожно переглянулись. Наконец Рен сказала:

– Коглин, а у них есть какая-нибудь цель? Кроме той, чтобы просто заразить как можно больше живых существ? И как они думают – как ты или я, или у них… нет разума?

Пар взглянул на девушку с восхищением. Это был лучший вопрос за все время разговора. Как он сам не додумался до него!

Коглин медленно потер ладони одна о другую:

– Они думают совершенно так же, как мы с тобой. И у того, что они делают, определенно есть цель. Но она никому не известна.

– Они хотят подчинить нас, – быстро предположил Морган. – Вполне подходящая цель.

Но Коглин покачал головой:

– Думаю, они добиваются чего-то большего.

И тут Пар вспомнил сны, которые посылал Алланон, страшные картины мира, где все почернело и увяло, а сквозь пелену дыма и копоти скользят призрачные силуэты и сверкают, как угольки, красные глаза.

Вот чего они добиваются, догадался он.

Но как они собираются это осуществить?

Пар посмотрел на Рен и увидел тот же вопрос в ее глазах. Он интуитивно понял, о чем она сейчас думает. Перевел взгляд на Уолкера Бо и в его глазах увидел тот же вопрос. Они трое видели одни и те же сны и одновременно подумали об одном и том же.

Коглин поднял голову.

– Что-то руководит порождениями Тьмы, – прошептал он. – Какая-то сила, превосходящая все, о чем мы когда-либо знали…

Словно не в силах закончить, он замолчал. Все переглянулись.

– И что же теперь делать? – спросила наконец Рен.

Старик устало поднялся.

– Мы сюда и пришли, девочка, послушать, что скажет нам Алланон.

Он заковылял прочь, и никто его не окликнул.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34

Похожие:

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЭйлет Уолдман Смерть берет тайм-аут Серия: Джулиет Эпплбаум 4 Scan:...
Джулиет Эпплбаум и ее невероятного семейства. Простое на первый взгляд дело становится всего лишь первой ниточкой в клубке мрачных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconДорис Мей Лессинг Шикаста Серия: Канопус в Аргосе: Архивы 1 Scan:...
Роман «Шикаста» открывает знаменитый «космический» цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Интересные времена Серия: Плоский мир 17 ocr фензин
Предупреждение: поскольку речь в дальнейшем пойдет о крайне щекотливых вопросах, нижеследующая аннотация написана дипломатическим...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЧак Паланик Снафф Scan: niksi; ocr&SpellCheck: golma1 «Снафф»
...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Понюшка Серия: Плоский мир 39 Перевод: Цитадель Детей Света
Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМарти Леймбах Дэниэл молчит Scan&ocr: niksi, SpellCheck: Ronja Rovardotter
Роман «Дэниэл молчит» – об отваге и самопожертвовании, о женской сути и о природе любви, о драме современной молодой женщины, готовой...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМаркус Зузак Книжный вор Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Книжный вор»
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck:...
«Время моей Жизни» – девятый супербестселлер звезды любовного романа Сесилии Ахерн

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТоркиль Дамхауг Смерть от воды Scan: utc; ocr&SpellCheck: golma1 «Смерть от воды»
Критики не скупятся на похвалы Дамхаугу, единодушно считая его ведущим норвежским писателем детективного жанра. В настоящее время...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЛьюис Спенс Мифы инков и майя Scan by Mobb Deep; ocr by Ustas, Spellcheck by Loshadka
Эта иллюстрированная книга знакомит читателя с мифологическим наследием майя, ацтеков, инков и некоторых других народов, населявших...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов