Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая




НазваниеДжефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая
страница1/28
Дата публикации28.02.2014
Размер2.41 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
child_adv

Джефри Триз

Ключ к тайнеfor Treason

Джефри Триз

Ключ к тайне

Глава первая

Рассвет таит опасность

Я спросил, не взять ли пистолет или хотя бы длинное, устрашающего вида копье, которое висит над широким очагом нашей кухни, с тех пор как я себя помню. К моему огорчению, отец шепотом ответил: «Нет». А Том не просто огорчил, а прямо-таки взбесил меня, сказав с заносчивой усмешкой, свойственной старшим братьям:

Ты, кажется, воображаешь, малыш, что это набег на Шотландию? Или, может, ты собрался в поход против испанцев?

Хорошо, что в кухне, где мы шептались, было совсем темно. В очаге не тлел ни единый уголек, хотя за всю мою жизнь (а наверное, и до моего рождения) огонь в нем не угасал никогда. Но, прежде чем лечь, мать, как всегда, завалила жар комьями черного сырого торфа, и теперь ни искорки не мелькнет до самого утра, когда одним движением кочерги она разбудит веселое пламя.

Хорошо, что в кухне темно и Том не видит моего лица. Мне уже начинают надоедать его постоянные насмешки, И почему бы нам не взять оружие? Предстоит опасное дело – это видно по всему. Иначе зачем глухой ночью мы выбираемся из дому, крадучись, точно лиса из курятника?

Оставь парня в покое! – глухим шепотом сказал отец. – И ни звука, пока не выйдем из дому, а то разбудите мать и девочек.

А разве мать… – начал было я.

Ш-ш-ш! – строго зашипел на меня Том, совсем как церковный староста на прихожан, болтающих во время богослужения.

Я вознаградил себя тем, что, пока мы пробирались к двери, стукнул его по ноге, а он и пикнуть не посмел. В конце концов, ему было только шестнадцать, и в случае чего отец отодрал бы его так же охотно, как и меня.

На дворе было не очень темно. Взошла луна; небо над гребнем гор совсем посветлело, и только наша долина еще тонула во мраке. Потоки серебряных лучей, пересекая долину высоко над нашими головами, уходили в дикие ущелья горы Бленкэтры. В лунном свете резко выделялись чернильные тени, сгустившиеся в лощинах. Луна поднималась все выше и выше; как волны морского отлива, отступала тьма, скользя по склонам гор, и я понял, что к тому времени, пока мы дойдем до стены сэра Филиппа, станет достаточно светло, чтобы выполнить задуманное дело.

Мы вышли на теплый летний воздух, и собака, лежавшая у порога, молча поднялась. Она не залаяла, не зарычала – ведь шли свои. Отец замедлил шаг, как бы в нерешительности, затем что-то сказал, и хвост Снэпа опустился. Пес тихонько и грустно вздохнул и снова свернулся в клубок, зарывшись носом в пушистый, мех. Если бы Снэп в эту ночь пошел с нами, как он хотел, мне бы удалось избежать смертельной опасности, но зато эта повесть никогда не была бы написана. Однако сделанного не воротишь, и, кто знает, быть может, в конце концов все получилось не так уж плохо.

Не говоря ни слова, мы гуськом спускались вниз. По дну долины бежал ручей, через который перебирались по гранитным валунам; зимой валуны нередко покрыты водой, но в июльские ночи они на целый фут выступают из пены. Здесь можно было переговариваться в полный голос, так как шум стремительно бегущего потока заглушал наши голоса.

Мать только разволновалась бы, – сказал отец. – Да и чем меньше народу будет знать о сегодняшнем деле, тем лучше. Меньше придется врать, если начнутся допросы.

Мне было приятно, что он сказал: «Чем меньше народу будет знать, тем лучше». Значит, меня считают мужчиной в мои четырнадцать лет! Что бы там ни говорили, а нам предстояло опасное дело. Уже тогда мы знали, что с сэром Филиппом лучше не связываться, хотя и не подозревали, какой это жестокий враг.

А вообще-то не очень можно верить моему отцу, когда он говорит, что бояться нечего. Поглядели бы вы, как ловко он карабкается на скалу, чтобы снять заблудившуюся овцу! Или как он на Кесуикском рынке быстро расправляется с каким-нибудь пьяным шахтером-немцем – детиной вдвое больше себя, – который бормочет что-то на своем тарабарском языке, размахивая огромным ножом.

Если отцовская рыжая борода поднялась торчком, а его широкая грудь сотрясается от смеха и он бормочет: «Все в порядке, положитесь на меня, бояться здесь нечего», можете быть твердо уверены, что неприятностей не миновать.

Но в эту ночь ничего не должно было случиться. Все хранилось в глубокой тайне.

Даже Тому не удалось ни о чем пронюхать до той минуты, когда отец разбудил нас за полночь, приказал взять в руки деревянные башмаки и тихо спускаться вниз. Вот тогда-то мы и догадались, в чем тут дело!

Наша семья довольно благополучно жила в долине до тех пор, пока года два назад сэр Филипп Мортон не получил в наследство поместье своего покойного деда. Браунриги, Беллы, Эткинсоны, Хадсоны, Кокбейны – все мы спокон веку были фермерами и со времен земельной описи – а мне кажется, еще даже со времен основания Рима, а то и с самого всемирного потопа – пасли своих овец на склонах гор. Мы получили земли от самого короля и платили налог только на войну с шотландцами. Мы не принадлежали к джентри, мы были иоменами, или «государственными людьми», как в шутку называли самих себя, но отличались независимостью, и сам черт был нам не брат. Поэтому не испугались мы и молодого рыцаря, который прыскал духами носовые платки и у хердвикской овцы не мог отличить голову от хвоста!

Но сэр Филипп вскоре показал нам, что он вовсе не размазня. Напротив, это был кремень, и мы очень жалели фермеров с низин, которые арендовали у него землю; арендная плата у них взмывала вверх, как ракета. А потом он добрался и до нас.

С нами не так-то легко было справиться. Но он нашел способ.

На дне долины, у реки, тянулись луга, которые с незапамятных времен считались общинными. Не то чтобы они были ничьими, – это были наши луга, Браунригов, Беллов и прочих фермеров, которые сотни лет обрабатывали поля Лонсдейла. И горе тому, кто захотел бы огородить эти луга каменным забором и объявить их своей собственностью! Горе ему, даже если у него есть деньги, лакеи в ливреях и его величают «сэром»!

Вот что сделал сэр Филипп этим летом. В один прекрасный день, на заре, его люди пришли в долину и принялись за работу. Почти все наши в это время были далеко в горах (сам я был в школе), и, когда старик Эткинсон попытался усовестить работающих, они пригрозили сбросить беднягу с берега в Грету. Так что стена была готова раньше, чем наши успели собраться и все обсудить. Ну и горевали же они потом! Но после драки, кулаками не машут – от этого мало толку.

А сэр Филипп теперь плевать на нас хотел! Он потребовал у нас документы на право владения землей, помахал перед нашим носом свитком пожелтевших бумаг, доставленных на латинском языке – кто знает, что в них написано! – и заявил, что мы можем подавать в суд. А судиться с ним никому не хотелось. У нас не было денег, чтобы нанять стряпчих, да мы им и не доверяли. Кроме того, как сказал отец, чего ради ломать шапку перед судьями и выпрашивать землю, коли она наша и всегда была нашей?

Вот почему в эту ночь по долине бесшумно двигались тени. Со всей округи сходились к условленному месту мужчины и мальчики. А местом этим была стена сэра Филиппа Мортона.

Недавно сложенная, она сверкала белизной в потоках лунного света, добравшегося уже до самого дна долины. Такими же белыми, лишенными красок, казались и лица собравшихся. Их зубы блестели, когда они приветствовали нас смехом и шутками. Все это очень напоминало сбор на охоту за лисицами; не хватало только собак.

Отец прищурился на луну, которая, точно корабль «Золотая лань», тихо плыла по небесным просторам.

До утра времени много, друзья. Но, прежде чем начать, я хочу рассказать ребятам о нашем решении.

Мы все столпились вокруг него, и отец заставил нас дать торжественную клятву, что мы никому и словом не обмолвимся о ночном деле. Сэр Филипп ничего не сможет сделать с целой деревней, но, если ему удастся заполучить улики против одного или двух, он постарается отомстить им сполна.

Держитесь друг друга да помалкивайте, – закончил отец.

Он решительно поплевал на руки, шагнул к стене и начал разбирать верхний ряд камней. Никогда не забуду, как упали и зазвенели первые плоские камни. Жребий был брошен.

Мы принялись за дело с твердым намерением сравнять с землей великолепную стену сэра Филиппа. Эту стену клали сухим способом, как обычно строят в наших краях загоны для овец. У нас необтесанные камни не скрепляют известкой, их просто плотно пригоняют друг к другу, а через равные промежутки кладут камень определенного размера и формы, который держит весь ряд. Нужно большое умение, чтобы возводить такие стены. Хорошо сложенная стена выдерживает порывы зимних ветров и натиск больших сугробов. Стены, построенные под Бленкэтрой моим дедом, пережили его и меня переживут. А вот стена сэра Филиппа простояла недолго!

Нас в эту ночь собралось человек тридцать-сорок, и мы работали, как в самую страдную пору, когда во время сенокоса с озера вдруг нагрянет гроза. Руки у меня были в крови – я сорвал ноготь об острые камни. С каким стуком и грохотом рушилась стена! С каким наслаждением мы превращали ее в кучу щебня! Даже взрослые мужчины и те смеялись, как школьники.

Ну-ка, Питер, – сказал мне отец, – не в службу, а в дружбу: беги на дорогу да гляди в оба, не идет ли кто… Мистер Белл малость тревожится, говорит, надо выставить дозорного.

Может, он думает, что это набег на шотландцев?– сказал я, подражая голосу Тома.

Но, по правде говоря, я не прочь был пойти. Руки болели, а разбирать стену оказалось легко и приятно лишь первые полчаса.

Я стал подниматься от реки к проезжей дороге. В сторону Кесуика видимость была превосходной: дорога белая и блестящая под луной, извиваясь, уходила вдаль, и лишь кое-где ее пересекали темные тени дубов, ясеней и берез.

В сторону Пенрита видно было хуже, так как дорога скрывалась за поворотом. Я дошел до этого места и поглядел на восток. Мили на две отчетливо виднелась дорога, взбиравшаяся по склону Бленкэтры, которую я и по сей день считаю прекраснейшей горой на свете.

Здесь на повороте мне и надо было остановиться, так как на той стороне находился дом сэра Филиппа. Я даже видел, как лунный свет дробится в его замечательных стеклянных окнах, хотя до усадьбы было добрых три мили ходу. Но мне хотелось стоять там, откуда можно было видеть своих, слышать шутки, которыми они перебрасываются, и глядеть, как, точно от грома трубы иерихонской, рушится великолепная стена.

Поэтому, бросив взгляд на восток и убедившись, что в той стороне дорога безлюдна, я повернул обратно. Тем дело и кончилось – дозорный из меня получился никудышный.

Солдаты говорят, что рассвет – самое опасное время. Я слышал это от людей, которые сражались в Ирландии, В Нидерландах и в сырых, мрачных лесах испанских владений в Южной Америке. В эту пору слабеет зоркость часового, тяжелеют веки, и хитрый враг всегда выбирает это время для внезапной атаки. Приближался рассвет. Скоро зайдет луна. На востоке густая синева неба начинала бледнеть, с лугов поднимался туман, и я различал теперь только головы и плечи людей, стоявших вдоль всей стены в нескольких шагах друг от друга. Высоко над нами, вокруг горных вершин, как тяжелый балдахин над кроватью, висели клубы густого тумана.

Стена стала такой низкой, что я перестал видеть ее. Зато я заметил, как молодой Дик Хадсон, громко рассмеявшись, перепрыгнул через нее, и вспомнил рассказ, который мы читали в старой книге по истории Рима о том, как Рем с презрением перепрыгнул через первую низкую стену, окружавшую город. А Ромул убил его. Пожалуй, и сэр Филипп с удовольствием убил бы Дика Хадсона, если бы увидел его в эту минуту. Но сэр Филипп далеко и никогда не узнает…

Если спросят, кто разрушил стену, мы скажем, что это, без сомнения, дело рук дьявола. Он ведь издавна славится тем, что уничтожает все, от чего не прочь избавиться добрые люди!

Итак, близился рассвет, а вместе с ним приближалась и опасность, о которой не подозревал я, поглощенный зрелищем того, как последние камни летели вправо и влево в высокую мокрую траву.

Я скорее почувствовал, чем услыхал, приближение всадников.

Они ехали не по каменистой дороге и не по спекшейся от солнца голой земле; они почти беззвучно скакали по зеленой обочине, так, что не слышно было топота копыт, эхом перекатывающегося от холма к холму, и лишь глухо и мерно дрожала земля.

Я не подозревал об их приближении до тех пор, пока они не вылетели из-за поворота в какой-нибудь сотне ярдов от того места, где я стоял.

Впереди скакал сам сэр Филипп: я узнал его серую лошадь. За ним цепочкой растянулись еще человек двенадцать, и каждый всадник был вооружен мечом или пистолетом, а некоторые и тем и другим.

Я был так ошеломлен, что в первую секунду лишь смотрел на них разинув рот. А затем, поскольку рот был открыт, сунул туда два пальца и свистнул. Вот тут-то эхо и пошло гулять кругом!

Каждый спасался как мог. На мое счастье, дорога шла вдоль крутого горного склона, меж громоздившихся скал, среди которых легко было укрыться; едва успел я отскочить в безопасное место, как кавалькада поравнялась со мной. И тут словно какой-то бес толкнул меня под руку. Я схватил камень и метнул его прямо в сэра Филиппа. Думаю, что мне не удалось задеть ни коня, ни всадника – они мчались слишком быстро, – но лошадь бросилась в сторону, и это вызвало временное замешательство среди тех, кто ехал позади.

Вот один из них, сэр! – крикнул кто-то, вскидывая пистолет.

В сумерках сверкнула вспышка – просто чудо, что моя повесть не закончилась на этом. Пуля просвистела у меня в волосах – наверное, они стали дыбом, потому что до тех пор в меня еще никто не стрелял. Я ничуть не преувеличиваю. С головы у меня сорвало шапку: она упала где-то среди скал, но ни времени, ни охоты разыскивать ее не было. Вместо этого я кинулся вверх, в горы, как заяц, за которым гонятся все охотничьи псы Камберленда. Лишь когда сердце готово было выскочить из груди, я, задыхаясь, повалился на гранитный выступ скалы и посмотрел вниз, в долину.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconСправка по триз что такое триз
Р. Б. была начата работа по созданию новой технологии технического творчества. Работа эта затем была продолжена Г. С. Альтшуллером...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconТема: триз в детском саду
Цели семинара: Дать педагогам представление об особенностях развивающей технологии триз

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая icon«Теория решения изобретательских задач (триз), как основа системного...
«Теория решения изобретательских задач (триз), как основа системного подхода к снижению затрат на производстве»

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconИгра Какой нужно ввести активационный ключ для пиратской версии,...
Ответ: в поле «активационный ключ» можно ввести любое многозначное значение (к примеру, 12345)

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconЛсд и американская мечта
Есть ли в сознании дверь, сквозь которую можно пройти? И если есть, существует ли ключ, способный открыть. В середине двадцатого...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая icon«Медитация ключ к решению жизненных задач»
Авторы книги «Человек Пути» предлагают принять участие в практическом семинаре: «Медитация ключ к решению жизненных задач». Практика...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconДжеймс Роллинс Ключ Судного дня Серия: Отряд «Сигма» 6 «Джеймс Роллинс \"Ключ Судного дня\"»
В риме в соборе Святого Петра погибает от взрыва археолог из Ватикана. Перед смертью он успевает спрятать среди реликвий собора древний...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconАртур Уэйт Иллюстрированный ключ к таро Артур Уэйт иллюстрированный ключ к таро
Уэйт» (названных так в честь издателя и разработчика) разъясняются самим Уэйтом. Таким образом, это первоисточник, изучить который...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconЧавторик Александр Селафиила/ Библиотека Golden-Ship
Глава 9 / Глава 10 / Глава 11 / Глава 12 / Глава 13 / Глава 14 / Глава 15 / Глава 16 / Глава 17 / Глава 18 / Глава 19 / Глава 20...

Джефри Триз Ключ к тайнеfor Treason Джефри Триз Ключ к тайне Глава первая iconАннотации к спектаклям молодёжного театра-студии «Ключ» нисптр
Евы. Но приходит первая любовь… Идёт снег, идут экзамены, течёт весенняя Кама, и пары кружатся на выпускном балу. Но жить с отцом...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов