Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г




НазваниеЛюбовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г
страница14/18
Дата публикации01.07.2013
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
Часть хора тут же опускается на длинные скамьи, но остальные жестами просят их подняться, ибо слушать этот зал они должны стоя.

Ситуация зашла в тупик. После короткого замешательства артисты нехотя покидают сцену, многие из них спускаются в зал, где один из писателей зычно басит:

– В происходящем здесь, на мой взгляд, вина медиков... Почему вы не даете людям говорить?!. Мы приехали не только себя показать, но и больных послушать!.. И это было оговорено в вашей программе...

В это время на опустевшую сцену поднялся начмед. По-хозяйски сев за журнальный столик, сняв часы и дождавшись, пока закончит говорить писатель, он рявкнул в микрофон:

– Так!.. Вы находитесь в лечебном учреждении!.. Пятерых с подскочившим давлением уже вывели из зала... Я знал, что сегодня будет острый разговор, и оставил дежурную медбригаду… Сейчас 20 часов 45 минут. В 21 час у вас – лечебные процедуры!.. Поэтому прошу всех немедленно разойтись по палатам!.. – отчеканил он.

В зале гвалт. Однако большинство больных, видя, что диалога сегодня не получится, уже двинулись к выходу, горячо переговариваясь друг с другом. В коридоре они окружили Бориса Павловича, Ирину и начмеда.

– Может быть, в другом месте выступление Ирины было бы уместно и даже полезно, но здесь ведь больные люди все-таки, – убеждает начмед Бориса Павловича.

– Ах, все-таки больные?!. – вставляет Ирина.

– Да... Мы организовали этот вечер для психологической разрядки больных, чтобы они отдохнули... Но сейчас я вам скажу, что вечер этот свел на нет месячное лечение!..

– Но почему же вы нас нормально не лечите?.. Почему не связываете наши болезни с Чернобылем?!. – горячится сухопарый больной со шрамом на шее.

– Как вам не стыдно… Телятников получил 150 рентген и ничего – работает!.. А вы хнычете тут!.. – отчитывает его начмед.

– Это как вам не стыдно стыдить этого человека?!. – тихо, но жестко говорит Ирина. – Вы знаете, сколько он получил?.. Нет!.. Многим вы, кроме Телятникова, установили дозу?.. Чем вы конкретно помогли этому человеку прежде, чем стыдить его?..

С извиняющейся улыбкой к ним пробивается главврач.

– Простите!.. Прошу вас пройти в кабинет!.. Там все вас ждут, – выводит он из толпы начмеда и Василия Павловича. – Машину уже подали... Нужно ехать, простите!..

– Мы ще повэрнэмось… И никому не дозволымо тэбэ образыты, – горячо жмет на прощание Ирине руку Борис Павлович.

– Трымайся, – целует ее в щечку Михаил.

По пути начмед все еще "воспитывает" Бориса Павловича.

– Мы надеялись, что вы поможете нам вернуть этих людей к общественно полезному труду!.. Ведь слово должно звать людей на вдохновенный труд, на подвиг!.. В крайнем случае – развлекать...

Они свернули в коридор, ведущий к кабинету директора центра.

– Ну, знаете ли!.. – на понятном ему языке возмущается Борис Павлович. – Мы – писатели, а не клоуны!..

А измученная событиями сегодняшнего дня Ирина в сопровождении возбужденных больных идет дальше по галерее.

– Все, – вздыхает один из них, – завтра они вас выпишут!..

– И формулировочка уже готова, – добавляет другой. – Как сказал начмед: "Вечер свел на нет месячное лечение!"...

– А мы не позволим им выписывать, – загудели больные. – Пусть только попробуют, мы им тут забастовку устроим!..
На следующий день Ирина в ординаторской своего отделения ждет выписки.

– Вот так и выпишете – с температурой?!. На каком основании, позвольте узнать?!.

– Видите ли, – прячет взгляд Александр Васильевич, – выяснилось, что вы, без ведома, отлучались из Центра... А это строго запрещено больничным режимом...

– Но вы-то знаете, что я навещала больного сына... И потом… здесь все постоянно куда-то отлучаются…

– Но заметили ваше отсутствие, – вздыхает врач. – Я ничего не могу поделать, это приказ начмеда...

– Письменный?

– Устный.

– Понятно.

– Ну что? Что вам понятно?!.. Думаете, мне нравится весь этот фарс?!.. – неожиданно выходит из себя Александр Васильевич. – Эта двойная мораль всюду?!. Ею насквозь прогнила вся наша система... Но пока мы живем в этой стране, мы вынуждены жить по ее законам, – горячится он. – Да!.. Да, я знаю, что вместо десятка ваших диагнозов... здесь, – тычет он в выписку, – должен быть один: хроническая лучевая… Но я не могу его поставить!.. И никто этого не может...

– Почему же, некоторые врачи не боятся, ставят…

– Может быть... Но не под этой вывеской!.. Ира, – вдруг берет он ее за руку. – Вы даже не представляете, как мне жаль, что все так получилось!.. Я так хотел бы видеть вас здесь...

– А я вас нет! – прервала его Ирина. Высвободив руку, она забирает выписку и покидает кабинет ...
~~~~~~~~~
... Ирина смотрит на сладко спящего Александра. С трудом, стараясь не разбудить его, она поднимается с постели. Набрасывает халат, бредет на кухню. В мойке – грязная посуда. Она включает воду, набирает в бокал. Достает из маленькой аптечки на холодильнике лекарство. Пьет. Смотрит на стоящее рядом с аптечкой любительское фото, где сняты в обнимку смеющиеся Денис и Александр. И вновь она вспоминает …
~~~~~~~~~
… Она и Софья в своем рабочем кабинете сидят за столами, заваленными рукописями, бумагами. Софья говорит по телефону:

– Да, родной… Да… Ну, да… Да, ну?!.. Нет, уж на собрание иди сам, пожалуйста!.. И проследи, чтобы она поела перед музыкалкой!.. Да, да… Пока! – кладет трубку и внимательно смотрит на уткнувшуюся в бумаги мрачную Ирину. – Что-то ты, мать, не нравишься мне в последнее время, – басит она. – Похоже, причина не только в том, что тебя не долечили, а?.. Неужели тот молокосос, о котором ты рассказывала, – тронул твое остывшее сердечко?!. – хитро щурится Софья.

– А тебе, я вижу, доставляет удовольствие копаться в сердечных ранах... Отстань!.. – углубляется в текст Ирина.

Звонит телефон, Софья снимает трубку.

– Это тебя, – передает она трубку Ирине.

– Я слушаю… Что?!.. Школа?!. Что с Денисом?.. – бледнеет Ирина. – А врач?.. Есть… Я сейчас приеду... Сейчас… Что делать?.. – положив трубку, растеряно вопрошает она встревоженную Софью.

– Выходи!.. Лови машину!.. Я все улажу с начальством и догоню тебя внизу… Быстро!.. – мгновенно реагирует та.

Ирина выбегает на глухую улочку старого Киева, пытается остановить изредка проносящиеся машины. Безрезультатно. К ней присоединяется Софья, оглядывается по сторонам. Машин нет. Лишь напротив у маленького магазинчика стоит единственная на обозримом пространстве машина – "скорой помощи". Софья, жестом показав Ирине, чтобы та голосовала на дороге, подходит к водителю и что-то долго объясняет ему.

– Нет, нет! – громко отбивается тот. – Не положено нам пассажиров возить... Не положено!..

Софья уже было направилась восвояси, но вдруг, озаренная авантюрной идеей, возвращается к машине и с отчаянием вопрошает:

– Товарищ водитель! А вы мертвых возите?..

– Да! – изумился тот.

Софья, артистично припав на колено и прижав обе руки к сердцу, с жаром восклицает:

– Тогда позвольте, я умру!..

Водитель минуту смотрит на нее с испугом, а потом, в некотором замешательстве, лепечет:

– Я н... не знаю!.. Вот шеф придет, с ним и договаривайтесь!..

– Окей! – выпрямляется Софья. – И с шефом договоримся...

В это время из магазинчика с авоськой в руках вышел "шеф" в белом медицинском халате. Ирина с удивлением узнает в нем Александра Васильевича. А Софья ринулась к нему и что-то доказывает. Он отрицательно качает головой, пока она не показала ему на противоположный тротуар, откуда на них смотрит растерянная Ирина. Увидев ее, он мгновенно соглашается.

"Скорая" быстро подвезла их к школе, где в медпункте на кушетке лежит белый, как мел, Денис. Рядом суетятся врач и медсестра. Александр Васильевич представляется им. Осматривает Дениса. И тут же по его приказу мальчика выносят в машину.
И вот утомленный, но довольный, Александр Васильевич выходит уже из больничной палаты экстренной помощи. Облегченно вздохнув, он прижимает к себе разрыдавшуюся Ирину.

– Ничего, теперь можно поплакать... Все обошлось, слава Богу!.. Ничего-ничего, – ласково говорит он, вытирая ей слезы …
~~~~~~~~~
… Ирина трет под струей кофейную чашку. Сзади тихо подкрадывается Александр, обнимает ее. Она вздрагивает.

– Ты сегодня опять пойдешь, правда?! – говорит он.

Она грустно смотрит вперед, в глазах слезы.

– Хорошо... Пойду… Но, Боже, как же затянулся этот марафон!.. – устало повернулась она к нему.

– Ну вот, утро вечера мудренее… Ты же знаешь, я тоже устал от всего этого, дорогая... Поэтому и сорвался тогда… Но ты должна быть сильной, ты – мать!..

– Я постараюсь... Знаешь, я должна тебе сказать...

– Что ты была не права, прогнав меня в прошлый раз …

– М... – улыбается она и очень серьезно добавляет: – Спасибо!.. Спасибо, милый, что пришел... Не представляю, как бы я вчера без тебя... Прости меня, Саша, я просто не знаю, что со мной творится... Иногда я даже тебе не верю… Это ужасно!..

– Ничего-ничего!.. Все будет хорошо, – прижимает ее к себе Александр.
Уже в знойный полдень заходит Ирина в здание обкома партии, где почти год назад нашла приют общественная организация "Союз Чернобыль". За дверью в холле получают инструктаж маленькой горбоносой брюнетки группа детей, отъезжающих на оздоровление за рубеж, и их родители, большинство из которых мало похожи на отселенных или проживающих в зоне.

Перед лифтами Ирине преграждает дорогу милиционер.

– Вы к кому?

– В "Союз Чернобыль"…

– У них сейчас обед…

Ирина немного растерялась, но быстро нашла, что сказать:

– Мне назначали именно это время!..

– Хорошо, идите, – недоверчиво пропускает ее милиционер и возвращается к своему посту.

– Ой!.. Простите, совсем забыла, какой у них этаж? – спрашивает его вдогонку Ирина.

– Третий, – буркнул тот.

Ирина выходит из лифта. Заходит в приемную Союза, где видит Валентину, ту самую интеллигентную припятчанку, которая вчера говорила прощальную речь на похоронах Сергея.

– А... Ира, – заметила ее та. – Ты что, за сына пришла хлопотать?.. Но знаешь, они все там заняты… Гости из Дании приехали, – полушепотом поясняет она. – А... Впрочем, давай рискнем!.. Пошли…

Они входят в кабинет, где с гостями за чашкой чая мило беседует утомленный молодой человек и обаятельная шатенка неопределенного возраста. Ближе к вошедшим юная блондинка-референт нарочито серьезно выслушивает солидного чиновника.

– Светлана Николаевна, – наклонившись к ней, почти шепчет тот, – умоляю вас, поговорите с ними еще раз!.. Предложите им наши услуги на самых выгодных условиях... Вы же знаете – они не желают иметь дело с официальными структурами. Не доверяют нам… Только на чернобыльской почве пока и можно наладить контакт... Прошу вас, голубушка!..

– Угу!.. Я поговорю, конечно, – роняет референт и обращается к вошедшим: – В чем дело, Валентина Петровна?..

Та подходит к ней и, тоже наклонившись, что-то шепчет, показывая на Ирину. Юная референт досадно вздыхает, пристально глядя на Ирину.

Валентина с чиновником направляются к гостям, а референт подходит к посетительнице.

– Ирина Михайловна?.. К сожалению, вы видите, мы заняты... Зайдите, пожалуйста, в комнату напротив, там наша комиссия "Дети Чернобыля"… Они разберутся... Всего доброго! – распахнула она дверь перед Ириной.

В соседней комнате бесстрастная толстушка объясняет Ирине:

– Вы разве не знаете, что мы посылаем за границу только тяжело больных детей?..

Ирина протянула ей документы. Пробежав их взглядом, та озадаченно покачала головой:

– Но не таких тяжелых, простите… Здесь пишут, что ему нужна срочная операция… У нас нет таких средств... К тому же они отказываются принимать очень тяжелых... Вдруг с ребенком что-то в дороге случится... или еще что… Нет, мы не можем вам помочь!..

– И вы не можете!.. А кто может?!. – голос Ирины дрогнул. – Куда, к кому мне еще обращаться?!. Или просто смотреть на страдания и ждать конца?!. – не выдержав, Ирина расплакалась.

– Господи! – раздраженно вздыхает толстушка. – Настя, этой тоже, видать, "неотложку" вызывать придется...

Настя наливает в стакан воду из графина, привычно капает туда корвалол. Предлагает Ирине. Но Ирина отстраняет стакан, ее трясет.

– Благодарю за консультацию, – еле выдыхает она и неровным шагом покидает кабинет.

– Ах ты, Боже мой!.. Несчастная мать, – закрыв за посетительницей дверь, вздыхает Настя.

Но уже через мгновение лицо ее посветлело, и она предлагает коллеге: – Кофе хочешь?.. Датчане угостили, – достает из своего стола импортную баночку.

– Что ж, давай!.. У меня кое-что к кофе найдется...
А Ирину у парадного подъезда обкома встречает Александр. Отводит ее к скамье, усаживает, заставляет взять под язык валидол.

– Ну, что? – спрашивает он, щупая ее пульс.

– Все!.. Хватит... Больше идти некуда, – нервно смеется сквозь слезы Ирина.

– Прекрати истерику!.. Что значит – хватит?.. Мы же договорились... Сейчас же пойдешь на телевидение… Может, там что-то есть уже... Кстати… Прости, ты не могла бы отдать мне тот вчерашний презент американцев?.. Понимаешь, мне пообещали очень хороший препарат для Дениса…

– Бери, конечно, – достает она из сумочки сто долларов.

– Сэнк ю, май дарлинг! – прячет деньги в карман Александр. – Ну, мне пора!.. Прости!.. А ты должна посидеть здесь еще минут десять… Это я тебе как врач говорю!.. И запомни, коль они показали Дениса в марафоне, значит, обязаны ему помочь… Только смелее!.. Прощай, – целует он ее в щечку и почти бегом устремляется к троллейбусной остановке.

Тоскливо глядя ему вслед, Ирина вновь вспоминает…
~~~~~~~~~
... Она в переднике заглядывает в комнату Дениса, где тот играет на полу в шахматы с Сергеем. Рядом с ними растянулся лохматый Джек и, положив вытянутую мордочку на передние лапы, наблюдает за игрой. На софе дремлет сытый Васька. Денис время от времени покашливает.

А в ее комнате тихо играет музыка, в открытую дверь видно танцующих Лизу и Виктора, родителей Сергея.

Звонок. Ирина открывает дверь. На пороге цветут улыбками ей навстречу Верочка – "божий одуванчик" и некогда статная Галина. Обе очень изменились, и потому Ирина лишь по улыбкам узнает их.

– Ой, девочки!.. Боже мой!.. Проходите, хорошие мои!..

– Ирка!.. Господи!.. Ведь тебя не узнать совсем, – запричитала маленькая Верочка, вручая Ирине букет роскошных роз.

Они обнялись и так, растроганные, шмыгая носами, стоят втроем несколько мгновений.

– А нас, конечно, не ждали, – вдруг басит из-за их спин Софья, чмокая опешившую подругу.

– Видишь, кого я тебе привела?!. Цени!.. – пропускает Софья вперед Светлану и Александра Васильевича с огромными букетами цветов. Светлана, обнимая Ирину, тараторит:

– Узнала про твой день рождения, и решила улизнуть из больницы... Заодно и доктора прихватила, чтоб не заложил!.. – смеясь, покосилась она на Александра Васильевича, который взял руку Ирины и бережно поднес ее к губам. Ирина смутилась.

Радостный Джек весело обнюхивает новых гостей.

– Да... Это, действительно, уникальный подарочек!.. Проходите в комнату… Там соседи принесли слайды припятские... А ты уже домой, Сережа?..

– Ага… До свидания, – буркнув Ирине и гостям, он пропускает вперед верного дружка, – Джек, домой!.. Пока, Денька!.. – уже в дверях крикнул он Денису.

– Пока! – хрипло откликнулся Денис из своей комнаты и снова закашлял.

– Денька! – вскрикнула Верочка и поспешила к нему. – Ты что, болеешь?!.. Не может быть!.. Ты ведь у нас всегда богатырем был… Денька!.. Узнаешь нас с тетей Галей, а, сорванец?.. – треплет она за щеки улыбающегося Дениса.

– Конечно, узнаю... Вы – наша Золушка... А тетя Галя – певица...
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Похожие:

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭталоны ответов на ситуационные задачи №1-101 по внутренним болезням
Анемический синдром, болевой синдром, синдром почечной недостаточности, гиперпротеинемический синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЗадача №1
Общетоксический синдром, синдром клапанных поражений, эндотелиальный синдром, гепато-лиенальный синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭдуард Ходос Еврейский синдром-2,5
Пусть вас не удивляет странное, на первый взгляд, название этой книги — «Еврейский синдром-2,5». Почему именно «2,5»? Дело в том,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconAnne Ancelin Schutzenberger
Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconКухня радости теория и практика вегетарианской кухни
Вы едите не пищу, вы едите любовь, вы едите любовь. В вегетарианской пище есть любовь, поэтому ешьте с мыслью: «Я ем не какое-то...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconМайские праздники в италии
Киев– Братислава – вена флоренция – Пиза – Венеция – Рим Ватикан– Эгер– Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г icon1 гну «Государственный центр инновационных биотехнологий», Киев 2
Гу «Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского намн украины», Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconГеоргий Почепцов Паблик рилейшнз для профессионалов Об авторе Введение
Москва, 1998), Теория и практика коммуникации (Москва, 1998), Имиджелогия: теория и практика (Киев, 1998), Информационные войны....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЛюбовь без права обладания
Уверена, 80% населения не верит в любовь на расстоянии, но я из тех, кто её прочувствовал. Я не верю в любовь на расстоянии, но я...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов