Книга 7 «Отомщенный любовник»




НазваниеКнига 7 «Отомщенный любовник»
страница2/50
Дата публикации28.02.2014
Размер7.43 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
Глава 2
Двигаясь по одному из городских переулков Колдвелла, Роф, сын Рофа, истекал кровью из ран в двух местах. Один порез, сделанный ножом с зазубренными краями, шел вдоль его левого плеча, а бедро зацепил ржавый угол Дампстера6. Лессер бежавший перед ним, тот, которому он собирался выпустить потроха, словно рыбе, не был причастен к ранам: ущерб нанесли два белобрысых мудака, пахнувшие детской присыпкой, приятели этого бегуна.

Прежде, чем их превратили в мешки мульчи, три сотни ярдов и три минуты назад.

Ублюдок впереди был текущей целью.

Убийца спасал свою задницу, но Роф был быстрее – не просто потому, что его ноги были длиннее, и, несмотря на то, что он протекал, как ржавая цистерна. Без сомнений, третий лессер умрет.

Вопрос времени.

Сегодня лессер выбрал неверный путь – и речь не о переулке. Бой в безлюдных местах – единственная правильная стратегия, которой нежить придерживалась в течение многих десятилетий, потому что секретность имела большое значение для их противостояния. Последнее, в чем нуждались Братья и Общество Лессенинг, – чтобы человеческая полиция сунула свой нос в их войну.

Нет, этот гребаный ублюдок совершил промах, когда приблизительно пятнадцать минут назад убил гражданского мужчину. С улыбкой на лице. На глазах у Рофа.

Запах свежей крови вампира привлек внимание Короля, и он обнаружил троих убийц, пытавшихся похитить его подданного. Они правильно определили, что Роф состоял в Братстве, потому что лессер, бежавший сейчас впереди, убил гражданского, чтобы он и его дивизион были свободны и полностью сосредоточены для боя.

Самое печальное – прибытие Рофа избавило гражданского вампира от долгой, мучительной смерти в одном из центров для допросов Общества, но осознание этого все равно жгло ему задницу, потому что он видел, как закололи охваченного ужасом невинного. Видел, как он упал на холодный, изрытый тротуар, словно пустая коробка для завтрака.

Итак, ублюдку впереди не сносить головы.

Око за око, так сказать.

Достигнув тупика, лессер развернулся и приготовился, упершись ногами в асфальт и подняв нож. Роф не медлил. В середине шага он потянулся к одной из своих метательных звездочек и быстрым движением руки эффектно послал оружие вперед.

Иногда хочется, чтобы противник знал, что его ждет.

Лессер последовал указаниям хореографа: сместив равновесие, он потерял боевую стойку. Сократив расстояние, Роф бросил в него сначала одну, потом вторую звездочку, заставляя лессера пригнуться к земле.

Слепой Король дематериализовался прямо на ублюдка, атакуя и впиваясь клыками в заднюю часть шеи убийцы. Жгучая сладость крови лессера стала вкусом триумфа, и звон победы не заставил себя долго ждать, когда Роф резко вывернул обе руки ублюдка.

Наградой стал хруст кости. Или, в данном случае, даже двух.

Лессер истошно завопил, обе его руки вылетели из суставов, однако, крики длились недолго… Роф зажал ладонью его пасть.

– Это – только разминка, – прошипел Роф, – важно разогреть мышцы перед началом тренировки.

Король перевернул убийцу и пристально на него посмотрел. Слабые глаза Рофа за очками стали видеть острее, чем обычно, адреналин, курсирующий по шоссе его вен, добавил зрению резкости. Очень кстати. Он должен видеть то, что собирался убить, и точность смертельного удара тут не причем.

Лессер боролся за дыхание, кожа его лица имела неестественный, пластмассовый блеск – как будто кости были оббиты хренью, из которой обычно шьют мешки для зерна – глаза широко распахнуты, а сладкое зловоние словно принадлежало сбитому на дороге животному жаркой ночью.

Роф отстегнул стальную цепь, висевшую петлей на плече его косухи, и вытянул блестящие звенья из-под руки. Удерживая тушу в правой руке, он намотал цепь на кулак, прямо поверх выступов суставов, добавляя смертельной силы твердым контурам костяшек.

– Скажите «сыр».

Роф ударил лессера в глаз. Один раз. Дважды. Еще три раза. Его кулак работал как таран, и глазница не выдержала, словно была простой раздвижной дверцей. С каждым ударом черная кровь фонтаном брызг вырывалась наружу, попадая на лицо Рофа, куртку и солнцезащитные очки. Он чувствовал каждую каплю даже через кожаную куртку, и хотел большего.

Он был жаден до этого сорта мяса.

С жестокой улыбкой он позволил цепи соскользнуть с кулака, она приземлилась на грязный асфальт с безумным, металлическим смехом, будто звенья насладились насилием не меньше самого Рофа. Лессер под ним был все еще жив. Даже несмотря на субдуральные7 гематомы, которые, несомненно, развивались на передней и задней части мозга, он все равно будет жить, потому что убить гада можно лишь двумя способами.

Один из них – удар в сердце черным кинжалом, которые Братья носили на своей груди. Металл отправит гаденыша назад к прародителю, Омеге, но это станет лишь временным избавлением, потому что Зло пустит вакантную сущность в ход, чтобы превратить в машину для убийств другого человека. Это была не смерть, лишь отсрочка.

Другой способ был вечным.

Роф достал мобильный телефон и набрал номер. Когда ответил глубокий мужской голос с бостонским акцентом, Роф сказал:

– Восьмая и Торговая. Третий переулок, до упора.

Бутч О'Нил, известный как Разрушитель, ответил Рофу, сыну Рофа, в характерном для него флегматичном стиле. Сама непринужденность. И естественность. Он оставлял так много возможностей для интерпретации своих слов:

– О, да ради бога. Ты что, шутишь? Роф, ты должен оставить эту дерьмовую подработку по вечерам. Ты теперь Король. Ты больше не Брат…

Роф выключил телефон.

Да. Другой, «вечный» способ избавиться от сукиных детей, прибудет приблизительно через пять минут. С болтливым языком на пассажирском сиденье. К несчастью.

Он сел на корточки, закинул цепь на плечо и поднял глаза на квадрат ночного неба, который виднелся над крышами домов. Когда адреналин пошел на спад, Роф с трудом смог отличить возвышающиеся темные силуэты зданий от плоской поверхности неба, и прищурился.

^ Ты больше не Брат.

Черта с два. Его не волнует, что гласит закон. Он был нужен своей расе больше, чем в должности простого чинуши.

Выругавшись на Древнем языке, он взялся за работу, обыскивая куртку и штаны убийцы на предмет удостоверения личности. В заднем кармане он нашел тонкий бумажник с водительскими правами и двумя долларами.

– Вы думали… он был одним из ваших…

Голос убийцы был слабым и злым, и эта озвучка, в стиле фильма ужасов, снова подстегнула агрессию Рофа. Внезапно, его зрение обострилось, делая врага наполовину четким.

– Что ты сейчас сказал?

Лессер слегка улыбнулся, словно не замечал, что половина его лица превратилась в жидкий омлет.

– Он всегда был… одним из наших.

– Что, черт возьми, ты несешь?

– Как... как вы думали, – прерывисто сказал лессер, – мы обнаружили… все дома этим летом…

Подъехавшая машина прервала его слова, и Роф резко посмотрел в ее сторону. Слава яйцам, это был черный Эскалейд, который он ожидал, а не скорая помощь, вызванная каким-нибудь человеком по сотовому.

Бутч О'Нил покинул водительское сиденье, дав волю болтливому рту.

– Ты что, совсем рехнулся? И что мы будем с тобой делать? Ты собираешься дать…

Коп продолжил топтать скользкую дорожку под названием «ну ты блин даешь», и Роф снова посмотрел на убийцу.

– Как вы их нашли? Дома?

Убийца начал смеяться, его слабый хрип напоминал смех сумасшедшего.

– Потому что он был во всех них… вот как.

Ублюдок вырубился, и встряска не помогла вернуть его в сознание. Как и пара ударов.

Роф поднялся на ноги, подстегнутый раздражением.

– Делай свое дело, коп. Два других остались позади мусорного контейнера, в следующем квартале.

Коп только уставился на него.

– Ты не должен сражаться.

– Я – Король. Я могу делать все что пожелаю, черт возьми.

Роф начал уходить, но Бутч схватил его за руку.

– Бэт знает, где ты? Чем занимаешься? Ты говоришь ей? Или только меня ты просишь все держать в секрете?

– Беспокойся об этом. – Роф указал на убийцу. – А не обо мне и моей шеллан.

Когда он вырвался из хватки, Бутч рявкнул:

– Куда ты собрался?

Роф подошел вплотную к копу, практически уткнувшись ему в физиономию.

– Я собрался поднять труп гражданского вампира и отнести к Эскалейду. У тебя проблемы с этим, сынок?

Бутч стоял на своем. Проявляя еще одну их родственную черту.

– Мы потеряем тебя, Король, и огребет вся раса.

– У нас осталось всего четверо Братьев. Тебе нравится такая математика? Мне нет.

– Но…

– Занимайся своими делами, Бутч. И не лезь в мои.

Роф прошел триста ярдов назад, туда, где началась битва. Искалеченные убийцы лежали там, где он их оставил: стонали на земле, все их конечности были изогнуты под неестественными углами, черная кровь, вытекая из тел, образовала под ними грязные лужи. Однако они больше не были его заботой. Обогнув мусорный контейнер, он посмотрел на мертвое лицо гражданского, и ему стало трудно дышать.

Король опустился на колени и аккуратно убрал волосы с избитого лица мужчины. Очевидно, он отбивался, получив множество ударов перед тем, как проткнули его сердце. Отважный парень.

Роф обхватил рукой затылок мужчины, скользнул другой рукой под колени, и медленно поднялся. Вес мертвого тела был на несколько фунтов тяжелее живого. Когда он отошел от мусорного контейнера и направился к Эскалейду, Рофу казалось, что он несет на руках всю свою расу, и был рад темным очкам, защищавшим его слабые глаза.

Солнцезащитные стекла спрятали блеск слез.

Он прошел мимо Бутча, когда тот направился к покалеченным убийцам, чтобы выполнить свою работу. После того, как шаги парня стихли, Роф услышал долгий, глубокий вдох, напоминавший шипение воздуха, выходящего из воздушного шара. Рвотные позывы, последовавшие за этим, были намного громче.

Пока Бутч боролся с тошнотой, Роф положил мертвое тело на заднее сиденье Эскалейда и проверил карманы. Пусто – ни бумажника, ни телефона, ни даже обертки от жвачки.

– Твою мать.

Роф развернулся и сел на задний бампер внедорожника. Один из лессеров уже обчистил вампира во время борьбы… и значит, раз всех убийц уже поглотили, удостоверение личности также превратилось в пепел.

Пошатываясь, Бутч шел к Эскалейду, словно алкоголик с пьянки, и коп больше не пах «Аква ди Парма». От него воняло лессерами, как будто он выстирал одежду в «Дауни»8, к подмышкам приклеил скотчем пару автомобильных освежителей воздуха с запахом ванили, и вывалялся в дохлой рыбе.

Роф встал и закрыл багажник Эскалейда.

– Ты уверен, что в состоянии управлять? – спросил он, когда Бутч осторожно уселся за руль, парень выглядел так, будто его вот-вот вырвет.

– Да. Готов ехать.

Услышав хриплый голос, Роф покачал головой и взглянул на улицу. Дома были без окон, и чтобы привести сюда Вишеса для исцеления копа, потребуется не так много времени, но между дракой и уборкой прошло уже где-то около получаса. Они должны покинуть район.

Первоначально, Роф планировал сфотографировать удостоверение личности лессера на телефон, увеличить его, чтобы можно было прочесть адрес и потом забрать сосуд этого ублюдка. Но он не мог оставить Бутча одного.

Коп, казалось, удивился, когда Роф сел на пассажирское сиденье Эскалейда.

– Что ты…

– Мы отвезем тело в клинику. Ви может встретить нас там и позаботиться о тебе.

– Роф…

– Кузен, давай мы продолжим наш спор в пути?

Бутч выжал сцепление, задом выехал из переулка и повернул на первом же перекрестке. Оказавшись на Торговой, он двинулся влево, в сторону моста, простиравшегося над Гудзоном. Пока он ехал, костяшки пальцев, сжимавшие руль, побелели – не потому, что он чего-то боялся, а потому, что старался удержать желчь в желудке.

– Я не могу продолжать врать, – пробормотал Бутч, когда они въехали в другую часть Колдвелла. Рвотный позыв сопровождался кашлем.

– Нет, можешь.

Коп посмотрел на него.

– Это убивает меня. Бэт должна знать.

– Я не хочу, чтобы она беспокоилась.

– Я понимаю… – Бутч издал захлебывающийся звук. – Погоди.

Коп остановился у покрытой льдом обочины, высунулся из открытой двери, его скрутили рвотные позывы, словно печень получила от толстой кишки приказ об эвакуации.

Роф откинул голову на подголовник, боль открыла лавочку за его глазницами. Она не стала для него сюрпризом. В последнее время он так же часто страдал от мигрени, как аллергики – от чихания.

Бутч протянул руку назад и похлопал по центральной консоли, его верхняя часть тела все еще свешивалась из Эскалейда.

– Воды? – спросил Роф.

– Да-а… – но рвотный позыв прервал его.

Роф взял бутылку «Poland Spring»9, открыл ее и вложил в руку Бутча. Когда рвота на мгновение прекратилась, коп глотнул немного воды, но жидкость не задержалась в желудке.

Роф достал телефон.

– Все, я звоню Ви.

– Просто дай мне минуту.

По факту ушло десять, но, в конечном счете, коп вернулся в машину и снова выехал на дорогу. Пару миль они проехали в молчании, и Роф судорожно соображал, в то время как головная боль становилась сильнее.

^ Ты больше не Брат.

Ты больше не Брат.

Но он должен им быть. Его раса нуждалась в нем.

Он откашлялся.

– Когда Ви приедет в морг, ты скажешь ему, что нашел тело гражданского вампира и разобрался с лессерами.

– Он захочет узнать, как ты там оказался.

– Скажем, что я был в соседнем квартале, на встрече с Ривенджем в ЗироСам, когда почувствовал, что тебе нужна помощь.

Роф склонился над передним сиденьем и сжал руку на предплечье парня.

– Никто не должен знать, понятно?

– Это плохая идея. Это чертовски плохая идея.

– Черта с два.

Когда они замолчали, Роф поморщился от света автомобильных фар со встречной полосы шоссе, несмотря на то, что веки были опущены, и солнцезащитные очки сидели на месте. Чтобы приглушить яркость, он отвернул лицо в сторону, делая вид, что смотрит в окно.

– Ви знает, что что-то происходит, – пробормотал Бутч через некоторое время.

– И он может продолжать строить догадки. Я должен сражаться.

– Что если тебя ранят?

Роф прикрыл глаза рукой в надежде заслонить их от света проклятых фар. Черт, теперь начинало тошнить его самого.

– Я не пострадаю. Не волнуйся.
Глава 3
– Отец, вы готовы выпить сок?

Не получив ответа, Элена, урожденная дочь Айлана, замерла в процессе застегивания униформы.

– Отец?

С другого конца коридора, сквозь приятную мелодию Шопена, она услышала тихий стук тапочек по голым половицам и мягкий поток слов, напоминавший шорох колоды тасуемых карт.

Это хорошо. Он встал самостоятельно.

Элена зачесала волосы назад, скрутила их и закрепила пучок белой резинкой. В середине смены она поправит прическу. Хэйверс, терапевт расы, требовал, чтобы его медсестры были собранными, накрахмаленными и хорошо организованными, как и все в его клинике.

Стандарты, как говорил он, это наше всё.

На выходе из своей спальни она подхватила черную сумку на длинном ремне, купленную в Таргете10. Девятнадцать долларов. Задаром. В ней лежали мини-юбка и дешевый джемпер-поло, в которые Элена собиралась переодеться за два часа до рассвета.

Свидание. Она на самом деле пойдет на свидание.

Дорога в кухню, вверх по лестнице, включала всего один лестничный пролет, и, выбравшись из подвала, Элена первым делом подошла к старомодному Frigidaire11. Внутри стояли восемнадцать бутылочек Ocean Spray CranRaspberry12, в три ряда по шесть штук в каждом. Она взяла одну бутылку с первого ряда, потом аккуратно переставила остальные так, чтобы те выстроились в стройную линию.

Лекарства хранились за пыльной стопкой поваренных книг. Она взяла одну таблетку трифтазина13 и две локсапина14, и бросила их в белую кружку. Ложка из нержавеющей стали, которой она растирала таблетки в порошок, была изогнута под небольшим углом, как и все остальные приборы в этом доме.

Она размельчала таблетки уже почти два года.

Мелкий белый порошок растворился в CranRans, Элена помешала сок, и, чтобы окончательно перебить вкус лекарств, бросила в кружку два кусочка льда. Чем холоднее, тем лучше.

– Отец, сок готов.

Элена поставила кружку на столик, аккурат на белый выцветший круг, куда всегда ее ставила.

Шесть шкафчиков напротив нее были в таком же порядке и так же практически пусты, как и холодильник. Из одного Элена достала коробку Wheaties15, из другого чашку. Насыпав себе немного хлопьев, она взяла коробку с молоком и, использовав ее по назначению, положила туда, откуда достала: рядом с двумя другими, этикетками Hood16 наружу.

Она посмотрела на свои часы и перешла на Древний язык:

^ Отец? Я должна уйти.

Солнце уже зашло, следовательно, ее смена, которая начиналась через пятнадцать минут после наступления темноты, вот-вот стартует.

Она посмотрела в окно над кухонной раковиной, хотя было трудно сказать, насколько снаружи темно. Стекла были покрыты листами алюминиевой фольги, наложенной друг на друга, и приклеенной к молдингам клейкой лентой.

Даже если бы они с отцом не были вампирами и спокойно переносили солнечный свет, эти жалюзи Reynolds Wrap17 все равно укрывали бы каждое окно в их арендованном домике… они, словно веки, закрывали остальную часть мира, ограждали их маленькое убогое пристанище, защищали и изолировали… от угроз, которые мог ощущать лишь ее отец.

Закончив Завтрак для Чемпионов18, Элена вымыла и вытерла чашку бумажными салфетками, потому что губки и кухонные полотенца было запрещено использовать, и положила миску с ложкой на место.

Отец мой?

Она прислонилась бедром к обитой поверхности Формайка19 и ждала, стараясь не разглядывать выцветшие обои или вытоптанный линолеум.

Дом был немногим больше грязного гаража, но это все, что Элена могла себе позволить. Приемы у доктора, лекарства и приходящая на дом медсестра, съедали львиную долю ее оклада, на жизнь оставалось совсем мало, а она давным-давно истратила то немногое, что осталось от семейных накоплений, серебра, антиквариата и ювелирных изделий.

Они чудом держались на плаву.

Но когда ее отец появился в дверном проеме подвала, она улыбнулась. Седые волосы, окружающие его голову ореолом пуха, делали его похожим на Бетховена, а очень наблюдательный, немного маниакальный взгляд придавал ему вид безумного гения. Казалось, сейчас он чувствовал себя лучше, чего давно не случалось. Начать с того, что его застиранная атласная накидка и шелковая пижама были правильно одеты, не наизнанку, верх и низ сочетались, и сверху он повязал пояс. Более того, он был чист, недавно искупался и пах лавровым лосьоном после бритья.

Это было так противоречиво: он нуждался в том, чтобы вокруг все содержалось в чистоте и в идеальном порядке, но личная гигиена и одежда совсем его не тревожили. Хотя, возможно, это имело смысл. Запутавшись в мыслях, он слишком часто отвлекался на галлюцинации, чтобы заниматься собой.

Но лекарства помогали, и это стало очевидно, потому как, встретившись с ней взглядом, он на самом деле увидел ее.

Дочь моя, – сказал он на старом языке, – как твое здравие этой ночью?

Она ответила на предпочитаемом им родном языке:

^ Хорошо, отец мой. А ваше?

Он поклонился с грацией аристократа, которым являлся по крови и общественному положению.

Как всегда, я очарован вашим приветствием. Ох, да, доджен оставила мой сок. Как мило с ее стороны.

Взмахнув одеждами, ее отец сел и взял керамическую кружку, держа ее словно прекрасный английский фарфор.

^ Куда держишь путь?

На работу. Я собираюсь на работу.

Сделав глоток, ее отец нахмурился.

Тебе прекрасно известно, что я не одобряю твою деятельность за пределами дома. Леди твоего круга не должны торговать своим временем, как таковым.

Я знаю, отец мой. Но это доставляет мне радость.

Его лицо смягчилось.

Ну, это другое дело. Увы, я не в силах понять современное поколение. Твоя мать управляла домом, садами и слугами, и этого было достаточно, чтобы обеспечить ей ночную активность.

Элена опустила взгляд, думая о том, что ее мать разрыдалась бы, узнав, где они оказались.

Я знаю.

Поступай, как пожелаешь, я буду вечно любить тебя, не смотря ни на что.

Она улыбнулась словам, которые слышала всю свою жизнь. И на этой ноте…

^ Отец?

Он опустил кружку.

Да?

Я немного задержусь по возвращении домой этим вечером…

Действительно? Почему?

Я собираюсь выпить чашку кофе с мужчиной…

Что это значит?

Перемена в его голосе заставила ее поднять голову и осмотреться, чтобы увидеть, в чем… о, нет…

^ Ничего, отец, воистину, там ничего нет.

Она быстро подошла к ложке, которой размельчала таблетки, и, схватив ее, бросилась к раковине, словно обожглась и нуждалась в холодной воде.

Голос ее отца задрожал.

^ Что… что это здесь делало? Я…

Элена быстро вытерла ложку и бросила ее в ящик.

Смотри. Все ушло. Видишь? – Она указала туда, где лежал столовый прибор. – Кухонный стол чист. Там ничего нет.

^ Она была там… я видел ее. Металлические предметы запрещено оставлять на виду… Это небезопасно… Кто оставил… Кто оставил ее… Кто оставил ложку?

Горничная оставила.

Горничная! Снова! Ее нужно уволить. Я сказал ей – ничего металлического, ничего металлического, ничего из металла, ничего из металла – они-следят-и-накажут-техктоослушаетсяониближечеммыдумаеми…

Когда у отца только начались приступы, Элена подходила к нему, когда он злился, решив, что ему сможет помочь обычное похлопывание по плечу или успокаивающая рука в ладони. Теперь она была осмотрительней. Чем меньше сенсорной информации поступит в его мозг, тем быстрее накатившая истерика пойдет на спад: совет его медсестры. Элена должна привлечь его внимание к реальности, а потом не двигаться и не говорить.

Но так тяжко наблюдать за его страданиями и быть не в состоянии помочь. Особенно, если приступ возникал по ее вине.

Отец качал головой влево и вправо, от тряски его волосы встали дыбом, руки дрожали, и CranRas выплеснулся из кружки на испещренную венами руку, рукав одежды и на поверхность Формайка. С его дрожащих губ срывались стаккато слов, его внутренняя пластинка проигрывалась на высокой скорости, безумие руководило горлом и вспыхивало на щеках.

Элена молилась, чтобы припадок оказался несерьезным. Его приступы варьировались по силе и продолжительности, и лекарства помогали снизить оба показателя. Но, порой болезнь брала верх над химическими веществами.

Когда слова отца стали слишком беспорядочными для ее понимания, и он выронил кружку на пол, Элене оставалось лишь ждать и молиться Деве-Летописеце, чтобы припадок поскорее закончился. Заставляя свои ноги не отрываться от истоптанного линолеума, она закрыла глаза и обхватила себя руками.

Если бы она только не забыла убрать ложку. Если бы она не…

Когда стул ее отца, заскрипев, рухнул на пол, она поняла, что опоздает на работу. Снова.
***
Люди – на самом деле крупный рогатый скот, подумала Хекс, окинув взглядом головы и плечи посетителей, толпившихся возле бара ЗироСам, пользовавшегося большой популярностью.

Словно какой-то фермер наполнил корыта зерном и молоком, и дойные коровы бились за место для своего рыла.

Бычьи качества Хомо Сапиенса – это не так уж и плохо. Стадным разумом легко управлять с позиции обеспечения безопасности, и в некотором смысле, их можно доить как коров: эта давка вокруг алкоголя сопровождалась опустошением кошельков, и денежный поток шел в одном направлении – в кассу.

Продажа спиртного радовала. Но наркотики и секс были более рентабельны.

Хекс медленно обогнула внешний край бара, купаясь в горячих взглядах гетеросексуальных мужчин и жестких, гомосексуальных женщин. Блин, она не понимала этого. Никогда не понимала. Женщина, носившая простую белую майку и кожаные штаны, и которая стригла волосы коротко, как пехотинец, привлекала столько же внимания, сколько и полуголые проститутки в VIP-зоне.

С другой стороны, грубый секс в наши дни имел популярность, и добровольцев для аутоэротического удушья и порки, а также тройничков с наручниками, – как крыс в канализационной системе Колдвелла: ночью они выползали изо всех дыр. Что выливалось в треть ежемесячной прибыли клуба.

Спасибо люди добрые.

В отличие от профессионалок, она никогда не брала денег за секс. Вообще редко занималась сексом. Исключением стал Бутч О'Нил, тот коп. Ну, коп, а также…

Хекс подошла к бархатной веревке VIP-зоны и заглянула в элитную часть клуба.

Дерьмо. Он здесь.

Только этого ей сегодня не хватало.

Любимая услада для ее либидо сидела за дальним концом столика Братства, приятели расположились по обеим сторонам от него, преграждая тем самым путь трем девушкам, пристроившимся на диване. Черт, он казался таким большим, разодетый в футболку Affliction20 и черную кожаную куртку – отчасти байкерскую, отчасти – мажорную.

Под ней было спрятано оружие. Пушки. Ножи.

Как же все изменилось. Когда он появился здесь впервые, то был размером с барный стул, ему едва хватало мускул, чтобы отжать на скамье палочку для коктейля. Но сейчас все было иначе.

Когда она кивнула своему вышибале и преодолела три ступеньки, Джон Мэтью оторвал взгляд от Короны. Несмотря на тусклое освещение, его темно-синие глаза вспыхнули как сапфиры, когда он взглянул на ее.

Блин, ей хотелось их выколоть. Сукин сын совсем недавно прошел переход. Король был его уордом21. Парень жил с Братством. И он не мог говорить, черт возьми.

Господи. И она еще считала Мёрдера плохой идеей? Вы думали, она выучила урок, преподнесенный тем Братом больше двух десятилетий назад,? Ну уж неееет…

Проблема заключалась в том, что когда она смотрела на парня, то видела его обнаженным, раскинувшимся на кровати, он обхватывает рукой свой крепкий член, ладонью скользит вверх-вниз по стволу… и кончает на свой накачанный пресс, беззвучно простонав ее имя.

Ирония заключалась в том, что она видела отнюдь не фантазию. Этот кулак на самом деле сжимался вокруг плоти. Не один раз. Откуда она узнала об этом? Потому что она, как последняя дура, прочла его мысли и получила готовую Memorex22-версию «Хорош, как в реале».

Чувствуя отвращение к себе, Хекс глубже продвинулась в VIP-зону, и, стараясь держаться от него подальше, проверила дежурного менеджера профессионалок. Мария-Тереза была шикарной брюнеткой с роскошными ногами. Она приносила хороший доход и строго относилась к работе, именно такая УС23 нужна в деле: с ней никогда не возникало проблем, она всегда приходила вовремя и никогда не переносила свои личные проблемы на работу. Просто хорошая женщина на ужасной работе, и она сшибала здесь бабки по чертовски серьезной причине.

– Как идут дела? – спросила Хекс. – Что-нибудь требуется от меня или моих парней?

Мария-Тереза окинула взглядом работающих девочек, на ее высокие скулы падал приглушенный свет, делая ее не просто сексуально привлекательной, а невероятно красивой.

– Сейчас все хорошо. На данный момент две девочки в приватных ванных. Дела идут как обычно, за исключением того, что одной из наших нет на месте.

Хекс нахмурила брови.

– Опять Крисси?

Мария-Тереза кивнула головой, украшенной длинными черными изумительными локонами.

– Что-то нужно сделать с этим джентльменом, который зовется ее мужчиной.

– Кое-что предприняли, но этого хватило ненадолго. И если он джентльмен, то я – гребаная Эстэ Лаудер24, – Хекс сжала кулаки, – Этот сукин сын…

– Босс?

Хекс оглянулась через плечо. Ее взгляд, минуя огромного вышибалу, который пытался привлечь ее внимание, в очередной раз упал на Джона Мэтью. Он по-прежнему смотрел на нее.

– Босс?

Хекс сосредоточилась.

– Что?

– Вас хочет видеть полицейский.

Она не отвела взгляда от вышибалы.

– Мария-Тереза, передай девочкам, чтобы отдохнули до десяти.

– Сейчас займусь этим.

Управляющая Стерва двигалась быстро, но казалось, что она просто прогуливается на своих шпильках, по очереди подходя к каждой девочке и хлопая по левому плечу, потом она постучалась в каждую дверь приватных ванных комнат, что протянулись до самого конца темного коридора.

Когда проститутки расчистили место, Хекс сказала:

– Кто и по какой причине?

– Детектив по расследованию убийств. – Вышибала передал ей визитку. – Хосе де ла Круз, так он представился.

Хекс взяла визитку, точно зная, зачем парень пришел сюда. И почему отсутствовала Крисси.

– Проводите его в мой офис. Я подойду через пару минут.

– Хорошо.

Хекс поднесла наручные часы к губам.

– Трез? айЭм? У нас легавые в доме. Прикажите букмекерам передохнуть, а Ралли – свернуть лавочку.

Когда в гарнитуре раздалось подтверждение, Хекс быстро перепроверила, что все девочки покинули этаж, и только потом направилась обратно, к открытой части клуба.

Покидая VIP-зону, она чувствовала на себе взгляд Джона Мэтью, и старалась не думать о том, что произошло две ночи назад, когда она вернулась домой… и что она, скорее всего, собиралась повторить, когда сегодняшняя смена подойдет к концу.

Гребаный Джон Мэтью. С тех пор, как она влезла в его мозг и увидела, что он делал, думая о ней… она делала то же самое.

Гребаный. Джон. Мэтью.

Будто ей нужно это дерьмо?

Сейчас, пробираясь сквозь людское стадо, она вела себя грубо, не заботясь о том, что сильно толкнула локтями несколько танцующих людей. Она почти надеялась, что те возразят, и тем самым дадут ей повод вышвырнуть их задницы на улицу.

Ее офис располагался в самом конце промежуточного этажа, максимально далеко от секса-за-деньги в ванных, а также избиения людей и торговли наркотиками в кабинете Ривенджа. Будучи главой безопасности, именно она общалась с полицией, и не было оснований подпускать синие униформы к основному действу ближе, чем того требовали обстоятельства.

Чистка людских мозгов – удобное средство, но у него были свои последствия.

Дверь была открыта, и Хекс оценила детектива со спины. Не слишком высок, но плотно сложен, что она одобрила. Его спортивная куртка была марки Men’s Wearhouse25, обувь – от Florsheim26. Из-под рукава выглядывали часы Seiko27.

Когда он повернулся, чтобы взглянуть на нее, его темно-карие глаза были по-ШерлокХолмовски умными. Он мог немного зарабатывать, но был далеко не глуп.

– Детектив, – сказала она, закрыв дверь и пройдя мимо него, чтобы сесть за свой стол.

Ее офис был почти пустым. Ни фотографий. Ни цветов. Не было даже телефона или компьютера. Документы, хранимые в трех несгораемых шкафах, имели отношение только к законной стороне бизнеса, а мусорным ведром служил шредер.

И значит, за сто двадцать секунд, проведенных в кабинете, детектив Де ла Круз не выяснил абсолютно ничего.

Де ла Круз достал и показал свой значок.

– Я здесь насчет одной вашей служащей.

Хекс притворно наклонилась вперед и посмотрела на жетон, хотя и не нуждалась в удостоверении личности. Ее симпатическая сторона сказала ей все, что требовалось: эмоции детектива представляли собой смесь подозрения, беспокойства, решимости и злости. Он относился к своей работе серьезно и пришел сюда по делу.

– Какой именно? – спросила она.

– Крисси Эндрюс.

Хекс откинулась на спинку стула.

– Когда ее убили?

– Как вы узнали, что она мертва?

– Не играйте, Детектив. Зачем еще, кому-то из отдела по расследованию убийств спрашивать о ней?

– К сожалению, я должен вас допросить. – Он убрал значок обратно во внутренний нагрудный карман и сел напротив нее, на стул с жесткой спинкой. – Квартирант, живущий этажом ниже, проснулся и обнаружил кровавое пятно на своем потолке, и сразу же вызвал полицию. Никто в доме не признает, что знал мисс Эндрюс, и у нее нет близких родственников, с которыми мы можем связаться. При обыске ее квартиры, мы нашли налоговые декларации, в которых указан этот клуб в графе «место работы». Дело в том, что кто-то должен опознать труп и…

Хекс встала, слово «ублюдок» билось в ее черепной коробке.

– Я займусь этим. Позвольте мне дать необходимые инструкции своим людям, прежде чем я уеду.

Де ла Круз моргнул, словно был удивлен быстротой ее реакции.

– Вы… эм, вас отвезти в морг?

– Святого Франциска?

– Да.

– Я знаю дорогу. Встретимся там, в восемь вечера.

Де ла Круз медленно поднялся на ноги, не отрывая взгляд от ее лица, словно ища на нем признаки волнения.

– Встретимся в установленное время.

– Не волнуйтесь, Детектив. Я не собираюсь падать в обморок при виде трупа.

Он прошелся по ней взглядом.

– Знаете… почему-то я в этом нисколько не сомневаюсь.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига 6 «Священный любовник»
Огромная благодарность всем читателям «Братства Черного Кинжала», а также поклонникам с форума!

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconФилиппа Грегори Любовник королевы
Роберт завоевал и сердце молодой королевы. И теперь его обуревает мечта — жениться на ней и сесть рядом с Елизаветой на троне Тюдоров....

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКэрол Гудмэн Демон‑любовник Хроники Фейрвика – 1
Доктор Макфэй, расскажите, как случилось, что вас заинтересовала сексуальная жизнь демонов‑любовников?

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconДля молодой женщины видеть во сне, что она рассматривает фотографии...
Если во сне Вы видите, как амур запускает стрелу, которая пронзает Ваше сердце, то когда-то Вы сильно обожглись в любви и теперь...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconСеминарское занятие Античные парадигмы философствования: Платон и Аристотель
Метафизика. Книга первая (А). Глава 1-3, 6, Книга вторая (α) Глава 1-3, Книга четвертая (Г). Глава 1

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconПрограмма «Курс молодого миссионера» на 2013-2015 год Наименование предметов
...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига Пути и Благодати» или «Книга о Пути и Силе»
Дао Дэ Цзин («Книга Пути и Благодати» или «Книга о Пути и Силе») является одним из самых почитаемых священных текстов мира, наравне...

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990

Книга 7 «Отомщенный любовник» iconМариус Брилл Хищная книга Scan: Alex1979; ReadCheck: yelena72ny «Брилл, М. «Хищная книга»»
...

Книга 7 «Отомщенный любовник» icon-
Книга написана с позиции язычества — исконной многотысячелетней религии русских и арийских народов. Дана реальная картина мировой...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов