Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri




НазваниеТерри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri
страница3/34
Дата публикации24.02.2014
Размер4.67 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

ГЛАВА 3



Пар и Колл добрались до прибрежного района Варфлита около полуночи, уже понимая, как плохо подготовлены к бегству от Риммера Дэлла и Ищеек. Они не взяли с собой ничего из того, что наверняка потребуется в долгой дороге: ни пищи, ни оружия – только обычные длинные ножи, которые носят все мужчины в Доле. Но ни палаток, ни теплой одежды и, что хуже всего, денег у них не было. Хозяин трактира не заплатил им за последний месяц. А деньги, которые удалось отложить в прошлом месяце, пропали вместе со всеми их вещами. У них осталась лишь одежда, что была на них, да еще убеждение, что им следовало бы подольше оставаться с тем незнакомцем.

Прибрежный район оказался запутанным лабиринтом доков, пристаней, мастерских и сараев. На набережной горели огни, и при свете керосиновых ламп сидели, пили и смеялись грузчики и рыбаки. Из коптильных печей и котлов поднимался дым, и повсюду стоял густой запах рыбы.

– Может, они отстанут от нас хотя бы на одну ночь? – с надеждой сказал Пар. – Я имею в виду Ищеек. Может, не захотят гоняться за нами до утра и вообще не станут связываться?

Колл посмотрел на него, иронически выгнув брови:

– Размечтался, братец! – Он оглянулся. – Нет бы нам потребовать за работу побольше денег! Тогда бы мы не влипли так сильно.

– Ну какая разница? – пожал плечами Пар.

– Какая? У нас были бы теперь хоть какие-то деньги!

– Да, если бы мы таскали их с собой каждый раз на представление. Разве не так?

Колл ссутулил плечи и прищурился.

Они молча дошли до южной окраины доков и остановились там, где освещенная набережная заканчивалась и начиналась темнота. Посмотрели друг на друга. Ночь выдалась прохладная, и легкая одежда уже не защищала. Они стояли неподвижно, засунув руки в карманы и прижав локти к бокам. В воздухе надоедливо жужжали насекомые.

Колл вздохнул:

– Пар, и куда нам теперь податься? План какой-нибудь есть?

Пар вынул руки из карманов и потер ладони:

– Есть, но для этого не помешала бы лодка.

– На юг, вниз по Мермидону?

– Да, все время на юг.

Колл обрадованно улыбнулся. Он подумал, что это дорога домой. Пар решил пока что оставить его в приятном заблуждении.

– Подожди здесь, – сказал вдруг Колл и исчез, прежде чем Пар успел возразить.

Пар стоял один в закоулке среди доков, как ему показалось, гораздо больше часа, хотя на самом деле прошло от силы тридцать минут. Он подошел к скамейке возле рыбачьей лачуги и уселся на нее, съежившись от холода. В душе его царила сумятица. Он сердился на незнакомца, вытащившего их из трактира, а затем бросившего, хотя сам Пар и попросил его об этом; в нем кипела злость на Федерацию, гоняющуюся за ними как за воришками, и на себя самого – за то, что думал, будто им сойдет с рук публичная демонстрация магии. Одно дело – зарабатывать на хлеб фокусами и совсем другое – использовать магию песни желаний. Ведь совершенно очевидно, что его магия настоящая, и, значит, ему следовало бы предвидеть, что рано или поздно это дойдет до властей.

Он вытянул ноги. Ладно, уже ничего не поделаешь. Им с Коллом придется начинать все сначала. Но это не заставит его сдаться. Легенды слишком важны, это его долг – не дать им кануть в небытие. Он был твердо убежден, что магический дар передан ему именно для этой цели. И не важно, что Федерация утверждает, будто магия – источник большой опасности для страны и людей, и ставит ее вне закона.

Что знает Федерация о магии? В Коалиционном Совете нет о ней ни малейшего представления. Они просто решили: надо что-то предпринять, потому что некоторые районы Четырех Земель поражены странной и страшной болезнью. Люди, живущие там, превратились в чудовищ времен Джайра Омсворда, черпающих силу из тьмы и колдовства, исчезнувшего еще во времена друидов.

У этих тварей есть название. Их называют порождениями Тьмы.

К собственному неудовольствию, Пар опять подумал о снах и черной фигуре, взывающей к нему. Потом он понял, что уже наступила ночь. Голоса рыбаков и грузчиков, жужжание насекомых, даже шум ночного бриза – все вдруг стихло. Пар слышал только, как стучит его собственное сердце, он слышал чей-то шепот – плеск воды заставил его вскочить. На берег, отряхиваясь, выбрался Колл.

– О Тени! Как ты меня напугал! Что ты делал?

– А ты как думаешь? Купался! – ухмыльнулся Колл.

Чем он занимался на самом деле, Колл признался не сразу. Оказалось, ему удалось отыскать рыбачью лодку, принадлежавшую хозяину «Голубого уса». Трактирщик упоминал о ней, когда хвастался своим искусством рыболова. Колл вспомнил об этом, когда Пар сказал, что нужна лодка, припомнил – со слов трактирщика – место ее стоянки и отправился на поиски. Он нашел лодку, обрезал швартов и угнал посудину.

– В конце концов, хозяин наш должник, если посчитать, сколько он на нас заработал, – сказал Колл в свое оправдание, вытираясь и натягивая на себя одежду.

Пар не стал спорить. Лодка нужна им гораздо больше, чем трактирщику: им пришлось бы идти пешком до гор Ранн не меньше недели, в то время как спуститься по Мермидону – дело двух дней.

И в конце концов, они ведь не украли лодку. Ну, может, и украли, однако вернут ее или возместят ущерб, как только смогут.

Лодка имела всего дюжину футов в длину, но в ней были весла, рыболовные снасти, кухонная утварь, кое-что для разбивки лагеря, два одеяла и непромокаемый брезент. Братья уселись в лодку и оттолкнулись от берега.

Они поплыли на юг, держа лодку на середине реки, прислушиваясь к ночным звукам, поглядывая на берега и превозмогая сон. Колл рассуждал о том, что им дальше делать. Конечно, в обозримом будущем в Каллахорн возвращаться нельзя: Федерация будет их искать. Так же опасно будет и поселиться в каком-нибудь крупном городе Южной Земли, потому что наместники Федерации в этих городах наверняка о них предупреждены. Лучше всего сейчас вернуться в Дол. А свои легенды они смогут рассказывать позже, когда Федерация прекратит розыск. Тогда они отправятся в какое-нибудь небольшое поселение, где редко бывают представители Федерации. И прекрасно там поработают.

Пар не мешал ему болтать. Он готов был поспорить, что Колл сам не верит в то, что говорит. А если даже и верит, все равно сейчас не время и не место о чем-то спорить.

На восходе солнца братья пристали к берегу и расположились на отдых на опушке тенистой рощицы у подножия утеса, защитившего их от ветра. Проспали до полудня, потом поднялись порыбачить и позавтракать. После еды опять отправились в путь и снова пристали к берегу уже после захода солнца.

Пошел дождь, и, чтобы укрыться от него, путники натянули брезент. Потом разожгли небольшой костер, постелили одеяла и стали молча наблюдать, как дождевые капли рисуют замысловатые узоры на мерцающей поверхности реки.

Поговорили и о том, как много переменилось в стране Четырех Земель со времен Джайра Омсворда.

Триста лет назад в Федерацию входили только города, лежавшие в глубине Южных Земель и придерживавшиеся политики жесткого изоляционизма. Уже тогда ими управлял Коалиционный Совет, состоявший из выбранных горожанами представителей. Но постепенно власть в Совете перешла к военным, и время старой политики прошло. Федерация расширяла сферу своего влияния, и настало время, когда Совет решил перенести границы и предложить городам, еще остававшимся самостоятельными, выбрать себе правителей. По мнению Совета, Южные Земли должны управляться единым правительством, а кто подойдет на эту роль лучше, чем тот же Совет?

Так все и пошло. Федерация стала распространять свою власть дальше, поглощая город за городом. Через сто лет после смерти Джайра Омсворда все, что находилось южнее Каллахорна, уже принадлежало Федерации. Эльфы, гномы, тролли с беспокойством посматривали на юг. Каллахорн в конце концов стал протекторатом – его короли умирали, города дробились и враждовали друг с другом. Так между Федерацией и другими Землями исчез последний барьер.

Примерно в это же время появились первые слухи о порождениях Тьмы. Говорили, что это магия древних времен, забытая, преданная земле – и вот теперь воскресшая. Магия эта питалась жизнью, превращая цветущие земли в болота, нападала на живые существа – будь то люди или животные, – и, когда жертва ослабевала, порождения Тьмы полностью подчиняли ее себе и вселялись в ее тело. Они жили в нем, скрывая свою бесплотность. Для поддержания собственного существования им нужны были жизни других.

Федерация не отрицала эти слухи, заявляя, что подобные твари действительно существуют и только достаточно сильная власть способна защитить от них народы.

Никому и в голову не приходило, что магия здесь ни при чем и появление на земле порождений Тьмы вызвано совсем другими причинами. Но проще всего принять готовое объяснение. И не помнить о том, что после ухода друидов на земле не осталось магии. Конечно, были еще Омсворды со своими легендами, но эти легенды мало кто слышал, и еще меньше людей в них верили. Большинство думало, что друиды всего лишь сказка. Когда Каллахорн согласился стать протекторатом и город Тирзис заняли войска Федерации, исчез меч Шаннары. Никто над этим не задумался. Никто не знал, как это случилось, да и никому не было до этого дела. Последние двести лет меч не видели. Но все знали, что он находится внутри камня, установленного в Народном парке. И вот в один прекрасный день он исчез.

Чуть позднее исчезли эльфийские камни. Что с ними сталось, тоже было неизвестно, даже Омсворды ничего не знали об этом.

А потом начали исчезать эльфы, целыми поселениями, даже городами, исчез и Арборлон. В конце концов, эльфов не осталось совсем, словно их никогда и не было. Все Западные Земли опустели, если не считать немногочисленных охотников, переселенцев из других краев да вечно кочующих скитальцев. Скитальцы, нежеланные гости в любых других местах, жили здесь искони, но и они не знали, куда ушли эльфы. Федерация быстро сориентировалась в создавшемся положении и заявила, что Западные Земли вскормили магию, причину всех бед Четырех Земель, что именно эльфы много лет назад принесли магию и пользовались ею. И магия пожрала эльфов – хороший урок для тех, кто пытается заниматься ею.

Федерация подкрепила свою точку зрения, запретив магию в любой форме. Западная Земля стала протекторатом, но войск на ней не было – не хватало солдат для патрулирования такой большой территории. Власти же обещали, что когда-нибудь очистят землю от заразы, распространяемой магией.

Сразу же после этого Федерация объявила войну дворфам. Утверждалось, хотя и бездоказательно, что дворфы якобы сами спровоцировали ее. Результат был известен заранее. Федерация в то время имела самую крупную, отлично вооруженную и обученную армию, а у дворфов регулярной армии не было вообще. Не было уже и эльфов – их исконных союзников, а с троллями они никогда не дружили. Тем не менее война тянулась почти пять лет. Дворфы знали горы Восточных Земель гораздо лучше, чем солдаты Федерации, и, хотя Кальхавен пал почти сразу, дворфы высоко в горах продолжали сопротивляться, однако постепенно их взяли измором и склонили к повиновению. Они были изгнаны со своих гор и отправлены в шахты Южных Земель. Многие там и умерли. Увидев, что произошло с дворфами, гномы подчинились Федерации. И она провозгласила свой протекторат над Восточными Землями. Осталось лишь несколько изолированных очагов сопротивления. Немногочисленные дворфы да два племени гномов, отказавшихся подчиниться законам Федерации, вели войну в далеких диких районах Восточных и Северных Земель. Но их было слишком мало, чтобы они могли влиять на ход событий.

Чтобы утвердить присоединение большей части территории Четырех Земель к Федерации и отметить тех, кто отличился в этом, Совет распорядился соорудить монумент на северном берегу Радужного озера, там, где Мермидон пересекает горы Ранн. Квадратный у основания и сужающийся кверху монумент из черного гранита возвышался над скалами монолитной башней, заметной на много миль вокруг. Башню назвали Южный Страж.

Это произошло почти сто лет назад, и сейчас только тролли остались свободными, укрывшись высоко в горах Северной Земли – в Чарнале и Кершальте. Это был опасный, враждебный край, естественная крепость, и никто из федератов не хотел туда соваться. Решили оставить их в покое, конечно, если они не будут появляться в других Землях. Тролли, всегда очень скрытный и замкнутый народ, приняли эти условия.
– Все так изменилось, – печально заключил Пар. Они продолжали сидеть в своем укрытии, глядя, как дождевые капли разбиваются о гладь Мермидона. – Нет больше друидов, нет Паранора, нет магии, кроме жалких подделок и того немногого, что знаем мы. Что случилось с нами, как ты думаешь? – Он сделал паузу, но Колл ничего не ответил. – Нет монархий, нет больше Ли, нет Бакханнаха, нет Вольного Корпуса, и Каллахорна, в сущности, тоже нет.

– Нет свободы, – мрачно подытожил Колл.

– Нет свободы, – эхом отозвался Пар. – Он подтянул колени к груди. – Хотелось бы мне знать, куда делись эльфийские камни. И меч. Что случилось с мечом Шаннары?

Колл пожал плечами:

– Такое может случиться с чем угодно.

– Что ты хочешь этим сказать? Как это допустили?

– Никто не позаботился о том, чтобы их сохранить.

Колл задумался. Да, так оно, наверное, и было. Никто не занимался магией после смерти Алланона, после того как ушли друиды. Магию просто забросили как пережиток другой эпохи – большинство людей боялись и не понимали ее. Значит, легче всего о магии забыть, что они и сделали. Все. В том числе и Омсворды – иначе эльфийские камни не пропали бы. У них осталась только песнь желаний. Единственная магия.

– Мы знаем истории и легенды, знаем, как все было, но до сих пор ничего не понимаем, – тихо сказал Пар.

– Зато понимаем, что Федерация не хочет, чтобы мы об этом говорили, – заметил иронически Колл. – Вот что мы знаем хорошо.

– Иногда я задумываюсь: а есть ли смысл в том, чем мы занимаемся? – Пар нахмурился. – В конце концов, люди приходят только послушать, но кто помнит наши легенды на другой день? Кто, кроме нас? Да и что за беда? Ведь это всего лишь древние истории. Для некоторых вообще просто сказки.

– Но не для всех, – тихо произнес Колл.

– И какой смысл в магии, если от наших историй никому ни жарко ни холодно? Может, незнакомец прав? Может быть, для магии есть лучшее применение?

– Например, помочь мятежникам в борьбе против Федерации? И чтобы нас самих при этом угробили? – Колл наклонил голову. – Проще про магию вообще забыть.

В реке что-то плеснуло, и братья стали напряженно всматриваться, но, кроме рябой от дождя поверхности реки, ничего не увидели.

– Все кажется бессмысленным. – Пар ударил рукой по земле. – Что мы делаем, Колл? Бежим из Варфлита, будто мятежники, украли лодку, будто жулики, и мчимся домой, поджав хвост, словно собаки. – Он посмотрел на Колла. – Как ты думаешь, почему у нас до сих пор еще есть магия?

Широкое лицо Колла повернулось к брату.

– Что ты имеешь в виду?

– Как ты думаешь, почему она у нас есть? Почему не исчезла, как у всех? Должно же быть какое-то объяснение?

Наступило долгое молчание.

– Не знаю, – сказал наконец Колл и, помедлив, добавил: – Я не знаю, что это такое – владеть магией.

Пар вдруг понял, что сказал бестактность, и смутился.

– Да я бы и не хотел обладать этим даром, – торопливо сказал Колл, почувствовав, как брату неловко. – Достаточно, что он есть у одного из нас.

Пар улыбнулся в ответ:

– Надеюсь, это так. – Он с благодарностью посмотрел на Колла и зевнул. – Ты спать еще не хочешь?

Колл отрицательно покачал головой и подвинулся глубже под брезент:

– Нет, я бы еще немного поболтал. Уж очень хорошая ночь для разговоров.

Тем не менее он замолчал, будто ему больше нечего было сказать. Пар вопросительно посмотрел на брата, потом оба перевели взгляд на Мермидон и стали следить за проплывающей мимо огромной веткой, очевидно сломанной бурей.

Ветер, сначала довольно сильный, сейчас едва ощущался, и дождь падал отвесно, барабаня по листьям с приятным тихим шорохом.

Пар поймал себя на том, что опять думает о незнакомце, спасшем их от Ищеек Федерации. Большую часть дня он ломал себе голову над тем, кто же он такой, но не пришел ни к какому заключению.

Что-то было в этом человеке знакомое, точнее, даже не в нем самом, а в том, как он говорил, – уверенно и доверительно. Этим он напомнил Пару кого-то из героев легенд, которые он рассказывал, но он не мог вспомнить, кого именно. Так много у него историй, и так много в них людей, похожих на незнакомца: героев, живших во времена друидов и магии. «Таких, – подумал Пар, – в Четырех Землях уже не осталось». Хотя, может быть, он и ошибается. Незнакомец в «Голубом усе», спасший их, выглядел очень внушительно.

Пар подбросил в маленький костер несколько сухих веток, глядя, как из-под брезента вьется легкий дымок и исчезает в ночи. Внезапно на востоке сверкнула молния, за ней последовал долгий раскат грома.

– Не помешало бы переодеться в сухое. Я как будто впитываю влагу прямо из воздуха, – пробормотал он.

– А еще бы горячего жаркого с хлебом, – мечтательно произнес Колл.

– Помыться – и в теплую постель…

– Хорошо бы в жаркое добавить пряностей…

– И обрызгать постель розовой водой…

Колл вздохнул:

– Для начала было бы неплохо, если бы этот проклятый дождь кончился. – Он выглянул наружу, в темноту. – В такую ночь я готов даже поверить в порождения Тьмы.

Неожиданно Пар решил рассказать Коллу про сны. Он давно хотел поговорить о них, молчать не было больше никакого резона. Пар поколебался мгновение и сказал:

– Я раньше тебе ничего не говорил об этом, но мне снятся сны, практически один и тот же сон, снова и снова. – Он быстро рассказал о снах, особенно о фигуре в черном, которая в каждом сне обращалась к нему. – Я вижу его недостаточно отчетливо и не могу быть уверен… – он старательно подбирал слова, – но, возможно, это Алланон.

– Или кто-нибудь еще. Это же сон, Пар. Сны всегда запутанны и туманны, – пожал плечами Колл.

– Но я видел этот сон уже раз двадцать, а может, и больше. Сначала я думал, что на меня действует магия песни желаний, потому что мы так много работаем, но потом… – Он осекся. – Что, если?.. – И снова замолчал.

– Если – что?

– Если это не просто магия? Что, если это попытка Алланона – или кого-то еще – передать мне какое-то сообщение?

– Сообщение? Ты хочешь сказать: просьбу отправиться к Хейдисхорну или в другое столь же опасное место? – Колл беспокойно нахмурился. – Я бы на твоем месте не стал над этим и задумываться. И уж точно не пошел бы туда. Ты ведь не собираешься идти, не так ли?

– Нет, – помолчав, сказал Пар. «По крайней мере до тех пор, пока не обдумаю все это», – добавил он про себя, сам удивляясь таким мыслям.

– Уже легче. У нас и без того хватает неприятностей, чтобы еще разыскивать мертвых друидов. – Колл, очевидно, счел вопрос решенным.

Пар не ответил ему, задумчиво вороша угли в костре. Он понял, что всерьез размышляет о том, чтобы отправиться к озеру Хейдисхорн. Раньше он об этом не задумывался, но сейчас ему захотелось узнать, что же на самом деле означают его сны. Какая разница, исходят ли они от Алланона или от кого-то другого. Какой-то тихий внутренний голос, какое-то едва уловимое предчувствие подсказывало Пару, что если он найдет источник своих снов, то сможет узнать кое-что о самом себе и о том, как он должен использовать свою магию. Его беспокоило, что он постоянно размышляет над тем, чего решил не делать с самого начала, когда увидел сон в первый раз. Но сейчас уже понимал, что ничто не может удержать его. В семье Омсвордов часто говорили о снах и относились к ним с серьезностью.

– Я только хочу убедиться, – пробормотал он. Колл, растянувшись, лежал на спине и щурился на огонь.

– Убедиться в чем?

– В моих снах. – Пар уклонился от прямого ответа. – Посланы они мне кем-то или нет.

Колл фыркнул:

– Я убежден в этом за нас обоих. Больше нет никаких друидов. И нет никаких порождений Тьмы. И нет черных странников, насылающих на тебя видения во сне. Есть только ты, заработавшийся и переутомившийся, и тебе снятся обрывки историй, которые ты сам же и рассказываешь.

Пар откинулся, завернувшись в одеяло.

– Я тоже так считаю, – согласился он, думая совсем по-другому.

Колл повернулся на бок и зевнул.

– Сегодня тебе, наверное, приснится река и рыбы, мокрые, как наяву.

Пар ничего не ответил. Некоторое время он слушал шум дождя, глядя вверх на темный мокрый брезент, на отблески огня на нем.

– Может быть, я сам выберу себе сон, – тихо сказал он.

И заснул.
Он действительно увидел сон, который впервые приснился ему около месяца назад. Желанный сон, с фигурой в черном. Похоже, сон только и ждал, когда Пар заснет, чтобы выскользнуть из глубин подсознания. Он был потрясен его мгновенным приходом, но не проснулся. Пар смотрел, как темный силуэт поднимается из озера, как приближается к нему призрачная фигура без лица, такая грозная, что он убежал бы от нее, если бы мог. Он слышал свой вопрос: «Почему этот сон не приходил так долго?» – но призрак не ответил. Темный силуэт просто приближался к нему в тишине, не говоря ни слова, ничем не выказывая своих намерений.

Призрак остановился прямо перед Паром. Это существо могло быть кем угодно и чем угодно, добром или злом, жизнью или смертью.

«Скажи хоть что-нибудь», – подумал Пар, напуганный его молчанием.

Но призрак просто стоял, окутанный тенями, молчаливый и неподвижный. Похоже, он чего-то ждал.

Тогда Пар шагнул вперед и, ведомый какой-то внутренней силой, которой в себе и не подозревал, откинул капюшон с головы призрака. Он ясно увидел лицо, будто озаренное солнечным светом, и тут же узнал его. Он пел о его обладателе тысячу раз. Лицо было знакомо ему так же хорошо, как его собственное.

Под капюшоном он увидел лицо Алланона.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЭйлет Уолдман Смерть берет тайм-аут Серия: Джулиет Эпплбаум 4 Scan:...
Джулиет Эпплбаум и ее невероятного семейства. Простое на первый взгляд дело становится всего лишь первой ниточкой в клубке мрачных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconДорис Мей Лессинг Шикаста Серия: Канопус в Аргосе: Архивы 1 Scan:...
Роман «Шикаста» открывает знаменитый «космический» цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Интересные времена Серия: Плоский мир 17 ocr фензин
Предупреждение: поскольку речь в дальнейшем пойдет о крайне щекотливых вопросах, нижеследующая аннотация написана дипломатическим...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЧак Паланик Снафф Scan: niksi; ocr&SpellCheck: golma1 «Снафф»
...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Понюшка Серия: Плоский мир 39 Перевод: Цитадель Детей Света
Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМарти Леймбах Дэниэл молчит Scan&ocr: niksi, SpellCheck: Ronja Rovardotter
Роман «Дэниэл молчит» – об отваге и самопожертвовании, о женской сути и о природе любви, о драме современной молодой женщины, готовой...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМаркус Зузак Книжный вор Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Книжный вор»
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck:...
«Время моей Жизни» – девятый супербестселлер звезды любовного романа Сесилии Ахерн

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТоркиль Дамхауг Смерть от воды Scan: utc; ocr&SpellCheck: golma1 «Смерть от воды»
Критики не скупятся на похвалы Дамхаугу, единодушно считая его ведущим норвежским писателем детективного жанра. В настоящее время...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЛьюис Спенс Мифы инков и майя Scan by Mobb Deep; ocr by Ustas, Spellcheck by Loshadka
Эта иллюстрированная книга знакомит читателя с мифологическим наследием майя, ацтеков, инков и некоторых других народов, населявших...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов