Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri




НазваниеТерри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri
страница7/34
Дата публикации24.02.2014
Размер4.67 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34

ГЛАВА 7



Они продолжали свой путь к Кальхавену и готовы были идти без остановки день и ночь, только бы не задерживаться в этих лесах. Они вернулись на главную тропу, бежавшую вдоль Серебряной реки и сворачивавшую на восток. Пока они, падая и спотыкаясь, с трудом продвигались вперед, каждый думал о своем. Мысли Пара блуждали, словно стадо овец по пастбищу, и внезапно он поймал себя на том, что вспоминает старые легенды.

Он припомнил, что в историях о мече Ли говорилось: сила его, если так можно выразиться, обоюдоостра. Меч обрел магическую силу по воле Алланона во времена Брин Омсворд, когда эта девушка из Дола отправилась на восток со своим спутником Роном Ли, предком Моргана. Друид Алланон погрузил лезвие меча в волшебные воды Хейдисхорна и этим навсегда изменил его свойства. Меч стал не просто оружием, он стал талисманом, способным выстоять против Мордов. Но его магия уподобилась всем прочим магиям старого мира: она несла в себе одновременно и благословение, и проклятие. Сила этого меча заставляла владельца постоянно прибегать к его помощи и делала хозяина все более и более зависимым от него. Брин Омсворд поняла эту опасность, но Рон Ли не обращал внимания на ее предупреждения. Что происходило с мечом потом – неизвестно, говорили только, что больше он не требовался, а значит, и не использовался. До этой ночи. И похоже, сейчас пришла очередь Пара предупредить Моргана об опасности.

Но как это сделать? Морган был его лучшим другом, а ожившая магия меча только что спасла им жизнь! И как в таком случае он может сказать Моргану, чтобы тот больше не пользовался мечом? Это выглядело бы просто как зависть. Кроме того, если они опять столкнутся с порождениями Тьмы, магия меча будет им жизненно необходима. А для такого предположения имелись самые веские основания. И Пар решил пока молчать.

Ночью они разговаривали о порождениях Тьмы. У них не осталось ни малейших сомнений в их существовании. Даже Колл не раздумывал, как назвать чудовище, напавшее на них. Но порождения Тьмы остались для них загадкой. Друзья не знали, откуда и зачем они появляются. Не знали даже, что представляют собой эти твари. Они не имели представления об источнике их силы, хотя понимали, что сила эта должна питаться какой-то извращенной формой магии. И если порождения Тьмы действительно охотятся за ними, то неизвестно, как им в таком случае поступать. Но теперь друзья знали: старик, предупреждавший их об опасности, говорил правду.

Уже на рассвете, усталые и полусонные, путники оказались у Кальхавена. Небо затянули тучи, задевавшие макушки деревьев, что придавало городу гномов мрачноватый вид. Сквозь редкие деревья можно было рассмотреть дома с дымящимися трубами, сараи и маленькие огороженные дворики со скотиной на привязи. В крохотных огородиках овощи боролись с сорняками за место под солнцем. Не оставалось ни клочка свободной земли. Дома, сараи, домашний скот, сады и лес – все, казалось, громоздится одно на другом. И всюду чувствовались запустение и упадок: краска на домах облезла, камни и штукатурка растрескались, изгороди повалились, животные бродили неухоженные, сорняки в огородах так перемешались с овощами, что невозможно было отличить одно от другого.

Женщины, главным образом старухи, видневшиеся через открытые двери и окна, занимались стиркой, копошились на кухнях, у всех был одинаково неопрятный вид. Во дворах, переулках и на улице играли дети, оборванные и дикие, как горные бараны.

Морган переглянулся с Паром и Коллом и сказал:

– Я забыл, что Кальхавен знаком вам только по легендам. Сейчас он совсем другой. Вы, конечно, устали, но, раз уж оказались здесь, вам нужно все это увидеть. Кальхавен считался самым красивым поселением Восточной Земли, душой и сердцем дворфов, – тихо бормотал Морган. Он не глядел на своих спутников. – Кальхавен был раем, оазисом, пристанищем для добрых душой, памятником, который воздвигли гордость и упорный труд. – Он опустил голову. – И вот что мы видим сейчас.

К ним подбежали малыши и принялись попрошайничать. Морган ласково потрепал одного из них по голове и пошел дальше.

Друзья свернули в переулок, вышли к реке, загаженной мусором и сточными водами. По берегам бродили дети, лениво разглядывая проплывающие мимо отбросы. Они перешли по мостику на другой берег. В воздухе висел запах гнили.

– А где же мужчины? – спросил Пар. Морган огляделся:

– Самые удачливые мертвы, остальные в шахтах и трудовых лагерях. Вот почему все выглядит таким заброшенным. Здесь не осталось ни одного мужчины, только старики, дети да несколько женщин. – Он остановился. – Все как нужно Федерации. Пойдемте туда.

Они зашагали по узкой дорожке, ведущей к нескольким строениям, выглядевшим гораздо приличнее. Дома были свежевыкрашены, камни, видно, регулярно скребли, садики и газоны содержались в порядке. Во дворах и в домах тоже работали женщины, преимущественно молодые, они занимались той же работой, что и те, которых друзья видели раньше, но результаты отличались, как день от ночи. Все здесь было ухоженным и чистым.

Морган повел их в маленький парк, предусмотрительно шагая в тени пихт.

– Видите это? – показал он на красивые коттеджи. Пар и Колл кивнули. – Здесь живут солдаты и чиновники Федерации. Они заставляют прислуживать им самых молодых и сильных женщин. Большинство женщин вынуждено и жить с ними. – Он многозначительно посмотрел на братьев.

Они вышли из парка и, спустившись по склону холма, оказались в городском центре. Жилые дома сменились лавками и конторами, прохожих стало заметно больше. Дворфы здесь занимались торговлей, но их тоже было мало, и все они выглядели стариками. На улицах друзья заметили много торговцев из других Земель. Всюду ходили патрули солдат Федерации.

Морган увлек братьев в проулок, чтобы их не заметили.

– Вот, посмотрите. Это скупка серебра. Его добывают дворфы на рудниках, их держат под землей – вы знаете, что это такое, – потом вынуждают сдавать весь добытый ими металл по ценам, устанавливаемым Федерацией. А большую часть вырученных денег у них отбирают в виде различных налогов. Все животные тоже принадлежат Федерации – их дают якобы в аренду. Дворфов строго ограничивают во всем. Вот там, внизу, – рынок. Фрукты и овощи выращивают и продают дворфы, а прибыль от продажи отбирается. Вот как теперь тут все обстоит. Вот что значит на деле «защита Федерации» для этого народа.

Пройдя улицу до конца, они остановились поодаль от зевак, столпившихся вокруг помоста, где стояли молодые дворфы в цепях – мужчины и женщины. Их выставили на продажу. Путники задержались там на мгновение, Морган пояснил:

– Власти продают лишних, тех, которые не нужны им самим.

Он увел братьев из торгового района на склон холма, возвышающегося над городом. Склон выглядел совершенно безжизненным. Когда-то на нем были террасы, и остатки опор торчали из земли, как могильные камни.

– Знаете, что это такое? – тихо спросил Морган.

Они отрицательно покачали головами.

– Это все, что осталось от Луговых садов. Эту историю вы должны знать. Гномы разбили сады на особой земле, которую привозили из долины, на земле черной, как уголь. Здесь росли все существующие на земле цветы. Мой отец говорил, что сады – самое прекрасное, что он видел в жизни. Он был здесь однажды, еще мальчиком. – Морган помолчал некоторое время, пока они рассматривали руины, потом продолжил: – Когда город пал, федераты сожгли сады.

Когда они уходили со склона, направляясь теперь в сторону окраины, Пар спросил:

– Откуда ты все это знаешь, Морган? От отца?

– Нет, – ответил Морган. – Мой отец не бывал здесь больше. Я думаю, он просто не хочет видеть, во что все превратилось. Он предпочитает вспоминать, каким это было. Нет, у меня есть друзья, они рассказывают мне, на что сейчас похожа жизнь дворфов. Так жить я бы не смог, что бы со мной ни делали. Я никогда не говорил вам об этом. Да и сам лишь недавно начал обо всем задумываться.

Они шли по улице, такой же ухабистой и грязной, как и прочие. Потом свернули на дорожку и направились к большому строению из дерева и камня, – похоже, оно было когда-то постоялым двором. Трехэтажное здание опоясывала крытая галерея, где стояли кресла-качалки и висели гамаки. На чисто выметенном дворе играли дети.

– Школа? – подумал Пар вслух.

Морган поправил его:

– Приют.

Он провел их мимо детей на галерею, и за углом в нише стены они увидели дверь. Он постучал в дверь и подождал. Когда дверь приоткрылась, он сказал:

– Не могли бы вы подать бедному путнику немного еды?

– Морган! – Дверь широко распахнулась. В проеме стояла пожилая женщина-дворф с добродушным круглым лицом. – Морган Ли, какой приятный сюрприз! Как дела, малыш?

– Я, как всегда, радость и гордость моего отца, – ответил, посмеиваясь, Морган. – Мы можем войти?

– Конечно. Неужели тебе нужно об этом спрашивать?

Женщина отступила в сторону, пропустив всех троих, и обняла Моргана, улыбнувшись Пару и Коллу. Те вежливо поклонились в ответ.

– Вы, конечно, хотите поесть, правда?

– Мы бы с радостью отдали жизни за такую возможность, – провозгласил Морган. – Бабушка Элиза, это мои друзья, Пар и Колл Омсворды из Тенистого Дола. Они временно… бездомные, – закончил он.

– Как и все мы, – отпарировала она, протянув свою натруженную руку Пару и Коллу. Она внимательно осмотрела всех троих. – Морган, вы что, сражались с дикими зверями?

– Боюсь, намного хуже. Дорога на Кальхавен уже не та, что прежде.

– Да и сам Кальхавен тоже. Садись, сынок, и твои друзья пусть садятся. Сейчас я принесу булочек и фруктов.

Посреди комнаты – вероятно, она служила столовой – стояло несколько длинных столов со скамьями, друзья сели за один из них. Комната была большая, но плохо освещенная и бедно обставленная. Бабушка Элиза деловито сновала, накладывая на блюдо обещанную еду и расставляя кружки с каким-то питьем.

– Я бы предложила вам молока, но у нас оно полагается только детям, да и то понемногу, – извинилась она.

Юноши уже набросились на еду, когда вошла еще одна женщина, старше Элизы и меньше ростом, с острым лицом и умными глазами.

– Тетушка Джилт, – представил ее Морган.

– Очень приятно, – сказала она таким тоном, что Пар и Колл сразу поняли: они должны еще убедить ее в этом. Она уселась рядом с Элизой и сразу же склонилась над шитьем, которое принесла с собой.

– Эти женщины – матери детей всего мира, – провозгласил Морган, не отрываясь от завтрака. – Включая и меня, хоть я и не сирота, как все их питомцы. Они приняли меня в свою семью из-за моего неотразимого обаяния.

– Когда мы увидели тебя впервые, Морган, ты был таким же оборванцем, как и все, – заметила тетушка Джилт, не отрывая глаз от работы. – Мы взяли тебя только по этой единственной причине, по которой берем всех детей.

– Они вообще-то сестры, но вы никогда не догадались бы об этом, – объяснил Морган братьям. Он перешел в контратаку: – Бабушка Элиза настоящая наседка – такая теплая и мягкая. Зато тетушка Джилт похожа на каменный матрас.

Тетушка Джилт фыркнула:

– В такое время, как сейчас, камень проживет больше, чем курица.

Морган и бабушка Элиза расхохотались, к ним присоединилась тетушка Джилт, а потом стали смеяться и братья. Правда, это веселье казалось им неуместным, потому что перед глазами еще стояли картины жизни поселения и его обитателей и голоса осиротевших детей во дворе напоминали, как обстоят дела. Но в этих старых женщинах было что-то возвышающее их над бедностью и жалостью, что-то такое, что вселяло надежду.

Когда друзья расправились с завтраком, бабушка Элиза занялась мытьем посуды, а тетушка Джилт пошла присмотреть за детьми во двор. Морган объяснил:

– Эти женщины заведуют приютом почти тридцать лет. Федерация не трогает их потому, что они подбирают беспризорных детей на улице. Сейчас у сотен детей нет родителей, поэтому приют всегда битком набит. Когда дети подрастают, их тайком увозят, иначе Федерация отправит их в трудовые лагеря или продаст. – Он помолчал. – Как они это выдерживают? Я давно бы сошел с ума.

Бабушка Элиза закончила свои дела и присоединилась к ним.

– Морган не рассказывал вам, как он с нами познакомился? – спросила она братьев. – Он принес еду и одежду для детей, дал нам денег, чтобы купить все необходимое, и помог отправить дюжину ребятишек на север, на свободные территории.

– Бабушка Элиза, Бога ради! – перебил ее Морган, засмущавшись.

– Именно так и было! И время от времени он помогает в доме, – добавила она, пропустив мимо ушей его слова. – Мы сами стали для него маленькими подкидышами, правда, Морган?

– Да, кстати, чуть не забыл. – Морган достал кисет, в котором что-то позвякивало, и протянул его через стол. – Я тут неделю назад выиграл в одном споре про духов. – Он подмигнул долинцам.

– Да снизойдет на тебя благословение, Морган. – Бабушка Элиза поднялась и поцеловала его в щеку. – Ты выглядишь усталым, как и твои друзья. В задней комнате есть свободные кровати. Можете поспать до обеда.

Она отвела их в маленькую комнату. Пар огляделся и отметил, что ставни на окнах закрыты, а занавески задернуты.

Бабушка Элиза заметила взгляд, которым он обменялся с братом.

– Иногда наши гости не хотят привлекать к себе внимание, – пояснила она, бросив на них пронзительный взгляд. – Разве сейчас не тот же случай?

– Матушка, ты догадлива, как всегда. – Морган нежно поцеловал ее. – Мне нужно встретиться со Стеффом. Можешь это устроить?

Бабушка Элиза посмотрела на него, потом молча кивнула, поцеловала и выскользнула из комнаты.
Когда друзья проснулись, уже смеркалось. Комната была погружена в темноту. Появилась бабушка Элиза, проскользнув бесшумно, как кошка. Она подошла к каждому их них, осторожно потеребила и прошептала, что пора вставать. Морган Ли и долинцы обнаружили, что их одежда выстирана, высушена и выглажена. Да, пока они спали, бабушке Элизе было чем заняться.

Они одевались, а Морган пояснял:

– Сегодня вечером мы встретимся со Стеффом. Он входит в Сопротивление дворфов, у них везде есть глаза и уши. Если Уолкер Бо все еще в Восточной Земле, пусть даже в самой глубине Анара, Стефф должен об этом знать. – Он встал. – Стефф был сиротой, одним из тех, кого воспитала бабушка Элиза.

Они прошли по коридору в столовую. Дети уже поели и удалились в комнаты на двух верхних этажах, остались лишь несколько малышей, их кормила тетушка Джилт, терпеливо поднося ложку с супом попеременно сначала одному, потом другому. Когда юноши вошли, она подняла на них глаза и молча кивнула.

Бабушка Элиза усадила их за стол и принесла тарелки с едой и кружки с крепким элем. Сверху доносились крики и топот играющих детей.

– Вдвоем трудно уследить за такой оравой, – сказала она извиняющимся тоном, подкладывая Коллу еще порцию жаркого. – Но женщины, которых мы нанимаем, долго не выдерживают.

– Вы получили ответ от Стеффа? – спросил Морган.

Бабушка Элиза кивнула и грустно улыбнулась:

– Я хотела бы почаще видеть этого малыша, Морган. Я так за него беспокоюсь.

Друзья насытились и тихо сидели в сгущающихся сумерках, пока бабушка Элиза и тетушка Джилт заканчивали кормление детей и отводили их наверх. Детские голоса наверху смолкали один за другим, и наконец наступила тишина.

Некоторое время спустя вошла тетушка Джилт и уселась с друзьями. Она ничего не говорила, занятая своим шитьем, и лишь слегка покачивала головой. Откуда-то издалека донеслись три удара колокола, и опять все стихло. Тетушка Джилт на мгновение подняла голову.

– Начало комендантского часа, – негромко объяснила она. – После колокола никому не разрешается выходить на улицу.

В комнате снова наступило молчание. Бесшумно вошла бабушка Элиза и принялась мыть посуду. Кто-то наверху заплакал, и она снова вышла. Омсворды и Морган молча ждали.

Вдруг в дверь тихонько трижды постучали. Тетушка Джилт подняла голову, прекратив шить, и молча прислушалась. Прошло несколько мгновений.

В дверь снова постучали три раза, и затем, после новой паузы, опять раздались три удара.

После этого тетушка Джилт быстро поднялась, подошла к двери, отодвинула засов и открыла ее. Внутрь проскользнула тень. Тетушка Джилт снова закрыла дверь и задвинула засов. Одновременно из коридора появилась бабушка Элиза и подвела Омсвордов и Моргана к вошедшему.

– Это Тил, – сказала бабушка Элиза. – Она отведет вас к Стеффу.

О Тил трудно было сказать что-либо определенное. Девушка-дворф, маленького роста, тонкая, в темном плаще с капюшоном. Ее лицо скрывала странная кожаная маска, оставлявшая открытым только рот. Под капюшоном поблескивали золотистые волосы.

Бабушка Элиза подошла к ним и обняла Моргана.

– Будь осторожен, малыш, – предупредила она, улыбнулась, потрепала по плечу Пара и Колла и поспешила к двери.

Некоторое время она вглядывалась из-за занавески в темноту, потом кивнула. Тил молча проскользнула в дверь. Омсворды и Морган последовали за ней.

Выйдя, они проскользнули вдоль стены дома, пролезли через дыру в заборе и оказались на узкой тропе. По ней вышли на пустынную улицу, потом повернули направо. Дома и лачуги, толпившиеся вдоль улицы, уже погрузились в темноту. Тил быстро вела их по улице. Вдруг они резко свернули и оказались в пихтовой рощице, там остановились и спрятались за деревьями. Через несколько мгновений появился патруль Федерации из пяти человек. Они шутили и болтали между собой, проходя мимо, ничуть не заботясь о том, что их может кто-то услышать. Скоро солдаты растворились в темноте, их голоса стихли. Тил выпрямилась, и они снова зашагали.

Друзья прошли еще сотню ярдов и оказались в лесу. Они находились уже на северной границе городка, где тишину нарушало лишь гудение комаров. Тил на мгновение задержала спутников, прислушалась и снова повела их вперед.

Тил остановилась возле густых зарослей кустарника, раздвинула ветки, присела и потянула за металлическое кольцо, торчащее прямо из земли. Открылся люк, и в образовавшемся отверстии они увидели лестницу. Осторожно спустившись, путники оказались под землей в полной темноте. Тил закрыла за ними люк, зажгла свечу и снова пошла впереди. Они продолжили спуск.

Через две дюжины ступеней лестница кончилась, и компания оказалась в туннеле, где стены и потолок были укреплены толстыми деревянными брусьями, стянутыми между собой болтами. Тил не стала объяснять, что это за туннель, а просто шла все время вперед. Два раза туннель разветвлялся, и оба раза она не раздумывая сворачивала. Пар подумал, что, если обратно им вдруг придется идти без проводника, они вряд ли найдут дорогу.

Туннель вскоре привел их к железной двери. Тил стукнула в нее рукоятью кинжала, подождала немного и стукнула еще дважды. Щелкнули замки, и дверь открылась.

В проеме стоял дворф примерно того же возраста, что и они, – крепкий, мускулистый парень с пушком на подбородке и длинными волосами цвета корицы. Его лицо покрывали шрамы, а за спиной висела самая большая палица, какую Пар когда-либо видел. Верхняя половина одного уха у него отсутствовала, а в нижнюю было продето золотое кольцо.

– Морган! – воскликнул он и обнял горца. Улыбка изменила суровые черты его лица, когда он, слегка отстранив Моргана, взглянул на слегка нервничавших у него за спиной Пара и Колла. – Друзья?

– Самые лучшие, – ответил Морган. – Стефф, это Пар и Колл Омсворды из Тенистого Дола. Дворф удовлетворенно кивнул:

– Добро пожаловать к нам. – Он подошел и пожал им руки. – Пойдем присядем, и вы расскажете, что вас сюда привело.

Они вошли в другое помещение, набитое ящиками и коробками. В центре стоял длинный стол со скамьями. Стефф усадил гостей, налил каждому по кружке эля, не забыв и про себя. Тил уселась на маленький табурет у двери.

– Так ты живешь теперь здесь? – спросил Морган, оглядываясь по сторонам. – Не мешало бы тут прибраться.

Лицо Стеффа осветила улыбка.

– Я живу во многих местах, Морган, и в каждом не мешало бы прибраться. Это убежище еще получше других. Хотя тоже под землей, как и все остальные. Мы, дворфы, сейчас почти все под землей – или здесь, или в шахтах, или в могилах. Грустно! – Он поднял свою кружку. – Доброго здоровья всем нам и погибели нашим врагам! – провозгласил он. Все, кроме Тил, выпили. Стефф поставил кружку на стол. – Как здоровье твоего отца? – спросил он Моргана.

Горец кивнул, давая понять, что все в порядке:

– Я принес немного денег на хлеб бабушке Элизе. Она за тебя беспокоится. Когда ты видел ее в последний раз?

Улыбка исчезла с лица Стеффа.

– Сейчас слишком опасно разгуливать просто так. Видишь мое лицо? – Он провел пальцем по шрамам. – Три месяца назад меня поймали федераты. – Он посмотрел на Пара и Колла с заговорщическим видом. – Морган об этом не знает. Мы давно не встречались. Когда он появляется в Кальхавене, то предпочитает общество пожилых женщин и детей.

Но Морган не был настроен шутить:

– Что случилось, Стефф?

Дворф пожал плечами:

– Я сбежал от них – по крайней мере, большая часть меня. – Он поднял левую руку. На ней не хватало двух пальцев. – Ладно, Морган. Хватит об этом, расскажи лучше, что занесло вас в Восточные Земли.

Морган начал рассказывать, но вскоре, посмотрев на Тил, замолчал. Стефф проследил за его взглядом, оглянулся и произнес:

– Ах да, Тил. Думаю, я должен вам все рассказать. – Он повернулся к Моргану. – Федераты поймали меня во время налета на главный оружейный склад в Кальхавене. Бросили в тюрьму, надеясь узнать что-нибудь интересное. Тогда-то они и сделали это. – Он коснулся своего лица. – Тил сидела в соседней камере. То, что случилось со мной, нельзя даже сравнивать с тем, что сделали с ней, – они изуродовали ей лицо и спину за то, что она убила любимого пса одного из чиновников Федерации. Убила собаку, чтобы съесть ее. Мы переговаривались через стену камеры и познакомились друг с другом. Через две недели после того, как меня поймали, стало ясно, что я не представляю больше интереса для Федерации и потому меня скоро прикончат. Тогда Тил умудрилась заманить надсмотрщика к себе в камеру, убила его, забрала ключи, выпустила меня, и мы убежали. С тех пор мы вместе. – Он сделал паузу, взгляд его стал твердым. – Горец, теперь ты должен сам решать, продолжать свой рассказ или нет. У нас с Тил нет секретов друг от друга.

В помещении наступила тишина. Морган бросил быстрый взгляд на долинцев. Пар наблюдал за Тил все время, пока Стефф рассказывал. Она ни разу не пошевелилась. Ничто не отразилось и в ее глазах. Она казалась каменным изваянием.

– Я думаю, мы должны в этом вопросе положиться на Стеффа, – сказал Пар, взглянув на брата. Тот молча кивнул.

Морган вытянул под столом ноги, подвинул свою кружку и сделал большой глоток. Очевидно, сам он еще не пришел к такому решению.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Но ничего из того, что я скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты.

– Ты не сказал еще ничего, что стоило бы отсюда выносить, – насмешливо произнес Стефф и приготовился слушать.

Морган улыбнулся и поставил кружку на стол.

– Стефф, нам нужна твоя помощь, чтобы найти одного человека, он скорее всего живет в глубине Анара. Его зовут Уолкер Бо.

Стефф моргнул.

– Уолкер Бо, – повторил он, и по тому, как он произнес это имя, стало понятно, что оно ему знакомо.

– Мои друзья Пар и Колл – его племянники.

Морган вкратце изложил историю их путешествия в Кальхавен, начиная с бегства долинцев из Варфлита и заканчивая их схваткой с порождением Тьмы у границы Анара. Рассказал о старике и его предупреждении, о снах, призывавших Пара к Хейдисхорну, и о том, как он, Морган, разбудил магию, дремавшую в мече Ли. Стефф слушал не перебивая – он сидел неподвижно, с непроницаемым лицом, забыв про свой эль.

Когда Морган закончил, Стефф заворчал:

– Друиды, магия, ночные твари… Горец, ты всегда меня удивляешь. – Он встал, прошелся по комнате, потом остановился, мельком взглянув на Тил. Его лицо отражало напряженную работу мысли. – Я знаю Уолкера Бо… – произнес он.

– Ну и что?.. – затормошил его Морган. Стефф опять стал медленно прохаживаться.

– И этот человек меня пугает. – Он посмотрел на братьев. – Так он ваш дядя? Когда же вы видели его в последний раз – лет десять назад? Уолкер Бо, которого я знаю, может быть, совсем не тот человек, которого вы помните. Этот Уолкер Бо, с одной стороны, больше выдумка, чем живой человек, но с другой – он более чем реален, если можно так сказать. С ним избегают встречаться даже те, кто обитает в самых опасных местах и охотится за заблудившимися путешественниками, сборщиками налогов и бродячими торговцами.

Он снова уселся, взял кружку и отпил эля. Морган Ли и братья молча переглянулись. Наконец Пар сказал:

– Мы уже приняли решение. Кем бы или чем бы ни был сейчас Уолкер Бо, мы связаны общей судьбой – и наши родственные связи здесь ни при чем. Мы связаны снами Алланона. Я хочу знать, что собирается делать мой дядя. Ты поможешь его найти?

Стефф одобрительно улыбнулся:

– Ну что ж, мне это нравится. – Он посмотрел на Моргана. – Догадываюсь, что он говорит и от имени своего брата. Значит ли это, что он говорит также и за тебя? – (Морган кивнул.) – Понятно. – Несколько долгих минут Стефф задумчиво смотрел на них. – Что ж, тогда я помогу вам, – сказал он наконец. Он опять помолчал. – Я отведу вас к Уолкеру Бо, если, конечно, смогу его найти. Но сделаю это по собственным соображениям – и лучше вам узнать о них сразу. – По его лицу пробежала тень, и шрамы, как будто нанесенные железной сетью, стали еще заметнее. – Федерация отобрала у вас дома, отобрала и присвоила себе. У меня Федерация отобрала больше. Она забрала все: дом, семью, мое прошлое и даже настоящее. Она – враг моей жизни, и я сделаю все от меня зависящее, чтобы увидеть ее гибель. То, что я делаю сейчас, позволяет мне всего лишь оставаться в живых и чувствовать – я выбрал правильный путь. Но мне это надоело. Я хочу большего. – Он вскинул голову, его глаза выражали решимость. – Если есть еще магия и есть друиды, призраки или кто там еще, кто управляет ею, то, возможно, они знают, как освободить мой народ и мою землю, знают способы, недоступные нам. Если мы найдем эти способы, если такие знания попадут нам в руки, мы поможем моей стране и моему народу… Обещайте мне это.

Наступило долгое молчание.

Потом Пар тихо сказал:

– Когда я вижу, что здесь произошло, мне становится стыдно за всю Южную Землю. Я не могу этого понять. Этому не может быть оправдания. Если мы найдем какую-нибудь магию, способную вернуть дворфам свободу, мы используем ее.

– Да, конечно, – откликнулся Колл, в знак согласия кивнул и Морган.

Стефф удовлетворенно вздохнул:

– Возможность получить свободу, просто возможность, – уже одно это много значит для дворфов в такие времена. – Он положил свои тяжелые руки на стол. – Тогда мы договорились. Я отправлюсь с вами на поиски Уолкера Бо, я и Тил, потому что она всегда и всюду со мной. – Он быстро взглянул на каждого из них и не увидел признаков несогласия. – День или два у меня уйдет на сборы и выяснение каких-либо обстоятельств. Я знаю, можно вам не напоминать, но все-таки скажу: путешествие обещает быть трудным и опасным. Возвращайтесь к бабушке Элизе и отдыхайте. Тил вас проводит. Когда все будет готово, я пришлю весточку.

Они встали, дворф обнял Моргана, улыбнулся и хлопнул его по спине:

– Ты и я, горец, – это сила, и пусть они все поберегутся! – Он захохотал, и от его хохота по комнате прокатилось эхо.

Тил стояла в стороне, наблюдая за ними похожими на льдинки глазами.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34

Похожие:

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЭйлет Уолдман Смерть берет тайм-аут Серия: Джулиет Эпплбаум 4 Scan:...
Джулиет Эпплбаум и ее невероятного семейства. Простое на первый взгляд дело становится всего лишь первой ниточкой в клубке мрачных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconДорис Мей Лессинг Шикаста Серия: Канопус в Аргосе: Архивы 1 Scan:...
Роман «Шикаста» открывает знаменитый «космический» цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Интересные времена Серия: Плоский мир 17 ocr фензин
Предупреждение: поскольку речь в дальнейшем пойдет о крайне щекотливых вопросах, нижеследующая аннотация написана дипломатическим...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЧак Паланик Снафф Scan: niksi; ocr&SpellCheck: golma1 «Снафф»
...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТерри Пратчетт Понюшка Серия: Плоский мир 39 Перевод: Цитадель Детей Света
Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМарти Леймбах Дэниэл молчит Scan&ocr: niksi, SpellCheck: Ronja Rovardotter
Роман «Дэниэл молчит» – об отваге и самопожертвовании, о женской сути и о природе любви, о драме современной молодой женщины, готовой...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconМаркус Зузак Книжный вор Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Книжный вор»
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck:...
«Время моей Жизни» – девятый супербестселлер звезды любовного романа Сесилии Ахерн

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconТоркиль Дамхауг Смерть от воды Scan: utc; ocr&SpellCheck: golma1 «Смерть от воды»
Критики не скупятся на похвалы Дамхаугу, единодушно считая его ведущим норвежским писателем детективного жанра. В настоящее время...

Терри Брукс Потомки Шаннары Серия: Шаннара 4 Scan Очень добрый Лёша, spellcheck Dmitri iconЛьюис Спенс Мифы инков и майя Scan by Mobb Deep; ocr by Ustas, Spellcheck by Loshadka
Эта иллюстрированная книга знакомит читателя с мифологическим наследием майя, ацтеков, инков и некоторых других народов, населявших...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов