Книга 7 «Отомщенный любовник»




НазваниеКнига 7 «Отомщенный любовник»
страница1/50
Дата публикации28.02.2014
Размер7.43 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


Дж.Р. Уорд

Братство Черного Кинжала, книга 7

«Отомщенный любовник»

Перевод: Naoma, РыжаяАня, Bewitched

(при участии Лапочка-дочка и Avrile)

Редактура: Tor_watt, Seyadina

[vkontakte.ru/jrward – jrward.ru – Rutracker]



ПОСВЯЩАЕТСЯ ТЕБЕ:
«Добро» и «зло» никогда не были столь относительны,

Применимо к таким, как ты.

Но я согласна с ней. Для меня ты всегда был героем.
БЛАГОДАРНОСТИ:
Огромная благодарность всем читателям «Братства Черного Кинжала», а также поклонникам с форума!
Большое спасибо:

Стивену Аксельроду, Кейре Сезаре, Клэр Зион, Кэйре Уэлш и Лесли Гелбмен.

Спасибо, Loop и Opal, а также нашим администраторам и модераторам за все, что вы сделали по доброте душевной!
Как всегда, спасибо моему исполнительному комитету:

Сью Графтон, доктору Джессике Андерсон и Бэтси Воган.

И спасибо несравненной Сюзанне Брокманн и фантастической Кристин Фихан (а также ее семье).

Д.Л.Б. – сказать, что я уважаю тебя, будет тривиально, но все же. Мамочка любит тебя.

N.T.M. – кто всегда прав, и по-прежнему остается любимым всеми нами.

ЛиЭлла Скотт – та, которая владеет этим, да, детка, это так.

Малышке Кайле и ее мамочке. Я так сильно люблю вас.

Ничего бы не получилось без:

моего любимого мужа, моего советчика, смотрителя и фантазера

моей замечательной мамы, которая подарила мне столько любви, что я не смогу отплатить ей,

моей семьи (по крови и по выбору); и дорогих друзей.

О, и, конечно же, моя любовь лучшей стороне Собаки Писателя.

^ Все короли слепы.

Хорошие знают это и в своем правлении всегда опираются на нечто большее, чем зрение

Глава 1
– Король должен упокоиться навечно.

Четыре простых слова. По отдельности они не представляли ничего особенного. Но вместе? Они несли много разного дерьма: Убийство. Предательство. Измена.

Смерть.

В наступившей тишине, после того, как они было озвучены, Ривендж хранил молчание, позволяя квартету повиснуть в душном воздухе комнаты. Четыре стороны темного, злого компаса, с которым он был близко знаком.

– Каков будет ваш ответ? – спросил Монтрег, сын Рема.

– Нет.

Монтрег моргнул и затеребил шелковый платок у себя на шее. Как и подавляющая часть Глимеры, он твердо стоял своими бархатными тапочками на сухих, шикарных песках своего класса. И, значит, с ног до головы его окружала роскошь. В смокинге и аккуратных брюках в тонкую полоску и… черт, это что, действительно короткие гетры? – он словно сошел со страниц Ярмарки тщеславия1 столетней давности. И это бездонное высокомерие в сочетании с яркими, бредовыми идеями – он был словно Киссинджер2 без президента, когда дело касалось политики – простой анализ, никакой власти. Что и объясняло эту встречу.

– Поздно останавливаться, – сказал Рив. – Ты уже спрыгнул с крыши. Приземление мягче не станет.

Монтрег нахмурился.

– Мне не под силу относиться к делу с вашей легкомысленностью.

– А кто здесь шутит?

Стук в дверь заставил Монтрега повернуть голову, его профиль напоминал ирландского сеттера: один сплошной нос.

– Войдите.

Доджен, вошедшая с его разрешения, сгорбилась под тяжестью серебряного сервиза, который она пронесла через всю комнату на эбеновом подносе размером с крыльцо.

Девушка подняла голову и увидела Рива.

И замерла, словно моментальный снимок.

– Поставь наш чай здесь, – Монтрег указал на низкий столик между двумя шелковыми диванами, на которых они сидели. – Здесь.

Доджен не двигалась, только пристально смотрела Риву в лицо.

– В чем дело? – требовательно спросил Монтрег, когда чайные чашки со звенящим шумом задребезжали на подносе. – Поставь наш чай сюда, сейчас же.

Доджен склонила голову, что-то пробормотала и медленно сделала шаг вперед, еле переставляя ноги, словно она приближалась к свернувшейся в клубок змее. Она остановилась как можно дальше от Рива, и, поставив сервис на стол, дрожащими руками тщетно попыталась расставить чашки по блюдцам.

Когда она потянулась к чайничку, стало ясно, что она прольет напиток по всему столу.

– Позвольте мне сделать это, – сказал Рив, подавшись вперед.

Она резко отпрянула от него, ручка чайника выскользнула из ее хватки, и сосуд полетел вниз.

Рив ладонями поймал накалившееся серебро.

– Ты что натворила? – вспылил Монтрег, вскакивая с дивана.

Доджен съежилась и прикрыла лицо руками.

– Я сожалею, господин. Пожалуйста, я…

– О, замолчи, и принеси уже лед.

– Это не ее вина, – сказал Рив и спокойно взял чайник за ручку и разлил напиток. – Я в порядке.

Они оба уставились на него так, словно ждали, что он сейчас же начнет перескакивать с ноги на ногу и ойкать от боли.

Он поставил серебряный чайник и посмотрел в бледные глаза Монтрега.

– Один кусок или два?

– Могу я… могу я предложить Вам что-нибудь от ожога?

Рив улыбнулся хозяину, обнажая клыки.

– Я в порядке.

Монтрег казался уязвленным тем, что ничего не мог сделать для гостя, и поэтому излил свое недовольство на служанку.

– Ты достаточно опозорилась. Оставь нас.

Рив посмотрел на доджена. Ее эмоции предстали трехмерной сеткой, состоящей из страха, стыда и паники, плотно закрывающей пространство вокруг нее, как кожа покрывает мускулы и кости.

«Успокойся, – подумал он, глядя на нее, – и знай, ты все сделала правильно».

Удивление отразилось на ее лице, но напряжение покинуло плечи, и она отвернулась, выглядя при этом уже более спокойной.

Когда она ушла, Монтрег откашлялся и сел на диван.

– Не думаю, что от нее будет польза. Она совершенно некомпетентна.

– Почему бы вам не начать с одного кубика, – Рив бросил кусок сахара в чай. – И посмотреть, захотите ли вы второй.

Он протянул ему чашку, но не слишком далеко, а так, чтобы Монтрег был вынужден снова подняться с дивана и перегнуться через стол.

– Спасибо.

Рив не отпускал блюдце, изменяя ход мыслей хозяина.

– Я нервирую женщин. Она не виновата.

Он резко выпустил чашку, и Монтрегу пришлось постараться, чтобы удержать Роял Далтон3.

– Упс. Не пролейте, – Рив откинулся на спинку дивана. – Будет жалко посадить пятно на этот прекрасный ковер. Это же Обюссон4?

– О… да. – Монтрег снова сел и нахмурился, недоумевая, почему Рив вел себя иначе по отношению к его горничной. – Э-э… да, это он. Мой отец купил ковер много лет назад. У него был изумительный вкус, не правда ли? Комната предназначалась специально для этого ковра, в виду его больших размеров, стены также выбраны такого цвета, чтобы подчеркнуть персиковые тона полотна.

Монтрег окинул взглядом кабинет и улыбнулся сам себе, делая маленький глоток чая, оттопырив мизинец, словно знамя.

– Как вам чай?

– Прекрасный, но почему же вы не пьете?

– Не люблю чай, – Рив ждал, пока край чашки коснется губ мужчины. – Так вы говорили об убийстве Рофа?

Монтрег поперхнулся, Эрл Грей залил круглыми пятнами весь перед его кроваво-красного смокинга и часть замечательного, персикового ковра его отца. Когда мужчина начал стряхивать пятна безвольной рукой, Рив протянул ему салфетку.

– Вот, возьмите.

Монтрег взял квадратик дамасской ткани, неловко похлопал им по груди, а потом также безрезультатно вытер ковер. Стало ясно, что он относится к тому типу мужчин, которые устраивают беспорядки, а не устраняют их.

– Вы так сказали, – произнес Рив.

Монтрег поднялся на ноги, бросил салфетку на поднос, и, оставив чай, принялся выписывать круги по комнате. Он остановился перед большим горным пейзажем, и, казалось, залюбовался драматической сценой с изображенным на ней колониальным солдатом, молящимся небесам.

Не отрывая взгляда от картины, он произнес:

– Как вам известно, многие из наших кровных братьев были убиты во время нападений лессеров.

– А я-то думал, меня назначили Главой Совета только по причине моей яркой индивидуальности.

Монтрег посмотрел через плечо и поднял подбородок в классическом, аристократическом жесте.

– Я потерял своего отца и мать, а также всех своих двоюродных братьев. Я похоронил каждого из них. Думаете, для меня это было радостью?

– Я сожалею.

Рив положил правую ладонь на сердце и склонил голову, хотя на самом деле ему было абсолютно наплевать. Он не позволит Монтрегу манипулировать собой, давя на жалость. Особенно потому, что парнем двигала лишь жадность, а не горечь потери.

Монтрег повернулся спиной к картине, его голова заслонила горные склоны, среди которых стоял колониальный солдат, и теперь стало казаться, будто маленький человечек в красном мундире пытается взобраться ему на ухо.

– Глимера понесла небывалые потери от нападений лессеров… но речь не только о жизнях, но и об имуществе. Дома, которые подверглись набегам, были разрушены, предметы искусства и антиквариат украдены, банковские счета опустошены. И что сделал Роф? Ничего. Он не дал никакого ответа на неоднократные вопросы о том, как были найдены резиденции этих семей, почему Братство не остановило атаки, куда делось все имущество? Нет никакой надежды и уверенности в том, что это больше не повторится. Нет гарантии того, что если оставшиеся члены аристократии вернутся в Колдвелл, они будут в безопасности.

Монтрег действительно вошел в раж, его голос повышался и подпрыгивал до самой вершины позолоченного потолка.

– Наша раса вымирает, и мы нуждаемся в настоящем лидере. Согласно закону, пока сердце Рофа бьется в его груди, он – Король. Но действительно ли жизнь одного стоит жизни многих? Загляните в свою душу.

О, Рив заглядывал в эту большую, черную, злую дыру, каковой и была его душа.

– И дальше что?

– Мы возьмем бразды правления в свои руки и поступим должным образом. Во время своего правления, Роф реорганизовал порядки… Взгляните на то, что сделали с Избранными. Теперь им позволили экспериментировать на Этой Стороне… неслыханно! И рабство объявили вне закона наряду с хранителями отстраненных женщин5. Дражайшая Дева-Летописеца, если так пойдет и дальше, то они наберут в Братство женщин. Взяв власть в свои руки, мы сможем полностью изменить то, что он натворил и пересмотреть законы, дабы сохранить старинные традиции. Мы сможем организовать новое наступление против Общества Лессенинг и одержать победу.

– Вы слишком часто оперируете словом «мы», но мне почему-то кажется, что Вы имеете в виду совсем не другое.

– Ну, конечно, должен быть человек, который станет лидером. – Монтрег поправил отвороты своего смокинга и принял такую стойку, будто позировал для бронзовой статуи или даже долларовой купюры. – Избранный мужчина, имеющий авторитет и достоинство.

– И каким же образом этот идеал будет избран?

– Мы провозгласим демократию. Запоздалая демократия, которая заменит несправедливую и нечестную монархию…

В общем, дальше последовала пустая болтовня, поэтому Рив откинулся на спинку, скрестил ноги в коленях и соединил перед собой кончики пальцев. Он сидел на мягком диване Монтрега, и внутри него кипела борьба двух конфликтующих сторон – вампира и симпата.

Все его внимание было поглощено внутренним громким спором, поэтому он практически не слышал того, что бубнил себе под нос Мистер Я-знаю-все.

Возможность была очевидна: избавиться от короля и захватить власть над расой.

Возможность не укладывалась в голове: убить хорошего мужчину и прекрасного лидера и… можно сказать – друга.

– … и мы бы выбрали того, кто поведет нас. Он будет отчитываться перед Советом. Что станет гарантией соблюдения наших интересов.

Монтрег удобно утроился на мягком диване, словно его болтовня о будущем могла растянуться на несколько часов.

– Монархия не действенна, и демократия – единственный путь…

Рив его перебил:

– Демократия, как правило, означает, что любой человек имеет право голоса. Так, на всякий случай, если вы не знакомы с определением.

– Но так и будет. Все мы, кто работает в Совете, будут принимать участие в избирательной коллегии. Каждый голос будет учтен.

– К вашему сведению, термин «все» охватывает намного большее количество людей, нежели «таких, как мы».

Монтрег смерил его тяжелым взглядом, типа, «о, пожалуйста, будьте серьезны».

– Вы бы, правда, доверили будущее расы низшим слоям?

– Не мне решать.

– Это вполне возможно. – Монтрег поднес чашку к губам и бросил поверх нее пронзительный взгляд. – Это весьма возможно. Вы – наш Глава.

Рив смотрел на парня и увидел путь так ясно, как будто тот был вымощен камнем и освещен лучами галогена: если убить Рофа, то его королевская династия прервется, в виду его молодости и отсутствия наследника. Раса окажется в состоянии войны, поскольку вампиры ненавидят вакуум в лидерстве, и таким образом, радикальный переход от монархии к «демократии» не будет столь невероятным, каким казался бы в более спокойное и безопасное время.

Да, возможно Глимера покинула Колдвелл и скрывалась в своих убежищах по всей Новой Англии, но у этой кучки изнеженных ублюдков были деньги и влияние и терять их они не собирались. С подобным планом, они могли бы облачить свои амбиции в демократические одежды и сделать вид, будто они заботятся о низших слоях.

Темная природа Рива рвалась на свободу, как заключенный в тюрьму преступник, не переносящий испытательный срок: конституционное давление плохо действовало на отцовскую, симпатскую кровь мужчины, и эта часть его хотела создать вакуум и… шагнуть в него.

Он перебил бред Монтрега резким замечанием:

– Избавьте меня от пропаганды. Что именно Вы предлагаете?

Мужчина деликатным движением поставил перед собой чайную чашку, всем своим видом стараясь показать, что пытается подобрать слова. Без разницы. Рив готов держать пари, что парень точно знал, о чем собирался вести речь. Что-то такое, что нельзя придумать в одиночку, в этом замешаны другие. Должны были.

– Как вам известно, через несколько дней в Колдвелле должно состояться заседание Совета, специально для аудиенции с королем. Роф прибудет и… случится смерть.

– Он приедет вместе с Братством. Вы и близко не сможете подойти к этим горам мышц.

– Смерть носит много масок. Существует много различных сцен, на которых может развернуться действо.

– И моя роль...? – спросил Рив, заранее зная ответ.

Бледные глаза Монтрега напоминали лед, люминесцентный и холодный.

– Я знаю, что Вы за человек. Следовательно, я точно знаю, на что Вы способны.

Заявление не стало неожиданностью. Рив был наркобароном в течение последних двадцати пяти лет, и хотя он не афишировал своей принадлежностью к аристократии, вампиры из высшего общества регулярно посещали его клубы, а многие из них были его клиентами по части наркотических веществ.

Никто, кроме Братьев, не знал о его симпатической стороне… будь у него выбор, даже они не узнали бы об этом. В течение последних двух десятилетий он хорошо платил своему шантажисту за сохранность этой тайны.

– Именно поэтому я обратился к Вам, – сказал Монтрег. – Вы знаете, как позаботиться об этом.

– Резонно.

– Как Глава Совета, Вы обладаете огромной силой. Даже если Вас не изберут на пост президента, Вы останетесь в Совете. И позвольте мне заверить Вас о Братстве Черного Кинжала. Я знаю, что Ваша сестра приходится женой одному из них. Братья не будут здесь замешаны.

– А Вы не думаете, что это взбесит их? Ведь Роф им не просто Король, он их брат.

– Защита нашей расы является их основным долгом. Они должны следовать за нами. И Вы должны знать, большинство считает, что в последнее время они плохо выполняют свою работу. Мне кажется, что они, возможно, желают лучшего руководства.

– Вашего, конечно.

Он напоминал дизайнера интерьера, пытающегося командовать танковым взводом: до хрена шумного щебетания до тех пор, пока одному из солдат не надоест эта шестерка и его не осенит переехать жалкую тушу пару раз.

Превосходный план, как же.

И все же… кто сказал, что должны избрать именно Монтрега? Несчастные случаи часто происходят как с королями, так и с аристократами.

– Должен сказать Вам, – Монтрег продолжал, – как говорил мой отец, время решает все. Мы должны действовать безотлагательно. Можем ли мы рассчитывать на Вас, мой друг?

Рив поднялся на ноги, возвышаясь над мужчиной. Быстрым движением он поправил манжеты и сам пиджак от Тома Форда, затем потянулся за тростью. Он не чувствовал ни тела, ни своей одежды или веса, переместившегося с задницы на ступни, не ощущал ручку трости, которую сжимал ладонью. Онемение было побочным эффектом препарата, который не давал его дурной стороне выходить из-под контроля, тюрьмой, в которую он заключал свои социопатические импульсы.

Чтобы вернуться к основам, нужно лишь пропустить одну дозу. Час спустя? Зло оживет в нем, готовое поиграть.

– Каков ваш ответ? – спросил Монтрег.

Каверзный вопрос.

Порой в жизни, среди множества прозаических решений вроде выбора еды, ночлега и одежды, вы оказываетесь на истинном перекрестке. В эти моменты, когда туман неопределенности поднимает занавес, и судьба предъявляет спрос на свободу воли, существует только лево или право, без возможности пробраться через кусты между этими двумя дорогами, никаких обсуждений о предоставленном выборе.

Необходимо ответить на вызов и выбрать путь. И дороги назад нет.

Конечно, проблема в том, что он разобрался в навигации по ландшафту смерти, чтобы вписаться в общество вампиров. Извлеченные уроки остались с ним, но лишь в некоторой степени.

И его наркотики только делали вид, что работают.

Внезапно бледное лицо Монтрега стало принимать розовые тона, темные волосы мужчины превратились в пурпурные, и его смокинг стал цвета кетчупа. Когда красный тонкий слой окрасил все вокруг, зрение Рива стало плоским, словно киноэкран, показывающий мир.

Наверное, это отчасти объясняет, почему симпаты так легко используют людей. С его темной стороны, жаждущей власти, весь мир был для него воплощением шахматной доски, где все люди – пешки в его могущественных руках. Все они. Враги… и друзья.

– Я позабочусь об этом, – ответил Рив. – Как Вы сказали, я знаю, что делать.

– Дайте слово. – Монтрег протянул ему руку. – Дайте слово, что наш разговор останется в тайне.

Рив проигнорировал протянутую руку, но улыбнулся, обнажая клыки.

– Доверьтесь мне.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига 6 «Священный любовник»
Огромная благодарность всем читателям «Братства Черного Кинжала», а также поклонникам с форума!

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconФилиппа Грегори Любовник королевы
Роберт завоевал и сердце молодой королевы. И теперь его обуревает мечта — жениться на ней и сесть рядом с Елизаветой на троне Тюдоров....

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКэрол Гудмэн Демон‑любовник Хроники Фейрвика – 1
Доктор Макфэй, расскажите, как случилось, что вас заинтересовала сексуальная жизнь демонов‑любовников?

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconДля молодой женщины видеть во сне, что она рассматривает фотографии...
Если во сне Вы видите, как амур запускает стрелу, которая пронзает Ваше сердце, то когда-то Вы сильно обожглись в любви и теперь...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconСеминарское занятие Античные парадигмы философствования: Платон и Аристотель
Метафизика. Книга первая (А). Глава 1-3, 6, Книга вторая (α) Глава 1-3, Книга четвертая (Г). Глава 1

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconПрограмма «Курс молодого миссионера» на 2013-2015 год Наименование предметов
...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига Пути и Благодати» или «Книга о Пути и Силе»
Дао Дэ Цзин («Книга Пути и Благодати» или «Книга о Пути и Силе») является одним из самых почитаемых священных текстов мира, наравне...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconМариус Брилл Хищная книга Scan: Alex1979; ReadCheck: yelena72ny «Брилл, М. «Хищная книга»»
...

Книга 7 «Отомщенный любовник» icon-
Книга написана с позиции язычества — исконной многотысячелетней религии русских и арийских народов. Дана реальная картина мировой...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов